Мировая экономика Статьи по мировой экономике
  Новости
  Классические статьи по экономике
  Деньги
  Золото
  Нефть (ресурсы)
  Демократия
  США
  Ближний Восток
  Китай
  СССР и Россия
  Евросоюз
  Югославия
  Третий Мир
  Сельское хозяйство
  Производство
  Социальные вопросы экономики
  Образование
  Проблемы современной экономики
  Экономическая карта мира.
  Геополитика
  Государство
  Экономика будущего
  Наука
  Энергетика
  Международные фонды
  Всемирная торговая организация
  Катастрофы
  Терроризм
  Религия, Идеология, Мораль
  История
  Словарь терминов

Опрос
На Ваш взгляд Украина должна интегрироваться с
Евросоюзом
Россией
Или играть в "независимость" на транзитных потоках


Результаты

Спонсор проекта:
www.svetodiody.com.ua

  

Религия, Идеология, Мораль >> Перезагрузка >> Перезагрузка

Перезагрузка

 

Владимир Душевин

Перезагрузка

 

"Откройте русскому человеку русский "Свет", дайте отыскать ему это золото, это сокровище, сокрытое от него в земле! Покажите ему в будущем обновление всего человечества и воскресение его, может быть, одною только русскою мыслью, русским богом и Христом, и увидите, какой исполин могучий и правдивый, мудрый и кроткий, вырастет пред изумленным миром, изумленным и испуганным, потому что они ждут от нас одного лишь меча, меча и насилия, потому что они представить себе нас не могут, судя по себе, без варварства. И это до сих пор, и это чем дальше, тем больше!"        Ф.М. Достоевский

 

"Мир переживет много катаклизмов, сильных потрясений. Изменится само сознание людей. Настанут тяжелые времена. Люди разделятся по признаку веры..." "Россия вновь станет великой империей, прежде всего империей духа".  "Все растает, словно лед, только одно останется нетронутым – … слава России... Все сметет она со своего пути и не только сохранится, но и станет властелином мира".

Приписывается Ванге

 

Содержание

Часть I. Вера
Любовь                                                                                                                                         5
Человек                                                                                                                                        9
Христианство                                                                                                                            13
Добро и зло                                                                                                                                21
Библия и Церковь                                                                                                                     24
Евреи                                                                                                                                          29
Англосаксы                                                                                                                                40
Вера и идеология                                                                                                                      55
Наука и рациональное мышление                                                                                           67


Часть II. Общество
Личность                                                                                                                                    77
И снова о добре и зле                                                                                                               85
Семья                                                                                                                                          98
Государство и право                                                                                                               106
Вооруженные силы                                                                                                                 126
Средства массовой информации                                                                                           134
О смысле бытия                                                                                                                      162


Часть III. Хозяйство
Самая общая теория                                                                                                                165
Деньги, прибыль и рост                                                                                                         168
Банки, биржи, валюты и национальные экономики                                                           183
Прибыль и психология капитализма                                                                                    197
Экспоненциальный рост, общество и экология                                                                  206
Апокалипсис капитализма                                                                                                     228
Перезагрузка: Очертания будущего                                                                                        245
Заключение                                                                                                                              269
Приложение: Нагорная проповедь                                                                                        273


 

"В России истина почти всегда имеет характер вполне фантастический. В самом деле, люди сделали наконец то, что всё, что налжет и перелжет себе ум человеческий, им уже гораздо понятнее истины, и это сплошь на свете.  Истина лежит перед людьми по сту лет на столе, и её они не берут, а гоняются за придуманным ..."  Ф.М. Достоевский, "Дневник писателя"

Последние 20 лет подарили русским людям редкую возможность заглянуть за занавес мифов и стереотипов, которые неизбежно окутывают стабильные общества.  Книги С.Г. Кара-Мурзы, А. Паршева, М. Калашникова, Ю. Мухина, Д. Неведимова, С. Егишянца и Н. Старикова многое нам рассказали о том, что, как и даже зачем происходило и происходит вокруг нас, но как-то мало затрагивается вопрос: почему?  Мы уже уяснили, какая западная улыбчивая мразь нас окружает, прекрасно видим и чувствуем на себе результаты деятельности предателей и скотов среди русских людей.  Но без ответа на вопрос, почему нас уничтожают с Запада и почему такое количество русских образованных людей им помогает умышленно или неосознанно, мы ничего не сможем с этим поделать.

Настало время собрать все факты воедино, чтобы можно было сфокусироваться на общей картине и понять, наконец, нашу жизнь и окружающие нас события.  А главное – разобраться в самих себе, уяснить, наконец, что же и почему на самом деле важно, а что есть просто теленаваждение.

Вот обо всем этом давайте и поговорим.  О России, о вере, о людях.  О стране, которая не может обрести себя и ищет новую национальную идею, хотя никогда по-настоящему ее и не теряла.  О народе, которому суждено стать исполином духа.

История нас уже не спрашивает, хотим мы этого или нет.  За окнами начало XXI века…  Сегодня мы должны либо исполнить предначертание, став могучим, правдивым, мудрым и кротким исполином, духовным лидером, властелином мира, либо исчезнуть навсегда…

 

"Настоящему интеллигенту ничуть не труднее войти в ту систему мышления, которая управляет термоядерной физикой, если он действительно этого хочет, чем проникнуть в глубины марксистской экономики или томизма. Ничуть не труднее понять теоретические основы кибернетики, чем, скажем, проанализировать причины китайской революции или поэтический эксперимент Малларме. На самом же деле от этого усилия отказываются не из страха перед усилием, но из-за предчувствия, что это влечет за собой изменение образа мышления и выражения, пересмотр незыблемых до сих пор ценностей".

 

"Грядет не только прогресс, но и трансформация. В этом другом состоянии мира должен измениться и характер самого сознания. Огромная пропасть отделяет человека от человечества, наше общество – от нашей же цивилизации. Мы живем идеями, моралью, социологией, философией, психологией XIX века. Мы смотрим, как поднимаются в небо ракеты, как нашу Землю сотрясают тысячью новых вибраций, а сами посасываем трубку Тома Ячменное Зерно. Наша литература, наши философские дискуссии, наши идеологические конфликты, наша позиция по отношению к действительности – на все это ответ за дверьми, которые должны быть разломаны".

Жак Бержье, Луи Повель "Утро магов"

 


 

Часть I.  Вера

 

 

Мы научились летать в небе, как птицы; мы научились плавать в воде, как рыбы; но мы не научились жить на земле, как люди.

 

Любовь.

 

Начнем, как в школе, с тщательно забытых азбучных истин… Почему именно с таких, как вера и любовь? Да потому что они, как мы увидим, первичны, а всевозможные экономические базисы, политические надстройки, формы правления и государственного устройства, на самом деле, вторичны.

Что же такое любовь? Казалось бы, вопрос простой. Но разве есть хоть один человек, который бы им не задавался? Ведь часто мы планируем свои поступки и вообще свою жизнь исключительно на основании ответа на него. Любит – не любит, люблю – не люблю… Чаще всего, мы просто пытаемся понять самих себя…

Порассуждаем… Начнем с объективного наблюдения: то, что мы испытываем внутри – совершенно неважно. Главное – это то, что достигает объекта нашей любви. Если мы вроде бы сгораем от чувства, а объект об этом не догадывается – считайте, ничего и нет, а наши переживания – просто электрическое возмущение нейронов мозга. Ну, назовем это влюбленностью, увлечением, аффектом, как угодно, но это точно не любовь.

Ведь любовь подразумевает, что есть субъект и объект. В принципе, может быть один только субъект, но это уже не любовь, а нарциссизм и эгоизм. Значит, минимум – двое. И любовь – это все же действие, ибо иначе она никак и не проявится, а раз она не проявляется и не распространяется на другого, значит, ее вроде как и нет вовсе.

А как же тогда проявить свою любовь к человеку так, чтобы он это понял? Правильно: окружить его заботой и вниманием, принять на себя или разделить с ним его тяготы и проблемы, и через эту сопричастность разделить с ним и его радости. Мы принимаем на себя ответственность за него, и с этого момента его проблемы – наши проблемы, его радости – наши радости. Итак, любовь – это ответственность за любимого, единение с ним. Это доходящее в пределе до самопожертвования ощущение сопричастности и ответственности за жизнь другого.[1]

Чувство, на самом деле, одинаково и в любви к супругу, и в любви родителей к детям, и детей к родителям, и в любви к Родине, вплоть до любви к другу, жизни, планете и человечеству в целом. Я тебя люблю, я с тобой одно[2], я буду заботиться о тебе, а ты обо мне, мне с тобой хорошо и интересно, и я жизнь готов отдать за тебя. Формы проявления разные, но суть одна – взаимосвязь, ответственность, единение. Любовь к супругу – единство с ним; любовь к близким – единство с семьей; любовь к Родине – единство с народом; любовь к Земле – единство со всем живым. Чувство единения и взаимной ответственности.

Кстати, именно поэтому маленькие дети не способны любить. Они еще себя-то не знают и за себя не отвечают, не то что за других. Чувство любви нужно воспитывать; наверное, это вообще должно быть главной темой в воспитании ребенка – научить его любить.

Итак, сначала мы учимся понимать и любить себя, т.е. отвечать за себя и за свои поступки. Потом это расширяется на наших близких, чаще всего через понимание, что мы с ними – одно целое, что они нас любят и все для нас готовы сделать, и мы им благодарны, и тоже готовы для них многое сделать. У зрелого человека мысль на этом останавливаться не должна, и с ростом кругозора и понимания мира его любовь должна выйти за рамки своего окружения. Мы любим наш город, нашу страну, нашу планету, всех людей – мы в ответе за них и за себя, мы позаботимся о них и о себе. Каждый должен сказать себе: "Я позабочусь!"

Не будем делать из понятий ответственности и любви синонимов, ведь это все же не одно и то же. Ответственность может быть и без всякой любви. Любовь – это скорее желание нести ответственность за объект любви, понимание нашего единства. Иногда также говорят, что любовь – это состояние, когда счастье другого становится для нас важнее собственного счастья… И это, наверное, не совсем верно. Любовь – это когда счастье другого становится нашим собственным счастьем. В этом состоянии жертва ради другого будет принесена с улыбкой счастья на губах…

Кстати, прошу особо обратить внимание на один нюанс – нас вовсе не обязательно будут любить в ответ (а дети первые лет 10 своей жизни (а то и все 20) и не любят). Любовь – это все же не рынок, где ты мне – я тебе…

Любовь выражается в бескорыстной заботе и внимании, принятии на себя тягот и проблем другого человека. И вот что Иисус ответил своим ученикам на вопрос, кто будет считаться лучшим:

34   Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше.

35   И, сев, призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою. (Мк. 9:34,35)

Хочешь стать самым любящим? Оставь эгоизм и посвяти всего себя другому.

Так, вроде бы, определение дали. Да, вот такая жертвенная любовь, требующая от нас напрягаться, "грузиться" и вообще быть серьезными и терпеливыми. Ведь главное в ответственности – облегчить ношу другого. А это можно сделать, только переложив ее на себя. Ну и как, все ли из нас "этого достойны" и к этому готовы?...

Посмотрим на молодежь. Обратим внимание на образцы поведения, которые в них закладываются. Вот старый добрый советский фильм: любовь проявляется через стремление портфель донести до дома, помочь с уроками и т.д. Или девочка-отличница берет на поруки хулигана, он, в конце концов, прозревает и достигает успеха в какой-то области. Детей учат, что любовь – это сопереживание, стремление облегчить ношу другого, оказать помощь, и через эту любовь возможно перерождение. Ну а что мы видим теперь? Пэпси, пэйджер, эМТиВи… Он/она такой классный, его/ее все хотят, "чувства" раскрываются через похоть, крутую тусовку, поход в ресторан, а по сути через деньги, затраченные на "тусовку" и "прикид". "Народу" надобны деньги на досуг. Без него – какие могут быть чувства? Так, тоскливая сопливая возня…

На самом деле, как нам говорят в нашем новом чудном мире, настоящая любовь – это желание… Ох уже это соблазнение… Естественно, на передовой этого процесса – наши милые женщины. Почему-то они дали себя убедить, что их любят, когда их хотят. И своим поведением и манерой одеваться всячески это стимулируют и провоцируют…

Ну так вот это не любовь, а похоть. Животная гормональная реакция. Сразу отдельно подчеркнем – у любого мужчины она проходит через 3-6 месяцев. Ну просто надоедает, хочется чего-нибудь новенького… Так что делать на это ставку просто глупо.

У мужчин похоть часто еще разбавляется эгоизмом и нарциссизмом. Это когда преследуется красивая женщина, чтобы стать ему еще одним атрибутом солидности, наряду с машиной, сотовым телефоном, часами и прочим барахлом. В этом случае в процессе износа женщина будет заменена более новой моделью…

Чаще, правда, у мужчин встречается инфантильный эгоизм, т.е. потребность, чтобы о нем заботились (при этом проявлять заботу в ответ и не подумает). Тут уже любовь заменяется тягой к комфорту с домработницей. Мы уж умолчим про обычную тягу "поразвлечься" без всяких обязательств…

У женщин частенько на всем густой тенью лежит эгоизм и корыстолюбие. А вот мне с ним комфортно, лишь бы денег давал и не сильно доставал. А если будет лезть и бюджет начнет контролировать – ну так другого найду, подумаешь… Годам к 30 это трансформируется в ощущение, что пора бы уже кого-то хватать, а то товарный вид стремительно уходит…

Женщинам, правда, свойственно еще "природное корыстолюбие". Каждая нормальная женщина – потенциальная мать, и она не может об этом не думать. Поэтому так уж природой заложено, что "влюбленность" может включиться в момент знакомства с мужчиной, который будет расценен в качестве хорошего отца для ребенка, который способен позаботится о семье. Многие девушки, чтобы удостоверится в "чувствах", требуют к себе внимания, выраженного в подарках и походах в кафе и рестораны. Только так проверяется не любовь, а кредитоспособность. А это ох как разные вещи. Ведь как чаще всего бывает: завалил одну подарками, а потом переключился на другую…

Все вышеуказанные случаи – это крайности. В жизни бывают смеси в разных сочетаниях и в разной концентрации. И весь этот сентиментально-похотливый компот по недоразумению именуют любовью…

Впрочем, слово любовь сейчас как-то мало используется… Все больше отношения, которые нужно строить. Причем строятся они обычно на уверенности, что все должно быть эквивалентно, как на рынке: ты мне, я тебе. И ни в коем случае нельзя дать себя "использовать", т.е. проявить заботу о другом и при этом ничего не получить взамен. Начинаешь чувствовать себя "лохом". Да и делиться своими проблемами нынче не принято, а то еще не дай Бог "загрузишь" кого-нибудь, а ему это надоест… Или вообще ужас: он вдруг ни с того ни с сего проникнется и бросится нам помогать, т.е. "давить" на нас. Нынче ведь любой совет или просто проявление интереса – это уже давление и вмешательство в личную жизнь.

Ну а что может остаться от любви, если не делиться скорбями, не просить и не предлагать помощи, не давать советов, не делать замечаний, наконец? Правильно, останутся лишь совместные развлечения, праздность, что и составляет суть современных отношений.[3] Молодежь не хочет вступать в брак, боится, что "праздник каждый день" вдруг сменится "грузиловом" по поводу "дома, сада и детей". Мда, ответственности боятся. Отношения длятся, потому что так удобно, "ну вы понимаете, у нас у всех есть определенные потребности". К сожалению, их не научили любить, они не понимают, что это такое. Везде царит толерантность и вежливая снисходительность, за которыми спрятано равнодушие. Но ведь равнодушие – это-то как раз и есть антипод любви, а вовсе не ненависть, которая спокойно может быть составной частью любви, когда ненависть питается к слабости или пороку в любимом человеке. В таких толерантных отношениях человек вдруг чувствует себя одиноким посреди толпы.

 

* * *

 

Необходимо остановиться еще на одном важнейшем аспекте, без которого очень трудно убедить себя в жизни проявлять любовь по отношению к людям, поступающим не всегда хорошо по отношению к нам. Речь идет о понимании других людей. Мы привыкли судить о других по себе, и если что-то делается против наших интересов, тут же возникает ощущение, что это делается злонамеренно. Отсюда злоба, ненависть, желание отомстить или как минимум чувство презрения и отвращения.

Чужая душа – потемки. Так что давайте сразу согласимся, что судить людей по себе не стоит. А раз потемки, то там царит неизвестность, которую мы тут же психологически стремимся чем-то заполнить, и обычно в неизвестность мы поселяем демонов. После этого мы страшно пугаемся (или возмущаемся), и страх (или негодование) тут же порождает ненависть. У страха ведь глаза велики.

Итак, получается цепочка: непонимание – страх (негодование) – ненависть. Какая уж тут любовь…

Так что очень правильно говорят, что понять – значит простить. Стремление понять другого человека – основа человеческого общежития, основа любви и самый верный путь к миру и согласию. Ведь что получается: мы встречаемся с человеком, поступок которого является враждебным или возмутительным. Эмоции через край, обида и злоба туманит разум. Самое время остановиться и подумать. Главное, не забывать, что театральных злодеев вокруг не так уж и много. Итак, какие есть варианты. Первое, и самое распространенное, кстати – этот человек просто не подумал, что его действия могут чем-то нам навредить. Как говорится, простота – хуже воровства. Так что злиться на него – это все равно, что злиться на несмышленого ребенка. Просто найдем возможность ему намекнуть или сказать прямо о возникшей проблеме. Ведь в противном случае ситуация будет выглядеть следующим образом: тот человек что-то сделал, не подумав, и в полной уверенности, что все нормально; мы злимся и так или иначе вываливаем наше раздражение на его или чью-то еще голову. А вот тут-то уже мы будем вполне заслуженно считаться плохими, злобными людьми, ведь наши поступки возникают как бы на ровном месте. И уже этот человек возмутится и вернет раздражение нам или кому-то еще. Злоба, раздражение и негатив будут расходиться все расширяющимися кругами. Так что лучше постараемся обрывать такие цепочки на себе, разобравшись в ситуации.

Второе, очень популярное в наши дни – поступок был совершен вполне целенаправленно против нас, так как другой человек убежден, что мы либо неправы в чем-то, либо он таким образом, с его точки зрения, поступает справедливо, либо убедил себя, что он имеет право на это в силу собственного "ума, силы и характера". В первом случае подумаем над своими поступками и тем, как они могут восприниматься другими и почему, и либо поменяем что-то в себе, либо попытаемся растолковать свою позицию другим. Всегда нужно помнить, что правда только одна. Разберемся, кто же прав. Тот же вариант со справедливостью – просто взглянем на ситуацию глазами этого человека. Что же касается последнего, то это самое сложное. По сути, такой человек находится в плену ницшеанской психологии, которую в свое время отверг Раскольников. Такие люди должны вызывать у нас улыбку и жалость: идут по головам, всё и всех ненавидят в чувстве собственного превосходства, а в итоге оказываются в пустоте, в лучшем случае с горой дорогого барахла и возможностью портить жизнь сразу большому количеству людей. Так что не будем злиться и на таких умников-разумников, а постараемся их переубедить. И пусть наше терпение воспринимается как слабость, рано или поздно такие люди все равно прозревают, либо до конца дней своих остаются несчастными в постоянном конфликте сами с собой и со всем миром. Главное, нам не опускаться до злобы и мстительности.

Не будем забывать, что мы должны быть в ответе за весь мир, окружить этот мир своей любовью. И он незаметно изменится к лучшему. И плевать, что вокруг нас на эту любовь готовы ответить не все. Будем сильными, убедим своим примером других. Только так можно сделать мир лучше. А творить зло только потому, что так поступают якобы все (в чем нас старательно убеждают через телевизор) и что мы не хотим остаться в дураках со своей "идиотской добротой и слабым характером" – это как-то неправильно, разве нет?...

Любовь как раз и проявляется через сопричастность, желание выслушать и понять, стремление утешить и помочь. Найдем в себе силы понять человека, собраться с духом признать свои ошибки или деликатно направить другого человека по правильному пути, и не опускаться до злобы и мести даже в самых трудных ситуациях. Самое интересное, и это особо подчеркнем – главное тут разум. Главное – понять. И это самое сложное.

Христос понимал заблуждения, эгоизм, корысть и страхи своих мучителей и простил их. "Прости их, Господи, ибо не ведают, что творят". Он простил, потому что любил людей, даже со всеми их грехами и неразумностью, потому что его чувство ответственности охватило всех людей в нашем мире.

 

 

Человек.

 

Уверены ли мы, что хорошо понимаем смысл слова "человек"?...

Беда нашего современного мира в том, что подавляющее большинство об этом вообще как-то не думало, а образованное меньшинство скорее всего полезет в анатомическую энциклопедию или толковый словарь. Но уже заранее известно, что ответа они там не найдут. Точнее, ответов сколько угодно, и очень обстоятельных, но понимания как не было, так и не будет.

Итак, давайте опять поразмышляем… Что говорит традиция? Человека сотворил Бог по образу и подобию своему. Что это значит? Ну, буквальное понимание – это что на облаке сидит дядька, который слепил из подручных материалов живой манекен. Этакий ветхозаветный Франкенштейн. В наше "просвещенное время" такая теория либо совсем отвергнута, либо заменена своим видоизмененным двойником, где вместо дядьки на облаке сидит зеленый человечек в летающей тарелке, а подручные материалы заменены опытами с генами и прочим.

Мы в эти бредни не верим, а есть у нас непоколебимое "знание": единственно верная естественнонаучная теория эволюции. То есть человек является просто подвидом обезьян с развившимся интеллектом. Тут все очень просто и логично, и спорить вообще не о чем, тем более что со свиньями у нас схожий хромосомный набор, а с крысами полно общих генов. Да и взглянешь порой на некоторых homo sapiens – ну вылитая обезьяна! Что по внешности, что по повадкам…

Итак, религия противостоит науке. Казалось бы, раз наука, то все ясно. Но все-то как раз и не ясно… Во-первых, почему это мы решили, что "по образу и подобию" – это про внешность? Во-вторых, теория эволюции вот уже 150 лет все никак не может превратиться в знание. Так неподтвержденной теорией и остается (да-да, именно неподтвержденной, в школе нас учили неправильно…). По сути, выбор между религией и наукой выливается в выбор между верой в божественное происхождение и верой в происхождение животное. Именно верой, так как реально-то мы не знаем и доказать ничего не можем.

Проблема осложняется еще и тем, что спорящие стороны не понимают подход друг друга к самому предмету спора. Что есть человек? У нас есть тело и некая духовно-интеллектуальная субстанция, условно называемая душой. Что из этих двух частей делает нас человеком?[4] Религиозные люди в первую очередь имеют в виду нашу душу, а эволюционисты упирают на неопровержимую принадлежность тела человека к фауне планеты Земля (с чем, кстати, даже Библия не спорит). Так что вопрос о происхождении Человека упирается в проблему, о происхождении чего именно мы спорим: тела или души?

Если кому-то кажется, что такие умствования – просто глупая трата времени и вообще пустое занятие, то им следует обратить внимание вот на что: вера и убеждения человека определяют его точку зрения на реальность и во многом руководят его поступками. И от того, верит человек в свою божественную или животную природу, зависит очень много. Как много? Давайте посмотрим…

 

* * *

 

Итак, начнем с веры в эволюцию.

    И почему у каждого в руках оружие?...

На самом деле такая вера не ограничивается только вопросом о том, откуда произошел человек, но затрагивает весь спектр общественно-психологических воззрений. Проследим развитие этой идеи.

В XVII в. английский философ Томас Гоббс изложил теорию общественного договора, которая легла в основу представлений о гражданском обществе, суть которых мы кратко разберем чуть ниже, чтобы не нарушать логику развития мысли. На этом этапе для нас важны представления Гоббса об этике, как исходящей из неизменной чувственной "природы человека". Основой нравственности Гоббс считал "естественный закон" – стремление к самосохранению и удовлетворению потребностей. Полная свобода в достижении таких стремлений приводит к "естественному догосударственному состоянию" – "войне всех против всех". Добродетель обусловлена разумным пониманием отдельными гражданами необходимости ограничить свои "животные" права и "дикую" свободу для достижения всеобщего блага.

В 1798 г. Томас Роберт Мальтус опубликовал свою книгу "Опыт о законе народонаселения", в которой он отметил, что а) народонаселение строго ограничено средствами существования (продовольственными ресурсами); б) народонаселение растет в геометрической прогрессии, а средства существования – в арифметической; и в) рост народонаселения может быть остановлен лишь встречными причинами, которые сводятся к нравственному воздержанию, или несчастьями (войны, эпидемии, голод). Так Томас Мальтус впервые широко возвестил о теснейшей связи человечества с окружающей средой, фактически став родоначальником таких наук, как экология и геополитика, а заодно положив основу широко практикуемым в наше время концепциям: эволюции и мальтузианству. Для нас важно то, что Мальтус показал молодому Дарвину ту взаимосвязь всех организмов в природе, которую последний позже назовет "паутиной жизни".

Итак, мы подошли к самой сути – учению Чарльза Дарвина. Во Вселенной с предопределенной судьбой жизнь появилась случайно и развивалась посредством простой игры естественного отбора. Теория гласит, что древняя обезьяна (то есть механический и химический конгломерат, снабженный некоей иллюзией – сознанием) в силу каких-то причин принялась пользоваться предметами для помощи в осуществляемой работе, в процессе работы научилась общаться с сородичами и появилась речь, обезьяна научилась ходить, освоила огонь, ну и понеслось… Вплоть до кораблей "Союз" и Интернета. Все, романтическая часть закончилась. А теперь суть теории: живые организмы развиваются в ходе т.н. естественного отбора, слабые и глупые отбраковываются, сильные и хитрые выживают и дают потомство. Самые сильные и умные обезьяны в течение миллионов лет давали все более сильное и умное потомство, и вуаля! "царь природы" уже смотрится в зеркало. Логично? Очень!

Поэтому появилась такая любопытная теория, как социал-дарвинизм, опирающаяся одновременно на теорию эволюции, теорию гражданского общества и мальтузианство. Итак, социал-дарвинизм гласит, что наиболее сильные и умные человеческие особи в соответствии с теорией эволюции в человеческом сообществе занимают лидирующие позиции. Таким образом, если кто-то богат или пользуется какими-то привилегиями, то это исключительно потому, что он лучше других, так сказать, более качественный человеческий материал. Для непонятливых русских сразу дадим конкретный пример: все наши олигархи и "бригадиры", а также банкиры, финансовые спекулянты, офисные менеджеры и работники торговли лучше наших военных, земледельцев, рабочих, учителей, врачей и ученых, т.к. они сильнее и умнее и заняли лидирующие позиции в обществе. А еще они моральнее, образованнее, великодушнее и прочее и прочее, как учит нас западное общество. Ну так вот, раз элита по определению лучше, то низы, соответственно, хуже… И никакой жалости, сострадания и помощи быть не может. Сильные и умные, достойные хорошего места, сами всего добьются, а слабые и глупые вообще лучше пусть потомства не дают. Помощь таким не только глупа, но и аморальна: зачем тратить силы лучших, чтобы худшие получали преимущества в конкуренции???! До логического завершения эта теория дошла с привлечением доктрины мальтузианцев: если ресурсов на Земле не так уж и много, то "худшим из низов" не только не надо помогать, но по возможности нужно им активно содействовать побыстрее сойти со сцены. То есть уничтожать или не давать размножаться. Тем или иным способом.

На особом месте находится теория гражданского общества, положенная повсеместно в основу организации общественной жизни на Западе. Согласно этой теории общество состоит из людей-атомов, т.е. индивидов, которые находятся в состоянии постоянной конкуренции друг с другом, а по сути в состоянии войны ("война всех против всех"). Даже слоган к теории был прилеплен: человек человеку волк. В процессе этой борьбы за существование худшие опускаются по общественной лестнице, лучшие поднимаются. Чтобы яростное соперничество во всех сферах жизни не переросло в реальную резню, людьми были выработаны правила общежития, так называемые сдержки и противовесы, т.е. законы. Семья в гражданском обществе есть союз индивидов для объединения экономической и прочей мощи в борьбе за место под солнцем и воспитания потомства. Это именно расчет двух индивидов на взаимовыгодное сотрудничество. Партии – объединения индивидов для проталкивания своих шкурных интересов. Политика – балансирование между шкурными интересами разных групп. Основная цель – в процессе конкуренции-войны заполучить максимально возможную власть и богатство, что должно показать, кто из нас лучшие, а кто – слабые и глупые лохи. Жалости тут быть не может, ведь каждый уверен: не я его, так он меня. Гражданское общество – это масса атомизированных людей, находящихся в вечной войне-конкуренции, удерживаемая и изменяющаяся через расстановку сил в этой вечной войне. При этом теория делает непоколебимо шизофренический вывод, что постоянная гражданская война каким-то чудом приведет ко всеобщему благу.[5]

Тут сразу и отметим, что такое построение социальной жизни порождает высокую эффективность труда и т.д. Почему? Поскольку на войне люди проявляют максимум возможного, то такое общество, в целом, развивает материальную культуру господства быстрее, чем другие. Представим, что мы живем на войне в постоянном ощущении страха, неуверенности, вокруг нас враги, которых нужно любой ценой обойти и подмять. Человек выкладывается по полной. Только индивидуумы от постоянного напряжения трогаются умом и ненавидят вообще всё. Это самый настоящий ад на земле.[6] И почему на Западе так популярны фильмы ужасов, высока агрессия, люди сидят у психоаналитиков и пьют транквилизаторы пачками?... Вот то-то и оно…

После всего вышеизложенного ничего нет удивительного в том, что вера в эволюцию порождает и специфическое самоощущение индивида… "Как мне поступить? Каким я должен быть?" – вот частые вопросы нашей юности, да и вообще по жизни люди об этом задумываются. И раз уж мои предки были самыми сильными, умными и хитрыми, то и я, соответственно, должен не подкачать. Оглянемся! Наш идеал – хищник. Умный, без сомнений, агрессивный/энергичный, безжалостный, сильный, изворотливый… злой. Во всех ситуациях, когда нужен выбор, такой индивид постарается подавить совесть как глупую слабость и бесхарактерность, будет идти напролом любой ценой. О моменте, когда мы кому-то уступили, отдали, подвинулись, мы будем жалеть как о "минутной слабости и глупости, идиотской доброте". Обратили внимание, какие все стали злые и дерганные? А с какой радостью фанаты говорят о "злых" и "горячих" машинах. Люди восторгаются индивидами с "драйвом", хотя чаще драйв является синонимом "без тормозов". "Хороша, чертовка!" – фраза из нашего лексикона… Каждый раз, когда нам нужно сделать выбор, мы стараемся заглушить в себе совесть, порядочность и доброту, и поступить рационально, эгоистично, ориентируясь на некий образ доминантного и эффективного с точки зрения эволюции животного. При выборе поведения мы ориентируемся на… животное! Веря в эволюцию, человек сам становится обезьяной… И ладно бы просто обезьяной… К сожалению, у нас есть разум, и в момент выбора мы ориентируемся не на конкретное животное, а на некие собственные представления о природе, т.е. на образ Зверя. Мы выбираем зло, называя его естественным.

 

* * *

 

Ну, а как обстоят дела с верой в сотворение?...

                  Странное сходство, не правда ли?

А вот тут сложнее. Для начала отметим, что "по образу и подобию" сказано, конечно же, не о внешности. Впрочем, тут мы не можем быть уверены ни в чем, т.к. о внешности и природе Бога мы не знаем ничего. Но нам это и не нужно.

Давайте поразмышляем снова. Человек имеет животную природу, и тут спорить бессмысленно. Но почему мы не один из видов зверей? А потому, что в нас есть "нечто человеческое". Вот это нечто и есть наша божественная сущность.

Существует, правда, один нюанс… Вопрос, мучающий людей еще с ветхозаветных времен: а кто наш бог?... Ведь только ответ на этот вопрос позволит разглядеть в нас самих эту самую "божественную сущность".

Существует представление о Боге как Великом Архитекторе Вселенной, холодном расчетливом инженере, создавшем совершенный механизм мироздания. Еще он известен под именем Природа. Так что некоторые акт божественного творения воспринимают абсолютно в унисон с эволюционистами, о которых мы уже поговорили. Да, атеистов не бывает, они просто верят в другого бога, даже этого не понимая…

О Творце же, любви и человечности мы узнали от пророков: Иисуса Христа, Мохаммеда и других. Будучи русским, стану в основном ссылаться на Христа, но то же самое и даже больше говорил и Мохаммед. Так какова же божественная сущность для христиан?

Что гласит теория? Человек был создан совершенным по образу и подобию Бога, но в силу ряда причин отошел от этого идеала. Видимо, прах земной, из которого его создали, вошел в противоречие с духом, который Бог вдохнул Адаму в лицо, и с тех пор наша греховная природа мешает нам вернуться к идеальному состоянию, стать подобными образу Бога.

Итак, какими же мы должны быть? Давайте перечитаем Нагорную проповедь.[7] Полностью текст мы постараемся разобрать как-нибудь потом, а сейчас просто отметим, что человек, стремящийся вернуться к идеальному образу Бога, должен: не гневаться/мириться, не прелюбодействовать даже в мыслях/не разводиться и не брать в супруги разведенного, не клясться (т.е., по сути, не обманывать и держать слово: каждое наше "да" и "нет" должно быть нерушимо, а клятвы – это лукавство (вспомним англо-американское правосудие, например)), не мстить и просящему давать, любовь (а по сути, как мы показали выше, понимание) нужно распространить на всех, а не только на близких и друзей, но даже и на врагов. И, в конце концов, нужно быть совершенным, как Бог.

Вера в божественное сотворение порождает и соответствующее самоощущение человека. При анализе поступков и мыслей, в момент выбора, такой человек пытается нащупать силы в своей вере и совести. Минутой, когда мы кому-то уступили, отдали, подвинулись, мы будем гордиться, ибо тогда мы смирили свою гордыню, уняли греховную природу и показали силу духа. Каждый раз, когда нам нужно сделать выбор, мы стараемся заглушить в себе бездушный рационализм и эгоизм, пожертвовать какой-то выгодой и поступить порядочно, по совести и доброте. При выборе поведения мы ориентируемся на… Бога! Веря в божественное сотворение, человек сам становится богом. Мы выбираем добро, называя его совершенным и для человека естественным.

Вспомним, с чего началось наше рассуждение. Мы говорили, что вера и убеждения человека определяют его точку зрения на реальность и во многом руководят его поступками. Поскольку происхождение "естественное" и божественное суть научно недоказуемые теории, то они являются просто верой. И как мы убедились, вера в эволюцию определяет точку зрения индивида на реальность как на дикие джунгли и является руководством к следованию в своих поступках модели зверя. Вера же в божественное сотворение заставляет человека взглянуть на реальность как на омраченное грехами идеальное состояние человека и подвигает каждого в своих действиях руководствоваться моделью бога. В чистом виде мы выбираем между оскотиниванием и злом с одной стороны, и обожествлением и добром – с другой. Влияние веры огромно. Выбор за нами.

А чтобы лучше все понять, давайте, наконец, разберемся, что есть наша вера в Бога? Думаю, с верой в эволюцию и так все ясно – нам ее со школы вбивают и через телевизор каждый день полируют.

 

Не следует слишком рассчитывать на Бога: может быть, Бог рассчитывает на нас…

Христианство.

 

Представим отца и дочь. Маленькой девочке очень хочется много вкусных конфет, и предположим, что у отца есть все возможности ее этими сладостями завалить. Мы уверены, что отец хочет девочке только добра и счастья, и еще очень хочет, чтобы ребенок его любил.

Разберем два варианта развития событий. Папа становится "лучшей подружкой" для девочки и идет на поводу у всех ее прихотей. Девочка объедается сладостями, оба счастливы. Или же папа серьезно ограничивает ребенка под предлогами полезности и воспитания, тем самым делая обоих несчастными, ведь девочка ограничена в своей свободе и затаила горькую обиду на строгого отца.

Но проходит 20 лет. Счастливая девочка не вылезает от стоматолога и гастроэнтеролога и не знает, как сбросить вес, чтобы парни хоть как-то обратили на нее внимание. При этом она совершенно не умеет себя ограничивать, и ей приходится страшно себя мучить, чтобы добиться хоть какого-то результата. Из разговоров с подружками она узнает, что у других родители были жутко строгими, и начинает про себя мечтать, чтобы и ее родители были такими же, ведь ей так не хватает порядка и дисциплины, а сама она стала заложницей своих слабостей. Она начинает ненавидеть своих слабохарактерных родителей за то, что те шли у нее на поводу, и теперь уже очень сложно или совсем поздно что-либо исправлять.

Несчастная девочка только и помнит, как ее во всем ограничивали и гоняли на всякие спортивно-музыкальные кружки, но теперь она крутит перед парнями своим стройным телом, играет на гитаре и уже свободна от родительской опеки. Она стала действительно свободна, и любое ее начинание довольно легко ей удается, ведь с детства ее учили работать и концентрироваться. От подружек она с определенной тоской слышит, как им все в детстве разрешали, но сравнивая свое теперешнее положение с состоянием подружек, она вдруг наконец понимает, насколько ее отец был прав. И она начинает понимать и любить своих мудрых родителей.

Оба отца любят своих дочек, но одному не хватает глубины понимания ситуации. Только хорошее знание предмета и возможность точного прогнозирования позволяет нам делать правильный выбор вопреки, порой, "очевидности".

Все мы дети и мыслим по-детски, только в разных ситуациях. Гуманитарии делают порой смехотворные выводы о технике и производственных процессах, технари поражают своей прямолинейной "логичной" тупостью в вопросах социальных, экономических и политических.

Если задуматься, то вся наша культура и цивилизация – сплошное самоограничение. Все наши правила общежития, мораль, законы – на самом деле ограничение свободы. Ведь полная вседозволенность – это дикость, анархия: если будут отброшены зыбкие рамки культуры, то мы тут же опустимся до животного состояния.

Ведь что такое свобода? Это когда мы можем делать все, что угодно, нас ничто не ограничивает. Свобода – это возможность реализации желания. Но! Некоторый выбор может привести к потере возможности выбирать! Реализация желания покурить, выпить и принять наркотик приведет к зависимости от своей слабости, и мы автоматически потеряем свободу. Реализация бесконтрольной похоти ограничит наши шансы создать семью. Реализация мести и желания ударить или убить моментально натолкнет нас на встречное желание других, и мы будем все время ходить по улице с пистолетом, оглядываясь в страхе, т.е. опять-таки потеряем свободу.

Мы должны понять, где наше желание ограничено осознанной нами же необходимостью, мы должны знать, где самим остановиться. И тогда мы станем действительно свободными. Мы сами своей волей и разумом себя ограничиваем, сохраняя свободу как возможность выбора. Без этого мы станем рабами своих слабостей и привычек (ведь бросить пить, курить, блудить и принимать наркотики часто не в наших силах). Или рабами законов и правил, которые выдумает кто-то для нас.[8] Поэтому настоящая свобода – это осознанная необходимость. Так сказал Гегель, и мы с ним согласны.

Русские люди это знали всегда. Поэтому у нас слово вежливый происходит от глагола ведать, т.е. понимать. Вежливый – понимающий. Осознающий необходимость.

Для безопасного, комфортного и успешного существования человеческому обществу нужна организация. Такая организация требует правил общежития и взаимодействия. Поскольку человек от природы как животное склонен к индивидуализму и эгоизму, во все нормы морали и права испокон веков был заложен коллективистский принцип "человек человеку брат", что было названо добром. Добро – это разумный способ сосуществования людей в сообществе, организованном в целях развития. Именно поэтому все морально-философские системы отражают одни и те же нравственные принципы, а вовсе не из-за некоего "биологически заложенного этического чувства". Именно разумная потребность в организации всегда кладет в основу этики, морали и права утверждение о человеческом братстве. В основу общежития просто невозможно закладывать идеал индивидуализма. Животные склонности человека к стяжательству, эгоизму, агрессии, доминированию и насилию были признаны злом, т.к. очевидно мешали коллективу развиваться.

Вот тут и появляется понятие Бога. Человек – это образ и подобие Бога, а Бог есть идеал Добра. Человек как образ и подобие Бога – это именно его душа, самосознание. Мы – животные, но нечто сделало нас людьми. Наше отличие от животного – это и есть частичка божественного. Что бы это ни было. Бессмысленно вообще спорить о существовании Бога и о его сущности – мы этого не знаем и уж тем более не можем доказать. Это нечто, что делает нас людьми. Сокращение этой божественной частички делает из людей скотов, т.е. возвращает в животное состояние. Именно поэтому, думается, древние люди противника Бога назвали Зверем.

Белокурая бестия (бестия в переводе означает "зверь") – это человек, который отринул от себя Бога... и стал зверем. Такое создание может только разрушать и доминировать. Он силен, т.к. ничем не скован и не ограничен... Он сам себе закон и мораль. А полная свобода – это анархия, хаос. Он может только уничтожить. Для созидания нужна кооперация. Поэтому вся наша цивилизация – это сплошная цепочка запретов и ограничений. Чем культурней, тем больше сам на себя наложил всевозможных правил и запретов. Вот, например, я сейчас жестко ограничиваю свою свободу молотить невпопад по клавишам, рабски следую принятым правилам грамматики и правописания... А оставь ребенка свободным – и он даже говорить не научится...

Полная свобода как вседозволенность – это, кстати, идеал либералов. Если каждый человек – свободный индивид, то он может делать все, что захочет. Отсюда получается, что общество свободных людей – это война всех против всех. И только ограничение этой свободы приводит к созданию государства сдержек и противовесов, где все ведут узаконенную войну-конкуренцию, где одни топчут других. В таком обществе "свободы" право одного ограничено правом другого. Получается, что такие люди внешне несвободны, ведь ограничение приходит извне. Западный человек так жалок, потому что его свободу ограничили до рабства, и кинули ему парочку прав, которые все равно контролируются денежной властью через закон, в котором это право прописано. Вот они за свои права так судорожно и цепляются, даже не понимая, что такое настоящая свобода. По Гегелю же свободен лишь тот, кто может сам себя ограничить, т.е. сохранить за собой контроль над собственной свободой, над своим правом делать выбор.

Итак, мы добрались до основы основ: понятий о добре и зле. У нас есть два первопринципа, изложенные в развернутом виде Христом и Гоббсом: христианская любовь и "человек человеку брат" противостоит рациональному эгоизму и "человек человеку волк". Это как плюс и минус, единица и ноль… На самом деле вся жизнь состоит из смешения этих двух принципов. Чаще всего христианское учение воспринимается как некий идеал, а гоббсовская конкуренция – как суровая правда жизни. И это естественно, ведь идет борьба между разумным идеалом и животной природой. А идеал – он на то и идеал, что является недостижимым ориентиром.

Понятия о добре и зле могут быть относительными. С точки зрения человеческой животной природы, зла, все эти правила добра есть не что иное, как самое настоящее "зло": сплошное ограничение свободы и воли, цепи для разума, тирания. Ну, как в математике, просто знак меняется, и все. Плюс на минус дает минус, минус на минус – плюс.

Для примера: в наше время идет смена знаков первопринципов. Каков результат? Как мы и говорили, все стало наоборот: плохое считается хорошим, хорошее – плохим. Разврат и бесстыдство стали свободной раскрепощенностью; скромность, совесть и стыдливость – закомплексованностью. Ростовщичество уважаемо, люди труда презираемы. Пидрила и лесбиянка – образцы свободы общества, нормальные семейные пары – ретроградные ограниченные лохи. Алчность и агрессивность приветствуются, альтруизм и смирение считаются мерзкой презираемой слабостью или лицемерием. Потребление – благо, воздержание – плохо. Такие дела…

Но если цель созидать и развивать, то за основу будет браться добро. Если цель дать волю своей звериной природе и некоторое время кайфовать в процессе разрушения, то за основу удобнее брать зло. Тут борьба настолько непримиримая, что ни о каком компромиссе даже теоретически речи быть не может.

 

* * *

 

Сразу подчеркнем, что вера – это система норм человеческого общежития. Это не знание о строении мира, как физика; это не учебник по истории. Вера и наука регулируют и изучают разные области человеческого существования, и конфликтовать они не могут. Так уж получилось, что через невежество и научную узость по символам веры, и таким образом, по добру наука нанесла сильнейший удар. Но это от непонимания, о чем мы поговорим позже.

Христианство – это нормативно-регулятивная система поведения и взаимодействия среди людей. Набор моральных норм, если хотите. Кодекс добра, направленный на упорядочение связей между людьми в коллективе с целью достижения гармоничного существования. Ни больше, ни меньше.

Биологически человек является частью животного мира. Со всеми животными желаниями и потребностями, как то: сытно поесть, мягко поспать, спариться с самкой. Но человека от животного отличает наличие разума и высокая энергичность, и очень сильны животные социальные потребности: доминировать, подчинять, безраздельно обладать. Разум и энергичность сделали из человека самого страшного зверя: наша деятельность похожа на раковую опухоль или вирус. Впрочем, о нашей животной природе и потребностях мы и так все знаем из телевизора.

Но как мы говорили выше, есть в нас нечто, коренным образом отличающееся от зверей, нечто человеческое. Древние считали, что это дух божий, душа. Мы можем любить, сострадать, сдерживать свой гнев, прощать, делиться. Мы имеем идеалы, ради которых можем идти наперекор собственным желаниям и страхам. У нас есть вера в добро. А на самом деле понимание добра.

Так уж получается, что для проявления своей веры и силы духа человеку приходится каждый раз пересиливать себя, наступать на собственную животную природу. Отдать другому, а не взять себе; уступить, а не получить самому; быть верным, а не становится заложником природных страстей; держать слово до конца, когда проще плюнуть или обмануть; прощать, когда все нутро вопиет о мщении.

Мы ведь не просто человек-животное. Мы – образ и подобие Бога. В нас есть силы побороть свое животное начало, потому что мы наделены разумом и способностью видеть процессы шире "очевидности" и намного протяженнее во времени. Мы наделены пониманием добра. Вдумаемся, ведь слово лю-бо-вь – это "люди Бога ведают".

Вот Христос и учил нас быть людьми, ведать Бога, найти в себе силы побороть животную природу, т.е. как мы сказали выше, зло. Согласно преданию, ему было изначально легче, т.к. он был сыном Бога и божественное в нем проявилось сильнее. Но божественное есть в каждом. Ведь все мы люди, созданные по образу и подобие Бога.

Иисус ходил и проповедовал свое учение, показывал, как человечность, милосердие и доброта в любой ситуации мудрее, нежели тупая природная злоба и предубеждения. Как простота и справедливая честность мудрее рационально-изощренных правил книжников и фарисеев. Он проповедовал любовь как понимание и ответственность за других, о чем мы говорили в самом начале. Христианство возникло как проповедь добра против зла.

Любовь как ответственность вплоть до самопожертвования, прощение, взаимовыручка – вот наша человеческая сущность. Я люблю своих, ведь и они меня любят. Но вот кто-то делает гадости… Могу ему отомстить, и ненависти не будет конца. А могу попытаться понять и простить. Могу возлюбить. Это единственный способ остановить зло. Да, для этого нужно мужество, т.к. часто такая вера в людей будет обманута. Нужны силы, и только тогда что-то можно изменить к лучшему.

Чтобы донести эту простую мысль до людей так, чтобы она впечаталась, Христос взошел на крест. Он показал, что в каждом из нас есть божественная сущность, сила, которая может перебороть страх и ненависть – это любовь и прощение. Если человек не хочет быть человеком, он станет животным, заложником своих страхов "быть лохом" и ненависти к конкурирующим и ненавидящим людям-атомам.

Все учение Христа на различных примерах и в различной форме разъясняет логику добра, о которой мы уже говорили. Делать добро – рационально с точки зрения членов сообщества. Однако людям свойственно забывать логические цепочки, и очень скоро такое учение перестало бы пониматься и было бы забыто. Поэтому пришлось для людей создать точку привязки, вызвать событие, информационный повод, способный породить у людей шок и трепет, с обилием крови, слез, проявлений человеческой злобы и подлости с одной стороны и величия духа и смирения с другой. Распятие забыть невозможно, и так же трудно забыть основы учения. Можно перестать их понимать, но забыть нельзя.

В этом и есть суть спасения, которое даровал нам Учитель. Теперь каждый из нас знает, что был такой человек, который знал о предстоящих ему муках и все равно не отступил, не сбежал, который так любил людей, что простил своих мучителей и учеников, предавших его. Мы знаем, что можем побороть свой животный страх и встать во весь рост для защиты добра. Мы знаем, что способны понять многие вещи, способны возлюбить и простить, и таким образом добиться мира. Каждый из нас теперь может спастись сам и спасти мир вокруг себя. Мы знаем, что каждый из нас может стать подобным Богу…

Подчеркнем особо – Христос своей жертвой все человечество не спас, а показал путь к спасению. Очень уж удобно эгоистично думать: "Ах, какой Иисус был молодец, такой храбрый герой, что пошел и все наши грехи на кресте отмыл. Ну и ладненько, дело сделано". Именно к такому пониманию почему-то пришла католическая церковь, доведя суть христианства до абсурда торговлей "искуплением-индульгенцией". Православие, по крайней мере, в этом лицемерить не стало. Нам указан путь, пример, а идти по нему или нет – дело наше. Но теперь мы точно знаем, что так нужно и что мы на это способны.

Мы увидели, что идеи христианства основаны на понимании человечности как части божественного в каждом, на понимании логики добра. В конечном счете, мы становимся людьми именно через понимание добра и зла, именно разум делает нас богоподобными. Думаю, как раз это хотел донести до нас своей фреской на потолке Сикстинской капеллы Микеланджело: именно разум как понимание божественного добра создал человека.

 

* * *

 

В Христа не нужно верить, его нужно понять. Вера есть просто аксиоматическое знание. Если мы один раз поняли, как Христос пришел к таким выводам, мы останемся верующим даже тогда, когда забудем всю логику размышлений…

Чтобы ознакомиться с учением, достаточно прочитать Нагорную проповедь из Нового завета и понять[9], что скрывается за аллегорическими формулировками. Трудно сказать, почему это было изложено в такой форме… Давно это было, да и попробуйте все это изложить как-то иначе…

Итак, блаженны нищие духом. Это всего-навсего призыв поумерить гордыню и почаще задумываться над собственным несовершенством. Когда я занимался спортом, тренер ни разу после выигранного матча нас не похвалил. Нет, всегда он врывался к нам в раздевалку и перемывал каждого за все допущенные во время игры ошибки. А как еще прикажете развиваться и совершенствоваться?! Если сказать себе: я крут, я совершенство, я профессионал, я бесподобен, то откуда же возьмется стимул двигаться дальше, раз я и так уже совершенен? Если мы уже считаем себя мудрыми, добрыми и прекрасными людьми, то тут что-то не так: мы застыли на достигнутом уровне развития. Это как если бы 13-летний подросток вдруг сказал: все, я умею читать и писать и уже столько всего знаю, что куда там… У взрослого человека это только улыбку вызовет.

Блаженны плачущие, ибо они утешатся. Разумеется, тут речь идет не о тех индивидуумах, которые рыдают, что у соседской Любки шуба новая, а у меня неееетуууу!!! Утешаться те, кто плачет от вида человеческой несправедливости, подлости, корысти, глупости. Кто плачет от вида человеческих страданий. От собственной слабости и неспособности противиться греху и злу.

Блаженны кроткие. "Более всего мы ищем в мире спокойствия душевного, но не имеем его, потому что это спокойствие есть плод кротости и незлобия".

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся. Мы не понимаем, как такое безумие может твориться вокруг? А все потому, что поработать над собой у нас теперь значит пойти к косметологу и в спортзал, а не посидеть с умной доброй книгой. Все зло и все добро можно понять. Если мы ищем это знание, рано или поздно непонятное и неизвестное станет для нас очевидным, и мы обретем понимание и успокоение.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут. "Во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними".

"Мы корыстолюбивы и скупы, нам все не хватает денег, нам все мало нашего имущества, и уж когда и оторвали от себя какую малую толику на дела милосердия, то необычайно довольны собой, почитаем себя выполняющими эту заповедь. <…> Мы не ищем тех несчастных, которые нуждаются в помощи. Даже если кто и укажет нам на бедность другого кого, то мы начинаем подсчитывать его доходы, обсуждать его жизнь, всячески ища оправдания своей жадности. <…> Уделяем ли мы хоть немного нашего времени на дела милосердия? У всех нас есть среди знакомых кто-то больной, слабый, немощный – помогаем ли мы им? Нет! <…> Мы или вообще не отдаем, или отдаем через «жаль». <…> Должно помогать не по тщеславию и самолюбию, не из желания благодарности и вознаграждения от Бога, а из искренней любви к ближнему! А если еще будешь «трубить» о своих делах, то тщеславие присоединишь к лицемерию. И тогда видимое другими твое добро превратится для тебя в ясное зло. <…> Как можно не покаяться в нашем отношении к самым близким людям – к родителям нашим? Не почитаем ли мы за великую тяжесть кормить их, одевать и вообще покоить их старость? Обеспечены ли они у нас всем необходимым? Не вытолкнул ли кто когда мать или отца из дома? Ведь и такое бывает среди нас, христиан, хотя и страшно в этом признаться! Может, и не грубо это было, а хитро и ловко: сплавляли мы мать или отца к другим детям или в инвалидный дом? Может, отказывались взять из больницы тяжело больных родителей, тяготясь уходом за теми, кто годами растил нас, ночами не спал у нашей колыбели, жертвовал всем, чтобы вырастить нас? Может, и наоборот, переманивали к себе в семью, в дом не из искренней любви и желания послужить родителям, а для получения большей жилплощади или отдельной квартиры, или чтобы мама стала бесплатной нянькой и домработницей в вашей семье. А подрастали внуки, мама старела, слабела и становилась в тягость, начинала раздражать! <…> С печальными нам неуютно и трудно, мы стараемся не портить настроение общением с ними, раздражаемся даже, если человек долго не выходит из подавленного состояния. Видим находящегося в затруднении человека или узнаем, что ему грозит опасность, и, в лучшем случае, проходим мимо, а то еще и злорадствуем, говоря злые слова, что, мол, мало еще ему, пусть теперь помучается. Не терпим ни малейшего проступка против нас, особенно, если зло нам сделал человек, которого мы любим; желаем непременно отомстить, и если на деле боимся причинить явное зло – не Бога боимся, а неприятностей еще больших для себя: милиционера, суда – то уж мысленно какие только мщения не воображаем, какого только зла не желаем, вплоть до вечного мучения обидчика!"[10]

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят. "Извнутрь, из сердца человеческого, исходят злые помыслы, прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство" (Мк. 7:21, 22). Ну, что тут скажешь – мы это, вроде, подробно разобрали. Наша природа тянет нас во зло, но разумом мы способны достичь добра. Если строго сдерживать свою животную сущность и стремиться к чистоте и благородству помыслов, то рано или поздно мы поймем, узрим Бога как идеал Добра.

Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими. Добро есть принцип организации коллектива, и первейший принцип – не допускать и гасить конфликты. В первую очередь умиротворить собственные страсти. Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи.

Блаженны изгнанные за правду. "Блаженны те, которые гонимы за веру и благочестие, за добрые дела свои, за постоянство и непоколебимость в вере. Но отчего мир гонит истинную веру, благочестие, правду, которые столь благотворны для людей, ибо вносят в человеческое общество единство, взаимную любовь, добрые нравы, мир, тишину, порядок? Оттого, что мир во зле лежит и люди «возлюбили злобу паче благостыни» (Пс. 51, 5)".

Тут опять все просто и мы об этом уже говорили. Для природной злобы любой добрый поступок есть зло. А блаженны те, кто гоним, поскольку они находят в себе силы ради добра противиться своей природе и тупым страстям окружающих. Только железная воля и вера в добро могут дать силы стерпеть гонения, хулу, несправедливость и непонимание и таким образом сберечь и донести хоть до кого-то понимание жизни.

Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.  Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас. Тут, наверное, и объяснять уже ничего не нужно…

Вы – соль земли. Если исчезнут люди, понимающие добро, то человеческое общество превратится в хаос, а за этим последует гибель культуры и цивилизации. Такое общество, как и земля без соли, будет уже ни на что не годно и не сможет ничего родить.

Вы – свет мира. Люди, живущие по принципам любви и добра, становятся примером и центром притяжения для других людей, которые ведь тоже в глубине души стремятся к теплу и уюту, даруемыми человеческой заботой и вниманием.

Не нарушить пришел Я, но исполнить. Иисуса обвиняли в том, что он формально нарушает определенные религиозные правила и законы. Но у каждого правила есть дух и есть буква. Сухой формализм превращается в лицемерие. Только гибкое понимание сути, которое выражает правило, может способствовать исполнению этой сути, даже в нарушение некоторых формальностей.

Каждое правило – это регулирование определенного процесса и явления. Для простоты правила облекаются в закон. Если вы не понимаете его, следуйте ему беспрекословно. Но если есть понимание, почему и зачем был он принят, тогда можно уже более гибко подходить к вопросу о том, каким образом достичь цели, преследуемой законом. Ведь язык не совершенен, и возможно, для достижения духа закона придется формально где-то отступить от буквы. Закон – лишь каркас для живого духа некоего правила. Формализм может привести к лицемерию и действиям, в корне противным первоначальному замыслу и духу правила.

Христос действительно не следовал букве, так как понимал суть добра и шел к нему напрямик.

Чтобы было понятнее, представим современную судебную систему в России и США. Все законы преследуют какую-то благую цель. И поглядим, что юристы вытворяют с этой благой целью, размахивая пухлыми томами с буквами. Воистину, адвокаты дьявола.

Нельзя гневаться. Смирим свои страсти, поймем поступки других людей и простим им их несовершенство. Помиримся со всеми, с кем в ссоре. Не будем ждать суда. Вдумаемся – обращение в суд есть величайший позор! Это ведь всем демонстрирует, что тяжущиеся обманывают, воруют, не держат слово и не могут договориться миром!

Нельзя прелюбодействовать в сердце своем. "Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем". Поверьте, это не манифест импотентов!

Женщины своей красотой, веселостью и заботой составляют основу жизни общества и обеспечивают его преемственность в будущем. Ну так посмотрим на привлекательных женщин с любовью, а не как на объект животного влечения (оно от нас никуда не денется и очень даже пригодится). Кто женщину хочет – уже перешел частично на сторону зла, ибо не может совладать со своей животной натурой. Если такое происходит, отойдите и подумайте над своими чувствами. Либо это просто похоть, и больше к этому не возвращайтесь даже в мыслях, либо вы действительно привлечены не только душевной красотой, но и внешней. Это прекрасно, и еще лучше, если ваше влечение взаимно и вы сможете создать прекрасную семью.

Нельзя разводиться. "А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины прелюбодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует". Тут и добавить нечего.

Не клянись вовсе. "Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого". Надо следить за тем, что говорится. Мы так привыкли в разговорах обещать, заверять и клясться по любому поводу, а потом несерьезно к этому относиться и не держать слово, потому что оно для нас ничего не значит, что словам уже никто не верит. А ведь мы даже думаем словами и образами, и если наши слова ничего не значат, то и в мыслях мы уже необязательны. Не надо клятв, вообще поменьше надо говорить. Пусть наше да будет нерушимым обещанием, а нет – категорическим отказом. Не надо бояться отказать, прикрываясь обманчивым согласием – это много хуже, нежели прямое и честное нет. Тогда слова и обещания вновь обретут силу. А все многословие и кляты – от лукавого. Посмотрите на наше правосудие.

Просящему у тебя дай. "Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся". Обычно просят и занимают люди в нужде, и негоже от них отворачиваться. А невозвращенный долг – не такая уж и большая цена за то, чтобы увидеть истинное лицо человека. "Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду". Всеми силами надо гасить конфликты. Смирим гордыню, отступим, особенно когда конфликт касается барахла. Все равно на тот свет с собой не унесешь. Поскольку современному индивидууму-потребителю очень трудно принять эту мысль, мы на ней остановимся еще позже, когда поговорим про экономику.

Любить нужно всех, включая врагов.[11] Только так можно остановить зло. Только этот принцип может лежать в мирном сосуществовании. "Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас. Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари? И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?" Этот принцип – квинтэссенция всего учения. Это чисто животное: любить свою стаю и ненавидеть чужую. Люди же могут понять мотивы и поступки других и постараться разрешить конфликт.

И в заключение сказано: "Итак, будьте совершенны, как совершенен Отец ваш Небесный".

В Новом завете есть еще масса полезных советов и мудрых притч, некоторые из которых мы разберем позже, но с сутью христианства мы уже ознакомились. Остается только еще раз подчеркнуть: изложенные здесь принципы есть абсолютные и незыблемые правила человеческого общежития. Они не могут меняться, т.к. отражают базовый гуманитарный принцип организации общества: человек человеку брат. Тут не может быть никаких "но", не может быть никакого "прогресса", не может быть никаких "полезных нововведений". Может быть лишь движение к добру в соответствии с Учением, и отклонение от него и скатывание во зло. Все, никакой относительности, никакой толерантности. Мы ведь помним, что именно толерантность есть враг любви, а вовсе не ненависть.

 

Ты должен сделать добро из зла, потому что его больше не из чего сделать.

Добро и зло.

 

Может сложиться впечатление, что все в человеке от природы есть зло, а абстрактные идеалы разума – добро. Это кажется неправильным, и так оно и есть.

У человека с животными общее тело и наклонности. Но есть принципиальная разница – высокая энергичность и наличие разума. Последние сыграли с человеком злую шутку – если каждому животному с рождения присущи определенные сильнейшие инстинкты, направленные на выживание коллектива и продолжение рода, то у человека таких инстинктов нет или они очень ослаблены.[12] Человеческий ребенок спокойно может поднять камень и ударить по голове другого ребенка в песочнице – тормозов от природы у него почти нет, они появляются только через воспитание ("Ванечка, так нельзя! Нельзя бить других детей!").

Невелика разница? Отнюдь. Животное тело – это биологическая машина, функционирующая по невероятно сложным принципам. И у этой машины есть программное обеспечение. В принципе, если отключить мозг, то можно через подключение электродов и раздражение определенных нервных окончаний заставить двигаться руки и ноги; думаю, теоретически даже можно таким образом заставить работать все органы в теле и контролировать их функционирование. Но обычно этим занимается мозг. И в этом мозгу есть определенные программы.

У животных инстинкты – это и есть программы действия. Если А, то Б. Если В, то Г. На основе поступающей информации программа срабатывает, что и выражается в определенном поведении.

У людей все точно так же. Разница одна – наша программа не предустановленна, а загружена извне через воспитание. Именно воспитание и образование формирует наше мировоззрение, и, в конечном счете, веру. Вера есть для нас совокупность идей и принципов, усвоенных в семье, школе или среди окружающих, через которые мы пропускаем все события, после чего соответственно на них реагируем. Следует сказать, что идеология – это разновидность веры. Просто, характеризуя человека, можно сказать вместо верующий католик, например, убежденный коммунист. И все сразу ясно относительно его образа мыслей и вероятной реакции на те или иные события. Мы это понимаем бессознательно на основе известных характеристик загруженной в человека программы…

А что же собой представляет эта программа-мировоззрение? Это комплекс представлений о должном и недолжном, т.е., очень обобщенно говоря, о добре и зле. Это совокупность базовых идеальных принципов и опыта, личного и исторического. Получая на входе какую-то информацию, человек тут же сверяет ее со своими представлениями о "хорошо или плохо" и со своим жизненным опытом (или историческим), и соответственно реагирует, т.е. действует. Выглядит это примерно так: событие – вера/мировоззрение – реакция.

Для наглядности вспомним фильм "Патриот" с Мэлом Гибсоном. Там есть момент, когда во время праздника у англичан колонисты взрывают их корабль с припасами. И если военные от вида и звука взрыва замирают и приходят в ужас, то некоторые из дам начинают смеяться и хлопать в ладоши, думая, что это фейерверк. Ветераны могут от хлопка броситься на землю, а детишки малые в восторге захихикать. Это пример, когда в программе примерно одни базовые принципы, а опыт диаметрально противоположный. Лично я помню, как удивлял советских студентов полный отказ от помощи соседу на Западе, в то время как у нас шло сплошное коллективное творчество. Тут уже опыт один, а базовые принципы разные. Просто различные программы работают во всех вышеприведенных случаях, и реакции людей в одних и тех же обстоятельствах также разные.

Сразу принесем извинения технарям-агностикам за использование термина вера. Конечно, вы думаете, что вера – это глупые суеверия, а все ваши поступки обусловлены чистым разумом и логическими выводами. На самом деле интеллект и логика – лишь методы обработки информации. Католики и либералы тоже в своих действиях руководствуются логикой и разумом. Только программа у них разная – они по-разному верят в то, как устроен мир, какова природа и роль человека и т.д. Причем каждый думает, что знает и все его действия логичны и естественны. Такова роль программы-мировоззрения. Такова вера. А о роли разума мы поговорим в соответствующей главе.

А теперь внимание: принципиальный момент! Всем известны случаи, когда малыши росли с животными в джунглях. Опыт показал, что если таких детей возвращают к людям в возрасте старше 5-6 лет, то они людьми уже стать не могут. У таких детей не развивается разум, и не загружается человеческая программа-культура. Человек без программы, без понятий о добре и зле, остается животным.

Человек без понятий о добре и зле находится в своем первичном состоянии, он вообще не человек. Просто биологический организм с потенциальными возможностями. Теперь, думаю, мы лучше сможем понять притчу о грехопадении. Вот эта история (Бытие, глава 3):

1    Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог. И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?

2    И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть,

3    только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.

4    И сказал змей жене: нет, не умрете,

5    но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.

6    И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.

7    И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания.

В природе нет понятий добра и зла. Когда лев ест антилопу – это не плохо и не хорошо, это естественно. И вот у первых людей голова ни о чем не болела, они жили себе спокойно в раю: ели, что хотели; спали, где удобно; спаривались, когда заблагорассудится. Были дикими. Но вот появилось искушение, и у людей включилось сознание. Включилось, как всегда, через сомнение: а что, если… С этого момента люди вышли из животного состояния, потеряли душевный и физический покой. Теперь остался только путь эволюции.

Впрочем, через понимание добра и зла можно перешагнуть, и мы снова перестанем быть людьми – белокурая бестия встала по ту сторону добра и зла и сама убила Бога (убила, т.к. отринула само понятие добра). Это уже не человек – это зверь с интеллектом.

Вот именно поэтому любой призыв "вернуться к природе" среди людей ведет по дороге зла. Мы не животные, у нас нет инстинктов, и человек способен отличать хорошее от плохого. Отринув понятия добра и зла, мы не станем животными, мы просто подгрузим себе программу, которая сделает из нас не животных, живущих в гармонии с природой, а Зверя. Мы не можем вернуться в Рай. Обратная дорога разума приведет нас в Ад.

Почему "природные" эгоизм, стяжательство, агрессия, обман и похоть являются злом? Да потому, что у нас нет корректирующих эти наклонности инстинктов продолжения рода и защиты стаи. Общество, обратившееся в "естественную" веру индивидуализма не хочет иметь детей. "Естественные" наклонности не ведут к воспроизводству… Значит, что-то тут есть неестественное? Может, эти наклонности только кажутся естественными слепым людям? Зачем иметь детей, когда все только для меня, а дети – это обуза? Теория зла напряглась и разродилась аргументом: дети все же нужны, т.к. это выгодно. Это разумный расчет. Вряд ли о вас кто будет заботиться в старости в обществе индивидов, кроме собственных детей. Но малышей все равно нет. Потому что в обществе индивидов дети тоже вырастут эгоистами, где все для них, и о родителях заботиться не будут – это ведь точно такая же обуза, как и дети. Стяжательство – просто материальный эгоизм. Агрессия, обман и похоть разрушают организм общества, и это ведет к хаосу и разрушению культуры и цивилизации. Вот поэтому приходится ограничивать хаос пониманием полезности добра.

Добро как раз и восполняет природный недостаток человека – отсутствие инстинктов. Добро приводит людей к пониманию ценности семьи, счастья отцовства, необходимости заботы о родителях, помощи близким и примирения с противниками. Это путь эволюции человеческого общества, это путь разума в гармонии с природой.

 

* * *

 

Закон же природы среди людей превращается в закон джунглей. На этом как раз и попались образованные советские люди. Они думали, что свет разума и постижение законов природы в нашем обществе даст точно такой же прогресс, как и в технике. К сожалению, это было жуткое непонимание предмета.

Итак, что же делает естественный закон среди людей? Как мы говорили, в природе нет понятий добра и зла. И получилось то, что и должно было получиться – мы присутствуем при Последних Временах, мы видим пришествие Зверя… Наша программа перезагружена.

Всегда было известно, что первейшей задачей зла является убедить всех в том, что зла нет. Вторая задача – убедить, что и добра нет (а в природе их действительно нет). Это блестяще выполнено. Выше я упоминал, как понятия перевернулись в нашей жизни. Мы абсолютно уверены, что зла как такового нет. Есть лишь раскрепощение, свобода и независимость, творческая экспрессия, самовыражение, забавные особенности и безвредные слабости (естественные, разумеется). Добра тоже нет: все благие намерения ведут сами знаете куда, а под личиной добра прячется лицемерие и самое натуральное зло (или "глупость" и "наивный идеализм"). И мы в это верим, т.к. сами это "видим": как "свобода и демократия" несут войну и нищету, как церковь торгует спиртным и освящает банки и мерсы-пагановозы; священники все качают бабло и вообще педофилы; если кто-то тебе улыбается, значит, чего-то хочет; врачи убивают нерожденных детей для получения стволовых клеток за деньги (не только аборты, у нормальных мам вызывают выкидыши), фармацевтические компании ради прибыли готовы всех за бешеные деньги перетравить и т.д. Авторитетов тоже больше нет, ведь веры нет. Святое – это вроде как нечто глупо-ретроградное, явно не прогрессивное. Ценности уходят, все заменила цена. А что, объективно и удобно. Добра и зла нет. Мы сами убили Бога.

Это убийство освящено разумом и наукой. И хоть свободные индивиды думают, что у них нет веры, а есть лишь чистый разум, на самом деле она у них есть, ведь человек не может действовать без программы. У этих людей-атомов загружена вера в природу, в науку, а в конечном итоге в Зверя. Вот тут-то абстрактные идеалы разума есть зло.

Да, зло теперь абсолютно доминирует, и не только в реальности, но и в идеалах. Веру заменила наука (а точнее веру в Бога заменила вера в природу). Мы теперь верим в некие "объективные" законы, которые оправдывают подсиживание коллег в рамках конкуренции, неподчинение старшим в рамках свободы самовыражения и "естественных" прав человека, сознательное истребление и эксплуатацию народов Африки, Азии и Восточной Европы дабы не допустить, чтобы "недочеловеки" расплодились и все "наши" ресурсы пожрали. Сильный должен уничтожить слабого – это закон. А поскольку все относительно, то мы должны стараться просто уничтожить всех вокруг (ведь сила и слабость определяются лишь по результату: кто выжил, тот и сильный). Разница между хорошо и плохо теперь свелась к выбору между выжить и исчезнуть.

Есть у нас пословица: дурное дело нехитрое. Это пословица общества, где есть понятия о добре и зле, и где добро является ориентиром. В реальности есть дурные дела, но больше как проявление глупости или слабости. Благое же дело созидания предполагается сложным.

А сейчас, во-первых, дело дурным быть не может, ведь понятий о добре и зле нет. А во-вторых, пока понятий нет, зло и добро есть. И зло, спрятавшись за науку, стало идеалом. И многие дурные дела теперь часто хорошо спланированы и вообще весьма замысловатые. К дурным целям стремятся всей силой разума... Вот это и есть потеря ориентиров. Это и есть смена программы.

Оглянитесь, как все странно… В России самая "лучшая", самая активная, умная, целеустремленная и волевая часть народа направила все свои усилия и устремления… на уничтожение, растаскивание, разворовывание, вывод зарубеж достояния России, на обман, шантаж, насилие над ее населением ради… циферок на своих валютных счетах и доступа к лэйблам… А вроде бы самая "худшая", мещанская, ограниченная, серая, инертная масса людей, простых русских людей, старается защитить, сохранить, отстоять страну и людей от взбесившейся "лучшей" части этих самых людей, хоть зачастую и не совсем русских… А ведь еще совсем недавно активная часть толкала пассивную строить, развивать, расширять, углублять, просвещать, исследовать и укреплять… И пассивная, естественно, упиралась, но страна шла вперед… Господи, что с нами случилось? Люди обезумели, золотой телец застилает разум, душа черна, как ночь… Нам просто сменили программу.

Не природное в человеке есть зло, а разум – добро. Есть понимание животной сущности человека и разумная жизнь в гармонии с природой, с потребностью человека в общественном развитии, что есть добро. И есть слепое следование логическим конструкциям псевдоестественности и потакание природным недостаткам, где интеллектуальные абстракции несут в себе зло. Или еще проще: добро – это любовь, понимание единства и ответственность, а зло – это отсутствие любви, т.е. отрицание единства, подаваемое через индивидуализм и "нравственность разумного эгоизма", и безответственность, замаскированная под "свободу личности". По сути, это две разные программы, две точки отсчета, два мировоззрения, две разные веры. А поскольку взаимосвязь всех процессов – объективная реальность, то отрицание единства противоестественно.

Думаю, мы можем дать упрощенное определение: есть Темная сторона в человеке, и есть Светлая. Определяется темной и светлой верой.

 

Библия и Церковь.

 

Изложив основную идею христианства, его дух, остановимся коротко и на форме.

Все знают, что Библия состоит из двух книг: Ветхого завета и Нового завета. Вот они-то и считаются священными источниками христианства. Однако все обстоит несколько иначе. Священной книгой христиан является только Новый завет, где и изложено учение Христа.

А что же Ветхий завет? По сути, Ветхий завет – это лишь перевод на греческий язык иудейского Танаха[13], вовсе и не рассчитанный на то, что его будут читать неевреи. Просто ко времени перевода еврейская община в Александрии перестала пользоваться иудейским языком и левитским священникам пришлось перекладывать древние тексты на греческий. Танах – это религиозные тексты иудеев: древние, племенные. О племенной исключительности там и говорится. При чем тут христианство? Да ни при чем!

Вас никогда не смущала вопиющая разница в духе двух вроде бы родственных книг? Христос утверждает, что надо любить и врагов, а в Танахе – закон талиона и око за око, зуб за зуб. Наш всепрощающий Бог как идеал Добра в Ветхом завете превращается в страшного духа, который творит жуткие вещи: уничтожает города, насылает страшные проклятия на Египет в виде казней, просит приносить ему в жертву первенцев. При вхождении в землю обетованную иудеям предписывается уничтожать в других народах "все, что дышит". Неувязка какая-то…

Сейчас уже трудно объяснить, каким образом эти две книги были объединены в одну. Надо спросить у историков. Как бы то ни было, Танах – книга мудрая. Но злая. И утверждать, что нужно хорошо ее знать, чтобы оценить, с чем борется Иисус – это все равно, что говорить, будто для того, чтобы почувствовать вкус банки меда, нужно предварительно съесть бочку дегтя.[14]

С современной точки зрения такое объединение стало информационной диверсией. Какие у нее были последствия? Судите сами: протестанты в своем учении и воспитании опираются именно на Ветхий завет, и отсюда пошли охоты на ведьм, истребление индейцев, доктрины предопределения, избранности, фашизм наконец. Крестоносцы умудрялись находить в христианстве оправдание невиданному зверству, вдохновляясь, судя по всему, ветхозаветными примерами. И в наше время все гуманистическое учение Христа было поставлено под сомнение через антинаучность историй о сотворении мира, т.е. христианство стали истреблять через научное отрицание Ветхого завета!

Абсолютно вся критика идет через исторические примеры: крестоносцы, религиозные войны христиан между собой, охота на ведьм, инквизиция, конкистадоры и истребление индейцев, лицемерие и стяжательство официальной церкви. И все это – плачевный результат объединения Учения Христа с иудейским Танахом.

Крестоносцы ушли воевать "в Палестину за гроб Господень", явно опираясь в своих размышления не на Христово "подставь и другую щеку", а на ветхозаветное "среди покоренных чужих народов убей все, что дышит". Идея покорения святой земли – это покорение земли обетованной из Танаха. Религиозные войны среди христиан начались в тот момент, когда вера раскололась. И если альбигойские войны были скорее возможностью пограбить, нежели побороться с ересью, то войны с протестантами – прямой конфликт Нового завета и Танаха. Протестанты объявили, что их бог – суровый, жестокий, злобный бог из Ветхого завета, что они избранный народ и являются лучшими, исключительными по отношению к другим людям, что они имеют право судить других, что спасение даровано только им, что только они достойны наследовать землю, а неизбранные должны быть покорены или уничтожены. Протестантство благословило стяжательство и осудило щедрость, потворствовало индивидуализму и, в конечном счете, привело к нетерпимости, охоте на ведьм, неимоверной жестокости, проявленной в работорговле, истреблении индейцев, борьбе со своими идейными противниками. Это отрицание христианства в принципе. И тут мира быть не могло. Мир наступил только тогда, когда христианское учение повсеместно было отброшено. Что касается охоты на ведьм, то в массе своей она прошла именно у протестантов, и Салем – протестантский город. Инквизиция была всего лишь церковной службой безопасности в подчинении у королей Испании. Эту тему старательно закошмарили, но на самом деле все было не так уж и страшно.[15] Конкистадоры – просто скопище алчных бандитов, по которым на родине виселица плакала. Их целью был грабеж, а не водворение христианства. Кстати, и все равно обратим внимание: "жуткие" конкистадоры-католики не додумались истребить всех поголовно жителей Латинской Америки. Они с ними сжились. А индейцев перебили ветхозаветные протестанты-англосаксы.

Так что давайте читать Новый завет. Танах пусть изучают в синагогах и англосаксонских институтах.

 

* * *

 

Теперь поговорим о Церкви. Так уж получилось, что христианской церкви пришлось заняться политикой, и она стала обычной бюрократической структурой власти. С пышными атрибутами, властными замашками, коррупцией и лицемерием. Ведь ранние христиане опирались только на Евангелия. Танах подключили к источникам через несколько веков по каким-то политическим соображениям. Да и само учение стало забываться и вырождаться в тупое следование определенным ритуалам.

Как это могло произойти? А хорошо ли мы себе представляем, в какой ситуации оказалась Церковь после падения Рима? Все учение разума и добра строится на довольно сложных теоретических конструкциях, и как все это донести до германских и славянских варваров, которые и города-то стороной обходили, считая их местами захоронения ("нормальным людям такие курганы и саркофаги для жизни не нужны")?[16] Упор стали делать на соблюдении ритуала, страхе физических кар в этом мире за его несоблюдение и посулах физического воскрешения после возвращения Христа. Через несколько поколений и сами учителя уже стали больше разбираться в способах заставить страхом и угрозами, всякими посулами и обещаниями соблюдать ритуал и таким образом держать хоть какое-то единство паствы в хаосе Европы ранних Средних веков. А властные функции довершили дело.

Кажется странным? А знаем ли мы, что русские до 15 века в церквях молились каждый своей "семейной" иконе, которой не разрешали молиться другим. По сути это было то же язычество в новом христианском "прикиде". Но все же дело было сделано, и идеи Христа так или иначе закрепились в сознании европейцев и русских. Эти народы стали христианскими и развили сильную цивилизацию и богатую культуру.

Христианство – мощнейший инструмент социального единства, и Церковь является его основой. Пусть даже все Великое Учение и выродилось в хождение в определенное строение с крестом на крыше, воздержание от некоторой еды по конкретным дням, в ношение крестика (по возможности подороже…) и празднование определенных праздников. Еще есть свечки, "святая" вода и доски с изображениями людей.

Чтобы не быть голословными, разберем некоторые аспекты культа. Скажите, ну при чем тут христианство и форма здания церкви? Христос ничего не говорил ни про строения, ни тем более про их архитектурные особенности. Про пост утверждал вообще обратное тому, что принято сейчас: "Не то оскверняет, что входит в уста, а то, что выходит" – это к тому, что наша еда не делает нас праведными или неправедными, а вот наши мысли, слова и поступки делают.[17] Тем более сейчас, когда пост выродился в самый настоящий фарс и лицемерие: приходим в японский ресторан и наедаемся "постной" еды до отвала. Не только сытно, но еще изысканно и дорого. И все правила соблюдены! Самим не смешно? Крестик[18] на нашей шее стал элементом украшения – его стараются выбрать поизысканней и подороже. Крещение детей превратилось в модную "тусовку". Это лицемерие. Иконы стали, наверное, самым законченным выражением абсурда. В храме стоит доска с неким изображением. Ее положено целовать и ей поклоняться. Ее любят украшать подороже. И ладно бы еще так… Но ведь началось совсем что-то безумное – стали иконы наделять святостью и целительной силой! Мы верим в божественную силу куска дерева! Господи, а что же тогда язычество, хотелось бы спросить? Та же история с водой… А почему мы верим, что кусок дерева потому свят, что на нем некое изображение, а не потому, что он взят от "священного" заповедного дерева? Давайте уж сразу пойдем хороводы водить вокруг дубов… Нет святости и силы в воде и иконах – она только в нас. Для примитивного сознания вода и дерево стали мостиком от привычного язычества к учению Христа, и великие победы "под покровительством иконы" суть великие проявления человеческого духа, который смог сконцентрироваться и проявиться вовне при помощи изображения святого. Человеку современному, понимающему суть учения, это уже ни к чему.

А вспомним, какие вопросы вызывали и вызывают самые горячие споры среди христиан. Вот известная ересь Ария, который не принимал основной догмат Церкви о триединстве Бога (Отца, Сына, Святого Духа) и утверждал, что Христос – творение Бога, его сын, но не сам Бог. Страсти разгорелись нешуточные, и в 325 году в Никее был собран Первый Вселенский собор. Ересь ариан, провозглашавшая земную (а не божественную) природу Иисуса Христа, была осуждена, а сам Арий изгнан. При этом вопреки протестам ряда присутствующих Собор включил в т. н. Никейский символ веры отсутствовавшую в Священном Писании формулу о "единосущности" (абсолютной тождественности) Бога Отца и Бога Сына. Арианство, кстати, переняли современные Свидетели Иеговы, которые плюс к этому с пеной у рта доказывают, что Бога зовут Иегова, что Христа распяли на столбе и что дата его рождения неизвестна. А ненависть католиков к православным? Господи, да это же все споры о культе! Учение о добре и божественной сущности человека если и было понято, то нигде не практиковалось. Оглянитесь – в мире нет настоящих христиан! Как раньше у одних дикарей был дубовый идол, а у других сосновый, и дубари бились до изнеможения против соснарей. Теперь у нас иконы – у них статуи; у нас несколько патриархов – у них один папа… А давайте их всех перебьем, нехристей проклятых!

Где же любовь? Где здесь понимание и смирение? Где тут христианство???

Но пусть. Все равно Церковь так или иначе напоминает об идеалах добра, занимается сохранением правильной программы-веры. Даже самый ограниченный и слабый духом батюшка все равно будет упорно твердить об идеалах добра просто потому, что ничего другого он не знает, его только этому и учили! А вот от холеных, интеллектуальных и энергичных свободных индивидуумов часто идет блистательное и убедительное изложение зла. Это соблазнение, ведущее к разрушению… Интеллектуальный словесный понос. Так что даже самый посредственный христианин в принципе лучше убежденного атеиста (на самом деле верящего в Природу и Человека-Зверя).

Простим Церкви все ее несовершенство. Поймем, что же она хочет до нас донести. Сохраним и преумножим силу добра. Не отринем и разрушим, а поймем, исправим и укрепим. У нас есть великий шанс стать первым поколением за тысячи лет, которое все же хоть что-то поймет.

 

* * *

 

В последнее время стал распространяться взгляд на христианство как на фальшивую религию, привнесенную на славяно-арийскую землю жидами, с помощью которой население было обмануто либо насильно обращено. Что христианство стало инструментом угнетения, лишения исконной свободы этих народов, что оно привело к разрушению природы, семьи и государства. Что это сплошной обман и лицемерие. Что надо "вернуться к истокам".

Давайте разбираться, ведь это очень серьезное обвинение. И во многом "правдивое".

Начнем с конца. Ни к каким истокам даже при всем желании вернуться нельзя – мы этих истоков просто не знаем. Нет никаких хоть сколько-нибудь достоверных данных о верованиях наших предков, ведь прошла уже тысяча (!) лет даже на Руси. Все современные "знания предков" – это новодел, свободное творчество по мотивам, так сказать. Да и как мы выше увидели, любая дорога назад не вернет нас в Рай, а приведет в Ад…

Далее. Действительно, среди германских и славянских народов крещение проходило скорее насилием, нежели убеждением. Например, русские князья, перед которыми стояла задача идеологического объединения подвластных племен, немного поэкспериментировали с едиными языческими пантеонами, а потом обратились к опыту западных европейцев, которые за почти тысячу лет изрядно поднаторели "в способах заставить страхом и угрозами, всякими посулами и обещаниями соблюдать ритуал и таким образом держать хоть какое-то единство паствы". Крещение провели насильно. Конечно, всегда есть те, кому все равно, и они крестились сразу, лишь бы угодить князю. Но люди с действительно развитой совестью и религиозным чувством, как раз те, на которых все и держится, сопротивлялись долго, и тут без жестокостей не обошлось. Ну сами посудите: нельзя же верующего человека обратить директивно! Ведь это вера его отцов, все его мироздание! Кто способен на быструю перемену – бессовестный беспринципный флюгер. Да русские и так это уже знают по опыту, когда у нас все комсорги и члены компартии на следующий же день после путча оказались в храмах со свечками…

Свобода. Действительно, христианство ограничило свободу. Могло показаться, что это самый настоящий инструмент угнетения. Древние славяно-арии жили в лесах, занимались охотой, собирательством и натуральным сельским хозяйством. Верили в духов, обожествляли природу, и поэтому жили в гармонии с ней. Это была первозданная свобода, где месть справедлива, сильные доминируют над слабыми. Племена враждовали и вообще люди не сильно ограничивали свои природные страсти.[19] Христианство, к тому времени сильно изуродованное церковью, добавило всем головной боли. Это нельзя, то плохо. Мстить плохо, гневаться плохо, потворствовать прихотям и желаниям плохо, есть все что хочется плохо. На дикую свободу были наложены идеологические и чисто внешние ограничения в виде ритуалов, постов и обрядов. Как мы говорили, началась структуризация хаоса. Для человека, принимающего только примитивную свободу как вседозволенность и не понимающего настоящую свободу как осознанную необходимость, такие ограничения стали ярмом. Ребенка заставили ходить в школу – страшная тирания!

Разрушение природы, семьи и государства. Действительно, после обожествления природы христианское убеждение в том, что человек есть ее хозяин, показалось кощунством. Если до христианства люди жили в гармонии с окружающей средой, то после стали ее активно переделывать под свои нужды. К сожалению, христианство – знание о человеческом обществе, а не о природе. Это не экология. Десять веков назад такой подход был очень прогрессивным и разумным: развитие сельского хозяйства дало прирост населения, а расширяющееся использование ресурсов подстегнуло развитие цивилизации и культуры. Теперь все иначе, но глупо обвинять христианство в том, что мы так разрушили свою планету за последние 150 лет – как раз тот период, когда христианство повсеместно отринуто. Теперь мы понимаем мировоззренческую и практическую проблемы экологии и готовы искать ее решение, но об этом позже.

Древняя семья была большой и объединялась в род, а тот в свою очередь в племя и это племя было само по себе государством. Работал принцип "наши – не наши". Такое объединение по родственным связям создавало массу конфликтов между своими и чужими, что и выливалось в бесконечные стычки. Христианство со своей пропагандой всеобщего братства стремилось достичь мира и согласия в более обширном сообществе, нежели род или племя. На Руси стремились к объединению всех русских, в Европе католическая церковь объединяла все народы под своим контролем. Объединение в глобальное братство, нацию, своим побочным эффектом дает ослабление связей на уровне племени и рода. В конечном счете понятие семьи ужалось до его сегодняшнего смысла, и уже на эту "маленькую" семью приходится удар антихристианства. В антихристианском обществе нет места семье, там точкой отсчета является человек-атом, индивид. Так что христианство не разрушило семью и государство, а вывело их на новый этап цивилизационного развития.

Ну, а что касается "жидов", то мы частично ответили на этот вопрос выше, и подробно остановимся на нем в следующей главе.

 

* * *

 

Есть еще один перекос, порожденный мошенничеством с Библией и политической активностью Церкви – это вопрос об исламе.

Что мы знаем о мусульманах? Гарем, гурии после смерти и убей неверного. Все правильно, ничего не забыли? Ах, да! еще дикость, нищета и злобный фанатизм…

А ведь ислам – это дальнейшее развитие учения Христа, скорректированное на местные обычаи жителей Аравийского полуострова и Ближнего востока. Иисус, сын девы Марии, стал в их традиции Исой ибн Марьям, посланником и одним из пророков Аллаха. Царь Соломон – Сулейман ибн Давуд. Мусульмане знают и уважают Ветхий и Новый завет. Ислам и христианство – это две ветви одного учения. Понятия о добре и зле у них практически одинаковы, и конфликтов в теории быть не может.

Первые университеты возникли в маврской Испании. Вся греческая традиция и литература перешли в Европу из арабских библиотек, т.к. в раннее средневековье европейцы умудрились уничтожить абсолютно все "языческое" наследие греческой философии и культуры. Компас, карта, светская литература – все это от мусульман.

Когда в прошлом мусульмане нападали на христиан по религиозным (а не по политическим) причинам? А все потому, что настоящих христиан они почитают за близких братьев, пусть и немного заблуждающихся.

Почему же сейчас все по-другому? Да просто тотальное насилие, обман и лицемерная несправедливость со стороны Запада сделали народы ислама нищими, среди нищеты и безграмотности дали всходы ростки тупого агрессивного фанатизма.

А с кем у мусульман идейные конфликты? Да с теми же, с кем и у христиан – с язычниками, иудеями и либералами-маммонистами.

Учитывая источники религии, наша вера такая же иудо-христианская, как и ислам – иудо-мусульманский. Просто наша официальная Церковь действительно стала частично иудейской и воспылала шизофренической ненавистью к исламу, который на протяжении тысячи лет был более культурным и развитым, а главное гуманным, нежели Европа.

Христиане погибают сами и льют кровь своих братьев мусульман, по сути, из-за евреев. Ведь реальный конфликт, принципиальнейший конфликт веры, существует между исламом и христианством с одной стороны, и иудаизмом и глобальным либерализмом, с другой.

 

Евреи, евреи, кругом одни евреи.

Евреи.

 

Думаю, раз уж сказали А, то надо сказать и Б… Затронув Танах и веру иудеев, надо поговорить об этом подробно. Да и сами евреи бы обиделись, если бы мы их просто проигнорировали после того, как обозвали нехорошими. К тому же, как ни крути, но этот вопрос в свете изучаемой темы является крайне принципиальным.

Думаю, на самом факте негативного отношения к евреям останавливаться нет необходимости: мы это и так чувствуем из повседневного опыта, да и по телевизору нам об этом каждый день сообщают. Как будто нет темы для русских важнее антисемитизма и борьбы Израиля с арабами.

Что говорит распространенная теория? Что христианские народы питают тупую животную ненависть к иудеям, потому что: а) в Библии сказано, что именно иудеи и их священники умышленно убили Христа, и христиане им якобы банально мстят за это; и б) евреи очень умные и талантливые, а зашоренные и закомплексованные христиане питают к ним зависть и выплескивают на них свою злобу.

Поскольку наша вера объявлена иудо-христианской, а любое проявление национального характера среди неиудеев считается нацизмом и шовинизмом, то борьба с нелюбовью к евреям объявлена мерилом культуры, цивилизованности и прогрессивности нации.

На самом деле юдофобия строится не на наличии или отсутствии у человека каких-то мифических капель еврейской крови. Кстати, умышленно не будем говорить антисемитизм – этот эвфемизм выдумали сами евреи. Семитами ведь являются и палестинцы.

Еврейский вопрос в наши дни – дело темное. Сейчас вообще под статью Уголовного кодекса попадает. Т.е. публичной дискуссии мы на эту тему никогда не услышим, что у нас, что на Западе. Точнее, на Западе даже за попытку посадят быстро и без шума. Забавно: на "христианском" Западе можно хулить Бога, Христа и Церковь, рекламировать все вообразимые и невообразимые грехи, крутить по телевизору всякие "последние искушения Христа", но попробуй опубликовать историческую статью, например, с исследованиями по теме холокоста – и все, суд за разжигание розни и антисемитизм (!) (да-да, именно антисемитизм, законов против русофобии, к примеру, нет) и тюрьма на срок от 5 до 10 лет... Т.е. проблема как бы есть, а полемики – нет.

Весь вопрос в том, почему вообще существует пресловутая еврейская проблема... Ведь она явно есть, хоть сколько ее зажимай. У всех народов, которые с ними сталкивались. Почему?

На кухне нам расскажут, что они такие-сякие, бессовестные. Ну а если серьезно?

 

* * *

 

Как бы сейчас пропаганда не убеждала нас в обратном, но люди целиком и полностью подчиняются в своих поступках своей вере. А верят абсолютно все, только в разное. Махровый атеист верит в то, что он не верит (ведь доказать, что Бога нет, он не может точно так же, как священник не может доказать, что он есть). А если разобраться, то богом атеиста стала некая Природа и Естественный закон. Он верит в науку (причем именно верит, т.к., по сути, современная наука так же далека от окончательной истины, как и во времена Бэкона и Ньютона). Вот, классическая фраза современного ученого: "Более того, чтобы стимулировать организм к поиску соли, природа снабдила наших далеких предков связью между рецепторами соли во рту и зоной удовольствия в мозге". Поменяйте слово природа на слово Бог, и перечитайте. Что изменилось? Да ничего. Это не знание, это именно вера.

Как мы уже говорили, вера есть для нас совокупность усвоенных через семью или окружение идей и принципов, на основании которых мы анализируем происходящие события, после чего соответственно на них реагируем. Это наша программа.

Характеризуя любое сообщество людей, нужно разобраться в его вере (или идеологии, что, как мы говорили, одно и то же). Чтобы понять русских, нужно разобраться в православии (именно православии, ведь в нашем исполнении даже коммунизм, в конечном счете, стал православно-патриархальным). Бывают случаи смены религии... Ну вот, например, Запад или новые русские в России. Формально они христиане, а на самом деле...

Ведь если приглядеться, то терпение и смирение стало у них считаться пассивностью и слабостью; воздержание – жадностью, скудностью вкуса и узостью кругозора; скромность стала закомплексованностью; распущенность и бесстыдство – раскрепощенностью; тупая агрессивность – нацеленностью на успех; хищный злой поступок встречает понимание как естественный индивидуализм, а добрый отвергается как подлое прикрытие хищного и злого (в доброе-то веры почти нет). И деньги, деньги, деньги. Сменилась программа, поменялось и сообщество.

Мало того, презираемые еще 150 лет назад в Европе профессии ростовщика (банкира), адвоката (юриста), лицедея (артиста) и торговца стали почитаемыми и престижными. А уважаемые раньше военные, чиновники, ремесленники (рабочие) и земледельцы превратились в символ ограниченности, нищеты, тупости, слабости, агрессивности и порока.

А ведь исторически в Европе профессии ростовщика, торговца, адвоката – еврейские. Как ни крути, а мы все сегодня живем в Еврейский Век... Мы все стали евреями, т.к. отринули христианство и приняли их веру.

 

* * *

 

А хорошо ли мы себе представляем племенную психологию? Ну вот, например, когда в XV в. московское войско Ивана IV взяло Новгород, то под лед отправили почти все его население. Москва помогала татарам против Твери. Да такое сплошь и рядом в истории! Это еще косвенно и в наши дни. Кстати, даже эти примеры уже не очень корректны, ведь там все же речь шла не о племенах, но как иллюстрация сгодится. Короче, есть наш род, наше племя – свои. Мы – Люди. А есть чужаки, другие – они не наши, не свои, не люди. Понимать, кстати, надо буквально. Если говорить по-нашему не умеет – значит, вообще не говорит! В русском до сих пор слово есть – немец, т.е. немой (или "не мы", как вам больше нравится). Из такого подхода каннибализм, рабство и т.д. и т.п. уже не вызывают удивления. Не наши – не люди вообще.

Сравним, кстати, с Христовым все равны перед Богом. Вот где была настоящая революция в головах!

Итак, как мы уже говорили, все наши поступки определены нашей верой. Вера, кстати, здорово впитывает историю, традицию и мораль общества, так что историю тоже хорошо бы знать. Вот выше мы подчеркнули, как самоопределяется примитивное сознание. Кстати, деление на людей и нелюдей до сих пор проскальзывает повсеместно. У англосаксов, например, сплошь и рядом вера в то, что если люди живут как-то иначе, чем они сами, то это ужасная дикость и сплошные страдания, и вообще эти люди дикари и почти не люди совсем. Вон, Гоббс разглагольствовал о теории гражданского общества и естественных прав, а сам был крупным акционером компании по перевозке рабов в Америку. Английские колонисты просто истребили индейцев, даже каких-то диких мук совести не испытали. Если мы послушаем нынешних русских, то сплошь и рядом их окружают хохлы, армяшки, чурки, азерботы и грызуны, а "таджик" стало синонимом рабочий-полураб. И это после 200 лет пропаганды всеобщего равенства! Представим себе, как лет 500 назад все это выглядело.

Подобные племенные языческие верования среди германских, латинских и славянских народов вытеснило христианство. Все мы братья и равны перед Богом – вот максима этого учения. А что же произошло у евреев? Вот тут-то самое интересное...

 

* * *

 

Мы все читали Ветхий завет. Ну, по крайней мере, должны были хотя бы листать, и вообще много чего знаем из фильмов и общей культуры. Как мы уже говорили, есть какой-то странный диссонанс с Новым Заветом. Все эти жуткие казни египетские, бесконечные предательства, убийства... А завет бога евреям при вхождении в землю обетованную уничтожать в покоряемых народах все, что дышит, о чем с гордостью и рассказывается?! А убийство Валтасара, вавилонского царя, который дал евреям спокойно у себя жить и процветать? А потом приветствие персов, разоривших Вавилон, а потом уже радостное истребление персов?... А пророчество поставить евреев правителями всей земли, и все народы будут истреблены или брошены к ногам их – и все это за беспрекословное поклонение богу? А требование приносить первенцев в жертву? Да... Что-то тут странное...

А главное, евреи – Избранный народ, а все остальные – гои. Короче, люди и нелюди.

Как мы уже говорили, Ветхий завет является всего лишь переводом на греческий язык иудейского Танаха. Это древние племенные религиозные тексты иудеев, не предназначенные для других. И о племенной исключительности там и говорится. Скорее всего, что-то подобное было и у кельтов, и у тех же славян, разве что не такое масштабное. Иудаизм – это племенная вера, самое настоящее мракобесие с современной точки зрения.

Почему мракобесие? А все из-за того же декларирования, что иудеи – избранный богом народ. Люди. А все остальные – гои, т.е. нелюди. Понимать буквально. И вот отсюда начинаются все "прелести"...

А именно: десятисловие Моисея (десять заповедей) к гоям применяется с оговорками (а по сути не применяется вовсе). Ну, например, давать в рост своим нельзя, гоям можно. Прелюбодеяние с еврейкой запрещено, с гоями – можно (т.к. у гоев не бывает "законного" брака). Евреям прямо запрещено проявлять жалость и помогать гоям, предписано быть твердыми. Запрещено продавать землю или дом неиудею. Вообще, многие нормы направлены на обособление иудеев от "гоев", а пресловутые гетто – просто еврейская форма жизни в окружении других народов.

Завет иудеев с Яхве/Иеговой говорит: беспрекословное подчинение Яхве (по сути, секте священников-левитов, теперь раввинов) в обмен на господство над всем миром. Иудеи должны восторжествовать над всеми другими народами и будут править миром, и Яхве положит эти народы к их ногам. И ничего "такого" тут нет: почему это люди не могут править недочеловеками? Последним, безмозглым подлым тварям, только благо будет, когда мудрый, энергичный и справедливый иудейский народ станет ими править и направлять неразумных.

Такой взгляд на мир порождает интересный взгляд и на историю. Назовем его "иудоцентризм"... Вся история – история евреев. Что там и как у других – это неважно, они ведь не люди (нас разве интересует история, например, стаи бабуинов?). История – это описание тернистого пути иудеев к власти над миром... А теперь оглянитесь вокруг и припомните, чему нас учат... Древние евреи, потом восстание евреев против Рима, разрушение Храма, потом рассеяние... Потом гонения на евреев в Испании: Инквизиция якобы была создана исключительно для преследования евреев и т.д. и т.п. Такое чувство, что кроме т.н. холокоста во Второй мировой войне пострадавших не было... Вся история – одни сплошные якобы гонения на бедных евреев.

У евреев есть пророчество о приходе мессии... Иисуса они не признали и распяли, т.к. еврейский мессия должен обладать политической и военной силой и привести иудеев к торжеству над всем миром. Поэтому Иисус для них – незаконнорожденный сын потаскухи Марии, мошенник и шарлатан, обманувший кучу народу (в основном и так безмозглых гоев). Ненависть к христианам просто патологическая. Кстати, любопытный момент – мессия евреев по всем признакам станет Антихристом христианских пророчеств: этот человек покорит весь мир, потребует к себе религиозного поклонения, будет короноваться в восстановленном храме Соломона.

Евреи поклоняются силе, богатству (любыми путями, обманом в первую очередь), логике в противопоставлении любым нормам морали. Это народ маммоны. А сейчас мы все стали евреями и весь мир поклоняется насилию и золотому тельцу (каким образом произошла перезагрузка веры поговорим в главе об идеологии). Евреи поощряют развитие ума и логики, проявлять жалость запрещается как слабость и глупую мораль. Почему все русские олигархи – евреи? А потому, что в момент, когда "можно", они действуют логично и берут, а христиане колеблются, т.к. это "не по-людски". Развитие интеллекта и полное отрицание норм морали, т.е. понятий о добре и зле – ничего не напоминает? Правильно, иудеи как народ встали по ту сторону добра и зла, перестали быть людьми, превратились в народ Зверя. До прихода белокурой бестии Запад был уже поражен бестией кучерявой…

Максима такого подхода заключена в Каббале. "Каббала – это самая практическая наука, объясняющая нам "как хорошо жить". Развитие души создает в человеке различные потребности. Само по себе тело мертво, и только душа определяет его особенности, свойства, стремления. Душа и есть то самое желание получить наслаждение, которое создал Творец. Развиваясь, душа изменяет свое желание от: 1) желания насладиться только животными наслаждениями, теми, которые есть и у животных, такие как питание, семья, секс; 2) к желанию насладиться богатством; 3) к желанию насладиться знатностью, славой; 4) знаниями; 5) возвращением в свое первоначальное состояние, из которого она снизошла в наш мир. Это последнее состояние называется духовным. Отличие всех учений от Каббалы в том, что они построены на уничтожении желаний или их кардинальном уменьшении, по крайней мере. А их нельзя уничтожать, ведь это вся наша природа, это единственное, что создал Творец. В Каббале существует только один основной закон, из которого следует все остальное – закон максимального наслаждения. Творец сотворил человека со злым, эгоистическим началом, а не как ангелов, не как неживую, растительную, животную природу. Каббала утверждает, что только дальнейшее развитие эгоизма под влиянием нечистых миров и его исправление чистыми мирами, позволит человеку овладеть и правильно использовать все эгоистические желания, созданные Творцом. Именно прибавление к своему начальному, земному эгоизму, эгоизма духовного (нечистых сил), чтобы постоянно было что исправлять, позволяет человеку овладевать все большими силами природы и управлять ею. Позволяет достигнуть такого состояния, когда человек становится выше всего мироздания, а не ниже его".[20]

Отличная логика: что естественно – то не безобразно. Еще раз проглядите цепочку: секс – деньги – статус – знания – первоначальная анемия. Кстати, сразу проведем параллель с логикой рыночного либерализма: совокупность частных эгоизмов ведет к общему благу. Такой же парадокс. И точно такое же лицемерие.

Для примера разберем всего лишь один очень показательный аспект – идеализацию логики, выливающуюся в фанатичное бесчеловечное следование идеологии (наслаждение знанием, местью, статусом)... Вот, например, красные комиссары...

Маркс высказал предположение (ошибочное, кстати, а точнее просто неполное) о трудовой природе стоимости и денег соответственно. Из этой предпосылки была выстроена теория о прибавочной стоимости как результате эксплуатации. Это лишь теория. И вот коммунисты образца 1917 года (сплошь евреи) убивали миллионы людей, т.к. эта теория казалась им логичной и они твердо (они все из местечек, их воспитывали не проявлять жалость и слабость) шли к счастью для всех. Многие русские сочувствовали идеям коммунизма, но карателями сплошь и рядом были евреи... Сравним СССР образца 20-30х годов и послевоенный Союз – это две большие разницы. Иудейский интеллектуальный коммунистический бесчеловечный фанатизм сменился русско-православным патриархальным социализмом. Или наши перестроечные "либералы" и диссиденты, опять все как на подбор евреи, и глазом не моргнув, ввергли страну в хаос и миллионы жертв ради некоей "логичной" идеи рыночного либерализма (на самом деле лженауки, но так это ведь разобраться еще надо). И опять никакой жалости, и опять тверда поступь по трупам ради "идеи светлого будущего для всех"…

Наверное, объяснять не надо, почему такой "народ в себе" вызывал естественное раздражение у всех остальных? Окинем взглядом историю: это просто песня от начала до конца!

 

* * *

 

Начнем с самого начала – завета с богом. Почему евреи, с которыми якобы общался сам Бог, все время в чем-то сомневались и при малейшей возможности уклонялись от завета с ним? А как проверить, общается с вами добрый дух и даже Бог или могучий злой демон вроде Вельзевула? Ведь так пойдешь на соглашение, а потом сам горько об этом пожалеешь. Ну так вот, сами евреи долго не могли для себя решить, стоит ли им вообще связываться с Яхве… Правда, после обработки верхушкой священников-левитов и явных политических успехов роптание потихоньку сошло на нет, а потом и вовсе прекратилось. Ну, а раз уж сами евреи не знали, то и мы зададимся вопросом: иудеи – народ, избранный кем и для чего?

"Египетское пленение". Согласно Пятикнижию, евреи попали в Египет вслед за Иосифом, когда он стал фактическим правителем Египта, оставив фараону только высшие символы власти. По приглашению Иосифа в Египет отправились его отец Иаков со всей семьей в количестве 67 человек. После того, как евреи поселились на богатой почве, благодаря влиянию высокоразвитой культуры и выгодному положению племени, родственного первому министру и благодетелю страны, их численность стала быстро расти. Однако, после смерти Иосифа, со сменой фараона отношение египтян к поселившемуся среди них народу меняется, израильтяне попадают в рабство. Евреев заставляли высекать огромные глыбы гранита и тащить их к месту построек; рыть и проводить новые каналы, делать кирпичи и месить глину и известь для возводимых построек, поднимать воду из Нила в канавы для орошения полей, как это изображает Пятикнижие: "Египтяне с жестокостью принуждали сынов Израилевых к работам и делали жизнь их горькою от тяжкой работы над глиною и кирпичами и от всякой работы полевой" (Исх.1:13,14).[21] Потом появляется Моисей, который именем Бога требует от фараона отпустить его народ, демонстрируя "чудеса", призванные убедить фараона и его приближенных в "божественности" (?!) его требования. Эти чудеса получили название десяти казней египетских из-за того, что каждое продемонстрированное Моисеем чудо сопровождалось страшными бедствиями для египтян. В честь последнего из этих жутких "чудес" получил свое название еврейский праздник Песах (Пасха, от פסח – перепрыгнуть). Далее Моисей 40 лет водит евреев по пустыне и доводит до земли обетованной (Ханаана), которую евреи под предводительством уже Иисуса Навина захватывают "огнем и мечом", "уничтожая в покоренных народах все, что дышит".

Давайте разбираться. Для начала познакомимся еще с одним термином – гиксосы. "Гиксосы, греч. форма егип. термина «хека-хасут», властители пустынных нагорий (в переносном смысле – властители чужих земель), название завоевателей, которые покорили Египет ок. 1700 до н.э. и правили там в качестве фараонов более 100 лет. <…> Этнический состав завоевателей был, по-видимому, смешанным при господстве семито-хурритского элемента. Манефон, как свидетельствуют Юлий Африканский и Евсевий Кесарийский, считал их финикийцами, но при этом отождествлял с иудеями. <…> Отождествление древних врагов Египта с израильтянами у Манефона, очевидно, было продиктовано полемическими религиозным мотивами. Однако определенная связь между гиксосами и израильтянами могла существовать. Завоеватели пришли из Сирии и, хотя усвоили египетскую культуру, должны были опираться на азиатских поселенцев Дельты. Подавляющее большинство библеистов считают, что именно этим объясняется карьера Иосифа. Переселение потомков Иакова в Дельту хронологически совпадает с началом царствования гиксосов. Враждебное отношение к ним было перенесено и на израильтян, которые при царях XIX династии оказались в положении государственных рабов".[22] Отметим, что отождествлял израильтян и гиксосов также и римский историк Иосиф Флавий.

Итак, что мы видим? Евреи пришли в Египет как завоеватели и были оккупантами более ста лет. Далее фараоны 17й и 18й династий свергли их правление и восстановили целостность и суверенитет Египта. И тут начались дикие "жестокости" – евреев заставили работать!!! Учитывая, что в Египте фараон считался богом и все общественные работы, особенно возведение усыпальниц, были исполнением священного долга и выполнялись свободными подданными, такое отношение иначе как нормальным гуманизмом назвать нельзя (ведь могли и истребить всех). Кстати, о диких жестокостях и непосильном труде… Пришло в Египет формально 68 человек, а ушло через 400 лет… 2 миллиона!

А потом появляется Моисей и начинает права качать. Да еще перед кем?! Перед фараоном! И что же он просит? Отпустить евреев в пустыню молиться богу. Что думает нормальный египтянин? Пустыня – это мир мертвых, какому такому богу они собрались там молиться??? Для нас с вами это звучало бы примерно как предложение разрешить черную мессу сатанистов. Фараон, естественно, отказывает. И что дальше? А дальше самые тревожные опасения царя начинают подтверждаться – на его страну обрушиваются десять казней.

А именно:

1.      Наказание кровью

6.   Язвы и нарывы

2.      Казнь лягушками

7.   Гром, молнии и огненный град

3.      Нашествие мошек

8.   Необычная темнота (тьма египетская)

4.      Травля дикими зверьми

9.   Нашествие саранчи

5.      Мор скота

10. Смерть первенцев

Казнь первая: "Вся вода в Ниле, других водоемах и емкостях превратилась в кровь, но оставалась прозрачной для иудеев (и даже та, которая была у иудеев, превращалась в кровь, если египтяне пытались ее отобрать). Пить египтяне могли только ту воду, за которую они платили деньги евреям". Мило?

И казнь последняя, которую евреи до сих пор радостно отмечают в Пасху: "И не миновала Египет обещанная Моисеем кара, и последовала в полночь повсеместная смерть первенцев. После того, как в Египте за одну ночь умерли все первенцы (за исключением еврейских), фараон сдался и разрешил евреям покинуть Египет, так начался Исход".

Между этими казнями было еще много всего "приятного", но фараон упорствовал. Почему? Да потому что видел ясное доказательство того, что народ этот поклонился демону!

Кстати, во время странствий по пустыне произошел еще один широко известный эпизод. Моисей ушел на гору Синай и говорил там с богом. А в это время евреи, недолго думая, скинулись золотишком (бедные, бедные египетские рабы!) и отлили из него золотого тельца и начали ему поклоняться. Интересна реакция Моисея на все это:

25     Моисей увидел, что это народ необузданный, ибо Аарон допустил его до необузданности, к посрамлению пред врагами его.

26     И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, - ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины.

27     И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего.

28     И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек (Исх. 32:25-28).

Зверская жестокость, кровавый фанатизм, беспощадность.

А потом евреи ворвались в землю Ханаанскую и перебили проживающие там народы. По современной хронологии было это около 1200 г. до н.э. "Указанная дата (1445 г. до н.э.) не удовлетворяет результатам археологических раскопок, относящихся к периоду завоевания евреями Ханаана: раскопки в Хацоре показали смену материальной культуры его жителей от кнаанейской на культуру древних евреев, относяшуюся к 1250-1150 гг. до н.э.; в Лахише подобный же переход датируется 1150 г. до н.э.; в Мегиддо – ок. 1145 г. до н.э."[23] Таким образом, евреи силой захватили Палестину у других народов и прожили там примерно 1200 лет. Современные арабы прожили в Палестине около 2000 лет. Запомним это.

Так, про "милый" праздник Песах мы уже поговорили, давайте еще упомянем старый "добрый" праздник Пурим – "один из самых веселых дней иудейского календаря". Итак, слово Книге Эсфирь: "Главной героиней книги является Эсфирь – родственница и воспитанница еврея Мардохея (Мордехая), жившего в Сузах (Шушан) и однажды спасшего жизнь царю Артаксерксу (Ахашверошу). Когда перед царем встала проблема выбора новой жены, выбор его пал на Эсфирь. Один из придворных Артаксеркса, министр Аман-амалекитянин, был крайне раздражен тем, что Мардохей отказывался склоняться перед ним. Сплетя сеть интриг, Аман добился согласия царя на уничтожение всего еврейского народа. Узнав об этом, Мардохей потребовал от Эсфири, чтобы та заступилась перед царем за свой народ. Вопреки строгому придворному этикету, нарушение которого грозило ей потерей своего положения и самой жизни, Эсфирь явилась к Артаксерксу без приглашения и убедила его посетить приготовленный ею пир, во время которого и обратилась к нему с просьбой о защите евреев. Узнав подоплеку интриг, Артаксеркс приказал повесить Амана на той же виселице, которую Аман приготовил было для Мардохея, а в отмену указа об истреблении евреев разослан был новый указ: о праве их противиться исполнению первого. В силу этого указа евреи с оружием в руках восстали на защиту своей жизни и уничтожили множество врагов, в том числе десятерых сыновей Амана. В ознаменование этого у евреев был установлен праздник Пурим."[24]

Множество – это мягко сказано. 75 тысяч, учитывая тогдашнее население. Нормально, да? Вот радость-то! Ознакомимся с комментарием Дугласа Рида к этому эпизоду: "Когда они узнали об этом, противоположном первому, приказе, «была радость у иудеев и веселие, пиршества и праздничный день и (любопытная деталь) многие из народов страны сделались иудеями, потому, что напал на них страх перед иудеями». А в назначенный день «…избивали иудеи всех врагов своих, побивая мечем, умерщвляя и истребляя… по воле своей… и умертвили из неприятелей своих семьдесят пять тысяч». Мардохей затем установил, чтобы четырнадцатый и пятнадцатый дни месяца Адар праздновались как «дни пиршества и веселия», что соблюдается по наши дни. <…> Может быть даже и правда, что через 50 лет после завоевания евреев Вавилоном они помогли персам разрушить это царство; и что, в свою очередь, в течение последующих 50-ти лет освободители попали в такое подчинение к освобожденным ими иудеям, что царские сатрапы от Индии до Эфиопии, «страха ради иудейска», допустили погром и убийство 75 000 человек, и что указанные евреями «враги» были казнены смертью «проклятых Богом», т. е. повешены. В таком случае, персидские освободители евреев явно пострадали еще больше от рук освобожденных, чем их вавилонские завоеватели. <…> Празднование Пурима подтверждает основные черты истории Сиона, повторяющиеся непрерывно от древности до наших дней: использование нееврейских владык для уничтожения нееврейских народов и осуществления иудейской мести".[25]

Милые праздники, не так ли? Еще мамы готовят своим чадам вкусную выпечку в форме треугольников – "Уши Амана", названные так в честь отрезанных ушей убитого персидского министра. А знаем ли мы, что лидеры проигравшей Вторую мировую войну Германии были повешены в день Пурима? Именно повешены, как принято у евреев, а не расстреляны, как принято на войне у европейцев. Запомним и это.

Ну как, приятно иметь таких соседей и еврейских советников у вашего лидера? Подчеркнем, что вышеописанные события – в высшей степени мифические, и именно в этом их значение – это знак, мощная точка привязки веры иудеев. Это их мировоззрение и способ действия. Их дети учатся на этих праздниках. Вся вера иудеев строится на презрении и ненависти к гоям, на страхе перед жестоким Яхве и страхе ответной ненависти гоев, на жажде мщения гоям за этот страх. Это религия ненависти и разрушения.

Традиция евреев необозрима, и тут можно писать многотомные книги. Поэтому быстренько пробежимся лишь по некоторым особо значимым моментам истории.

Итак, из средневековой Англии евреев изгнали, т.к. стали всплывать дела о приношении в жертву христианских младенцев. Сейчас нам уши полируют, что это просто смехотворно... Так ли? Нравы были иные. Яхве наказал приносить ему в жертву всех первенцев, что и выполнялось до нашей эры. Потом требование смягчили, и даже до сих пор не отменили, а нашли формулу, что сохраняется право на всех первенцев, даже если им не пользуются. Кстати, для особо гуманных следует напомнить, что пару тысяч лет назад это не было чем-то особенным. Помните, Агамемнон принес в жертву свою единственную дочь, чтобы боги даровали ветер для его кораблей, отправляющихся на осаду Трои? Интересно, откуда такие идеи для эпоса? Язычники вообще сплошь и рядом приносили человеческие жертвы, и славяне, по всей видимости, не исключение. Греки, захватывая негреческие города, истребляли все население, кроме дев, не познавших мужа. Кстати, сравним с Танахом: убивать все, что дышит. Так что не так уж это и смехотворно, если разобраться…

Далее. Из Испании евреев изгнали в 1492 году, в год окончания Реконкисты. А дело в том, что евреи ко всем народам, среди которых живут, относятся как к гонителям. Хоть в лепешку расшибись, уже США – жидовское царство, так и там все выискивают "страшный антисемитизм". Ну так вот: во время нашествия арабов евреи помогли маврам овладеть Испанией, так потом еще взяли на себя администрацию городов и сбор налогов. Проявили изрядное рвение, и для испанцев маврское иго – по сути жидовское. Иудеям разрешено притворно брать другую веру, если это способствует достижению целей иудаизма. Иудеям разрешено клясться во лжи, если клятва дается "под принуждением". Так что даже крещеным евреям (маранам) никто не верил. Именно поэтому одной из сфер деятельности Инквизиции стал присмотр за евреями. И как только вышибли мавров, попросили на выход и их союзников.

Современные евреи (ашкенази) – вовсе не потомки изгнанных из Палестины иудеев (сефардов). В свое время Хазарский каганат принял иудаизм. Кстати, загадка истории, как это племенная религия иудеев распространилась на кочевников из причерноморья, которые и объявились в XV-XVI вв. на территории современной западной Украины и Польши (в т.н. местечках). Миллионы! Как они туда попали из Испании? Потом это "счастье" перебралось в Россию. Как "угнетатели" евреев пострадали от красных комиссаров, думаю, рассказывать излишне.

И закончим экскурс в историю вопиющим примером: мифом о холокосте. Мы все "знаем", что немецкие национал-социалисты ненавидели евреев и пытались их уничтожить, и что в "лагерях смерти" был истреблено 6 миллионов евреев. Это миф.[26] Не было найдено никаких оригинальных документов, предусматривающих "окончательное решение" как истребление. Т.н. газовые камеры лагерей были помещениями для дезинфекции, где обрабатывалась одежда заключенных, а "Циклон Б" как раз и есть распространенный инсектицид. Проблема состояла в высокой заболеваемости заключенных от тифа, с которой и боролись. Тощие скелеты, которых мы видим в документальных фильмах, появились в результате тотального истребления англо-американской авиацией гражданской экономики и инфраструктуры Германии – начался голод, и сами немцы выглядели лишь немногим лучше. "Окончательное решение" заключалось в перемещении еврейского населения, а не в уничтожении. Кстати, в этой области СС плотно сотрудничали с сионистами: из лагерей набирали молодых людей для переправки в британскую Палестину. А теперь припомним ток-шоу под название Нюрнбергский процесс и повешение лидеров Германии в Пурим. Оказывается, все жертвы русского народа в этой войне были просто… иудейской местью немцам!

А почему тогда немцы на территории СССР евреев в прямом смысле уничтожали? А потому, что советские евреи были коммунистами и пытались порвать с иудаизмом, так что для немцев они представляли международный заговор, а для сионистов – конкурентов.

В реальности на основе мифа о холокосте устроили самый настоящий геноцид палестинцев. С праведным ветхозаветным "убивай все, что дышит". Притом, что арабы-то знают, что эти пришлые хазары-ашкенази никакого отношения к Палестине не имеют вообще... Да и сефарды, как мы помним, захватили эту землю у Ханаан и жили там от силы 1300 лет, в то время как арабы – минимум 2000, да и то последних, а не неких абстрактно-исторических. Мы об этом слышали? Нет! Почему? Хороший вопрос…

 

* * *

 

Евреям разрешено давать гоям деньги в рост, в то время как ростовщичество до середины XIX в. было строжайше запрещено во всех христианских странах, а в государствах ислама запрещено до сих пор. Поэтому нет ничего удивительного в том, что ювелирами и банкирами европейцев, в конечном счете, стали евреи. А как только традиционное христианское общество было разрушено, то власть плавно перешла к тем, у кого самый ценный ресурс новейшего времени – деньги. Ведь средства массовой информации (СМИ) – это частные компании со своими собственниками, и цензура внутри там идет строжайшая. При таком раскладе деньги определяют информационный поток, который достигает общественного мнения. А раз власть выбирается массами, то залогом власти как победы на выборах становятся деньги, которые можно через СМИ направить на обработку общественного мнения. По сути, политическая и духовная власть оказывается в руках у собственников денег. Так уж получилось, что в Европе такая власть оказалась в руках у евреев.

Обратим внимание, что именно у собственников денег. Промышленники и предприниматели, если они не связаны семейными узами с банкирами, находятся точно в таком же подчиненном положении заложников. Для наглядности изучите историю гонений на Генри Форда (!) после опубликования им книги "Международное еврейство".

Запад, да и Россия давно уже живут в матрице. Произошла тотальная дехристианизация народов т.н. демократии и рынка. Нашу программу сменили и контролируют исполнение через СМИ собственники денег. Именно поэтому мы живем в Еврейский век.

Причем не бывает русских или американских евреев. Распространение получило выражение "двойная лояльность", но на самом деле лояльность только одна – Сиону.

На данный момент полностью под духовно-политическим контролем находятся США и Англия. Франция так и не оправилась после своей кровавой Революции Просвещения "журналистов и адвокатов". Россия получила свой Пурим в 1917 году, а сегодня просто стала сырьевым придатком США. Германия не обладает полным суверенитетом и является промышленным придатком США. Население всех этих стран продолжает вымирать. Везде евреи неприкасаемы…

Не можете поверить? "22-летний сын Никола Саркози Жан женился на дочери владельца крупнейшей сети магазинов бытовой техники. Свадьба прошла в тесном семейном кругу. <…> Новоиспеченная невестка Никола Саркози – дочь владельца крупнейшей французской сети магазинов бытовой техники Darty. <…> Его (Жана) возлюбленная – еврейка. В связи с этим в прессе появился слух, что сын президента собирается сменить католичество на иудаизм. Тем более, как выяснила пресса, у семьи Саркози есть еврейские корни: дедушка президента Франции был греческим евреем. <…> Вокруг помолвки Жана и мадемуазель Себаун-Дарти в июле разгорелся скандал. Известный журналист еженедельника "Шарли-эбдо" был уволен за шутку в адрес сына президента страны. Он предположил, что тому придется перейти в иудаизм, чтобы сочетаться браком по обычаям семьи богатой невесты. Шутника обвинили в антисемитизме". Это 2008 год от Рождества Христова…

 

* * *

 

Мы хотим быть сильными, волевыми и жестокими, как "белокурые бестии"? Мы презираем слабость и суеверия? Мы поклоняемся Природе и Науке? Мы верим в себя, а не в Бога? Мы гордимся престижными профессиями адвоката, финансиста и бухгалтера и презираем тупых "лохов", которым только в земле копаться, у станка стоять и строем маршировать? Мы восхищаемся интеллектом и тонким цинизмом? Нас завораживает ученость? Мы любим технику больше, чем людей?

Вспомните, какой народ уже 3 тысячи лет является грамотным народом Книги, а наши деды еще коровам хвосты крутили? Кто веками культивировал развитие интеллекта и боролся со слабостями и суевериями? Чьи имена чаще всего появляются в списках ведущих ученых? Кто бесспорно является финансовыми "гуру" и чья национальность стала синонимом профессии юрист? У кого деды и прадеды были юристами, банкирами, учеными и врачами, а у кого крестьянами, рабочими, военными, учителями и священниками? Кто понимает в торговле больше? Кто исторически спекулировал на бирже?

Короче, если вопросы в этих абзацах вам понятны, то кончайте носиться со своей тупой завистливой юдофобией и имейте мужество честно признать превосходство евреев. Вы хотите стать зверьми? Да вы просто щенки по сравнению с народом Зверя! Оценить трезвость мысли и глубину понимания евреями сущности человека-зверя можно по гениальной книге М. Веллера "Все о жизни". Это правда… но не вся.

И сами евреи прекрасно понимают свое превосходство, что еще больше подстегивает их гордыню, заносчивость и самолюбование. Именно поэтому они вечно недовольны тем, что их не допускают (по крайней мере, официально) до полного управления и контроля в странах их проживания. И поэтому везде они считают себя обделенными и гонимыми.

К сожалению, этот народ как носитель зла ведет к разрушению.[27] Причем 99,99% евреев об этом даже не подозревают и искренне хотят сделать "как лучше". Красные комиссары убили миллионы ради светлого будущего для всех, миллионы палестинцев были истреблены ради некой справедливости, уже миллион иракцев уничтожен ради свободы и счастья самих же иракцев. Тут ничего сделать нельзя, это надо принять как стихию, как явление природы. И с этим спокойно можно жить, обращаясь к евреям-специалистам за помощью и профессиональным советом. Но есть одно "но" – евреев никогда, ни под каким видом и предлогом нельзя допускать до средств программирования сознания, до управления обществом в целом. Еврей в силу своей базовой идеологии не понимает и не способен понять веру добра, которая ведет к развитию общества. Увидев еврея в новостях или среди юмористов, гасите экран; увидев еврея среди советников своего лидера, не доверяйте больше этому лидеру. Не может быть среди евреев "русских" историков и филологов (ну как может еврей нам рассказать о нашей же родовой памяти и смысле нашего родного языка?!). Перейдя в веру зла, мы моментально становимся рабами иудеев, и это вполне закономерно и объективно. На этом поле они чемпионы. И ладно бы стать слугами народа, который сильно опережает нас в духовном развитии и способен привести нас к свету. Так ведь в этом случае мы встаем на путь истребления нашего духа, общества и государства! А евреи со своими "блистательными" идеями просто снимаются с руин и перебираются куда-то еще. И виноватыми они будут считать неполноценных гоев. Они уверены, что Испанию населяют фанатичные тупые свиньи, Германию – агрессивные тупые свиньи, Россию – тупые и ленивые свиньи, и даже США, их последнее прибежище на сегодняшний день, которые еврейские советники, аналитики и "гуру" ведут прямиком к краху, как оказывается, тоже населены тупыми зажравшимися свиньями. Одним словом, гои. А сами евреи "белые и пушистые".

Русские люди! Не идите дорогой Зверя – для нас это тупик. У нас другой путь.

 

* * *

 

Примечательно: и сами евреи считают, что надо что-то менять. Еврей Маркс выдвинул теорию, согласно которой мир избавится от финансистов и юристов и люди преодолеют разделение на нации, и таким образом евреи перестанут быть избранным народом. Еврей Фрейд предположил, что все люди – заложники своей животной природы, и если в этом разобраться и с этим смириться, то люди станут более здоровыми, терпимыми и менее агрессивными. И сама ненависть евреев к гоям и европейцев к иудеям уйдет, как средневековый подсознательный пережиток. Еврей Герцль решил, что если всем евреям собраться под флагом агрессивного национализма и создать свое государство, то появится земля еврейских крестьян, рабочих и военных, и Израиль встанет в один ряд с другими "нормальными" народами. Коммунизм, фрейдизм и сионизм появились как попытки решения еврейского вопроса.[28] Но пока они стали лишь ступеньками к торжеству Сиона и глобальной иудейской "мести".

 

Нет, они не ослепли, они просто погрязли во зле. Они все прекрасно видят.

Англосаксы.

 

И давайте уж сразу познакомимся с еще одним "избранным" народом, оказывающим колоссальное влияние на наш мир. Это знакомство критически важно для понимания многих проблем современности. Для начала просто предоставим слово человеку[29], который позволит нам посмотреть на знакомую историю свежим взглядом:

"Среди остальных стран Европы выделялась Англия. Ее особенностью были бесконечные завоевания местного населения чужеземной знатью. Вначале это были римляне, затем датчане, германцы (саксы) и норманны. Естественно, что знать захватчиков относилась к местному населению особенно жестоко, презрительно и высокомерно, и нисколько не заботилась о справедливости. Сильная центральная власть отсутствовала, и англичане постоянно убивали друг друга.

В Англии наиболее четко реализовывался принцип "человек человеку волк". В силу естественного отбора в таких условиях выживали только грубые, жесткие люди с хорошо развитыми звериными инстинктами и со способностью к безграничному насилию.

На долю англичан выпало мало удовольствий, им достались далеко не лучшие земли в Европе. Сырой климат, малоплодородные почвы и холодные туманные болота. Англии хотелось подчинить себе более теплые и благодатные земли. Ближайшим соседом была Франция, куда они и устремились. Более ста лет, с 1337 по 1453 год, англичане пытались поработить Францию. Во Франции была сильна центральная власть короля и сильна вера народа в христианского Бога. Отношения между знатью и народом были более дружественными, чем в Англии. Богом была послана Жанна Д'Арк, которая переломила войну и изгнала англичан из Франции. Интересно, что большую часть войны значительная территория Франции была оккупирована, и французский наследник престола не мог короноваться в священном для французов Реймском соборе. Только когда Реймс был освобожден, и проведена коронация согласно священным традициям, французские крестьяне признали власть короля законной. Ибо только тогда в глазах народа Бог передал власть королю.

Ничего не добившись Столетней войной, не имея возможности увеличить свою власть и паразитировать на континенте, английская знать вернулась на свои болота и принялась вырезать друг друга. Всего через два года после окончательного поражения во Франции началась война Алой и Белой Розы. Она продолжалась тридцать лет, с 1455 по 1485 год, и закончилась почти полным взаимным уничтожением существовавших феодальных династий. Пожалуй, ни в одной другой стране мира не было такой кровавой и длительной внутренней резни. В результате у наиболее сильных династий Йорков и Ланкастеров возникло недержание власти, чем немедленно воспользовались остальные. На короткий срок в Англии была установлена абсолютная монархия.

В этот момент в истории произошло великое событие. Европейцы веками искали путь в Индию в обход мусульманских земель. В 1492 году Колумб открыл Америку. Неожиданно конкуренция за землю смогла выйти за замкнутые рамки Европы. Более того, новые земли и народы можно было просто грабить, не встречая сопротивления. Тысячелетия внутриевропейских междоусобиц не прошли даром. Что европейцы научились делать хорошо, так это убивать. Европейцы настолько преуспели в уничтожении индейцев, что вскоре им пришлось массово завозить в Америку чернокожих рабов из Африки, поскольку на плантациях стало некому работать.

Из новых колоний стали поступать дешевые товары и приходить корабли, полные золота. Знать Европы сообразила, что через колонии можно получать товары и власть, не неся никакой ответственности перед местным населением. Знать поняла, что ей собственно и нужны не подданные, а только производимые ими товары и удовольствия.

Для власти денег и капитализма это был звездный час. Чуть ли не впервые со времен Рима товар удалось полностью отделить от производителя.

Европейцы убеждают нас, что капитализм и религия денег возникли, поскольку они были более прогрессивными, повышали производительность труда и улучшали жизнь людей. Что капитализм естественным образом возникает с разделением труда. Капитализм и религия денег действительно возникли в результате разделения труда. Только это разделение труда было получено введением рабства.

Капитализм возник в начале XVI века. Научные открытия, которые действительно поднимали производительность труда, и промышленная революция произошли намного позже. Открытия Ньютона – двести лет спустя, а изобретение ткацкого станка – триста лет спустя. Просто труд сельскохозяйственного раба в колониях действительно оказался экономически гораздо более выгодным, чем труд своего христианина. Раба брали готового и изводили за пять-десять лет. Своему же крестьянину надо было, как минимум, кормить детей. Со своим крестьянином надо было и обращаться по-христиански.

Разные европейские страны грабили разные колонии. Им захотелось обмениваться награбленными товарами. Так возникла развитая мировая торговля. Сказать открыто, что мировая торговля вызвана рабством, было все же непрактично и небезопасно. Поэтому Адам Смит к 1776 году сочинил английскую политэкономическую сказку "О свободном рынке". Он "доказал", что самой природой одни страны и их жители созданы для примитивного труда, а другие люди – для сложного труда и управления примитивными. А то, что уровень жизни отличается в колонии и метрополии в сотни раз – это не следствие рабства, а некая объективная, всемирная закономерность. Невидимая рука рынка.[30]

Там, где появляются товары, возникает обмен товарами. При обмене товарами нужен общий эквивалент обмена, то есть деньги. Деньги начинают управлять движениями товаров. С распространением денег ширится власть денег. Власть денег входит в противоречие с властью христианского Бога.

Феодал так или иначе обосновывал свою власть божьей волей, и для подчинения крестьян ему необходима была всеобщая вера в христианского Бога. Власть торговцу давали деньги. В христианские средние века торговля как занятие глубоко презиралась (хотя и признавалась необходимой). Церковь напрямую запрещала ростовщичество как греховное, паразитическое существование. Ростовщичество всячески каралось, вплоть до сожжения на костре. Христианский Бог и его моральные заповеди напрямую мешали торговцу, а уж жизнь потенциальных банкиров и вовсе висела на волоске. Им была необходима всеобщая вера в новую власть, в нового Бога – деньги.

Феодал управлял крестьянином открыто. Ухудшение или улучшение жизни крестьянина напрямую связывалось с действиями феодала. Он, конечно, пытался все списать на волю божью, но крестьянин видел, откуда исходят приказы, законы, налоги. Управление посредством денег гораздо более скрытно. Это позволяло и позволяет денежной власти сильно критиковать открытую феодальную или государственную власть, при этом оставаясь в тени и управляя ситуацией через товары и рынки. Феодал был заинтересован в том, чтобы количество его подданных увеличивалось. Торговец был заинтересован только в том, чтобы у него увеличивалось количество денег. Ему было все равно, кто производит товар – крестьянин или раб. Главное – покупать дешевле, а продавать дороже. Христианство стало объективной помехой.

К началу XVI века в Англии нужда господ в христианстве сильно ослабла. Старая феодальная знать была истреблена, а власть короля никогда и не была сильной. Но уже появилась внутренняя торговля. Силу набирали торговые сословия (джентри), которые получали свою власть не через владение землей, наличие поданных и христианского Бога, а через деньги. Торгуя шерстью с Европой, англичане стали замечать, что с помощью торговли можно добиться власти тогда, когда это не удается сделать только военной силой.

Англия несколько запоздала на кровавый пир по захвату колоний – первые наиболее жирные куски достались испанцам и португальцам. Не имея рабов в колониях, англичане решили превратить в рабов свое собственное население. Одновременно было необходимо заставить всех подчиняться власти денег.

При натуральном хозяйстве деньги имеют весьма ограниченную власть. Пока у крестьянина есть свой клочок земли, он может обойтись без денег и без торговца. Соответственно, для введения власти денег было необходимо согнать людей с земли. Здесь интересы жестокой английской знати и торговцев совпали. Первые получали новую землю, вторые – денежных рабов, которые вынуждены работать за кусок хлеба, не имея средств к пропитанию. В XVI веке произошёл процесс Огораживаний, захвата феодалами земель (по праву силы) и изгнания с них крестьян. Одновременно были приняты Законы о бедных, которые отправляли всех нищих (пауперов) в работные дома, своего рода гибрид тюрьмы и концлагеря. За бродяжничество клеймили каленым железом.

Законы о бедных уже исходили из того, что полноценность и правильность человека определяется не следованием христианским заповедям, а его способностью иметь деньги, то есть быть в ладах с денежным богом. У согнанного с земли крестьянина был выбор – идти в рабство на мануфактуру или напрямую в тюрьму. Так зарождалась великая английская демократия.

Ни о каких технических изобретениях, которые бы подняли производительность труда, речь не шла. Английские рабочие начали там же, где закончили римские рабы – со ступального колеса.

Параллельно англичане бросились захватывать остававшиеся свободными части мира – Индию и Северную Америку. Римская пирамида Патриций-Плебей-Раб была восстановлена. Только рабы были в основном вынесены за пределы стран Европы, что было безопасно и приятно. И удобно для того, чтобы строить рожицу демократии. Плебеи, бывшие крестьяне, дрессировались в качестве слуг, солдат, надсмотрщиков и, при необходимости, более  квалифицированных, чем рабы, ремесленников.

Власть денег сделала христианство объективно ненужным для управления народом, поэтому его начали быстро ликвидировать. В 1517 году священник Мартин Лютер объявил католическую церковь неправильной, а в 1520 году сжег папскую буллу, отлучавшую его от церкви. Лютер среди прочего призвал перестать заниматься поиском духовных благ, а искать счастья в материальной жизни. Заметим, что это тоже не было связано с каким-либо развитием науки. До первых открытий естествознания, до Галилея и Ньютона, оставалось более ста лет. Европейцы еще не знали даже десятичных дробей.

Немедленно началась конфискация земель у монастырей и церкви и отлучение (секуляризация) церкви от управления обществом и государством. Церковные земли были общенародной собственностью, которой священники временно распоряжались на общее благо и согласно христианским принципам. Секуляризация передавала эти общие земли в частную собственность феодалов, которые использовали ее уже исключительно в целях личной власти, не связанной никакой моралью, и исключительно для личного обогащения.

Естественно, что денежному сословию была совершенно не нужна и власть короля над собой. Не просуществовав и 150 лет, абсолютная монархия в Англии была свергнута в результате буржуазной революции 1640-1660 годов. Власть в стране получил парламент, составленный из новой денежной иерархии и старой феодальной, которая уже прошла оцифровку. Суть любой буржуазной революции – передача власти от христианской религии к религии денег.

Власть земельных феодалов сменилась властью денежных рабовладельцев. Демократия буржуазных революций – это не попытка жить более справедливо и по совести. Это удобный механизм баланса денежных интересов во избежание конфликта этих интересов между собой и с целью объединить их между собой, чтобы эффективнее пограбить третьего.

Король был впоследствии возвращен на престол, но, конечно, не для управления денежной иерархией и не для принятия решений. Король полностью подчинялся власти денег и был удобен для управления той частью народа, которая по инерции верила в Бога и продолжала считать короля своим защитником. Король стал своеобразной куклой для общения с народом. Он был очень хорош и на случай войны – не всякий захочет проливать кровь за власть денег, поэтому войны лучше вести от имени короля. Такой подход и уводил в тень истинных властителей Англии и помогал им избежать ответственности в случае неудачи. Впоследствии тактика видимого сохранения короля применялась во всех странах в переходный период от христианства к религии денег. Короля заодно сделали главой новонезависимой англиканской церкви, которую отсекли от единой католической. Саму англиканскую церковь сделали бесхребетной протестантской. Нет и не может быть такого понятия, как "светская власть". Любая власть держится на вере. Если это не вера в христианского Бога, то надо искать, в какого.

Для порабощения колоний нужны были захватнические армии. Использование для колоний государственных войск было связано с рядом неудобств. Главное из них – вопрос дележа добычи. В оборонительной войне интересы всех совпадают. Захватнические войны ведутся только с целью грабежа, поэтому надо заранее договариваться о том, кто сколько внесет и кто сколько получит. Кроме того, национальная армия подчиняется королю или правительству, а в захвате колоний хотят принимать участие частные лица, при этом иметь свободу действий и не нести ответственности.

Частная инициатива в грабеже всегда гибче и эффективнее громоздкой государственной машины. Более того, частные ножи и ружья не связаны глупыми христианским клятвами. Наконец, надо было удерживать оккупированные территории под постоянным контролем, завлекая солдат из метрополии и нанимая местных охранников. Для этих целей и были созданы первые корпорации.

В 1602 году Голландская Корона учредила Объединенную Ост-Индийскую Компанию (United East India Company) для управления всем огромным пространством между мысом Доброй Надежды, южным концом Африки, проливом Магеллана и концом Южной Америки. Она получила право заключать договоры и альянсы, содержать армию, захватывать территории и строить крепости.

За два года до этого, в 1600 году, Британия учредила свою Ост-Индийскую Компанию, правда, для другой Индии – азиатской. Ост-Индийская Компания правила Индией как своим частным владением до 1784 года. А затем правила еще до 1858 года, уже под наблюдением Британии. После чего Индия перешла под прямой контроль правительства (не индийского; английского, конечно же).

Итак, корпорации изначально создавались вовсе не для производства, и даже не для торговли, а как частные армии для захвата рабов и колоний. Принцип действия корпорации очень прост. Внутренняя структура, как и положено захватнической армии, повторяет структуру обычной армии. Изначально корпорации назывались акционерными обществами, joint-stock company. Само слово "company" (компания) переводится с английского языка как военное подразделение, рота. Корпорация – это рота наемников, которая снаряжена вскладчину несколькими денежными феодалами.

До сих пор должности в корпорациях называются точно так же, как в английской или американской армии: "officer" (офицер), "executive officer" (один из высших офицеров, обычно второй по должности), "chief executive officer" (глава корпорации, командующий). "Company officer" буквально переводится как офицер в чине капитана. У корпорации, как и у армии, есть свой устав, жесткая система подчинения и единоначалия. Служащий корпорации эквивалентен солдату, от которого требуется четкое исполнение приказов начальника и полная лояльность своему частному владельцу.

Так устроены лучшие корпорации. Остальные – даже не армии, а банды, которые собрались, схватили добычу, и разбежались (иногда подрав друг друга). Крупным армиям часто выгодно держать небольшие вспомогательные банды для особо грязной работы.

Принцип владения частной армией – в зависимости от вложенных средств. Пропорционально вложенным деньгам каждая корпорация выпускает акции. Награбленное делится соответственно доле каждой стороны в акциях. Изначально корпорации учреждались королями и государствами, а владели ими совместно короли и частные лица. Чем сильнее становилась власть денег, тем меньше было нужды в королевских привилегиях.

Мы говорим, что целью корпорации и торговли не является производство, а лишь перепродажа и накопление власти. С другой стороны, мы стали свидетелями невиданной промышленной революции, устроенной корпорациями. Эта промышленная революция обычно объясняется эффективностью "капиталистического способа производства", "выпущенным из бутылки джином производительных сил", "невидимой рукой рынка", "механизмом расширенного воспроизводства" и так далее. Но: счетная книга, основа корпорации, не предусматривает никакого "капиталистического способа производства", и никакого другого способа производства.

Ответ на этот парадокс в том, что производство является вторичным продуктом религии денег или капитализма. Оно существует только в некоторых определенных условиях. Когда товар отделяется от производителя и от земли, конкуренция из одномерной – за землю – становится многомерной. Не только земля имеет выраженную в деньгах ценность, но и любой предмет. Конкуренция за каждый вид товара ведется в своей плоскости. Товар становится способом конкуренции за прибыль и деньги, то есть за власть, поэтому возникает периодическая, временная конкуренция в производстве товаров.

С другой стороны, введение религии денег велось в жесткой конкуренции с христианством. Ввести религию денег в условно-христианской Англии было легко. В остальных странах Европы, таких как Франция или Германия, христианская вера была сильна. Требовались серьезные материальные соблазны и искушения, чтобы совратить сознание людей. Ведя борьбу с христианством (а затем с социализмом), религия денег была вынуждена работать не только кнутом, но и пряником. Корпорации стали новыми феодалами, владеющими собственностью не в одной плоскости (земли), а в разных, многомерных плоскостях.

Конечно, конкуренция в производстве товаров лучше, чем резня за землю. Но что же дает толчок конкуренции производства? Какое производство ведет напрямую к увеличению власти? Производство оружия. Развитие и совершенствование оружия всегда было и остается движущей силой развития промышленности. Промышленность всегда была необходима в первую очередь для создания более мощных вооружений. Военных кораблей, пушек, пулеметов, затем танков, самолетов, отравляющих газов и, в конечном счете, абсолютного оружия – атомной бомбы. Физика, химия, техника – все развивалось в направлении совершенствования оружия.

Военная промышленность стимулировала развитие остальных производств, особенно тяжелой и топливной промышленности, с которых и началась промышленная революция. Чтобы выжить, ни одна европейская страна не могла уступить в гонке вооружений. Она была вынуждена вслед за Англией сгонять крестьян с земли, превращать их в заводских рабов, и создавать оружие, промышленную и транспортную инфраструктуру. Как только одна из европейских стран овладевала тем или иным новым вооружением, она тут же пыталась реализовать свое преимущество на практике и атаковала своих соседей. Религия денег не привела к миру, ибо это религия войны.

По мере совершенствования оружия, войны становились все более массовыми и кровопролитными. По звериности и жестокости "цивилизованные" Первая и Вторая мировые войны не идут ни в какое сравнение со средневековыми стычками рыцарей. Во второй половине XX века создание ядерной бомбы и ситуация ядерного сдерживания временно отвели физическое оружие на второй план. Зато резко усилилось развитие средств поражения сознания".

 

* * *

 

Обратим пристальное внимание на интерпретацию таких понятий, как прогрессивный капитализм, свободная торговля, научный прогресс и рожица демократии... Вместо термина "религия денег" можно смело ставить понятие "рыночный либерализм и просвещенный индивидуализм". Религия денег – это Темная сторона, вера Зверя.

 

* * *

 

Давайте еще немного познакомимся с историей "славного" островного народца. В Индии эти "прогрессоры" полностью уничтожили самостоятельную экономическую систему, чтобы сделать ее исключительно зависимой колонией Британии. Не обошлось и без эксцессов: при разрушении текстильной отрасли Индии от голода умер миллион ткачей и членов их семей. В Северной Америке английские колонисты полностью истребили индейские племена, в Австралии почти полностью местных аборигенов. Выращивание опиума в Индии и массовая его продажа в Китае приносили такие хорошие денежки, что британская корона даже устроила две опиумные войны против Китая, когда тот пытался защититься от этой заразы. Первые концентрационные лагеря изобрел техничный английский ум – для борьбы с сопротивляющимся гражданским населением во время англо-бурской войны. Для подавления гражданских волнений на территории современного Ирака англичане также впервые додумались применять авиацию. А сегодня англосаксы так "напряженно борются" с наркомафией, что оккупированный ими Афганистан дает 95% мирового производства героина…

Самое лучшее определению этим явлениям дал Александр Бушков в своей замечательной книге "Неизвестная война": "Есть у англичан интересное качество: мало того, что они быстренько подключались к любой гнусности, способной принести хорошие денежки, так еще и в сжатые сроки усугубляли эту гнусность до немыслимой степени...

Так произошло и с работорговлей. До англичан дело было поставлено, в общем, по-дилетантски, но британцы в два счета придали ему надлежащий размах и профессионализм".

Последнее – это про "импорт" африканцев на американский континент.

 

* * *

 

Чтобы во всем этом разобраться и понять, давайте немного поговорим о верованиях англосаксов. Это принципиальнейший момент, который игнорировать невозможно. Да и не позволено сегодня никому делать это безнаказанно…

Итак, мы уже познакомились с иудеями – народом, "избранным" богом. Они "избранны" в силу своего происхождения, так что тут все просто и понятно.

В Англии, как мы уже знаем, в сфере верований прочно утвердилось протестантство. А до него было католичество. Вот от последнего и будем отталкиваться, чтобы понять эволюцию идей…

На определенном этапе католическая церковь решила, что раз Христос своей жертвой даровал спасение всему человечеству (как мы видели, лишь указал путь), то личная святость может накапливаться и передаваться другим. Значит, отцы католической церкви могут делиться "накопленной ими благодатью" с другими, менее благочестивыми. Отсюда выросло такое явление, как индульгенция – выкуп за деньги прощения грехов. Учение Христа превратилось в мистический фарс. Более того, значение личного волевого усилия ради спасения души свелось к минимуму: зачем? Главное, следуй указаниям попов, и все у тебя будет хорошо, с тобой "поделятся благодатью".

Этому фарсу положили конец протестанты. И сделали это оригинальным способом: никакой благодатью поделиться нельзя, т.к. судьба и спасение каждого человека предопределены Богом с самого его рождения. Так появилась доктрина Предопределения. Суть ее проста: человек от рождения избран Богом для спасения и вся его судьба наперед расписана от и до. Кто-то избран, а кто-то – нет, это уж как Бог решит, а пути его, как известно, неисповедимы. Однако, кое-как, по косвенным признакам, можно догадаться, избран человек или нет.

Протестантство зародилось в среде образованных, рационально мыслящих горожан. Вот и признаки избранности у них тоже получились рациональные, проверяемые с помощью точных числовых величин…

Давайте на секунду отвлечемся… Подумаем, а можно ли дать таким категориям, как человечность, моральность, справедливость, душевная чистота или доброта точное числовое выражение? Нет. Значит, и за объективные критерии богоизбранности их брать несподручно. А что же тогда делать? Ну, например, можно выразить в числах благосостояние или ущерб. Вот от этого горожане и оттолкнулись.

Избранность проявляется в этом мире через видимый успех человека, т.е. через его благосостояние. Кара небесная – это ущерб этому благосостоянию. Благодать – это полная мошна и высокое положение в обществе. Из всего этого родилась небезызвестная протестантская этика, суть которой опять же очень точно передал Александр Бушков: "Все дело в протестантско-пуританской[31] этике – довольно жутком изобретении человеческого ума. Суть ее, в общем, проста: считается, что ежели человек успешен и богат, то это означает, что Господь его таким образом отметил, что он избранник Божий. Ну, а если человек беден, ничтожен, нищ – то Бог, соответственно, от него отвернулся, и это, собственно говоря, и не человек вовсе, а так, ходячий хлам, с которым "избранные" могут поступать, как заблагорассудится. Именно поэтому в самой Англии с бедняками обращались как со скотиной – вплоть до продажи в рабство за море. Не по какой-то злобе или уродству души, а исключительно потому, что в соответствии с "единственно верным учением" видели в нем низшее, отвергнутое Богом существо, которое иного обращения и не заслуживает. Ну, а всевозможные "дикари", то есть индейцы и негры, и вовсе находились вне этой системы ценностей и, по убеждению пуритан, представляли собой не более чем двуногих животных. Страшная это вещь – пуританская этика..."

Итак, у нас появился еще один народ, "избранный" богом – пуритане-англичане. Самое интересное, что, оставаясь формально сектой христианства, протестанты все свое внимание сосредоточили на изучении Ветхого Завета, т.е. иудейского Танаха. Да и на полном серьезе считают, что "избраны" теперь два народа: иудеи и пуритане.

Дальше – больше. Вспомним "политэкономическую сказку Смита"… Оказывается, так свыше предопределено, какие народы будут богатыми, а какие нищими. Богом, природой, невидимой рукой рынка – не важно, суть одна. Вот она, протестантская этика в своем переходе к духу капитализма.[32]

Какая связь с капитализмом? Самая прямая. Ведь что такое дух капитализма? Стремление к наживе любой ценой. В лучшем случае эта нажива будет направлена на получение еще большей наживы и, возможно, даже принесет какую-то пользу людям в виде появления товаров и услуг. И если "избранность" определяется размером мошны и полученных материальных благ, то человек начинает всеми силами пытаться доказать свою предопределенность и принадлежность к избранным, чтобы ни в коем случае тебя не записали в отбросы общества. Как? Набить мошну, урвать любыми путями (ведь получается, что избран тот, кто по факту смог хапнуть, а не избран тот, кто, соответственно, не смог). Ясно, что никакой христианской морали, волевым усилиям по спасению души и прочей "сопливой ерунде" в такой системе просто не остается места. В итоге на свет появляется уже известная нам доктрина англичанина Т. Гоббса о "войне всех против всех", а с подачи англичанина Д. Локка такое состояние войны стали величать гражданским обществом, навесив на него "сдержки и противовесы".

Пытливый английский ум остановиться уже не может, его, как говорил Остап Бендер, понесло. Нарождается социобиологическая сказочка Чарльза Дарвина под брендом теории эволюции. Мы раньше суть уже разбирали, но все же подчеркнем связь с вышеизложенным. Если в Бога рациональный ум верить перестает, то тут же его место занимает Природа. И вот мы уже видим наукообразное изложение доктрины избранности и предопределения: живые организмы развиваются в постоянной борьбе и выживают только сильнейшие, передавая свой чемпионский генофонд своим потомкам. Среди потомков отбраковываются неудачные сочетания генов, и дальше в будущее опять-таки передаются только лучшие. Эволюция, что скажешь… Само собой разумеется, что "лучшие особи" в обществе безусловно добиваются положения и достатка. Если ты богат – значит, ты "избран" природой, твой успех предопределен в твоих генах. "Избранность" наконец-то находит свое научное подтверждение.

Ну, тут уже не вызывает удивления, что евгеника[33] появилась тоже на берегах Туманного Альбиона: в 1869 г. выходит нетленка Фрэнсиса Гальтона "Наследование таланта". Вот "классовое разделение британского общества на основе наследственности по Гальтону":[34]

Файл:Galton class eugenics.svg

И это еще не все!

"Слабые нации мира неизбежно должны уступить дорогу более благородным вариететам человечества…." Ф. Гальтон.

В 1899 г. Хьюстон Стюарт Чемберлен публикует свою книгу "Основы XIX века". Идеологические концепции Чемберлена позднее нашли продолжение в расовых теориях Гитлера, изложенных в "Майн Кампф". Да-да, всю самую мерзость нацисты почерпнули у… англичан! Такие дела…

Давайте поглубже вдохнем "дух старой доброй (!??) Англии", чтобы получше его прочувствовать… Ну как?...

И совершенно неважно, что МЫ думаем по этому поводу. Принципиально, что ОНИ в это ВЕРЯТ и действуют соответствующе…

 

* * *

 

Давайте опять отвлечемся… Чуть раньше мы уже упоминали такое явление, как иудейская Каббала, но взглянем на нее еще раз.

Каббала раскрывает тайный смысл Торы, которая рассматривается в качестве глубокого мистического кода. С точки зрения изучающих Каббалу, причиной всех проблем человечества в целом и каждого индивидуума в частности является несоответствие законам мироздания. Целью изучения Каббалы является духовное совершенствование личности (по цепочке: еда и секс – деньги – статус – знания – первоначальная анемия), которое позволит человеку понять свое предназначение в материальном и духовном мирах. Каббала – это учение об управлении миром через управление символами. Основой мироздания, согласно Каббале, являются 10 первочисел и 22 буквы еврейского алфавита. Поскольку мир сводится к числам, управление миром сводится к управлению числами.

В XVII в. еврей Барух Спиноза заявил: "Если бы люди ясно познали порядок Природы, они нашли бы все так же необходимым, как и все, чему учит математика". Его учение – просто изложение иудейской Каббалы для гоев. Кстати, чувствуете, куда они клонят? Бог – это Природа, и мироздание было создано по законам, которые раскрывает наука с помощью чисел. Мир – это гигантский механизм, и человечество избавится от своих проблем только тогда, когда разберется в законах его функционирования. Такой мир мог создать только настоящий профессионал и математик, холодный расчетливый архитектор… Великий Архитектор Вселенной! Вот он, настоящий бог оцифрованного мира…

И последователи у него тут же нашлись. Сначала масонские ложи, а чуть позднее и орден иллюминатов[35], полностью слившийся с масонами. Масоны считают, что мир – это машина, созданная гениальным архитектором, инженером, вычислителем. Для блага всего человечества умные люди стремятся постигнуть чертежи и законы, по которым скроена Вселенная, и с помощью этого знания сделать жизнь людей более справедливой, упорядоченной, правильной, в полном соответствии с задумкой Великого Архитектора.

Прекраснейшее намерение! И в России такие идеи тоже были крайне популярны, вспомните хотя бы Пьера Безухова. Да и наши декабристы с их прожектами – просто клоны французских масонов-просветителей. Но как-то не прижилось… Зато уж где прижилось, так это среди второго избранного народа…

"В США насчитывается около 5 миллионов членов масонских лож, в Британии – около 500 тысяч. За двести с лишним лет истории США их президентами становились демократы и республиканцы, но все они были масонами. И отцы-основатели Джордж Вашингтон и Бенджамин Франклин, и преодолевший Великую депрессию Ф.Д. Рузвельт, и сбросивший ядерную бомбу на Японию Трумэн, и оба Буша, и Клинтон. Большинство английских королей, премьер-министров Канады и Великобритании, включая У. Черчилля, были масонами".[36]

Конечно, эти люди "постигли" замысел Великого Архитектора: и дарвинизм, и евгенику, и рыночный либерализм. Есть избранные, люди, и неизбранные, нелюди. Все предопределено и упорядочено в механизме Вселенной.

 

* * *

 

Ну, а напоследок познакомимся еще и с одной примечательной семьей:

"Франкфурт, Германия. Через 50 лет после основания Банка Англии, в 1743 г., здесь открыл свою мастерскую ювелир по имени Анхель Мозес Бауэр. Над дверью он повесил эмблему – римского орла на красном щите. Мастерская вскоре стала известна как "Красный щит" или, по-немецки, Rotschield. Когда мастерскую унаследовал его сын Майер Анхель, он решил сменить фамилию с Бауэра на Ротшильда. Кроме того, сын понял, что ссужать правительства и королей гораздо более выгодно, чем частных лиц. Не только потому, что в таких случаях кредиты больше, но также в связи с тем, что они обеспечены государственными налогами. У Майера Ротшильда было 5 сыновей. Он научил их всех "делать" деньги и послал в главные столицы Европы открывать филиалы семейного банка. Первый сын, Анхель, остался во Франкфурте следить за родным банком. Второй сын, Соломон, был послан в Вену. Третий и самый умный из всех, Натан, в 1798 году, через 100 лет после учреждения Банка Англии, попал в Лондон. Четвертый сын, Карол, поехал в Неаполь. Пятый сын, Яков, оказался в Париже. В 1785 году вся семья Майера Анхеля во Франкфурте улучшила свои жилищные условия. Она переехала в 5-этажный дом, который поделила с семьей Шиффов. В народе этот дом прозвали "Зеленый щит". Характерно, что в последующей финансовой истории Европы и Соединенных Штатов Ротшильды и Шиффы будут играть ведущую роль".[37]

"Вскоре, с помощью семейной кооперации Ротшильды стали сказочно богаты. К середине XVIII века они превратились в крупнейший банк в Европе и богатейшую семью мира. Они финансировали разработку кимберлитовых трубок, что позволило им установить монополию на владение месторождениями алмазов и золотыми копями в Южной Африке. В Америке они финансировали строительство железных дорог и металлургических предприятий. В конечном итоге семья скупила в США много газет и, среди прочих, компанию Карнеги в сталелитейной промышленности.

По историческим справкам во время первой мировой войны богатейшим человеком Америки считался Дж. П. Морган. Однако после его смерти стало известно, что он был всего лишь слугой Ротшильдов. Как только завещание Моргана было предано огласке, раскрылось, что он владел лишь 19% своих компаний. К этому стоит добавить, что в 1815 году Джеймс Ротшильд, наследник французской ветви Ротшильдов, "стоил" 600 млн. французких франков, что на 150 млн. франков превышало капитал всех остальных банков Франции, взятых вместе. Он построил в Париже поместье под названием Фэириэй. Говорят, что когда поместье увидел Вильгельм I, то воскликнул: "Такое себе короли позволить не могут! Это может принадлежать только Ротшильду!" Другой французский исследователь XVIII века выразил свое отношение следующим образом: "В Европе существует только одна власть – это власть Ротшильдов". И в наше время нет указаний на то, что доминирующее положение Ротшильдов в финансовом мире претерпело какие-либо изменения".[38]

"Ряд историков пишет о том, что в течение нескольких часов после битвы при Ватерлоо Натан Ротшильд захватил контроль не только над английским рынком правительственных облигаций, но и над Банком Англии. Получила ли семья Ротшильдов контроль над первым и крупнейшим в мире частным центральным банком самой могущественной державы того времени или нет, одно можно сказать с определенностью – к середине XIX века Ротшильды стали богатейшей семьей мира. Они управляли рынком правительственных долговых обязательств, открывали повсюду филиалы банков и производственные компании. Недаром остаток XIX века назван "Веком Ротшильдов".

Несмотря на свое колоссальное могущество, Ротшильды предпочитают держаться в тени. Хотя семья контролирует торговые сети, промышленные, торговые, горнорудные и туристические корпорации, только немногие из них носят имя Ротшильдов. По оценке экспертов, к концу XIX века Ротшильды владели половиной мировых богатств. Однако как бы велико ни было их состояние, разумно предположить, что с тех пор оно приросло. Тем не менее, с начала этого века Ротшильды пытаются вбить в общественное сознание мысль о том, что хотя их богатства растут, но влияние уменьшается".[39]

Хоть мы и забегаем вперед, но все же отметим, что Федеральная Резервная Система США, выпускающая "мировое золото" – доллар США, принадлежит группе банковских домов, главную скрипку в которой играют, безусловно, Ротшильды.

 

* * *

 

Итак, что же у нас получается? Из иудаизма вырастает протестантство, из которого происходят капитализм, дарвинизм, расизм. Второй избранный народ, одним словом. Из Каббалы вырастает масонство, которое поражает англосаксонскую элиту. Иудеи Ротшильды контролируют деньги и власть по всему миру, с центром силы в США и центром управления в Лондонском Сити. Англичане – иудеи, иудеи – англичане. "Смешались в кучу кони, люди".

Скажете, ерунда?... Давайте перевернем купюру в один доллар. Там есть забавная красивая картинка пирамидки с глазом и надпись "In God We Trust".

Файл:United States one dollar bill, reverse.jpg

Глаз – это Всевидящее Око Великого Архитектора Вселенной, так что с надписью "Мы Верим в Бога" тоже все сразу понятно, о каком Боге идет речь. Пирамида – символ упорядоченности. Под ней надпись "Новый порядок навеки". Обратим внимание, как уложены 13 звездочек над орлом в звезду Давида. А главное, эта бумажка – произведение частной конторы под названием ФРС, которую контролируют Ротшильды. Те самые, которые не без оснований как-то заявили: "Дайте мне контролировать выпуск денег в государстве, и мне нет дела до тех, кто пишет его законы". В масштабах мира логика та же. Заметим, что никакой христианской символики на деньгах "богобоязненного оплота добра и справедливости" и в помине нет.

Да, кстати, о числе тринадцать… Вообще, на купюре в 1 доллар бросается в глаза назойливое повторение числа "13": 13 листьев и 13 маслин на оливковой ветке в лапе у орла (символ стремления к миру), 13 стрел в его другой лапе (символ готовности к войне), 13 полос на щите у него на груди, шестиконечная звезда Давида из 13 пятиконечных звезд над головой орла, 13 кирпичных уровней пирамиды, 13 букв в словах над пирамидой ("Annuit Cœptis", что переводится как "оно (Око Провидения, по всей видимости) благосклонно к нашим начинаниям"), 13 букв в словах над орлом ("E Pluribus Unum"). Последняя фраза переводится как "Из многих – один". Официально это несет в себе значение толерантности: из многих людей и народов сплотилась одна нация. Но если хорошенько подумать, то может это значить и ровно противоположное: только один народ (избранный) из множества. А уж учитывая окружающие картинки… Что касается числа 13, то официально это в честь первых тринадцати колоний, поднявших мятеж против британской метрополии. Неофициально – в честь тринадцати ступеней посвящения у масонов. Еще более неофициально – из-за веры пуритан, что они являются тринадцатым коленом Израилевым (фактически – чушь, конечно, но главное – вера, в которой они, кстати, конкурируют с хазарами-ашкенази и мормонами).

А теперь представим современную "ось добра": США, Англия, Израиль и их "партнеры".

Вся англосаксонская научно-философско-религиозная доктрина уходит корнями в иудаизм. Без сомнения, англосаксы – это крупнейший успех иудейского руководства со времен Хазарского каганата… Именно англосаксы "крышуют" иудеев и несут в мир веру Зверя с помощью излюбленных приемов сатаны: соблазнением (наукообразно "доказанной" идеологией потребления) и насилием (борьбой за "свободу и демократию"). Так что прав был Рухолла Мусави Хомейни, лидер Ирана, когда назвал США Большим Сатаной...

 

* * *

 

А что же на практике для нас означает вера наших соседей в свою избранность? Ну, верят и верят. Пожалуйста. Чем бы дитя, как говорится, не тешилось…

В принципе, конечно. У каждого свои заморочки. Однако…

Вспомним, что мы говорили про протестантскую этику. Отметим, что неизбранность бывает двух типов: принадлежность к неимущим классам или к "отсталым" народам.

Поставим себя на место англосаксов (и иудеев, разумеется). Мы избраны Богом, на нас лежит печать его благодати (набитая мошна). Ну, или мы превосходим других генетически, если уж хотите на научный лад, и в силу этого умны, энергичны и успешны. Мы постигаем Вселенную с помощью науки, и продвинулись в этом дальше всех. Мы познаем замысел Великого Архитектора, открываем сокровенные тайны Природы, никто кроме нас лучше не понимает мироздание. Мы, в силу своей избранности и цивилизованности, хотим блага для всех, и несем только добро (для всех). Если иногда нам надо пойти на какие-то жесткие действия, то это опять-таки для всеобщего блага, и мы очень тщательно выверяем наши действия, сводя ущерб к минимуму.[40] На нас лежит "бремя белого человека" нести свет знания и цивилизации диким тупым скотам (или детям неразумным). Некоторых из них, особенно агрессивных, приходится усмирять, некоторым показывать свою силу. Но это не со зла, это всего лишь хворостина для коровы (или ремень для ребенка), чтобы с пути не сбилась и не потерялась. Мы лучше знаем, что нужно глупым несмышленышам, мы можем распорядиться их жизнями (и ресурсами) лучше, чем они сами. Договариваться с другими народами и своими низшими классами надо осторожно, ибо они в силу своей животной сущности и инфантильности ничего, кроме обмана, подлости и глупости, предложить не могут, и подведут при первой же возможности. Неразумность понимает только язык кнута и пряника. Они нам завидуют, и всячески пытаются нам навредить, и нам надо быть очень твердыми в отстаивании своей точки зрения и давать немедленный и решительный отпор любому глупому покушению на наш обустроенный разумный миропорядок.

Если это все еще кажется невероятным, то приведу одну очень наглядную цитату:

"Если говорить о вещах серьезных, то как раз в те самые времена [середина XIX в.] уже пышным цветом расцвела теория о "богоизбранности" США. Американцы считались "избранной нацией", "нацией-искупительницей", "избранной расой", которая отмечена не кем-нибудь, а лично Господом Богом, чтобы сотворить царство Божие на земле, наделенной "священной миссией" спасти от прошлых грехов весь остальной мир.

Так и писала романтичная тетушка Гарриет Бичер-Стоу: "Божья благодать в отношении Новой Англии – это предвещение славного будущего Соединенных Штатов… призванных нести свет свободы и религии по всей земле и вплоть до великого Судного Дня, когда кончатся войны и весь мир, освобожденный от гнета зла, найдет радость в свете Господа".

Ей вторил молодой Герман Мелвилл, в то время еще никому не известный начинающий литератор: "Мы, американцы – особые, избранные люди, мы – Израиль нашего времени; мы несем ковчег свобод миру… Бог предопределил, а человечество ожидает, что мы свершим нечто великое; и это великое мы ощущаем в своих душах. Остальные нации должны вскоре оказаться позади нас… Мы достаточно долго скептически относились к себе и сомневались, действительно ли пришел политический мессия. Но он пришел в нас".

Все это было вызвано к жизни той самой пуританской идеологией, берущей начало, обратите внимание, даже не в Новом Завете с его проповедью доброты и гуманизма, а в Ветхом. Ветхозаветное Израильское царство огнем и мечом завоевывало сопредельные земли с целью широкого распространения своих идей – и пуритане видели в этом пример…

Так уж с завидным постоянством случается в мировой истории, что вслед за идеалистками и романтиками вроде Бичер-Стоу и молодого Мелвилла откуда ни возьмись обязательно выныривают хмурые усатые субъекты со штыками наперевес…"[41]

Из такой установки и рождается всемирно известное лицемерие и политика двойных стандартов (или, по меткому замечанию Н. Хомского, логичная нелогичность) англосаксов.[42] Например, они на полном серьезе считают, что их ракеты в Турции и ФРГ – это добро, а советские на Кубе – зло; что их войска в Корее, Вьетнаме и Афганистане – хорошо, а советские – плохо; что фашистский переворот Пиночета – благо, а социалистическая революция Кастро – вред; что расстрелы социалистов – правильно, а гонения на диссидентов в СССР – неправильно, и т.д. Трезвые головы еще 150 лет назад видели тревожные тенденции, которые нашему поколению выпало сомнительное удовольствие лицезреть воочию: "Российский посланник барон Стекль уже стал писать в Петербург, что России следует остаться "беспристрастным свидетелем этих внутренних споров двух ветвей англосаксонской расы, от которых человечество только выиграет", поскольку внутренняя война в Штатах [Гражданская война 1861-1865 гг.] является "лучшей гарантией против честолюбивых замыслов и политического эгоизма этой расы".[43]

Если кому-то кажется, что все это – дела давно минувших дней, то напомню, что 150 лет – это всего 6 поколений, т.е. в середине XIX в. друг другу глотки резали дедушки и прадедушки дедушек современных правителей США, и это при том, что они не переживали таких культурно-цивилизационных коллапсов, как Россия, и преемственность поколений в семьях намного сильнее.

Приведем пример из практики современных международных отношений… Элита, находящаяся у власти в США, в своих идеологических основах тесно связана с таким направлением в протестантском фундаментализме, как диспенсациализм.[44] "Диспенсациализм" происходит от латинского слова despensatio, что можно перевести как "промысел", "замысел". Согласно этой теории, у Бога есть один "замысел" относительно христиан-англосаксов (протестантов), другой – относительно евреев, а третий – относительно всех остальных народов. "Промысел" о протестантских англосаксах, по мнению приверженцев диспенсациализма, таков: перед "концом времен" должна наступить "смутная эпоха". В этот момент силы зла, империя зла (когда Р. Рейган назвал СССР империей зла, он имел в виду именно этот библейский смысл) нападут на протестантов-англосаксов. Пропаганда христианства в англосаксонском мире, и особенно в США, автоматически несет в себе компонент патриотического американского воспитания в духе ожидания последней схватки империи добра (США) с империей зла (роль которой играет либо Россия, либо страны "оси", либо новейшие ее заместители в ткани основного и неизменного мифа – исламские радикалы, Усама бен Ладен, Саддам Хусейн и т.д.). В некоторых текстах современных диспенсациалистов "промыслы" увязываются с новейшими достижениями, и тогда возникают образы "атомного диспенсациализма", то есть рассмотрения атомного оружия как некоторого апокалипсического элемента.[45] Таким образом, те, кто попадает в число врагов США в такой диспенсациалистской оптике, оказываются в рядах полчищ Сатаны, причем не в переносном, а в самом прямом смысле.[46] Отсюда мессианское чувство американцев, о котором так много теперь говорят в связи с войной в Ираке. Это чувство означает глубокую веру в свою правоту и непогрешимость. В контексте международной политики в области, например, разоружения такая вера позволяет утверждать, что проблема заключается не в каком-то определенном оружии, применение которого является незаконным, а в том, что применение любого оружия может быть законным и незаконным. Теоретически это должно вроде бы означать, что применение, например, напалма против вооруженных сил противника законно, а против мирных граждан – нет. Но на практике получается, что законно то, что делают американцы, а незаконно – что делается против них. Это укорененная в сознании рядового гражданина США вера в добро и зло приводит к "сатанизации" противника и применении двойных стандартов в подходах к любой проблеме. Такое видение мира существенно затрудняет попытки ведения переговоров по любому вопросу: все предложения своих противников США воспринимают как хитрость, направленную на их ослабление с целью уничтожить "оплот добра". Ниже мы подробнее на этом остановимся, когда будем говорить о международном праве, а пока просто постараемся понять этих людей. Нет, они так поступают не специально и вовсе не нам назло. Они ведут себя "естественно" (с их точки зрения, разумеется).[47]

 

* * *

 

Прежде чем закончить эту главу и сделать кое-какие выводы, хотелось бы остановиться еще на одном очень примечательном явлении. Просто для иллюстрации вышеизложенного.

Итак, давайте познакомимся: "Айн Рэнд – наша соотечественница, ставшая крупнейшей американской писательницей, которую читает весь мир. Ее книгами восхищаются, о них спорят, им поклоняются… Самый известный роман Айн Рэнд "Атлант расправил плечи" в Америке по продажам уступал только Библии! Главное в книге – принцип свободы воли, рациональность и "нравственность разумного эгоизма".[48]

Говорят, что во время Вьетнамской войны тексты Айн Рэнд сбрасывали с вертолетов как пропаганду. Когда-то сам Рональд Рейган встал на колени перед Рэнд, признав ее великий талант.

В 2005 году в США вышло 35-е переиздание книги. Эта книга вне литературных категорий. Серьезная литература живет очень долго, бестселлеры – недолговечны. Но "Атлант расправил плечи" – именно тот бестселлер, который останется на века!"

При чтении этих строк я лично проникаюсь трепетом... Так о чем же эта книга?

Алан Гринспен[49]: "Атлант расправил плечи – это торжество счастья и самой жизни. Справедливость беспощадна. Творцы, вооруженные разумом и неуклонно идущие к целям, непременно их достигают. И это дарит им истинную радость. А паразиты, чей удел – упорно избегать и целей, и стимулов, исчезают в небытие".

Владимир Мельников: "Айн Рэнд хочет построить рай на Земле. Это обозначает абсолютное исчезновение религиозного чувства и отрицание Бога[50]".

"Герой нового мира, гениальный изобретатель Джон Голт, провозглашает принцип "нравственности разумного эгоизма" одной фразой: "Я никогда не буду жить ради другого человека и никогда не попрошу другого человека жить ради меня".

Логично? Вполне. Справедливо? Вроде бы, да. Ну а кто же эта гениальная писательница, оказывающая столь серьезное влияние на духовную жизнь мощнейшей цивилизации современности?

"Айн Рэнд (урожденная Алиса Зиновьевна Розенбаум) (1905–1982) – американский романист, эссеист, философ. Она родилась и училась в Петербурге, в 1926 году эмигрировала в США.[51] Убежденная противница коммунизма, она защищает принципы индивидуализма и крайнего либерализма, именно такую позицию Айн Рэнд считает по-настоящему человечной и гуманной. В основе ее философии – принцип свободы личности. Айн Рэнд выступает с апологией капитализма, доказывая, что это не только самый эффективный, но и самый честный уклад общества, который основывается на свободе выбора человека".

Ну, а теперь давайте поразмышляем… Про "свободу" личности, понимаемую как вседозволенность, мы уже говорили. "Свобода выбора" в капитализме очень часто превращается в выбор между денежным рабством и голодной смертью. Да и выбор-то свободно можно сделать только на основе полноты информации, которой в жизни никогда не бывает (клиент, допустим, не способен внятно разобраться в размерах страховых премий, т.к. не располагает тем же объемом информации, что и страховая компания[52]).

Но самое интересное – это пламенная фраза, брошенная "гениальным изобретателем". Итак, он никогда не будет жить ради других. Вспомним, что мы говорили о любви. По сути, этот человек уверен, что он никогда не будет любить (нет, похоть свою он удовлетворять, разумеется, будет) и не захочет любви взамен. Жить он будет только для себя; это, разумеется, сознательный эгоизм, о чем он прямо и говорит. Самовлюбленный товарищ, ничего не скажешь (это и ежу понятно, ведь все судят по себе, а Алиса Розенбаум – еврейка). По сути это означает, что тяготы и заботы других "гениального изобретателя" не интересуют, ему до этого дела нет. И помощи он оказывать не будет и сам помощи не попросит. Исключение, естественно, будет делаться только для взаимовыгодных услуг.

И вот тут самое интересное. А если такое животное будет медленно погружаться в болото, попросит оно о помощи у другого или нет? И должно ли другое разумное эгоистичное животное напрягаться ради такого неудачника? На первый вопрос ответ очевиден – как раз такие животные громче всех и начинают вопить об общечеловеческих ценностях (т.е. ценности их собственной "гениальной" шкуры). Ну а если рядом окажется другое такое же животное, оно, боюсь, сделает вид, что ему до этого дела нет: сам вляпался, сам и выбирайся. В крайнем случае, заломит цену и хорошо еще, если у терпящего бедствие будет что предложить. У эгоистичного рационалиста один шанс спастись – если рядом окажется человек с совестью и состраданием к ближнему, как раз такой, которого он ненавидит лютой ненавистью.

Короче, вся эта "нравственность" разумного эгоизма – чушь собачья. А уж говорить о гуманности и честности просто язык не поворачивается. Это просто красиво изложенный закон джунглей, вера Зверя, сатанизм.

Если учесть, что Библию в США держат на полке исключительно для красоты и из соображений престижности и никогда ее не открывают, ну разве что иудейский Танах, то получается, что роман г-жи Розенбаум – самая читаемая книга англосаксов, да и среди наших "особенно прогрессивных" тоже. Она оказывает определяющее влияние на молодое поколение американцев и англичан.

Итак, еврейка Розенбаум с пропагандой религии Зверя является духовным кумиром миллионов англосаксов, среди которых особо выделяется фигура иудея Алана Гринспэна как официального ее почитателя. Суть учения – перелицованный иудаизм. Вера Зверя. Зло.

 

* * *

 

Ну, вот и познакомились. Совершенно очевидно, что такой сосед представляет собой реальную опасность[53] для окружающих. Маленький незначительный народ с такими психическими отклонениями был бы незаметен, как средневековые иудеи, но теперь Зло приобрело колоссальные масштабы, вырвалось на свободу. И приходится брать это в расчет.

Заметим, что для всеобщей безопасности Зверя положено держать в клетке (или пристрелить). Сам Зверь, разумеется, будет категорически с этим не согласен. Для нас такое его ограничение – добро и необходимость, для него – зло и тирания.

Ведь Дьявола, вырвавшегося на свободу и, в конечном счете, поверженного в геенну огненную, никогда не прощают из жалости и милосердия. Добро тут проявляется в непреклонной борьбе со злом. Ведь ненависть к злу – не антипод любви. Мы любим человека, но ненавидим в нем слабости и пороки, с которыми боремся. Мы любим человечество, но ненавидим в нем элементы животной злобы и бесчеловечной жестокости, и бороться с ними будем до конца.

Злом было бы проявить в такой ситуации "толерантность", т.е. безразличие, и дать Зверю пожирать и уродовать все больше и больше людей.

 

* * *

 

А ведь проблема кроется в, казалось бы, сущих пустяках: сказаньях, мифах и "теориях" народов Иудеи, Англии и США…[54] Но именно убеждения и верования формируют мировоззрение и миропонимание, на основе которых люди действуют. Так что давайте теперь немного подробнее поговорим об этих самых верованиях и убеждениях.

 

Есть лишь одна забота – одна-единственная в мире – вернуть людям духовное содержание, духовные заботы... А. де Сент-Экзюпери.

Вера и Идеология.

 

Понятие "идеология" происходит от греческого слова "идея", которое буквально переводится как "то, что видно", "видимое", и с древнейших времен используется для обозначения образа, мысли, представления, намерения, плана. Логос же переводится как слово, речь, понятие. Корректно было бы сказать, что идеология – это наука об образах, мыслях и представлениях, но мы будем употреблять это слово в смысле "знание об идеях", а в узком смысле как знание о конкретной группе связанных идей.

Вера – это аксиоматическое, не требующее доказательств знание об образах, мыслях и представлениях. Поскольку любое знание строится на неких аксиомах, а понимание неких мыслей и представлений само по себе и является этими мыслями и представлениям, то можно с определенной долей уверенности утверждать, что вера и идеология, и уж тем более религия и идеология в узком понимании слова – это одно и то же. Все рассуждения христианина отталкиваются от веры в Бога, добро и зло; мысли коммуниста всегда опираются на веру в трудовую теорию стоимости, классовую борьбу, солидарность и прогресс; идеологи рыночного либерализма и демократии как заведенные безапелляционно ссылаются на невидимую руку рынка, а также на сдержки и противовесы. Все основано на вере, но иногда мы называем это идеологией.

А разве мы сами не разложили основы христианства до уровня цельного знания об идеях? Так что можно даже сказать, что идеология – это наукообразный эвфемизм[55] для веры. А в общем глобальном понимании вера и идеология – это наша программа.

Разберемся в ее работе. Пробежимся взглядом по сторонам – очертим глазами полукруг слева направо. На самом деле взгляд скользит не плавно, а как бы перескакивает с одной точки на другую. Это только кажется, что мы все видим. На самом деле мы на все смотрим, но видим только те точки, на которых замирает на мгновение наш взгляд. В знакомых местах мы этого не замечаем, но в новой обстановке человек начинает озираться, т.е. подолгу фиксировать свой взгляд на множестве предметов, чтобы точно воспринять их образ. Сходу охватить взглядом все в точности вряд ли кто способен. "Сознание не может отражать весь бесконечный непрерывный внешний мир, поскольку объем сознания ограничен. Поэтому сознание фокусируется на его наиболее важных участках, <…> словно привязывается к некоторым определенным точкам материи, цепляется за них. Для таких наиболее важных точек сознание создает и запоминает отдельные отражения, образы. Процесс мышления – это процесс «хождения» по этим отражениям и создания новых. Мы будем называть точки, в которых сознание привязывается к материи, к внешнему миру, точками привязки. <…> Точками привязки могут быть любые образы, запечатленные в конкретном сознании – картинки, звуки, запахи, вкусовые и иные ощущения, слова, символы, абстрактные понятия. <…> Образно можно представить себе сознание человека как маленькую вселенную, маленький звездный мир. Каждая звезда – это точка привязки. Каждая звезда – отражение в сознании какого-то предмета или понятия в жизни. <…> Подобно тому, как человек ходит по земле, в его сознании невидимый дух летает среди точек привязки (звезд), останавливаясь то в одних, то в других группах точек привязки. Дух зажигает новые точки (создает новые отражения) или меняет существующие. Те точки, которые дух долго не посещает, постепенно тускнеют или вообще гаснут. <…> Каждая точка привязки в сознании человека имеет некий условный заряд, наподобие электрического. Этот заряд показывает важность точки, относительный приоритет этой точки над остальными. Чем выше заряд, тем важнее эта точка для человека. Заряды могут быть как положительными, так и негативными. Положительные связаны с удовольствиями и радостью, негативные – с проблемами, болью, страхом и так далее. Человек обычно пытается избавиться от негативных точек и увеличить количество положительных. Большинство точек нейтральны и существуют просто как фон. Например, цветок на окне (+5), личный автомобиль (+1000), образование (+2500); наводнение (‑1000), кашель соседа (‑20), муха на стенке (‑5). <…> Поскольку любая точка существует не сама по себе, а в связях с другими точками, то на изменение заряда точки напрямую влияют точки, связанные с ней. Например, если в определенном месте у человека произойдет радостное событие, то и все это место будет заряжено положительно. Для некоторых точек заряд напрямую зависит от состояния точки привязки. Для таких точек существуют параметры, которые должны находиться в определенных рамках. Чем выше заряд точки привязки, тем важнее для человека, чтобы параметр соответствовал идеальному значению, иначе заряд будет меняться на обратный. Например, рубашка чистая (+5), грязная (‑5); модное платье (+100), это же платье, вышедшее из моды (‑100)".[56]

Точка привязки – это отдельный модуль нашей программы.

Немного повторимся. Мы уже говорили, что все наши мысли и поступки обусловлены нашим мировоззрением. Наше взаимодействие с внешним миром строится на восприятии какой-то информации и соответственном на нее реагировании. Разбираясь с какой-то проблемой, мы перебираем в уме разные варианты, основываясь на наших понятиях о "хорошо" и "плохо" (базовые принципы) и моделировании последствий на основе своего или усвоенного чужого опыта. Соответственно, если кто-то поделится с нами новыми идеями и опытом, мы сможем провести более качественное моделирование "по вновь открывшимся обстоятельствам". То есть новую информацию мы анализируем, опираясь на уже усвоенные данные. А после такой умственной работы приступаем к действиям. Наше взросление, кстати, и есть собирание идей и опыта, что выражается в более глубоком понимании действительности и лучшем анализе собственных поступков и их возможных последствий. Как мы уже говорили, весь процесс очень напоминает функционирование компьютерной программы, которую можно "апгрейдить".

Наша программа-идеология загружается в нас с рождения в процессе социализации: дома, в детском саду, школе, институте. Нам рассказывают одинаковые сказки, истории и мифы, мы лепим одинаковые фигурки и рисуем по заданным темам. В процессе учебы формируют наше мировоззрение, причем где-то лет до 10 мы информацию воспринимаем только пассивно. Из нас не вырастают клоны только потому, что в семье у всех опыт и даже базовые принципы могут быть очень разными, и там одинаковая программа получает "кастомизацию".[57] Если совсем исключить из процесса семью, можно при грамотном подходе сформировать абсолютно унифицированных людей.

Но вот подростки сами начинают что-то читать, искать и изучать вне единообразного учебного процесса, и таким образом становятся личностями – теперь они сами начинают влиять на собственное мировоззрение. Конечно, очень многое зависит от окружения, ведь мы способны прочитать только те книги, о существовании которых сможем узнать. И вот тут самое интересное – мы можем сами изменять и формировать свою программу-мировоззрение только настолько, насколько нам это позволяет окружающий нас информационный фон. Почему мы прочитали ту или иную книгу или посмотрели тот или иной фильм? Да потому, что наш друг или близкий человек ее читает или читал, или нам посоветовали ее прочесть в магазине, рассказали о ней в институте, мы узнали о ней из другой книги или из Интернета. А если ничего из вышеперечисленного не случилось? Да мы даже о существовании книги или фильма не узнаем! Таким образом, даже обладая свободой воли в выборе источников информации, мы зависим от того, кто контролирует информационный фон.

И это не просто зависимость. Любая информация оседает у нас в голове и превращается в точку привязки, так как мы пока еще не научились забывать что-либо по собственному желанию. И каждая точка привязки, являясь модулем нашей программы, начинает принимать участие в процессе анализа нами новой информации. То есть информационный фон способен изменить нас самих, причем мы этого даже не заметим!

И все еще серьезнее, чем кажется. Наше "я" – это наше мировоззрение, наша вера и опыт. Если все наши мысли и поступки обусловлены нашей программой-идеологией, то эта программа и есть наше "я"! И тот, кто может контролировать окружающий нас информационный фон, способен оказывать влияние на нашу программу, и таким образом получает возможность формировать нашу личность!

Мы все это проходили. Ну вспомните, неужели вам ни разу в жизни не было за что-то стыдно? Или жалеете о каком-то поступке? Или думаете примерно следующее: каким я тогда был дураком! Особенно про молодость. Такое чувство, что тогда это были вообще не вы. А это действительно были не вы – с тех пор вы узнали что-то новое, обрели опыт, набрались идей и расширили свое представление о возможных вариантах действий. Вы совершенно по-другому смотрите на мир, вы теперь – другая личность. И только из-за того, что с опытом расширились возможности вашей программы. Она изменилась, и изменилось ваше "я".

А ведь такой эффект можно вызвать искусственно. Ведь вся информация, которую мы получаем, приходит извне.

Мы даже можем проследить момент такой перемены. Обычно в это мгновение происходит эмоциональный всплеск. На новую информацию мы реагируем: "А я-то думал! А я верил! А оно вон как…", или "Ну ничего себе! Никогда об этом не думал!", или "Понятно. Надо будет учесть". Это значит, что в это мгновение где-то внутри нас изменились точки привязки или их заряды. Теперь мы на мир будем смотреть по-другому, исходя из вновь полученной информации. Мы стали другими. Причем перемены могут быть настолько радикальными, что человек будто бы заново родился…

Вспомним фильм "Последний самурай". Герой Тома Круза был лихим кавалеристом и героем войны по истреблению североамериканских индейцев. Потом он нанимается в Японию тренировать армию для войны по истреблению непокорных самураев. Попадает в плен к последним… и через год уже яростно сражается за них против бывших нанимателей… Год жизни с самураями изменил его личность настолько, что его мысли и поступки развернулись на 180 градусов. Программа была переустановлена.

Этот процесс можно сравнить с записью на магнитную ленту. Вот была лента с записью, жила себе спокойно. Но неожиданно кто-то запускает события/протяжку, а головка магнитофона обеспечивает магнитное/информационное поле. Все, на пленке частички переориентированы, кассета играет по-новому. Притом, что кассета и лента с виду одни и те же…

Как можно "убрать" личность? Ну, можно банально убить человека. А ведь на самом деле можно просто эту личность "переписать". Был одним, стал другим. Переписали программу – и готово дело. В религии это называется обращение. В идеологии это именуется встать на ее позиции. Можно устроить геноцид народа, а можно просто стереть личности и память народа.

Ведь что такое наша память? Это информация в нашей голове. Говорят, что близнецы порой не могут точно сказать, произошло ли некое событие в детстве с ним лично или с братом или сестрой. Ветераны тоже часто принимают за собственные воспоминания информацию, которую они услышали от других. Со временем все в голове путается. Обратим внимание, что это мы пока говорим о личных воспоминаниях, т.е. где мы сами были участниками событий. А что же такое историческая память народа?

А это информация, о которой мы узнали извне. И поверили, что примерно вот так было на самом деле. Это именно вера, ведь точно мы ничего сказать не можем: нас там не было. Получается, что история народа – это та версия событий, с которой все согласны, а не та, которая имела место быть на самом деле. Откуда мы узнали про Куликовскую битву? А так в учебнике написано, и вообще, об этом же все знают! Между прочим, эти "все" тоже узнали о ней из учебника (художественной книги, фильма). А не было бы в учебнике написано про Куликовскую битву, никто бы о ней и не узнал. Ее как бы вообще не было! В этом вся прелесть гуманитарного знания – тут вообще нет объективности. Можно ведь взять учебник и написать там все, что угодно. Еще фильм снять, чтобы каждый через переживания за героев получил эмоциональный заряд, "как будто сам при этом присутствовал". Через некоторое время это будут "знать" все. А если это знают все и в книгах об этом написано и фильмы об этом сняты, то так оно и было на самом деле! В этом и есть смысл знаменитого Оруэлловского "Кто контролирует настоящее, контролирует прошлое". Творческие натуры умеют это подметить и без всякой софистики. Помните, у В. Цоя слова: "Наше будущее – туман. В нашем прошлом то ад, то рай".

Но ведь такой исторический опыт для каждой личности является одним из фундаментов мировоззрения! А меняется он всего лишь сменой главы в книге. Все можно переписать через контроль за окружающим нас информационным полем.

Думаете, археология и изучение летописей не допустят такого надругательства? Еще как допустят. Археология вообще не точная наука – там датировки могут гулять очень произвольно, и факты можно интерпретировать хоть так, хоть эдак. Летописи – отдельная тема. Вообще очень редко бывает, чтобы до наших дней дошел рассказ современников. Чаще всего в летописи 13 в. говорится о веке 12м или 11м. С нашей точки зрения почти одно и то же, но ведь это все равно как сейчас написать умную книгу о Крымской войне середины 19 в., чтобы через 500 лет ее воспринимали как свидетельства очевидцев. А еще политику и контроль над информационным полем придумали не сегодня. Архивы и записи фальсифицировали со страшной силой, и многим (если не всем) древним летописям грош цена. Эта каша прекрасно известна русским людям по произведениям Фоменко и Бушкова.

На худой конец, если уж очень серьезно подходить к вопросу, можно все артефакты и летописи уничтожить. Тогда следующему поколению останется только верить написанным нами книгам.

Итак, что же у нас получается?

Наше "я" – это наше мировоззрение, вера и идеология. Оно формируется внешним информационным фоном в процессе нашей социализации, и даже в зрелые годы сохраняется контроль над нашей программой путем ограничения нам доступа к "вредной" информации и назойливого предложения ознакомиться с информацией "полезной". Все базовые принципы нашего мировоззрения мы получаем с рождения извне, от родителей и учителей, весь наш опыт делится на довольно скромный "личный" и безграничный "чужой", почерпнутый все из того же внешнего информационного поля. Изменение нашего "я" идет постоянно, с годами мы меняемся, но эти изменения могут служить как для нашей пользы, когда мы совершенствуемся, либо нам во вред, когда мы деградируем. И зависит это от окружающего нас информационного фона. И точно так же от него зависит целый народ.

 

* * *

 

Как мы уже говорили, наше мировоззрение строится на базовых представлениях о том, что считается хорошим или плохим, добром и злом, и на опыте, личном и усвоенном чужом. Добиться изменения нашей программы, следовательно, можно через воздействие либо на базовые принципы, либо на усвоенный опыт, а точнее на точки привязки, их составляющие.

Необходимо просто отследить, какой источник информации пользуется доверием у человека, и запустить по нему информационные, научно-познавательные и аналитические передачи, внедряющие иные базовые установки. Подойдут и фильмы, и ток-шоу, и передачи; да все, что угодно, даже реклама. И вот вместо веры в братство людей и добро вы потихоньку начинаете все воспринимать глазами волка. Мы об этом уже говорили.

А можно точно так же накачать нас "опытом", показав кучу фильмов и передач про маргиналов, уголовников и "цивилизованный бизнес". "Вон как они живут-то, оказывается, это мы тут все дурачки сидим" – начинаем думать мы. Анализируя событие, мы опираемся на приобретенный прошлый "опыт" других, и таким образом планируем свои действия и поступки на будущее. И в этом кроется смысл второй части знаменитого Оруэлловского слогана: "Кто контролирует настоящее, контролирует прошлое. Кто контролирует прошлое, контролирует будущее".

Меняются наши представления о хорошем и плохом, мы знакомимся с "опытом" других, подкрепляющим такие представления. Мы меняемся, становимся другими. Прежнего "я" больше нет. Нас убили.

Убили целый народ, населявший СССР.

Ведь народ – это общность духовная, информационная. Разделяющая одинаковые базовые понятия о добре и зле и располагающая общим опытом, памятью народа, выраженной в мифах, сказках и книгах по истории. И если у значительной части населения изменить программу и серьезным образом исковеркать историческую память, то в духовной симфонии народа наступит хаос, информационный шум. Вместо гармоничного звучания мы слышим шипение пленки, хаотичные шумы в эфире. Никто между собой не может ни о чем договориться, потому что у всех программа разная и люди друг друга просто не понимают. И вот на наших просторах завелись коммунисты, социал-демократы, монархисты, либералы, фашисты, анархисты и т.д. Вавилон.

Как такое могло случиться? А очень просто. Помните, мы начали наше рассуждение с того, что мы на все смотрим, но видим лишь некоторые точки. А наша программа-вера создает еще и защитный фильтр на сознании, так что мы можем смотреть на одно и то же, но видеть совсем разное! Ведь мы же анализируем всю поступающую информацию на основе нашей веры и опыта, и если они разные, то и восприятие разное. Такой фильтр защищает наше сознание, нашу программу, от перегрузки и изменения.

Представим, что перед телевизором сидят русские "коммунист" и "либерал". На экране показывают немецкого солдата рядом с виселицей. Коммунист видит взбесившегося поработителя, обманутого пропагандой садиста, мучающего нашу Родину. Либерал видит немецкого солдата, который может и действовал немного грубо, но проклятым большевикам-душегубам и этого мало. И вообще, немцы уже давно за все попросили прощения, а мерзкие краснопузые ублюдки – нет. Далее кадр с советским солдатом, раздающим хлеб голодающим жителям разрушенного Берлина. Коммунист понимает, что на самом деле обычные немцы не виноваты, ведь это наши братья рабочие и крестьяне, обманутые проклятыми буржуями, и помогать им – наш человеческий долг. Либерал видит коммуниста, который обворовал и разрушил Россию, а теперь приперся в Европу, которую тоже разрушил и обворовал, все отобрал у населения и теперь раздает своим рабам корки хлеба, чтобы с голоду не подохли. И вообще, это, скорее всего, постановка, ведь он точно "знает" из "свободных СМИ", что на самом деле Красная Армия всех убивала и насиловала. Далее израильские военные в секторе Газа. Сионистская военщина мучает бедных арабских крестьян; и молодые еврейские парни наводят порядок среди фанатичных, злобных и тупых арабских голодранцев соответственно. Американцы в Ираке. Ястребы Пентагона так обнаглели от вседозволенности и безнаказанности, что уже в открытую ведут войны, грабят и порабощают другие народы ради своих корыстных интересов и чувства животной мести; и простые американские парни жертвуют собой ради того, чтобы донести до "фанатичных, злобных и тупых арабских голодранцев" хоть какие-то идеалы свободы, демократии и права, ведь они там так мучались под страшной пятой тирании.

Каждый находит в этих кадрах подтверждение своей вере. Информация одна, но вера разная. Как тут можно договориться, если вы смотрите на белое и черное, а ваш собеседник уверяет, что смотрите вы на черное и белое. Тупик. Разрушение народа и хаос.

Давайте зайдем на любой политический форум и попробуем обсудить советское прошлое. Многие участники апеллируют к своим личным воспоминаниям. И вот тут выясняется любопытная вещь: такое чувство, что мы жили в разных странах. Ну просто поразительно! Причем речь не о ссыльных и не уголовниках, а о таких же обычных гражданах. Мы жили в унифицированной стране, но воспринимали ее по-разному. Если одни слышат, видят и чувствуют "белое", а другие "черное", то получается, что и существуют одни в белом, а другие в черном мире. Мы живем в параллельных вселенных, хоть и ходим по одной земле. Программа и ее фильтр на восприятии не просто искажают картину окружающего мира, они ее полностью меняют. Угол, под которым мы смотрим на реальность, не просто дает иное восприятие, он создает новый мир. Мы живем в параллельных вселенных, только не в физическом, а в метафизическом смысле. Наше восприятие создает другую реальность. Реальность существует сама по себе, но для нас она – это то, во что мы верим. Не более.

Бывает смена исторических эпох по Марксу: развитие науки и техники постепенно меняет и сознание, и социальные отношения. Меняется мир и восприятие его людьми. Но бывают иные ситуации. Христос, Мохаммед, Александр Македонский, Наполеон, Сталин, Ротшильд и Адольф Гитлер увидели мир другими глазами. Они заставили и других увидеть его так же. И реальность изменилась! Наш дух и сила воли могут изменить самый настоящий материальных мир.

И каждый человек может путешествовать между такими вселенными. Просто изучите другую программу-идеологию, и взгляните на мир иными глазами. Вы окажетесь в другом мире. В известном романе Клиффорда Саймака "Кольцо вокруг Солнца" некоторые люди научились переходить между параллельными вселенными в физическом смысле. Главному герою сконцентрироваться помогал обычный детский волчок со спиральками. Волчок – это символ, концентратор человеческой воли и энергии. Взгляните на распятье, красную пятиконечную звезду, черную свастику, голубую шестиконечную звезду, зеленый значок доллара и представьте себе всю веру, которую они выражают. Сконцентрировавшись, вы сможете взглянуть на мир глазами христианина, коммуниста, нациста, сиониста и маммониста. Это разные вселенные (впрочем, у нациста и сиониста вселенная одна, разве что точка отсчета разная).

Для восстановления, сохранения и развития народа необходимо понять собственную веру и разобраться с символами и исторической памятью. И защитить их! Любой ценой. Ведь защищать приходится всю вселенную.

Но это только начало. Дальше нам придется научиться понимать и другие программы, ведь понимание, как мы помним – это главный путь любви и прощения. Мы должны научиться переходить между метафизическими параллельными мирами, поскольку только тогда мы сможем говорить с другими так, чтобы они нас понимали, и вести их к свету. Только тогда мы сможем спастись и окончательно приблизиться к образу и подобию Бога.

 

* * *

 

О конкретных научных методах информационно-психологической агрессии и манипуляции сознанием написаны интереснейшие популярные книги[58], и мы об этом говорить не будем, однако остановимся на двух важных для понимания моментах.

Первое. Какова социальная роль женщин? Об отношениях в семье мы поговорим чуть позже, но давайте порассуждаем на тему значения женщины в обществе с точки зрения сохранения программы-веры.

Это значение фундаментально, колоссально и крайне важно.

Сексуальные роли распределены таким образом, что окончательный выбор партнера остается всегда за женщиной. Именно она, в конечном счете, решит, с кем она будет, а ему остается только всячески выделываться и перебирать разные варианты. Как показывает опыт, если женщина хочет мужчину (реального, а не бредовое теленаваждение), с высокой степенью вероятности она его получит. А наоборот – совсем не очевидно, и, главное, только после приложения больших усилий. Это в общем и целом, не принимая в расчет совсем уж дурнушек и блистательных донжуанов.

Что из этого следует? То, что мужчины будут всячески стараться соответствовать идеалу, принятому в данном обществе среди женщин. А у женщин идеал – это образ, который содержится в программе-идеологии: "Вот таким он должен быть!" По сути, это концентрированное воплощение базовых установок веры.

Мужчины знают о предпочтениях, и прикладывают все свои силы, чтобы им соответствовать. Вот было принято в СССР, чтобы парень был спортивным и работящим, по возможности с образованием, без вредных привычек. И парни шли в секции и кружки, потом в армию и институт. Прицел был на то, чтобы стать старшим офицером, доктором наук, квалифицированным рабочим или партийным чиновником. Причем последнего зачастую можно было добиться только через преодоление одного из первых трех этапов. Ну, в общем и целом сейчас говорим. И все потому, что девушки считали молодого солдатика и тем более сержантика, студента или молодого мастера перспективными мужчинами. Идешь по партийной линии – очень хорошо. Имеешь доступ к загранице – еще лучше.

Эти ценности задают женщины своими предпочтениями, сами того не осознавая.

Очень примечательный пример из истории: гражданская война между Севером и Югом США. На протяжении всего конфликта северяне страдали от страшного дезертирства. У конфедератов такой проблемы не было в принципе. Почему? На Севере духовная деградация и разложение были уже в самом разгаре, и главным показателем личных качеств стало материальное благополучие. Богатый – хороший, бедный – плохой. На Севере всеобщая мобилизация была не совсем всеобщей – закон разрешал уклониться от призыва за выкуп, очень приличную сумму. К примеру, из семьи Рузвельт ни один мужчина не ушел на фронт. И вообще, по логике вещей получалось, что мужики, которых загребли – "лохи" и неудачники. А те, кто откупились и не пошли на войну – умные и успешные. И женщины в массе это принимали спокойно, как нечто само собой разумеющееся. А кому хочется быть "забритым" на войну, и за это еще и неудачником считаться? Да лучше смотаться домой, а женщины тебя еще и прикроют. Даже гордиться тобой будут. Именно поэтому дезертирство было чудовищным, особенно вначале, когда воевать пришлось "коренным янки". После первого года такого безобразия ставку сделали на иммигрантов, особенно ирландцев, которым просто деваться было некуда, а так был шанс отличиться на войне и стать "своим" в чужой стране.

А что же на Юге? А там жило традиционное патриархальное общество. Где личные качества мужчины определялись по его идеализму, религиозности, порядочности, патриотизму, доброте, справедливости. Ну, и состояние тоже котировалось, но все же… Дезертирство – это просто немыслимо! Ты не сможешь вернуться домой, ты вообще перестанешь быть мужиком. Ты – тряпка, трус, подлец и сволочь! Да ни одна женщина на тебя даже не посмотрит, хорошо еще, если не плюнет в твою сторону. И все как один записались в добровольцы, и дрались как черти. Голодные, босые, в перекрашенной форме северян, с трофейным оружием северян, уступая врагам числом в разы, они держались 4 года и умудрились выиграть почти все сражения на суше. В конце концов их не разбили, а просто задушили блокадой и массовым террором.

И все потому, что на Юге был силен дух.

Хочешь изменить общество – в первую очередь заставь женщин принять новые ценности. Перепиши ее программу, а он сам подстроится. Покрутили сериалы, и все земледельцы и рабочие вмиг стали аутсайдерами. Военные тоже. Что же у нас главное? Материальный успех! Спортивность, желание работать, образование и отсутствие вредных привычек уже не важно. Главное, чтоб деньги были. Вот он, показатель успешности мужчины и его способности позаботиться о женщине и детях (которых так и быть родят "для него"). Женщины в это поверили, и вот уже парни рвутся в магазинах и офисах, идут в бандиты и продажные чиновники с одной целью – хапнуть. Если каждая женщина в душе проститутка, то ее надо купить – это мужчины быстро усвоили и стали играть по правилам…

А представим, что девчонки опять будут мечтать о спортивном и здоровом защитнике Родины, работящем труженике, умном и внимательном враче, мудром учителе. Думаю, все понятно, в какой области мальчишки начнут друг с другом соревноваться.

А кто рассказывает малышам мифы и сказки? Кто их постоянно одергивает "это можно, то нельзя", "это хорошо, то плохо"? Сама мать становится идеалом для подрастающей ребятни. Она следит, чтобы дети соответствовали идеалу, записанному в ее программе. Она либо подготовит сына к армии, либо создаст комитет солдатских матерей и даст оболтусу денег "на личную жизнь". А вот дочь, скорее всего, скопирует мать, и при нормальном течении обстоятельств передаст матрицу веры дальше.

Женщина является основой любого общества. Женщина создает и хранит семью. А ведь это и есть та социальная структура, в которой активно действуют мужчины. Поэтому от прихоти женских желаний зависит жизнь или смерть народа. И если они не готовы растить своих защитников и любящих жен и матерей, то структура потеряет форму и рано или поздно придут сыновья другого народа, и никакое накопленное барахло никого не спасет.

 

* * *

 

Второе. Вспомним, из-за чего разгорелся весь сыр-бор в романе У. Эко "Имя розы". Из-за трактата Аристотеля о смехе. Средневековый священник так боялся, что осуждаемое качество простонародья найдет подкрепление в работе уважаемого философа, что пошел на обман и даже убийства, чтобы скрыть документ. Он считал, что обнародование такого трактата может обрушить все учение христианства!

Давайте разбираться. Русским давно пора.

Что вызывает смех? Ответим сразу – созерцание неправильности. Мы таким образом сбрасываем напряжение, которое иначе может трансформироваться во вспышку ярости. Вот дали мальчишки приятелю коленом под зад – он покатился на пол. Ну, пошутили, посмеялись. А ведь может и драка нешуточная начаться. Причем не только обиженный может проявить агрессию. Драку может начать третий мальчик, заступаясь за беднягу (ему не смешно, его зло берет, хочется восстановить справедливость, поправить неправильность). Вот едем по разбитой дороге. Да, забавно, все у нас так: дураки, дороги… А можем в бешенстве броситься в муниципалитет или начать собирать деньги на ремонт.

Смех разряжает обстановку, выпускает пар. Высмеянная проблема – уже не проблема, а анекдот. Острота ее решения как бы снимается. Если нам кажется смешным состояние наших дорог, заборов и туалетов, то мы силы в себе уже не найдем их чинить или не пачкать. В младших классах моя учительница частенько говорила нам, когда мы смеялись над допущенными кем-то ошибками: "Над кем смеетесь? Над собой смеетесь". И это правда.

Нам кажутся смешными наши политики? Точно, остается только посмеяться, иначе придется пойти и убить продажных предателей-паразитов. Мы смеемся, чтобы ничего не делать. Это снимает остроту проблемы, боль, оправдывает безответственность. Посмеяться легче, чем что-либо сделать. Смех как бы уменьшает важность и ценность некоторой проблемы или символа.

Символа! Если шутки по поводу некоторой проблемы просто ведут к ее замораживанию в нерешенном состоянии, то высмеивание символа – это агрессия в нашу программу-веру!

Ведь что такое символ? Это образ, мощная точка привязки. Многие коммунисты никогда не читали классиков марксизма, но они свято верят в символы: красное знамя, серп и молот, красную звезду, образы Ленина и Сталина, комиссарскую кожанку, тачанку, Т-34, олимпийского мишку и т.д. и т.п. Кто у нас сейчас считается христианином? Этот человек носит крестик, ходит в церковь, соблюдает пост, на полке хранит Библию, в углу у него висит икона. У либерала в кошельке кредитка, в голове доллар, на теле модная одежда и в доме по возможности самые дорогие вещи. Мало кто знает наизусть Капитал, Новый Завет или Исследование о природе и причине богатства народов, и уж тем более никто не пытается досконально следовать логике этих учений. Нет, для нас идея выражена в символах.

Каждый знак и образ являются для человека концентраторами его духовной мощи. Они могут спровоцировать небывалый всплеск энергии и направить его в русло созидания или разрушения. Это понимали древние, это позабыли мы. Помните, мы об этом уже говорили, когда критиковали официальный культ Церкви с его иконами, крестами и святой водой? Но смысл нашей разрушающей критики в созидании. Мы должны понять, что не доска с картинкой и не банка с водой обладают чудодейственной силой. Это мы обладаем божественной (или звериной) духовной мощью, которая может концентрироваться (или рассеиваться) с помощью этих знаков-символов! Эти образы чрезвычайно важны для нас именно как точки привязки, концентраторы всей нашей божественной силы! И их надо беречь. Нашей предшествующей критикой мы пытались сломать архаичное представление о предмете, чтобы открыть путь новому взгляду, более чистому и глубокому.

Вспомните, когда на Олимпиаде русские занимают первые места. Представитель нашего народа стоит на постаменте посреди гигантского стадиона, звучит наш гимн и в воздух поднимается наш флаг! Мы – лучшие в мире! Да тут прилив эмоций такой, что дыхание перехватывает и слезы из глаз! Сейчас не совсем то, ведь трехцветное знамя и новый гимн еще не обросли глубиной смысла, символизмом. Мы просто видим нашего человека (который тренируется и живет в США), трехцветное полотнище (перевертыш из голландского), знакомую музыку (в кастрированном звучании) со странными словами. Все. Но вспомним, как это было лет 20 назад. Стоит человек, и на майке у него надпись СССР, а иногда еще и герб. Раздаются мощные звуки нашего гимна. В воздух взмывает красное знамя! Это не просто надпись, звук и полотенце. Это наша уверенность в победе революции и борьба за светлое будущее для всех в мире! Это кровь наших дедов, пролитая в войне! Это Ленин, Сталин, Гагарин, атомная бомба, спутник, наша могучая армия и флот, наши инженеры! Это мы!!! Мы – правы, мы сильнее всех, мы победим!!!

Это мощнейшие точки привязки!

А как их разрушить? Да очень просто – давайте придумаем историю или ассоциативный ряд, которые все это выставят в смешном свете. И помогут нам тут… юмористы (сплошь и рядом инородцы). Что, вспомнили?... Все светлые и святые точки привязки сознания подвергли осмеянию или закоротили через их антиподы.

Гордитесь СССР? – Вы живете в ЧиЧиЧиПи! (М. Задорнов)

Красное знамя борцов за свободу? – Большой красный флаг о дорожных работах на границе! (известный анекдот)

Звезда? – Сатанинская пентаграмма! (мнение "экспертов")

Серп и молот? – Жидо-масонский символ обрезания! (?! М. Задорнов)

Святые отцы? – Дело о кардиналах-педофилах! (СМИ)

Победа? – Ледокол! (В. Суворов/Резун)

Двуглавый орел? – Уродливый мутант! Все у нас так…

Бело-сине-красный флаг? – Олицетворение белых, красных и сами знаете кого! И т.д.

Теперь вернемся к тому моменту, когда наш атлет стоит посреди стадиона, играет музыка, взмывают знамена. Прикольная у него надпись на футболке – ЧиЧиЧиПи! О, и флажок аварийный уже полетел… Жидовня везде лезет, так еще и поразвесила своих тайных символов.

А это еще что? Что за голубь-мутант? И что это за тряпка полосатая?

И даже если мы все прекрасно понимаем и гордимся своей страной, то все равно в момент созерцания символа с глубоким смыслом в нашей голове всплывает… нет, не образы наших побед и надежд… всплывает прикол, шутка… Этот символ по своей энергетике для нас становится равен нулю. Все, его закоротили. Программа теперь "глючит".

На хи-хи и ха-ха мы просрали свою Родину.

 

* * *

 

Кстати, мы еще не закончили. Ну-ка, ну-ка, названия "Наша Раша" и "Comedy Club" ничего нам не говорят? А Жванецкий с Петросяном? Нравится, говорите?

Представьте себе стакан чистой воды. Это наше представление об идеалах, символы добра. И вот вы подходите и капаете туда каплю черных чернил. А теперь достаньте каплю обратно, чтобы вернуть чистоту воде. Не можете? А постарайтесь забыть, как удачно только что пошутили-поглумились упыри с экрана. Тоже не можете? Поздравляю, пока вы тут ржали, ваш мозг изнасиловали. Вместо чистой души осталась только банка нечистот. Хорошо развлеклись?

Мне с детства нравился мультик, где мамонтенок ищет свою маму. Помните, там даже песенка есть:

По синему морю, к зеленой земле

Плыву я на белом своем корабле.

Меня не пугают ни волны, ни ветер,-

Плыву я к единственной маме на свете.

Скорей до земли я добраться хочу,

"Я здесь, я приехал!",- я ей закричу.

Я маме своей закричу.

Пусть мама услышит,

Пусть мама придет,

Пусть мама меня непременно найдет!

Ведь так не бывает на свете,

Чтоб были потеряны дети.

 

И вот наши юмористы. Выперлись на сцену в шапках-сперматозоидах и спели эту песенку. Смешно? А как теперь смотреть мультик и не вспоминать шутки упырей? Одна капля чернил есть.

Приходит милиционер домой. Там – голые стены, древняя плита и ржавый гвоздь в стене вместо вешалки. Измордованная жена. Он ей рассказывает, как сегодня остановил "мерседес" мэра, и тот ему деньги предлагал, шубу для жены, карточку в супермаркет и кучу всего еще. А он что? По полной ему – штраф и лишение прав на месяц. Жена уходит и мы слышим, как она стреляется. Обхохочешься. Принципиальность защитника правопорядка кажется смешной, отказ от взятки – глупым. Поздравляю, нас только что изнасиловали, заставив поверить, что коррупция – это не только допустимо, но и вообще нормально. А упорное следование законам и принципам – неуместное, глупое и смешное ребячество. Вторая капля чернил.

Люди, оглянитесь! Мы же с вами уже по уши в дерьме, а вы все продолжаете в том же духе! Это не смешно, это жутко! На вас смотреть страшно!

Думаете, вы таким образом расслабляетесь после рабочего дня? Неа, это удовольствие наркомана. Вы еще сильнее отравили себя, и завтра вам станет еще хуже, ведь все вокруг становится грязным и гадким, вы уже по-другому вещи и не воспринимаете. Стресс усиливается, и вы опять идете за новой порцией отравы, с каждым днем все более паскудной. И это касается абсолютно всего, что вы слушаете или смотрите.

 

* * *

 

Если наша программа-вера подверглась внешней агрессии и была разрушена, то мы теряем все ориентиры в этом мире, наши действия становятся хаотичными и бессмысленными, мы лишаемся точки отсчета, опоры, уверенности. Любое действие совершается на ощупь, методом проб и ошибок, с минимальными или отрицательными результатами, но с приложением огромных сил, с чудовищной перегрузкой. Сколько мужчин в возрасте 35-55 лет, в расцвете сил, умерло от инфарктов, инсультов, пьянства и депрессии за последние 20 лет? Это не следствие какого-то насилия или полного отсутствия средств для выживания. Нет, это результат потери точки опоры, следствие чудовищных духовных и интеллектуальных перегрузок.

Каждый ищет спасения. И в этот момент появляются "спасительные" программы-альтернативы. Если какая-то вера или идеология предлагает некие более-менее внятные ориентиры по жизни, то человек без опоры немедленно хватается за нее, как за спасательный круг. Происходит немедленная перезагрузка, зачастую некорректная. Русские люди, оглянитесь. Мы перезагрузились в 1917 и 1991 годах, и все по одному сценарию. Из патриархального христианства в патриархальный социализм, а затем в звериный маммонизм. Это деградация. Нашим предкам жгуче стыдно при одном только взгляде на жалкое потомство. Но мы жалки вовсе не потому, что выродились. В наших жилах та же кровь, что у предков наших. Мы жаждем правды, истины, мы ищем опору, и жажда эта неутолима. Это жар сердец, пламя души! А для утоления мы все время хватаемся за очередную ложь…

А теперь внимательно прочитаем вот эту цитату: "Не только от жажды, но даже от воспаления, от жажды горячешной! И… и не думайте, что это в таком маленьком виде, что можно только смеяться; извините меня, надо уметь предчувствовать! Наши как доберутся до берега, как уверуют, что это берег, то уж так обрадуются ему, что немедленно доходят до последних столпов; отчего это? Вы вот дивитесь на Павлищева, вы все приписываете его сумасшествию, или доброте, но это не так! И не нас одних, а всю Европу дивит, в таких случаях, русская страстность наша; у нас коль в католичество перейдет, то уж непременно иезуитом станет, да еще из самых подземных; коль атеистом станет, то непременно начнет требовать искоренения веры в бога насилием, то есть, стало быть, и мечом! Отчего это, отчего разом такое исступление? Неужто не знаете? От того, что он отечество нашел, которое здесь просмотрел, и обрадовался; берег, землю нашел и бросился ее целовать! Не из одного ведь тщеславия, не все ведь от одних скверных тщеславных чувств происходят русские атеисты и русские иезуиты, а и из боли духовной, из жажды духовной, из тоски по высшему делу, по крепкому берегу, по родине, в которую веровать перестали, потому что никогда ее и не знали! Атеистом же так легко сделаться русскому человеку, легче чем всем остальным во всем мире! И наши не просто становятся атеистами, а непременно уверуют в атеизм, как бы в новую веру, никак и не замечая, что уверовали в нуль. Такова наша жажда! “Кто почвы под собой не имеет, тот и бога не имеет”". Федор Михайлович Достоевский "Идиот", 1869 год.

 

* * *

 

Здоровое общество защищает свои символы и веру через традицию и ритуал. Новые поколения уже могут вообще не помнить, почему то или иное правило или символ были установлены, но продолжают им следовать. Цель – сохранить программу, веру отцов, с которой наш народ развивался и усиливался. По невежеству прекратить их соблюдать или начать высмеивать – это все равно, как при ремонте механизма обнаружить в нем "лишние" детали, назначения которых мы не понимаем, и выкинуть. Может, обойдется, а может, и нет. Не понимаешь – не изменяй.

Почему-то в технике это кажется нам естественным, а вот в самой главной, духовной, сфере нашей жизни – нет. А последствия вмешательства в символы веры намного чудовищней, нежели любые правки в чертежах. Мы о них как раз поговорили выше.

Чтобы лучше понять, продемонстрируем примерами из техники. Я слышал, что при реконструкции гидротехнических сооружений вокруг Москвы в старых чертежах были найдены странные "нефункциональные" части, и при ремонте новое поколение кое-что "усовершенствовало". В результате стало работать хуже. Почему? Непонятно. Помаявшись, вернули все назад и на все чертежи поставили резолюцию: правки не вносить. А кто не знает истории о том, как советские инженеры копировали американский бомбардировщик Б-29? Сначала к Сталину пришли конструкторы и заявили: мы можем лучше. На что он им ответил: не надо лучше, сначала сделайте такой же. В процессе копирования на крыле нашли лишнее отверстие. Скорее всего, рабочий где-то ошибся и просверлил не в том месте. Как проверить – ошибка, или непонятная нам особенность конструкции? Можно было бы сравнить с другим таким же, но был-то у нас всего один. И вот вся серия пошла с лишними дырками в крыле. Мораль сей басни: не понимаешь – следуй в точности.

 

* * *

 

Помните, как в фильме "Матрица" люди узнавали о смене программы? По эффекту "дежа вю", т.е. по небольшому сбою в ней. У нас тоже можно такие "глюки" наблюдать у определенных слоев общества. Например, наши "новые русские" воруют, обманывают, насилуют, убивают и разрушают, и при этом зачастую фанатично религиозные люди! Православные! Повсеместно они проявляют совершенно непонятную для гражданского общества заботу о жене и детях.

Почти все население в общем и целом сохраняет веру в добро, но в конкретных ситуациях проявляет агрессию, требует мести, расправы, кипит от ненависти. С поразительным спокойствием воспринимает увольнения и сокращение зарплат, соглашаясь с их "необходимостью и экономической целесообразностью". Все эти примеры – результат некорректного наложения разных программ одна на другую.

 

* * *

 

Как и любая программа, вера и идеология могут содержать в себе ошибки, причем такие ошибки будут не сразу бросаться в глаза, но рано или поздно они приведут к сбою в работе. Для человеческого общества такой сбой будет равнозначен социальной катастрофе и приведет к неисчислимым бедствиям.

Думаю, на этом моменте можно как нельзя лучше прочувствовать разницу между верой и идеологией. По сути, это одно и то же. Но первая опирается на образы и символы, и нам удалось с большим трудом и с определенной долей условности разложить христианство до уровня логической концепции. До уровня рационалистического знания. На самом ведь деле христианство опирается на некие символы, образы добра и справедливости, а не на жесткую рационалистическую теорию. А вот идеология с самого начала опирается на логические конструкции, она вырастает из научных методов. И вот тут и начинаются проблемы.

Смотрите сами. К. Маркс выдвинул теорию о трудовом характере стоимости. Далее из этого допущения следует, что прибавочную стоимость можно получить, только эксплуатируя наемный труд. Люди разбиваются на классы в соответствии с их отношением к капиталу как средству производства. Далее делается вывод о неизбежности классовой борьбы и ее обострении при капиталистической системе хозяйствования. Все очень грубо, просто для иллюстрации. Логика понятна? Это стройное учение сулит всем большие блага и безмерное счастье. Это цельная идеология. Есть в ней ошибка? Да, разумеется, и нормальному христианину она должна была бы просто бросаться в глаза. Ошибка эта – вывод о неизбежности классовой борьбы. В теории это звучит еще ничего, но на практике в условиях социальной нестабильности оборачивается ненавистью ко всем, кто живет лучше. Причем теория допускала диктатуру и массовые казни. Эта ненависть прошла через гражданскую войну, чистки 30х, разборки 60х и, в конечном счете, все развалила через ненависть населения к "Волге" и баньке руководства страны. Теория оправдывала нетерпимость к неравенству, и дошла до абсурда в выискивании микроскопических различий позднего СССР. Допущение ненависти рано или поздно приводит к самоедству.

Та же история постигла национал-социалистов с их доктринами расового неравенства. Где остановиться в поисках различий? Да нигде. И уже во время войны началась глухая вражда между "правильными" немцами и "совсем правильными" эсэсовцами. Такая программа привела не только к нетерпимости вовне, она по логике своего развития дошла до абсурдного поиска "правильности" среди одного народа. Опять в логике программы было допущение ненависти.

Избранность в иудаизме и протестантстве носит тот же характер. Таких соседей терпеть никто не может, и Израиль держится только за счет неимоверных материальных вливаний из США и Германии; в странах протестантизма социальное неравенство удается заглушить только тотальным грабежом и насилием над всем миром. Но и они уже практически дошли до предела.

А ведь вера почти не давала сбоя, она просто разложилась под натиском научно обоснованных идеологий. Логическое мышление вытеснило образное, и христианство перестали понимать. Зато почти всем стала ясна логика революционеров.

Рационалистические идеологии – порождение науки. Научная теория дает красивую логичную программу действий, но происходит сбой. Почему это так и в чем проблема, мы поговорим в следующей главе.

 

Дурак – это не отсутствие ума.

Это такой ум.

Наука и рациональное мышление.

 

"Как-то один известный ученый (говорят, это был Бертран Рассел) читал публичную лекцию об астрономии. Он рассказывал, как Земля обращается вокруг Солнца, а Солнце, в свою очередь, обращается вокруг центра огромного скопления звезд, которое называют нашей Галактикой. Когда лекция подошла к концу, из последних рядов зала поднялась маленькая пожилая леди и сказала: «Все, что вы нам говорили, – чепуха. На самом деле наш мир – это плоская тарелка, которая стоит па спине гигантской черепахи». Снисходительно улыбнувшись, ученый спросил: «А на чем держится черепаха?» – «Вы очень умны, молодой человек, – ответила пожилая леди. – Черепаха – на другой черепахе, та – тоже на черепахе, и так все ниже и ниже».

Такое представление о Вселенной как о бесконечной башне из черепах большинству из нас покажется смешным, но почему мы думаем, что сами знаем лучше? Что нам известно о Вселенной, и как мы это узнали? Откуда взялась Вселенная, и что с ней станется? Было ли у Вселенной начало, а если было, то что происходило до начала? Какова сущность времени? Кончится ли оно когда-нибудь? Достижения физики последних лет, которым мы частично обязаны фантастической новой технике, позволяют наконец получить ответы хотя бы на отдельные из таких давно поставленных вопросов. Пройдет время, и эти ответы, может быть, станут столь же очевидными, как то, что Земля вращается вокруг Солнца, а может быть, столь же нелепыми, как башня из черепах. Только время (чем бы оно ни было) решит это".[59]

Это гениальное наблюдение умнейшего человека. Для наглядности давайте его еще немного проиллюстрируем. Вспомним кадры заседания Академии наук в известном советском фильме про Ломоносова. А ведь это были виднейшие умы России на то время. Ну, или представим себе научную конференцию ведущих ученых современности на тему "Вопросы размещения ангелов на кончике иглы" – а ведь это был принципиальнейший теоретический научный спор всего каких-нибудь 500 лет назад! И обсуждали его целые научные школы, с привлечением светил масштаба Альберта Эйнштейна, Исаака Ньютона и Андрея Сахарова. Смешно?

Постижение законов природы представляет собой восхождение по лестнице или движение по восходящей спирали. В каждый отдельный момент мы дотягиваемся до определенной ступени, но это не последняя ступень. В каком-то смысле, чем больше мы узнаем, тем больше понимаем, как много мы еще не знаем и не понимаем. Образно говоря, чем больше увеличивается сфера нашего знания, тем шире становится граница нашего незнания. Научная истинность относительна.

Нет, мы не станем повторять вслед за агностиками чушь о принципиальной непознаваемости для человека материального мира (и уж тем более духовного). Уверен, рано или поздно человечество все же дотянется до окончательной теории, но будет это не завтра, и к тому моменту изменится не только наука, но должен измениться наш дух, иначе до тех прекрасных времен человечеству просто не дожить. А пока приходится признать, что наше знание неполно, многие утверждения и теории спорны, истинность многих фактов относительна.

Помните, мы говорили о том, что мы мыслим и действуем на основе "программы", которая состоит из некоторых базовых принципов и накопленного опыта. Без опыта (знаний) наши действия будут напоминать "метод тыка". С годами мы накапливаем не только информацию, но и методы ее обработки, т.е. правила работы с данными. Процесс нашего мышления, который проходит подчас неосознанно, выглядит так: поступающую информацию или возникающую проблему мы начинаем анализировать на основе наших знаний о некоторых фактах и методах работы с ними. Методы работы с информацией выражаются в умении строить логические цепочки, выводить причинно-следственные связи, мыслить ассоциативно, образно. Все богатство наших методов работы с информацией – это наш интеллект. Набор известных фактов – наши знания. Первое и второе есть у каждого, начиная с ребенка и заканчивая академиком и писателем. Развиты они просто неодинаково. Ведь даже ребенок в своих мыслях и поступках руководствуется какими-то своими соображениями, которые взрослым могут быть непонятны.

Пример: если моего отца зовут Иван Васильевич, то я тогда – Сергей Васильевич. Логика есть? Разумеется. Это глупость? Несомненно. В фильме "Идиократия" есть такой эпизод: в обществе будущего для полива в сельском хозяйстве начали использовать тонизирующую газировку, и через некоторое время растения перестали всходить. Главный герой неуверенно предложил полить их просто водой. Над ним посмеялись, но выполнили, и появились ростки. Все рады: сработало! Потом идет обсуждение утечек на ядерном реакторе, и появляется идея – а давайте его опять водой польем, вдруг тоже сработает. Это логика, только очень примитивная. Идиотская логика. А теперь перечитаем эпиграф к главе и хорошенько подумаем.

Правильно, мы все дураки и дилетанты, только в разных областях.

Рациональное мышление – это всего лишь способ обработки новой информации на основе известных методов работы с данными и известных других фактов. Но ведь наверняка есть и неизвестные методы, и знаем мы не все на свете. Специалист – это просто человек, уровень некомпетентности которого в данной области начинается много выше нашего. Любая профессия – это заговор против непосвященных.[60]

Хосе Ортега-и-Гассет дал просвещенному идиотизму элегантное название – кризис специализации. По мере прогресса науки наши знания все увеличиваются, и для того, чтобы двигать науку дальше, каждому следующему поколению приходится выбирать себе все более узкую область исследования. Времена энциклопедистов давным-давно прошли. И вот появляется масса таких специалистов (а на Западе даже слово "образование" заменили термином "специализация", и штампуют профессионалов, ничего вообще о мире не знающих), каждый из которых является знающим человеком в своей области. Но ведь он образован, начитан, возможно, даже сделал какие-то открытия. Он умен. И начинает рассуждать с видом знатока на отвлеченные темы, особенно политические и социально-экономические. Ему кажется, что его ум универсален. Именно поэтому советские люди в критический период жизни страны высказывали и поддерживали мнения "космического масштаба и такой же космической глупости". Ты построил МиГ-29 и "Буран", но почему ты думаешь, что можешь хорошо прооперировать человека? Не можешь и не споришь, ну так почему же ты лезешь со своим мнением в вопросы политики, экономики и идеологии-веры??? Ты же в этом вообще ничего не понимаешь! Это только так кажется, что гуманитарные науки – одна пустая болтовня, в которой любой образованный специалист разберется с ходу.

Вот победили у нас физики лириков, и что? Страна создала могучую армию, вооруженную самой совершенной техникой, мы дальше всех продвинулись в исследовании космоса, мы все были грамотны, одеты, обуты, наша медицина действительно лечила, а не приносила прибыль. И тут гуманитарии противника нанесли удар.[61] Мы сами все отдали врагу: мы уничтожили свою науку, разрушили инфраструктуру, растащили производство, развалили армию. Своими руками, с криками радости и восторга! Мы умираем миллионами, наши дети брошены в грязь к ногам посмеивающихся врагов, наши жены и дочери готовы отдаться за деньги любому, наши мужчины спиваются и все больше грузнеют перед телевизорами. Нас убили без единого выстрела.[62]

 

* * *

 

Чувствуете разницу между верой, официальной религией и Церковью? А теперь прочувствуйте разницу между знанием, официальной наукой и Академией.

Наше сознание требует стабильности, а в эпоху научного мышления такую стабильность может дать только уверенность в знании. А поскольку знаем мы не так уж и много, то во многих областях научной теории за знание принимается молчаливое согласие большинства считать некоторое предположение истинным. Сегодня мы считаем, что истинна теория относительности, хотя она так и не доказана практически. Мы называем знанием ту картину Вселенной, зыбкость которой не оспаривает даже ведущий ее теоретик. Сейчас вроде как принято считать гастрит следствием стресса и плохого питания, но на подходе уже новая вера в вирусный характер этого недуга. А уж что касается выращивания и воспитания детей, то тут наука вообще шатается на 180 градусов чуть ли не каждые 5-10 лет. Каждый год новые научно разработанные диеты, лекарства и методы лечения, а мы как болели, так и болеем. Короче, знали бы, как реально надо и почему, жили бы до 100 лет.

И венчает эту религиозную конструкцию Академия. Вот появилась теория молодого ученого, которая где-то как-то удачно объясняет кое-какие факты. Выделяются гранты, ведутся исследования, молодой талант пишет статьи, книги, читает лекции. Статус, авторитет, достаток. Но вот появляется другой молодой нахал, который откапывает некие противоречия и предлагает иной взгляд на исследуемый предмет. А академик ведь всю жизнь отстаивал свою теорию, сделал на ней имя, достиг успеха и положения, и все потому, что его теория почиталась за истину. И в ход тут же идет давление авторитетом, формализм, мнение научного сообщества, утаивание неудобных фактов. Если факт противоречит теории, тем хуже для факта.[63] А ведь есть еще и материальный аспект. На нужные исследования бизнес всегда найдет деньги, а вот если всплывает что-то неудобное, то исследования тут же прикроют.

Со временем дети некогда талантливых ученых идут по простейшему пути к достатку – по стопам отца. Защита диссертации в наши дни стала делом чисто формальным. Что там и о чем – дело почти десятое. Главное, правильно утвердить тему на кафедре, собрать подписи, соблюсти ГОСТ по шрифту и размеру пробелов при оформлении, сдать необходимые экзамены, посетить положенное количество заседаний кафедры и провести определенный объем работ со студентами. Ну и где тут поиск истины?

Официальная наука – это уже почти враг достоверного знания. В распиле бюджетов и насиживании теплых мест такие правдоискания могут только "делу" навредить и расшатать устоявшуюся систему.[64]

 

* * *

 

Эпоха индустриализации и дехристианизации породила любопытное явление: место религии заняли наука и ее порождение – рационалистическая идеология. Если мы обожествляем Природу и ее законы, то священниками этого культа станут люди, обладающие знанием и авторитетом в области постижения таких законов. И если раньше прислушивались к святым отцам, то теперь стали внимать каждому слову специалиста. И академики стали митрополитами. Есть свои святые, типа Ньютона и Эйнштейна. Роль батюшки заняли всевозможные аналитики и эксперты. Богом является Природа. Наука – это культ, ничем не отличимый от религии. Авторитет академической науки придает вес любому, даже самому кретиническому высказыванию. Не случайно возвеличивание науки часто идет через дискредитацию разума с помощью мистической накачки сознания. Разве никогда не слышали высказывание в стиле "если экономическая теория противоречит здравому смыслу, то следует отбросить стереотипы и следовать советам ученых-экономистов"? Не надо думать, следуй указаниям ученых жрецов…

Механизм смены веры на идеологию мы увидели в предыдущей главе. Когда разрушение программы оставляет человека без ориентиров, он стремится ухватиться хоть за что-нибудь. И если на создание новой веры с образами, проникнутыми глубоким смыслом символами и культом нужно время, да и какое-то базовое представление, то идеология с относительно простым набором аксиом, простейшей логикой и очевидными выводами представляется наилучшим вариантом спасения, ибо немедленно готова предложить осмысленную программу действий и ответы на вопросы бытия.

Кстати, давайте уж сразу определимся. Мы уже говорили раньше, но повторимся. Наука и религия имеют разные предметы изучения и регулирования. Если наука занимается исследованием и постижением окружающего нас материального мира, то религия призвана регулировать отношения между людьми. Они в принципе пересекаться не могут. Они друг другу не конкуренты.

И если раньше религия пыталась заполнить неизвестность мифическими объяснениями явлений природы, то наука, посчитав религию глупостью, бросилась занимать собой и пространство социальных отношений. Это ошибки максимализма.

Наука никогда не дает окончательного ответа, она всегда где-то ошибается, и если в физике "ой, мы не подумали" дает открытие, то в научной теории социальных отношений оно же оборачивается миллионами жертв и катастрофами поистине вселенского масштаба для целых народов!

Как же так? Почему?! А давайте вспомним, как работает метод научного познания. Мы берем какой-то объект или явление, и начинаем его анализ. Сначала мы пытаемся разобрать его на составные части, проводим упрощение, редукцию. Потом анализируем эти элементы, постигаем их суть, способ работы и взаимодействие. После этого полученные данные синтезируем и проверяем результат моделированием или прогнозированием. Например, можно перебрать 10 тысяч вариантов и изобрести лампочку накаливания. А можно начать использовать огонь, ничего не зная о химическом составе дерева и реакциях окисления. Можно делать хирургические операции, плохо себе представляя механизм работы органов. Воспалилось? – Удалим! Практика показывает, что от этого не умирают, зато боль пройдет.

Но вот мы пытаемся приложить этот же метод к нашему обществу. Получается, что из сложнейшей системы социальных отношений мы вырываем какой-то элемент и его изучаем. Потом можем признать его главным, и создать стройную теорию (на основе какого-то фрагмента реальности). И она действительно может многое объяснять. Но не все, исходя из ограничения научного метода. И вот появляются теории-мутанты. У Маркса везде идет конфликт работников и управленцев, труда и капитала. У Смита все на свете регулирует рынок. У монетаристов доходит до смешного упование на деньги. Де Гобино и Розенберг узрели правильную белую расу, а все остальные оказались как бы ненужным мусором. Идет редукция, механицизм, и живая действительность оказывается понята только в какой-то части, а на самом деле – совсем не понята. Как вы 10 тысяч раз заставите общество поменяться, чтобы проверить идею? Немного погревшись о какую-то концепцию без понимания ее сути, вы рискуете разжечь нешуточный общественный пожар. Каждое "удаление" – это исковерканные судьбы миллионов людей.

Авторитет науки чаще всего неоспорим в делах познания природы, но тот же самый авторитет прикрывает редуцированные, механистические, идиотские и людодерские концепции в делах общественных! И все потому, что научный метод требует от исполнителей четкого следования открытым законам и правилам, и если в "блестящей" социальной научной теории есть какие-то неточности, а рационалистическое волевое сознание стремится в точности ее реализовать, то без жертв и страданий не обойтись, и все лишь для того, чтобы в конце концов на руинах среди слез узреть те неточности и ошибки, которые были присущи данной теории изначально.

Кто не слышал про Нобелевских лауреатов по экономике? Ну так вот, ничего подобного Нобель вовсе не планировал, не было изначально такой премии.[65] А ведь для постороннего что Нобель по физике, что по экономике равнозначны. И это ведет к катастрофе...

Так что научный метод в общественных делах применим исключительно с ограничениями и оговорками. Какими?

 

* * *

 

Ну это же очевидно!!! Что регулирует общественные отношения, что является базовой программой любого сообщества? Вера! Мы же говорили, что в основу моральных и религиозных представлений всегда и у всех народов (разве что кроме иудеев и последовавших за ними англосаксов) кладутся понятия о человеческом братстве, терпимости, любви, справедливости, добре. Это основа развития любого коллектива. И именно вера должна быть контролером и верховным судьей в вопросах применения научных концепций в сфере общественных отношений.

Вера изучает и регулирует отношения между людьми, и таким образом контролирует структуру всего общества. Такая структура – это "ткань" народа. Она либо прочна, либо нет. Но сама по себе вера и любовь не могут нам сказать, каким образом строить производство, налаживать сельское хозяйство, жить в городах и обмениваться продуктами. Нам нужны продуманные научные концепции. Если вера – это качество ткани, то наука – это выкройка. И критерий для контроля над наукой со стороны нашей веры, нашего духа – вредит ли ткани предлагаемая выкройка? Если задумка "красива", но мы серьезным образом вредим самой структуре, то она никуда не годится. Если развалится ткань, то никакая, даже самая гениальная и сложная выкройка, вещь не спасет. Мы должны беречь структуру общества.

Вот пришли коммунисты и призвали строить светлое будущее по Марксу и Ленину. Отлично, давайте попробуем. Так, национализировать, коллективизировать, индустриализовать – все хорошо. Несогласных в лагеря и расстрелять… Стоп! Базовый принцип говорит, что мы должны понять человека и простить, в том числе врагов наших. Только дай ход животной ненависти, и ей не будет конца. Да, мы осуждаем прошлые поступки этих людей, но мы им не судьи. Мы просто ограничим им возможность совершать несправедливость и оставим жить со своей совестью. Возможно, наш пример, в конечном счете, переубедит их. Но если выплеснем нашу злобу и ярость, то они рано или поздно вернутся к нам же. Сейчас мы убиваем буржуев, завтра будем резать владельцев черных "Волг" и дач. Мы видим, что некоторые следствия теории ведут к разрушению общества, и должны их смягчать, ведь нам известны ограничения самой теории.

У нацистов то же самое. Хорошо, разные нации и расы не одинаковы. Мы признаем за собой определенное превосходство. Возможно. Но как только мы начинаем лезть с насилием к другим или начинаем искать чистоту среди своих же, вера должна сказать нам: остановись! Это начало пути в ад.

И если для светлого изобильного будущего теория считает допустимым сделать 15% тружеников безработными, остальных нещадно эксплуатировать под страхом оказаться на улице, провести шоковые терапии и вообще уничтожить целые отрасли хозяйства как "неэффективные", то простой здравый смысл, вера, любовь должны говорить – нет!

Вера должна корректировать ошибки несовершенного рационального мышления.

 

* * *

 

Если абсолютно все теории социальных наук неверны или, по крайней мере, неточны, то как же нам тогда двигаться вперед, развиваться и жить дальше?

А очень просто. Научный метод берет фрагмент реальности, анализирует его и выдает рабочую гипотезу, где какой-то элемент окружающего мира на определенный момент времени изучен действительно превосходно. Другое исследование выдает иную модель, третье – еще одну. Машина познания мира работает, и количество гипотез, моделей и концепций растет. Каждая из них раскрывает перед нами новый кусочек реальности или освещает уже познанный фрагмент под новым углом. Все вместе взятые, научные теории дают максимальное приближение к настоящему положению вещей.

При социальном моделировании должны быть учтены все известные теории.

Все т.н. "социальные науки" на самом деле никакие не науки, а ремесла, или, если хотите, искусства. И все "научные" открытия и доктрины суть лишь различные техники, к которым может прибегать ремесленник-профессионал. Чем больше различных техник такой человек изучил и применяет, тем выше его мастерство и искусство, и тем прекраснее результат его деятельности. И наоборот.[66]

А что мы наблюдаем в действительности? Нет, пресловутый "плюрализм"[67] так и остался ругательным словом перестроечного периода в СССР. В настоящем мире царят фанатизм и религиозная нетерпимость.

Вы только послушайте эту лексику! Столбовая дорога всего человечества, другой альтернативы нет, сохранить свободу любой ценой, загоним человечество в счастье, единственно верное учение, конец истории…

Почему сейчас с таким фанатизмом насаждаются концепции прав человека, свободы слова, рыночного либерализма и демократии западного образца? Ведь есть концепция личных и политических прав, принятая Западом, и социальных прав, принятая советским блоком. Почему безоговорочно выбрана первая? Демократия подразумевает исключительно высокий уровень образования и ответственности населения, и применима лишь у немногих народов (и в современном мире нет ни одного демократического государства). А разве защищать общество от самой страшной, информационной, агрессии не нужно? Почему именно рыночный либерализм? Разве нет теорий Маркса, Кейнса, Фридриха Листа? Почему монетаризм, если есть веские возражения все того же Маркса, Кейнса или Сильвио Гезеля? Почему политкорректность, когда есть работы де Гобино? И это только навскидку! Профессионалы вмиг увеличат ряд имен в разы. И они ведь все где-то в чем-то правы! Даже теория рыночного либерализма.

Почему берется только одна кособокая концепция, а другие отбрасываются? Тупость, фанатизм, ограниченность, корысть, непонимание. Стандартный набор.

 

* * *

 

Как невозможно стать христианином и возлюбить ближнего без понимания, точно так же невозможно без понимания создать успешное общество. Мы должны учиться. Мы создали экономику знаний, но так и не научились ею пользоваться.

Далее мы спустимся с небесных высот на землю, и кратко пробежимся по существующим социально-экономическим теориям и нашему видению различных аспектов жизни общества.

Русские люди! Детство кончилось. Мы стоим на пороге глобальной катастрофы. Пора уже взять ответственность за судьбы мира на себя.


 


Часть II.  Общество

 

 

Господи, надели меня разумом и освободи от сомнений и лени. Помоги стать достойным образа и подобия Твоего. Дай мне мудрости и мужества совершать деяния, достойные Тебя.

 

Личность.

 

"– …Вам говорили, что время – это четвертое измерение. Может быть, вы верите этому, может быть, нет. От частых повторений смысл полностью исчез. Осталось клише, с помощью которого краснобаи внушают почтение дуракам. Попробуйте сейчас представить себе, что, собственно, это значит, прочувствуйте это.

Он подошел к одному из репортеров.

– Возьмем, к примеру, вас. Ваша фамилия Роджерс, верно? Отлично, Роджерс. Вы – феномен пространства-времени и имеете четыре измерения. Высотой вы чуть меньше шести футов, шириной около двадцати дюймов, а толщиной дюймов десять. Во времени позади вас этот феномен пространства-времени достигает примерно одна тысяча девятьсот пятого года, срез которого мы видим вот здесь под прямым углом к оси времени с той же глубиной, как и в данный момент. В дальнем конце находится младенец, попахивающий кислым молоком и срыгивающий свой завтрак на слюнявчик. На другом конце находится, быть может, старик. Где-то в восьмидесятых годах. Представьте себе этот феномен пространства-времени, который мы называем Роджерсом, как длинного розового червяка, растянувшегося через годы. Вот здесь, в тысяча девятьсот тридцать девятом году, он минует нас и тянется дальше. И срез, который мы видим, выглядит одиночным дискретным телом. Но это иллюзия. Этот розовый червяк физически тянется через все эти годы. Собственно говоря, существует физическая непрерывность всего человечества, поскольку эти розовые червяки ответвляются от других розовых червяков. В этом смысле человечество напоминает лозу, ветки которой переплетаются и дают новые отростки. И только глядя на лозу в разрезе, мы можем впасть в заблуждение, будто эти побеги – дискретные индивиды".[68]

Очень образно, не правда ли?

Давайте подойдем к зеркалу и посмотрим на себя. Каждый из нас генетически представляет собой всего лишь набор 50/50 от отца и матери. Каждый человек – это физическое воплощение любви родителей, семьи, каждый из нас – это наши родители в одном теле. Ничего своего в нас нет. А еще мы, по сути, являемся четырьмя четвертинками от наших дедушек и бабушек и т.д. Наши предки живут в нас, мы будем жить в наших потомках вечно (если сами не оборвем эту цепочку). Мы – лишь срез в линии жизни нашего рода, народа и всего человечества. Это налагает на нас колоссальную ответственность, но и дает огромные преимущества. Мы не одни.

Издревле человек ощущал себя частью чего-то большего: стаи, семьи, рода, племени, города, нации. Позже добавилась самоидентификация с профессиональной цеховой гильдией, религиозной общиной. Человек – часть некоей целостности, в которую он погружен и чувствует себя причастным к чему-то великому, ощущает поддержку, заботу и комфорт. Где бы ты ни был, ты ощущаешь, что ты не одинок, что рядом свои. Но также ты понимаешь, что раз ты являешься частью чего-то большего, то и отвечаешь своими личными поступками за это "большее". Приходится соизмерять свои прихоти и страсти с нуждами общности людей, к которой ты принадлежишь. Нас как бы связывают семейные узы. Общество заботится о тебе, но и ты должен заботиться об обществе (вспомним, какое определение мы дали добру).

Но со временем, особенно в городах, стали появляться люди с самоощущением индивида. Такой человек-атом интеллектуален, профессионален и сам зарабатывает себе на жизнь. Он ощущает себя лучше, выше других людей в общине, и не может понять, зачем ему вся эта ответственность за "глупых слабаков"? Узы для него становятся невыносимыми цепями, причастности он не ощущает и комфорта не испытывает. Ему кажется, что общество ограничивает его свободу. Каждый должен быть сам за себя – вот его справедливость! "Как только человек признал неравенство, он автоматически признал, что есть кто-то ниже него, но есть кто-то и выше. Если выживает сильнейший, то возникает вопрос – кто тут сильнейший? Целью существования становится попытка забраться как можно выше в воображаемой лестнице, получить большую власть. Возникает проблема сверхчеловека, желание быть на самом верху и иметь бесконечную власть над миром".[69] Сначала такие индивиды маскируются и прячутся, но со временем уже не стесняются высказывать свои взгляды открыто. И находят понимание среди окружающих. Появляется все больше "белокурых бестий" и подражателей…

Такое мироощущение широко охватывает обычно общества с достатком. В нужде люди стараются держаться группами, коллективно решать проблемы и вместе встречать невзгоды. Такая кооперация рано или поздно приводит к развитию, прогрессу и достатку. И вот на этапе достатка у новых поколений, которые с рождения видели только благополучие, возникает иллюзия, что стеснять себя кооперацией просто глупо. Как ничем не связанный "свободный" индивид он "может достичь большего" для себя. "Он силен, т.к. ничем не скован и не ограничен... Он сам себе закон и мораль". И он может только разрушать, и начинает он свой путь разрушения с ликвидации "общественных уз". Под флагом борьбы за свободу, разумеется.

Сначала удар наносится по профессиональным гильдиям и религиозным общинам. Наступает Ренессанс и Реформация. Далее идет обособление от человечества под знаменами национализма, от рода и семьи под лозунгами борьбы за права человека. Ура, мы теперь совершенно свободны!

Оказывается, мы – индивиды, свободные (в первую очередь, в своих прихотях) и независимые (в первую очередь, от ответственности) песчинки человечества, все в мире только для нас одних, и мы одни этого достойны. Каждый сам за себя, и это высшая справедливость. Мы стоим один на один с бесконечным сложным миром, заполненным такими же, как мы, индивидами-эгоистами. "Своих" больше не осталось, есть только частная кооперация эгоистов ради достижения своекорыстной цели.

Да, настоящие бестии (весьма малочисленные, кстати) получают долгожданную свободу и наслаждаются ею, обретя возможность доминировать над остальными. Но разрыв уз коснулся ведь абсолютно всех, в том числе и людей, звериные повадки в которых не столь ярко выражены. И им становится страшно, от этого одиночества им жутко. Начинается массовое "бегство от свободы".[70]

Осознав себя индивидом-атомом, человек инстинктивно стремится вновь обрести ощущение некоей целостности, почувствовать себя частью чего-то большего. И начинают, как на дрожжах, плодиться секты, клубы и массовые движения коммунистов и фашистов. О, вы разве никогда не ощущали радость маршировать строем? А как заразительна толпа на дискотеке или в кино? А сколько людей стало "фанатами" спортивных зрелищ и ходит туда исключительно для того, чтобы еще раз глотнуть ощущения величия, прикоснуться к чему-то большему? И сколько людей сутками просиживают перед телевизорами для того, чтобы почувствовать иллюзию своей причастности к жизни "звезд" и героев сериалов?

Звериное понимание свободы как полной вседозволенности обернулось порабощением людей, которых уже некому защитить от толпы. Некому, кроме самих себя. Начинается новый диалектический виток.

 

* * *

 

Давайте еще раз подойдем к зеркалу… Независимо от пола, возраста и формы, мы увидим свое тело. "Срез, который мы видим, выглядит одиночным дискретным телом. Но это иллюзия".

Каждый человек неповторим, свободен и независим? Нет! Мы лишь звено в бесконечной цепочке наших предков и наших потомков. И наше здоровье является уже не нашим личным делом, а заботой и данью уважения ко всей этой бесконечной общности наших родичей. И внимание к ребенку является первейшей обязанностью человека.

Что же думает индивид? Тело – это его неотъемлемая собственность, его актив. Как свободный разумно мыслящий атом он может делать с ним все, что захочет. Бестия осознает важность поддержания тела в хорошем состоянии, ведь это залог получения чувственных удовольствий и разумный маркетинговый ход: привлекательным людям проще устроиться на работу и получают они в среднем больше (да и живут дольше). Но все делается исключительно для себя. Ребенка лучше вообще не рожать, чтобы фигуру не портить. Но если уж врачи сподобились плод вытащить с помощью операции, то кормить ребенка будут только смесью, чтобы не портить форму груди. Заниматься ребенком тоже излишне, он ведь сам по себе индивид и "лучше знает, что ему надо". Прям с пеленок и знает. А индивиду нужно успеть получить как можно больше удовольствий для себя, сделать карьеру для получения денег и еще больших удовольствий для себя. Это касается обоих полов. Ощущения грандиозности протяженного во времени бытия и ответственности за потомков нет вообще. Считайте, на индивиде все и кончилось, род угас. Как говорят некоторые: миллионы лет эволюции коту под хвост.

А простой индивид? Не понимая даже рыночной стоимости своей "собственности", он проявляет крайнюю форму наплевательского отношения к самому себе, не говоря уж о потомках.

По преданию, мы были сотворены Богом из земли. Кому не нравится, пусть думают, что мы были созданы Природой в процессе миллионов лет эволюции. Ощутили грандиозность? Нет ничего совершеннее и прекраснее человеческого тела.

Наша задача очень проста – увидеть эту красоту и не испортить. К сожалению, мало у кого получается.

Умиляет, как индивиды любят себя "украшать" всевозможными пирсингами и татуировками. Жаль, кость в носу пока еще не стала модным аксессуаром… А косметика? Некоторые думают, что своими корявыми очумелыми руками они могут нарисовать красивее, чем дано от Бога (природы). Мы можем только немного подчеркнуть, не более.

Представим себе греческую статую белого мрамора. Она красива, возможно, не совершенна на наш современный вкус, но вкусы – это дело наживное. Станет ли она красивее, если мы возьмем маркер и намалюем ей "Инь-Янь" или "Люся" на плече? А если нанесем боевую раскраску на лицо? Смешно, правда?...

Какой самый совершенный музыкальный инструмент в мире? Правильно – человеческий голос, так как создан был самим Богом (или Природой). Не согласны? Давайте сначала послушаем полифонические мессы XIV века.

Так уж получилось, что в наше время люди пытаются изо всех сил телом отдалиться от животного, а духом к животному приблизиться. Но ведь, если подумать, то надо как раз наоборот! О регрессе "оскотинившегося" духа мы уже говорили и будем говорить снова, а что касается тела… Оно прекрасно, потому что создано функциональным и органично вписанным в окружающую среду. Попытка уйти от естественности в вопросах материи (тела) приводит к нарушению гармонии с природой. И чем дальше мы уходим от естественности, биологической данности, тем сильнее вмешиваемся в экологию. Вырывая свое тело из природы и погружая в дикое, животное состояние свой дух, мы разрушаем биологические основы своего существования.

 

* * *

 

Индивид мыслит себя категориями чувственного наслаждения, как животное. В принципе, как мы говорили, он и есть животное, Зверь. Животное с интеллектом (а то и без).

Курение, спиртное и наркотики. Ну, слабости, подумаешь? С кем не бывает?

Индивид, воспринимающий исключительно свой дискретный срез как абсолют, в погоне за удовольствиями любит воспользоваться некоторыми "катализаторами". Ну, немного повредит здоровью... Ничего, живем только раз!

Мы прекрасно знаем, каким образом химически действуют все вышеназванные "катализаторы". И если наркотики в массе своей дают максимальный эффект, то табак – минимальный.

Их действие затрагивает абсолютно все органы, но в особенности мозг (ведь именно на это мы и рассчитываем, когда принимаем "катализаторы"). Впрочем, процесс отмирания нейронов мозга современный человек почти и не замечает. Мы оперируем лишь категориями сознания, абсолютно не учитывая работу нашего сверхсознания (подсознания, надсознания, как угодно), которое по мощности обработки информации в сотни раз сильнее. Поэтому ученым кажется, что мы задействуем только считанные проценты возможностей нашего мозга (на самом деле сознательно мы используем только малую долю, совершенно утратив контроль над такими явлениями, как предчувствие, предвидение, интуиция). На самом деле глушим мы себя основательно, но в глаза это не бросается, ведь деградацию бессознательного мы не замечаем. Просто с возрастом вроде как идей становится меньше, запоминаем хуже и т.д. Плюс к этому мы постоянно находимся в обществе людей, умственные и духовные силы которых деградируют под влиянием диких доз "снимающих стресс" "катализаторов", идиотских упрощенных идеологических воззрений и порожденных ими иллюзий. В таком окружении человек постоянно испытывает сильнейший стресс, ведь среди таких людей сам начинаешь дуреть, и, самое страшное, осознаешь это. Так что порой "снятие стресса" с помощью легких порций отравы даже предпочтительнее, чем накапливающийся всеразрушающий психоз… Только в здоровом размеренном обществе добра можно совершенно отказаться от стимулирующей химии.

Но есть и еще одна проблема, куда более серьезная. Мы разрушаем не только свое тело… Химически мы повреждаем и структуру ДНК…

Еще раз представим "лозу" нашего рода в четырех измерениях. Через все уровни тянется "нить" ДНК, которой эта "лоза" связана и на которой во многом держится. И если, допустим, мы родили детей в молодости, а пустились "во все тяжкие" после этого, то мы повреждаем нить только своего индивидуального отростка. Ну а если детей завели поздно, а пили, курили и "торчали" лет с 15ти? "Нить" ДНК будет изъедена и перетерта в месте до ответвления следующего уровня. Теперь все будущие наши потомки получат в своей ветке "слабое звено", точку потенциально обрыва.[71] Представили?

А теперь представим лозу с меткой Русский Народ. И отметим, как резво наши молодые побеги, воспринимающие себя исключительно дискретными телами, приобщаются к пиву, табаку и наркотикам… Можно считать, что урожай уже снят. Нас немного подрубили, остается просто ждать, когда наша лоза засохнет и оборвется.

 

* * *

 

Так, но наше тело, как известно, лишь материальное вместилище для некоей интеллектуально-волевой субстанции, именуемой обычно душой, и именно душа делает нас людьми. Итак, что же такое душа?

Какие мы знаем характеристики? Душа может быть чистой, черной, широкой, даже сухой и черствой, может и вовсе отсутствовать (бездушный человек). С душой мы обычно связываем такие понятия, как человечность, порядочность, справедливость, совесть, мораль и т.д. Еще можно услышать определение, что человек есть лишь сосуд для души. Вот от этого и оттолкнемся.

Представим себе прозрачный сосуд, наполненный чистой водой.[72] Это наша душа. При этом сосуд находится над пылающим огнем наших животных страстей. С одной стороны, это позволяет держать в узде нашу звериную натуру и не давать ей разрастить во всепоглощающее и всеразрушающее яростное пламя. С другой стороны, животная энергетика передается на более высокий уровень и создает условия для полезной работы, дает силы для многих свершений. Без души человек превратится в охваченного страстями зверя; без огня – в бессильного и апатичного "духа" (а мы помним, что безразличие – антипод деятельной ответственной любви). Именно через душу человек был возвышен над животными, и именно плотская наша природа поставила человека выше духовных созданий.

От рождения человеку дано лишь духовное зерно, капля. Распорядиться этим божественным даром мы должны сами. С возрастом человек все больше расширяет свой кругозор, постигает мир и людей, а с пониманием приходит ответственность. Человек взращивает в себе любовь, и душа его растет вместе с ним. Душа зрелого человека должна представлять собой большой, глубокий сосуд кристально чистой воды над ярко, но ровно пылающим огнем его сердца.

Но вместо поиска гармонии мы занялись чем-то совсем иным.

Служители христианского культа решили, что вместо трудного и долгого взращивания любви проще полностью заглушить в себе любые проявления животных страстей. Ведя эту бессмысленную борьбу, они почти не смогли показать людям пример истинного духовного развития, но вместо этого набросились на прихожан за плохо контролируемые теми животные инстинкты. И люди отвернулись от церкви.

Иначе поступили "избранные народы": иудеи и англосаксы. С детства они максимально распаляют свои животные страсти и звериные инстинкты, которые должны им помочь выжить в мире джунглей, который они сами и создают. Любые слезливые духовные движения яростно выжигаются этим огнем насухо как неуместные слабости. И мы получаем бездушных индивидов, племя Зверя, для которых человечность стала конкуренцией, мораль превратилась в закон, справедливость – в законность, порядочность – в законопослушание, а совесть растворилась вместе с душой. Для таких индивидов само наличие хоть какой-то духовной жизни превращается в вечное удивление "загадочной русской душе"…

Ну, а что же все остальные? Они пребывают в нежных объятиях телевизионной паутины. Посмотрел мыльную оперу – капельку слюней и соплей в сосуд добавил; детективный сериал, фильм или милицейскую хронику – навалил себе мусора со всех обозримых помоек; посмотрел кино для взрослых – еще немного чужого пота и семени; юмористическую передачу – залился, как мы уже говорили, "веселой" разноцветной краской; посмотрел новости и "аналитические" передачи – распалил свои животные страсти, потрафил скудному "интеллекту" и набрался еще немного грязи. Вот и все, банка (я бы даже сказал, бутылка) помоев готова. "Душа как ночь черна, и дьявол не берет. Кому она нужна?!"[73]

Гадко на душе, вокруг одна грязь? Сам виноват, превратил себя в ничтожество. На фоне таких дегенератов и высокомерно-немощных "христиан" иудеи и англосаксы со своей звериной энергетикой и интеллектом выглядят очень даже привлекательно.

Впрочем, у души, как и у природы, есть система самоочистки. Главное, прекратить поступление грязи и нечистот. Так что у нас еще есть шанс на спасение, но его нет у тех, душа которых сожжена дотла с детства.

 

* * *

 

К чему стремится человек? Какова личная цель жизни?

Получить максимальные ощущения через максимальные действия, скажет М. Веллер, и мы с ним согласимся.

Итак, какие же максимальные действия может совершить индивид? Подняться как можно выше по социальной лестнице, получить как можно большее влияние на информационные и финансовые потоки, таким образом приобретя способность оказывать максимальное воздействие на других индивидов и окружающий мир в целом. Т.е. цель – это максимальное удовлетворение своего тщеславия, обретение влияния, т.е. косвенно власти. Главное – доминировать над остальными, доказать другим и самому себе свою исключительность.

А какие максимальные действия может совершить человек? Мы стремимся быть совершенными, как Отец наш Небесный. Тянемся к добру, т.е. взращиваем в себе любовь. Надеюсь, мы еще помним, что любовь – это единство, это ответственность, которая растет в меру нашего понимания действительности? Таким образом, цель – это максимальное распространение нашей любви через рост понимания, уподобление в пределе Богу.

Выглядит это примерно следующим образом. Подросток начинает понимать, сколько труда и заботы вложено в него со стороны родителей и всей семьи, понимает свою связь с ними, ответственность за них, и таким образом поднимается на первую ступеньку – любовь к своим. Далее он приходит к пониманию необходимости поддерживать свой двор в чистоте и порядке, быть вежливым с соседями, соблюдать тишину, и таким образом превращает свой район в тихое, красивое, чистое и уютное место, где комфортно жить. Он поднялся на вторую ступеньку – любовь к родному месту. Далее понимание необходимости человеческой обходительности, вежливости и порядка простирается на весь город, когда во избежание заторов он воздержится от лишней поездки на машине, и будет следить за порядком в общественном транспорте и на улице. Еще дальше идет понимание единства со своим народом, изучение его культуры, истории, осознание связи с предками и ответственности перед потомками – это уже уровень любви к своему народу. Далее идет изучение истории и культуры других народов, охватывание взглядом глобальных проблем экономики, политики и экологии, ощущение собственной ответственности за все, происходящее на Земле – это уровень любви ко всему человечеству и нашему глобальному дому. На высшей точке появляется осознание, что в этой вселенной все происходящее касается меня лично, и я лично за все отвечаю.[74]

Не всем дано понять так много, не все способны взрастить любовь ко всему человечеству. Но такой путь – это и есть путь максимального действия.

 

* * *

 

Может сложиться впечатление, что ради абстрактного добра несчастным людям необходимо полностью подавить в себе природные наклонности, переступить через свое естество. К счастью, нет. Один раз уже пробовали, все равно не получается.

Здоровое потомство может дать только глубокая, горячая любовь родителей друг к другу. Ни в коем случае нельзя подавлять или недооценивать роль нашего инстинкта продолжения рода. Подавление своего тела ведет лишь к иллюзии возвышения духа.

Как может человек бороться со своими слабостями без внутреннего яростного огня? Что еще может его толкать к поиску понимания, что может дать ему достаточно сил для того, чтобы перебороть себя и распространить человеческую любовь как можно дальше? Опыт показал, что при полном подавлении такого огня человек опускается до лицемерно-слезливых причитаний о собственной никчемности и бессилии бороться со своими слабостями и пороками.

Да и как вообще можно постигнуть добро, не осознав внутри себя зло?...

Люди, по недоразумению именующие себя христианами, восхищаются монахами и отшельниками, "посвятившими" себя Богу… А какие восторги от аскетов, убивающих свою плоть. Сильные, мол, люди… Но ведь если подумать, то это просто слабость, бегство! Бегство от других, от себя. От ответственности. А что есть любовь, мы еще помним? Какой смысл в том, чтобы, оградившись от насилия и соблазнов реального мира, избавиться от "грехов"? Тут лишь слабенького духа хватит, раз и возможностей оступиться нет. Христианство – учение о любви к людям, об отношениях между людьми, так как же можно стать "просветленным" путем бегства от людей? Зачем вообще Богу такие "слуги"?! А людям они зачем? Такой уход от ответственности есть не что иное, как умаление любви, а в конечном счете – предательство христианства. Представьте себе Христа, который плюнул бы на погрязшее в животных пороках человечество и ушел бы себе тихонько упиваться своей чистотой в далекую пещерку. Но Учитель был сильным и умным человеком, и он не стал прятаться.

Нам говорят, что обуревающие нас страх и жадность естественны, т.к. связаны с инстинктом выживания, и это верно. Но ошибку делают как те, кто идет у этих "природных" слабостей на поводу (либералы), так и те, кто стремится их всячески подавить ("христиане"). Первые становятся ненасытными, жестокими и трусливыми скотами, а вторые ломаются о невозможность достигнуть того, к чему стремятся, т.к. это действительно невозможно (да и не нужно, если честно). Человек с большой буквы, настоящий христианин, должен понимать свою природу и уметь ее контролировать и использовать во всеобщее благо. Страх должен трансформироваться в осторожность, терпеливость и мужество его перебарывать, а жадность – в тягу к разумному и справедливому улучшению жизни людей, к поиску новых знаний и истины. Мы не можем лишать себя силы природных инстинктов, но мы обязаны усилием воли и знанием направлять их на достижение гармоничной жизни и обретение истины.

А сила нам ох как нужна… Ведь человек, взрастивший в себе понимание и любовь, открыт и беззащитен, он уже только в силу своей веры становится физически слабее (открываясь людям, велика вероятность пропустить первый удар). Мало просто понимать добро и хотеть вести себя соответствующе. При столкновении с реальным злом страх слабого заставит подчиниться правилам зла, заставит уступить. Если добро играет по правилам зла, то в чем тогда разница? Да и как слабый может стать примером для многих? Какой выход?

Тот, с которым мы все же спорить не можем. Выживает сильнейший. Чтобы остаться на стороне добра, нужно быть точно сильнее тех, кто на стороне зла. Развивать и укреплять дух и разум, тренировать тело, строить и расширять братство единоверцев через общение: всячески готовить себя к ситуациям, когда физически и духовно надо будет защищать свой выбор. Свою веру. Учиться убедить и переубедить сомневающихся, понять и опровергнуть логику зла, выстоять духовно и физически, т.к. соблазнение и насилие, по сути, являются главными аргументами зла. И главное: пока мы едины – мы непобедимы.

Сила, ум, смелость и сплоченность людей должны отныне и во веки веков встать на сторону добра.

 

* * *

 

Непосильная задача? Может, если взглянуть на нее немного по-другому, она уже не будет казаться нам такой невозможной?... На минуту отключим разум и обратимся к восточной мистике.

Каждый из нас представляет собой сгусток энергии, и мы постоянно обмениваемся этой энергией с окружающим нас миром. "Я хочу, чтобы меня любили"; "я хочу, чтобы меня понимали"; "я хочу, чтобы меня оставили в покое" – все это попытки вытянуть энергию из окружающей вселенной. Попросту говоря, это вампиризм, паразитическое потребление, эгоизм ("ведь я этого достоин", "возьми от жизни все"). Мы хотим потреблять. Представим себе воронку с центром в нашем "я". Она постоянно вращается, и мы ее закручиваем так, чтобы она все время втягивала в себя все больше и больше. И мы должны прикладывать все больше и больше сил для того, чтобы продолжать потреблять, паразитировать на энергии окружающего мира (ведь вселенная начинает сопротивляться этому процессу). Это приносит с собой усталость, разочарование, озлобленность ("меня никто не любит!", "меня не понимают!" и т.д.). Индивиды с сильной энергетикой, настоящие бестии (в русской традиции – демоны), создают столь мощную воронку, что их паразитизм затрагивает уже огромное количество людей и начинает разрушать даже природу. Они уподобляются "черным дырам" в космосе: объектам, сила притяжения которых столь велика, что не выпускает даже свет, не говоря уж о тепле. Именно поэтому русским на Западе становится неуютно: многие отмечают, что люди там "холодные". Это интуитивное понимание сути вещей.

А теперь давайте снова представим воронку с центром в нашем "я", но мысленно постараемся ее остановить и раскрутить в другую сторону. "Я хочу любить"; "я хочу понять"; "я хочу помочь" – это все попытки отдать энергию окружающей вселенной. Мы становимся источником жизненной силы. Свою энергетическую воронку мы закручиваем так, чтобы делиться с миром все больше и больше (ведь в этом и есть суть взращивания любви). И тут мы с удивлением понимаем, что нам нужно все меньше и меньше усилий для того, чтобы отдавать все больше жизненной силы миру (вселенная видит в нас проводник энергии и расширяет канал)! И это приносит радость и счастье, придает нам все больше сил. Это окрыляет. Люди с усиливающейся таким образом энергетикой, настоящие боги, создают столь мощную воронку, что их жизненная сила обволакивает уже огромное число людей и начинает даже лечить и восстанавливать природу. Они уподобляются светилам, дарящим тепло и свет всему миру. Рядом с такими людьми "тепло".

Если все это перевести в привычные для нас категории, то достаточно представить себе человека, серьезно занимающегося спортом и упорно решающего научные задачи. Чем дольше он продолжает, тем сильнее и умнее становится: тело и ум крепнут, все ему дается легче.

И представим потребителя, которому хочется, чтобы его везде возили и все ему решали и объясняли. Со временем он ослабевает и тупеет, и ему уже требуется абсолютно всю информацию давать пережеванной, потому что он вообще теряет способность самостоятельно мыслить, и для простейших движений ему нужно все больше и больше машин-протезов (лифтов, пультов дистанционного управления, кухонных комбайнов, моечных машин и т.д.).[75]

 

* * *

 

На пути добра и взращивания любви Вселенная сама наделит нас жизненной силой. Именно поэтому добро всегда побеждает зло, ведь сила зла ограничена энергией паразита и его жертв, а сила добра – энергией целой Вселенной.

 

 

Если вы хотите высоко подняться, пользуйтесь собственными ногами! Не позволяйте нести себя, не садитесь на чужие плечи и головы!

Но ты сел на коня? Ты быстро мчишься теперь вверх к своей цели? Ну что ж, мой друг! Но твоя хромая нога также сидит на лошади вместе с тобою!

Когда ты будешь у цели своей, когда ты спрыгнешь с коня своего, именно на высоте своей, о высший человек, ты и споткнешься!  Ф. Ницше

 

И снова о добре и зле.

 

На страницах этой книги мы уже неоднократно сталкивались с такими понятиями, как Зло, Вера Зверя, Темная сторона, демонизм и даже сатанизм, но, думаю, многие принимают их за образное преувеличение. Ну как образованные люди могут быть сатанистами?! При чем тут наука?! Сейчас мы попытаемся окончательно прояснить этот вопрос и показать, что на самом деле мы говорим совершенно серьезно. Более того, скоро многие сами поймут, что и они на самом деле сатанисты, только никогда не думали об этом…

Давайте вспомним древнегреческий миф о Прометее. "По древнейшей версии мифа, Прометей похитил с Олимпа огонь и передал его людям. Он поднялся на небо с помощью Афины и поднес факел к солнцу. Дал людям огонь, скрыв его в полом стебле тростника (нарфекс), и показал людям, как его сохранять, присыпая золой. За похищение огня Зевс приказал Гефесту (либо Гермесу) пригвоздить Прометея к Кавказскому хребту. Прометей был прикован к скале и обречен на непрекращающиеся мучения: прилетавший каждый день (или каждый третий день) орел расклевывал у Прометея печень, которая снова отрастала. Эти муки, по различным античным источникам, длились от нескольких столетий до 30 тысяч лет (по Эсхилу), пока Геракл не убил стрелой орла и не освободил Прометея. В трагедии Эсхила «Прометей прикованный» к мотиву похищения огня прибавилось изображение Прометея как первооткрывателя всех культурных благ, сделавших возможными достижения человеческой цивилизации: Прометей научил людей строить жилища и добывать металлы, обрабатывать землю и плавать на кораблях, обучил их письму, счету, наблюдению за звездами и т. д. Казнимый за любовь к людям, Прометей Эсхила бросает смелый вызов Зевсу и готов, невзирая на страшные муки, отстаивать свою правоту".[76]

Знакомая история? Все мы восхищаемся смелым героем, преодолевающим ради людей тиранию запретов и несущим людям свет знания!

А теперь познакомимся с еще одним известным персонажем: "Сатана был сотворен ангелом в чине херувима; он был «печатью совершенства, полнотой мудрости и венцом красоты» и обитал в Эдеме среди «огнистых камней», но, возгордившись (Иез.28:17) и пожелавши быть равным Богу (Ис.14:13-14), был низвержен на землю. Пророк Исаия называет первоначальное имя Сатаны – Денница (Люцифер) (Ис.14:12), переводимое как «Светоносный». В христианской традиции Люцифер после падения стал «князем тьмы», отцом лжи, человекоубийцей (Ин.8:44) – предводителем мятежа против Бога".[77]

А теперь еще раз вернемся к хорошо знакомой нам истории грехопадения человека:

1     Змей был хитрее всех зверей полевых, которых создал Господь Бог. И сказал змей жене: подлинно ли сказал Бог: не ешьте ни от какого дерева в раю?

2     И сказала жена змею: плоды с дерев мы можем есть,

3     только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть.

4     И сказал змей жене: нет, не умрете,

5     но знает Бог, что в день, в который вы вкусите их, откроются глаза ваши, и вы будете, как боги, знающие добро и зло.

6     И увидела жена, что дерево хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание; и взяла плодов его и ела; и дала также мужу своему, и он ел.

7     И открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания.

Итак, что же мы видим? В Раю есть Древо Познания Добра и Зла, способное дать любому знание. Оно еще и хорошо для пищи, приятно для глаз и вожделенно. Но Бог запрещает к нему даже прикасаться, утверждая, что люди умрут! И тут появляется Змей (он же Сатана, он же Дьявол, он же Люцифер), который сообщает людям некую информацию: что они не умрут, что они обретут знания и станут как боги. Он вроде бы желает людям добра и попутно выводит Бога на чистую воду. Люди пробуют плодов того дерева, и, действительно, не умирают и приобретают знание. И за то, что люди нарушили "идиотский запрет", узнали правду и обрели знания, Бог обрушивает на них страшные проклятия. Ну и кто после этого лжец и тиран, а кто добрый честный филантроп?

И еще немного мифологии. "Нет, Прометей был не человек, он был бог. И среди богов не последний. Ибо род свой вел от самой старшей линии. Позвольте воспроизвести эту историю для тех, кто, может быть, подзабыл ее: вначале была Гея, Мать-Земля, и Уран, Свод небесный. От их брака явились к жизни сперва различные чудища – сторукие великаны, одноглазые великаны – и, наконец, первые человеку подобные существа – титаны и титанши. Самый старший был Япет, самый младший – Крон. Гея и Крон, мы знаем, обошлись с Ураном весьма круто [по наущению своей матери Крон оскопил Урана серпом из прочного металла или даже алмаза, чтобы прекратить его бесконечную плодовитость]. Как вскоре и с самим Кроном – его сын Зевс [по итогам десятилетней титаномахии – битвы между детьми Урана (титанами) и отпрысками титанов (олимпийцами)]. А перворожденным сыном первого титана Япета был Прометей. Конечно, по логике матриархата – и сказки – нет ничего особенного в том, что наследником становится самый младший отпрыск. Но при этом, во-первых, наследницей должна бы стать девочка. Во-вторых, Зевс сам же боролся за установление патриархата, сам утвердил власть Отца на Олимпе. Иначе говоря, по его собственной логике, богоначальником должен был стать двоюродный брат его, Прометей. Короче говоря, сколь ни прекрасно, сколь ни вдохновительно изображение Прометея Человеком, упорным, стремящимся к небу, восстающим против самой природы Человеком, – оно ошибочно в самой своей основе".[78]

Получается, что Прометей, как и Сатана, был божественной природы, и у обоих были претензии к верховному божеству, которому они оба кидают вызов, используя для этого людей. При этом Прометей (мыслящий прежде, предвидящий) действует обманом. Точно так же, как и Сатана, получивший имя Дьявол – лукавый, клеветник. Аналогия столь очевидная, что Лайош Мештерхази даже считает своим долгом дать следующее пояснение: "Ошибочно и отождествление Прометея с Люцифером. Я понимаю, аналогия напрашивается сама собой: этот – "принесший огонь", тот – "принесший свет". Однако хочу сразу оговориться и в ходе дальнейшего исследования буду напоминать неоднократно, что есть в филологии важное правило: к слишком напрашивающимся параллелям следует относиться особенно недоверчиво. В самом деле! Люцифер – восставший ангел. Прометей – напротив, совершенно лоялен и хотя без подобострастия, но самым действенным образом поддерживает Зевса. Далее, Люцифер, принеся свет, желал человеку зла: плод Древа познания – это пот лица нашего, родовые муки, тысячи болезней, смерть. Прометей спрятал болезни и беды в крепко запертом ящике [Пандоры], когда же – не по его вине – они были высвобождены и обрушились на нас, даровал нам огонь и ремесла, чтобы спасти наш беззащитный род, затерянный среди более приспособленных к самообороне обитателей Земли. Любопытно, однако, насколько больше повезло с людской благодарностью даже Люциферу, нежели Прометею! Черт-то он черт, но ведь были даже религии, приверженцы которых поклонялись Люциферу, одни – как главному божеству, другие – как дурному, но равноместному сотоварищу всеблагого бога. Почитал Люцифера Заратустра, поклонялся ему в молодости святой Августин, поклонялись ему альбигойцы, богомилы – словом, христиане!"[79]

По-моему, совсем неубедительно. Во-первых, даже если Прометей и не восстал против Зевса, то, по крайней мере, сам Зевс, судя по всему, так не считал. Во-вторых, Сатана ничего особенного не желал – просто предложил людям знание. Как и Прометей. И последний не мог не понимать, что его ящик будет непременно открыт (точно так же, как Ева не удержалась от соблазна и нарушила запрет с яблоком). Так что аналогия, на мой взгляд, полная.

Именно поэтому Сатане-Люциферу поклоняются многие люди. Могу поспорить, вы и сами сейчас сбиты с толку. Ведь как ни крути, а получается, что Бог – циничный лгун, мракобес и тиран, а Сатана – честный и самоотверженный борец за права человека.

"Как пишет Е. Рерих: «Сатана, когда его перестают рассматривать в суеверном, догматическом и лишенном философии духе церквей, вырастает в величественный образ того, кто создает из земного человека – божественного; кто дает ему на протяжении долгого цикла Махаюги закон духа Жизни и освобождает его от греха неведения» (Письмо от 3.12.37). Немаловажным является и утверждение «Живой этики» о том, что «шестая раса» во всех смыслах выше остальных людей, и как сообщает Е. Рерих (в письме от 18.06.36.) «...шестая раса собирается в Америке»".[80] Обратим внимание: "шестая раса", избранный народ, идущий на смену нам, "пятой расе", собирается в Америке… Они интеллектуальны и энергичны, они восхищаются Сатаной… И должны полностью вытеснить "отсталую пятую расу".

Когда мы стремимся к власти, роскоши, потреблению, бесконечному научному прогрессу – все это сатанинские желания. И современные элиты сами себя не обманывают: "«...Берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне» (Мф.4,8-9) – через это искушение проходит всякий, имеющий хоть какую-то власть. Только «Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи» (Мф.4, 10) – тогда как господа мондиалисты [либералы-глобалисты] выбрали путь Фауста. И нет ничего удивительного, что, изучая подробно их деяния, то и дело натыкаешься на вполне реальные свидетельства о сатанизме и уж точно о бешеной ненависти к христианству и его традиции".[81]

Ненависть и презрение к христианству в наши дни – общее место. Люди думают, что они умны и беспристрастны, что они постигают объективные законы мироздания в противоположность клерикальному мракобесию. Люди исповедуют сатанизм, сами того не ведая. Более того, очень многие прихожане христианских церквей на самом деле являются носителями убеждений поистине сатанинских. И нет ничего удивительного, что среди "просвещенных" элит "избранных народов" сатанизм – вообще открыто и без всякого ненужного стеснения исповедуемая религия. У бестии может быть только такая религия.

Для современных людей сатанизм – это естественно. Да это и правда "естественно". Представим на секунду, как Сатана убеждал бы нас в своей правоте: "Послушай, ведь я с тобой. Не противься своей природе, будь самим собой: разбуди в себе зверя! Что естественно, то безобразным быть не может. Ты ведь этого достоин! Освободись! Все эти дурацкие запреты и ограничения – глупости и обскурантизм. Я твой лучший друг, ведь я не буду лицемерно тебя понукать за твои естественные слабости, а готов воздать тебе по заслугам. Ты ведь сам хочешь денег, власти, женщин, ну так зачем же себя насиловать и ограничивать?! Освободи свой разум и волю, будь естественным. Будь со мной".

Думаю, Бог возразил бы примерно следующее: "Послушай, если бы я хотел тебя сделать зверем, то сотворил бы безмозглой и бессловесной тварью. Но ты – Человек, ты сотворен по образу и подобию Моему, так будь Человеком! Ты наделен духом и огромной энергией, и твои попытки вести себя как животное приведут только к тому, что ты разнесешь вообще все! Оглянись – твое глупое желание "влезть обратно" в природу убивает ее. Главное в тебе – дух, и ты можешь и должен возвыситься над всем остальным. Твоя плоть – это мой дар тебе, чтобы ты мог остро чувствовать и был наделен энергией для подвигов духа. Именно поэтому я наказал всем духовным созданиям поклониться тебе. Но не забывай, кто ты есть. Забудешь – умрешь. Нет, не я тебя накажу, ты сам себя погубишь своим тщеславием. Так что будь сильным, будь совершенным, будь таким, каким ты должен быть".

 

* * *

 

Да, но почему же Бог так ограничивает нашу тягу к знаниям???

Пути Его, как известно, неисповедимы, но в данном случае понять несложно.

Ведь знание знанию рознь. Человек не желает усваивать знания о самом себе и цельном мире вокруг, а хочет получить информацию, необходимую для прогресса. Прогресс – это постепенное развитие. А что такое развитие? Это слово значит "разъединение, распутывание". Помните, свить гнездо, свить клубок? А распустить, распутать будет, соответственно, развить. Наука идет путем анализа, т.е. разъединения. Есть некое цельное знание, которое мы начинаем постепенно постигать, как бы разматывая клубок. Но чем дольше мы будем разматывать, тем дальше окажемся и от цельного знания – клубка! Вроде бы, парадокс. В жизни это можно наблюдать сплошь и рядом. Уж как в последние десятилетия продвинулась вперед медицина, а болеем мы все больше и все колоссальнее затраты на врачей и здравоохранение. Уж какие только методики профилактики правонарушений не создали, а криминал все растет. И каких только хитроумных технологий не открыли, а конец техноутопии все ближе (это, в первую очередь, исчерпание ресурсов и разрушение экологии). А все потому, что медицина занимается изучением болезней, а не здоровья. Юристы озабочены борьбой с преступлениями, а не созданием порядка. Инженеры шизофренически ищут технологические решения проблем, порожденных технологией. Можно достигнуть хоть каких вершин в изучении болезней, но мы тем самым не приблизимся к пониманию здоровья как целостности. Можно бесконечно бороться с отдельными преступлениями, но это не приблизит нас к нравственности и порядку как цельности. Можно сколько угодно искать частные решения побочных последствий отдельных технологий, но это не приблизит нас к жизни в гармонии с природой как целостности. Есть только одно изначальное здоровье, только одна изначальная нравственность и только одна изначальная гармония; и существует бесконечное множество путей отдалиться от них через изучение болезней, профилактику преступлений и исправление губительных технологических ошибок.

Для наглядности возьмем врачей. Прогресс в медицине достиг небывалых высот, и медицинские работники получают сегодня глубокую специализацию. Приходим к такому специалисту, допустим, гастроэнтерологу, и жалуемся на плохое самочувствие. Тот проверит желудок, кишечник, сделает еще пару анализов и заверит, что все в порядке, хотя весь наш внешний вид говорит об ином. И так каждый следующий специалист. По их профилю все хорошо. За деревом они не видят леса – здоровья человека. Наше здоровье – это как зуб: надо довольно долго обращаться с ним неправильно, прежде чем он реально заболит или разрушится. Явное недомогание – это уже лопнувший гнойник долгой невидимой болезни тела и духа. И простое лечение болезни – это зачистка следствий без поиска причины. Поэтому затраты на медицину и уровень технологии все выше, а здоровья все меньше.

В каком-то смысле сейчас даже само человечество развивается (т.е. разъединяется) через образование подвидов: мы расползаемся на все большее количество небольших конфликтующих групп, каждая из которых носится со своей "научной истиной" и противопоставляет себя остальным. И все вместе эти группы конфликтуют с окружающей средой.

Именно поэтому дар Сатаны обернулся для нас тяжкими карами, а благие начинания Прометея вылились в открытый ящик Пандоры, из которого по миру расползлись болезни и несчастья, а на дне осталась одна лишь Надежда, которой теперь лишены люди.

Путь Сатаны – путь разделения, частности, индивида. Эгоизм.

Путь Бога – путь соединения, цельности, общности. Любовь.

Путь Бога – это счастье: соединение частей на пути к цели – цельности.[82]

 

* * *

 

Есть и еще один аспект. Бог вдохнул в человека дух, а Сатана наделил его знанием. Бог направляет человека к духовному подвигу, а Сатана предлагает ему материальные удовольствия и власть. Бог совершенствует душу и гармонизирует отношения между людьми через любовь, а Сатана занимается телом и "оптимизирует" связи между людьми через конкурентный обмен товарами и деньгами. Надеюсь, вы улавливаете связь с современными идеологиями? На самом деле коммунизм и глобальный рыночный либерализм – не враги, а просто две стороны одного и того же процесса. Христианство и ислам – не противники, а лишь два русла единого духовного потока.

Некоторые могут запротестовать: но ведь человек достиг столь многого! Достаточно оглянуться и можно увидеть, что мы действительно становимся как боги! Неужели нужно отбросить все наши успехи в науке, технике, медицине?! Это же мракобесие!!!

Возможно. Но как и все, что исходит от Сатаны, научный прогресс обернулся для нас подарком "с гнильцой". Двигатель внутреннего сгорания подарил человеку невиданную свободу передвижения, но одновременно лишил его привязки к корням и "наградил" гиподинамией, ожирением, отравленным воздухом и полной от него зависимостью. Наука удовлетворяет наши желания, но нам при этом становится все хуже. Хотите несворачивающееся молоко? Пожалуйста, сейчас кое-что добавим, только это уже не будет молоком. Хотите мягкий хлеб? Да не вопрос! Хотите фрукты круглый год? Пожалуйста. Только есть тошно… Мы все больше зависим от наших технических протезов, теряем человеческий облик, и комфорт уже становится в тягость.[83]

"Средневековые гонения на науку со стороны церкви были, пожалуй, последней попыткой остановить развитие свободной, не догматической мысли. На смену кошмарам прежних ограничений пришел кошмар полного их отсутствия.

Наука дала все, что от нее ожидали: работу десяткам, а потом и сотням миллионов рабочих; собственность энергичным, удачливым и не отягощенным угрызениями совести предпринимателям, промышленникам и пр.; прибыль купцам и банкирам; невиданную ранее власть над собственным народом бюрократам, политикам и военным. Промышленная религия изначально была обречена на гибель, потому что она активно разрушает свои собственные предпосылки (и морально, и физически), вдохновляя своих последователей на эксплуатацию друг друга и природы.

Свидетельства распада Промышленной религии очевидны: рост пустынь, потеря плодородных почв; понижение уровня грунтовых вод; горы мусора; нарушение озонового слоя; глобальное потепление; ухудшение генетического кода человека; рост частоты раковых заболеваний; потеря биологического разнообразия; сотни тысяч загрязненных водоемов; вредители, устойчивые к пестицидам; болезни, устойчивые к антибиотикам; миллиарды людей в странах третьего мира планируют индустриализацию; нарастающая безработица; национальные долги; аборты; жестокости и самоубийства…

Пожалуй, самым высшим достижением проявления науки является реальная возможность самоуничтожения даже без применения военной силы: достаточно жить так, как мы живем сейчас, уничтожая и отравляя растения, насекомых, птиц, животных и самих себя.

Умеренность во всех отношениях, наверное, одно из редчайших качеств человека. Намного чаще наблюдаются разнообразнейшие крайности. Чем, кроме крайней наивности, можно объяснить веру в то, что именно наука найдет выход из практически тупиковой ситуации, куда она привела человечество? Научные знания пришли к людям, не умеющим, не способным распорядиться научными достижениями разумно.

Техническую лихорадку, которая охватила научных работников, промышленников и военных, почему-то приравнивают к прогрессу общества.

Автор знаменитых «Принципов Питера» – один из немногих, кто еще 40 лет тому назад изучил не только абсурдные явления в бюрократической системе, характерные для любого общества и политического устройства, но и ясно увидел тенденции, определяемые технической цивилизацией:

«Приглядитесь к последствиям. Можно предположить, что все мы обречены, и виной тому наша сообразительность, наше стремление к росту. Немного десятилетий назад нашу землю украшали кристально чистые озера, кружевами разбегались по ней потоки свежей прозрачной воды. Почва поставляла всю нужную нам пищу. Горожанам без труда открывались красоты сельской местности.

Нынешние озера и ручьи – это сточные ямы. Воздух стал смесью дыма, сажи, гари. И земля, и вода отравлены ядохимикатами, так что гибнут птицы, пчелы, рыба, домашний скот. Природа за городской чертой предстает в виде мусорных свалок и автомобильных кладбищ.

Это прогресс! Прогресса у нас теперь так много, что не осталось даже уверенности насчет возможности человечества выжить. Мы сокрушили все надежды нашего века. Науку с ее чудесами мы превратили в источник ужаса, питаемого угрозой погибели рода человеческого во всемирном ядерном пожаре. Если мы и дальше с той же одержимостью будем планировать, изобретать, создавать и переделывать этот самый прогресс, то задачу своего выживания человечеству придется решать на уровне тотальной некомпетентности».

Во многих направлениях технический прогресс достиг абсолютных вершин, в некоторых близок к таким вершинам. Вершина – это место, удобное для самолюбования, но оно не приспособлено к длительному пребыванию. Все дороги с вершины ведут вниз…"[84]

Разговор о науке у нас уже позади, а об экологии еще только впереди. Так что просто отметим для себя, что мы уже очень давно идем по пути, который древние считали дорогой в ад. И наконец-то начинаем это потихоньку понимать. К сожалению, по этой дороге мы зашли уже так далеко, что просто сойти с нее не получится. Придется разворачиваться. Мы не можем отказаться от технической цивилизации, но мы можем найти технологию деиндустриализации. Или, если хотите, сверхиндустриализации. Человечество должно как бы "исчезнуть" с Земли, т.е. максимально сократить антропогенную нагрузку. В первую очередь, пересмотрев взгляды на свои "потребности". Это сложно, но наш разум на это способен. Однако только в том случае, если мы пойдем по пути духовной эволюции. Наше спасение в наших руках, и эти руки от Бога. Наше спасение в знаниях, но не о прогрессе и развитии, а о цельности мироздания и духовном совершенствовании человека. Если наше мировоззрение и наши желания губят нас, мы должны просто их поменять. И все.

Почему мы говорим о сверхиндустриализации? Потому что Артур Кларк вывел свой третий закон, который звучит следующим образом: "Любая достаточно развитая технология неотличима от магии". И XX в. знал как минимум двух магов.

Первый более-менее широко известен и зовут его Никола Тесла. Очень советую получше ознакомиться с биографией этого человека: можно узнать много интересного и загадочного, а также получить наглядные свидетельства англосаксонского скотства. Мы не будем рассказывать о его революционных изобретениях, положивших начало всей современной электроэнергетике, но остановимся лишь на паре мифов, связанных с его именем.

Первый миф гласит, что в 1898 году он прикрепил некий электромеханический прибор к железной балке на чердаке здания, в котором находилась его лаборатория. Через некоторое время стены домов в нескольких милях от лаборатории начали вибрировать, и люди в панике хлынули на улицу. Тесла успел выключить и уничтожить свое устройство, осознав, что может стать причиной серьезного бедствия. "Я мог бы обрушить Бруклинский мост за час", – признался он впоследствии. Судя по всему, Тесла во всей полноте изучил эффект резонанса.

Известно также, что Никола Тесла был сторонником теории "эфира". Ну так вот, согласно второму мифу, "в 1931 году Никола Тесла продемонстрировал действующий прототип электромобиля, движущегося без каких-либо традиционных источников тока. При поддержке компаний General Electric и Pierce-Arrow, он заменил традиционный двигатель сгорания у предоставленного ему нового автомобиля Pierce-Arrow на электродвигатель (80 л.с., 1800 об./мин). Из радиодеталей, купленных в обыкновенном магазине, Тесла собрал устройство размером 60x30x15 см, из которого торчали два стержня. Присоединив провода, идущие от устройства к контактам электродвигателя, Никола Тесла сел в автомобиль и поехал. Никаких материальных свидетельств существования электромобиля не существует".[85] Добавим, что на все вопросы изобретатель отвечал, что двигатель берет энергию из окружающего эфира. Был обвинен в оккультизме и шарлатанстве, после чего в раздражении уничтожил свое устройство. Все бумаги, оставшиеся после смерти Теслы, исчезли.

Этот человек видел некоторые явления (энергетические поля) окружающего мира в их цельности, осмыслил их во всей полноте. Он пытался нащупать путь к гармонизации человека и природы, к невиданному возвышению человечества. И тут он был не одинок.

Второе имя, Виктор Шаубергер, нам едва известно, поэтому расскажем о его деятельности поподробнее. Сын австрийского лесничего вырос в лесу и много времени уделял наблюдениям за необычными свойствами воды. Многие вещи были известны ему еще от родителей, так что молодому Шаубергеру оставалось только найти им объяснение и привести в стройную систему.

Открыл он, в общем, лишь то, что и так, судя по всему, было давно известно египтянам, инкам и другим древним цивилизациям: с помощью обыкновенного вихря можно произвести настоящее чудо. Свое первое открытие Шаубергер сформулировал так: вода не любит солнечного света. Далее, он пришел к заключению, что сила воды максимальна, когда ее температура низка (около +4 градусов Цельсия), а течение свободно. Наблюдения за форелью, преодолевающей самое сильное течение, привело его еще к одному выводу – о наличии в воде энергетических потоков: естественно текущая вода производит энергию, направленную навстречу своему движению. Этот энергетический поток можно видеть в водопаде как яркий световой канал внутри водной струи. Именно его и использует форель: она втягивается потоком, как в середину водяного смерча.

И еще одно невероятное открытие сделал Шаубергер во время прогулок по лесу: лунной холодной ночью он увидел, как в водоеме, образованном горным ручьем, камни величиной с голову отрывались от грунта и, кружа, поднимались на поверхность воды. Правда, левитировали не все камни: на поверхность поднимались лишь отшлифованные до яйцеобразной формы, угловатые же обломки неподвижно лежали на дне. С точки зрения геометрии яйцеобразная форма лучше других реагирует на вихревые движения. Это легко проверить, если взять круглый тонкий высокий сосуд, наполнить водой и положить в него яйцо. Завихрив воду путем вращения в ней каким-либо удлиненным предметом, можно увидеть, как яйцо оторвется от дна и поднимется почти до поверхности.

До поры до времени Шаубергер просто наблюдал и делал выводы. Но после Первой мировой войны он применил свои знания о свойствах воды, организовав неким "совершенно непонятным образом" сплав древесины по горным ручьям. Скоро правительство в Вене, прослышав о незаурядных способностях лесничего, поставило его имперским консультантом по сплавным устройствам и назначило жалованье в два раза выше жалованья специалиста с высшим образованием такой же должности. К тому же, оно выплачивалось золотом, что было большим исключением в то инфляционное время.

Само собой, гидрологи не принимали скандальные теории самоучки (сами понимаете – наука). Один лишь профессор Форхгеймер отбросил свою академическую гордость и открыто заступился за не имеющего высшего образования талантливого лесничего: "Я рад, что мне уже 75 лет, и мне не повредит, если я вступлюсь за ваши идеи. Когда-нибудь придет время, и они [представители официальной науки] все поймут".

В 1929 году Шаубергер запатентовал методику контроля и регулирования рек, согласно которой с помощью установленных в соответствующих местах русла тормозящих элементов ось потока так видоизменялась, что вода сама выносила весь скопившийся в реке мусор. Однако его уникальные по дешевизне предложения поднимали на смех и тратили колоссальные ресурсы на спрямление русел, что приводило к еще большему заиливанию. В 1932 году Шаубергер написал подробную статью о способе спасения Дуная, которая была принята в официальный бюллетень международной комиссии, рассматривавшей предложения от всех сопредельных по Дунаю государств. Но (внимание!) когда власти узнали об этом, то весь тираж был отозван и уничтожен, а на огромную сумму в 100 тысяч шиллингов отпечатали новое издание, где материала Шаубергера не было.

Однако самым интересным изобретением Шаубергера стал вихревой двигатель. В отличие от используемого в двигателе внутреннего сгорания давления и температуры (эксплозии – взрыва), он возлагал надежды на силу засасывания (имплозии). То, что его техника функционирует, Шаубергер доказал в 1930 г. на своих "всасывающих" водяных турбинах для электрогенераторов, КПД которых был намного выше, чем у обычных турбин. Генератор использовался на практике более 3 лет, но никаких точных сведений о нем не сохранилось.

Впоследствии, на основе естественного завихрения воды и воздуха, Шаубергер выдвинул идею об использовании вихревого двигателя для летательных аппаратов. "Если воду или воздух заставить двигаться спирально под действием высокооборотных вибраций, то это ведет к образованию структуры из энергии, которая левитирует с невероятной силой, увлекая за собой корпус генератора. Если доработать эту идею согласно природным законам, то получится идеальный самолет или идеальная подлодка, и все это почти без затрат на топливо", – так писал он о своем открытии.

Разумеется, в ходе Второй мировой войны его идеи не могли не привлечь внимания руководства Германии, и Шаубергеру "сделали предложение, от которого он не смог отказаться". Свои идеи о силе вихря в водной и воздушной среде Шаубергер воплотил в вихревом двигателе "Репульсин", который предполагалось ставить на летательные аппараты дискообразной формы. Те самые летающие тарелки. И двигатель работал.

После войны Шаубергер отклонял все предложения о сотрудничестве, аргументируя это тем, что ни одна отрасль экономики все равно не решится на переход с техники взрыва на биотехнику, а монополисты энергетики и вооружения приумножат свою власть за счет его открытий, утаив их от человечества.

Однако в 1958 г., находясь в крайне удручающем финансовом положении, Виктор Шаубергер принимает приглашение одного американского магната о сотрудничестве с целью широкого применения его изобретений. В США ему предложили подписать некий договор, пояснив, что это обычная формальность. Не владеющий в достаточной мере английским языком Шаубергер поставил на документе свою подпись и лишь потом узнал, что завещал таким образом американскому концерну все свои документы, машины и права на их использование.[86] Ему также запрещалось проводить дальнейшие исследования.

Умер Виктор Шаубергер в том же 1958 г. в нищете и безвестности. Вот его слова: "Можно видеть, насколько позволяет история, что все, кто занимался выяснением загадки воды, были жестоко подавлены. Даже намеки, которые мы находим в древних книгах и которые объясняют нам сущность воды, в последующих изданиях исчезают. Сохранение тайны воды – это еще и средство гарантии силы денег. Проценты растут только в несовершенной экономике. Решив проблему генерации воды и сделав возможным получение любого объема и любого качества воды в каком угодно месте, человек вновь освоит огромные пустынные земли и понизит тем самым как продажную цену продовольствия, так и продажную цену машинных мощностей до такого минимума, что отпадет всякая выгода спекуляции этим. Обилие продовольствия и экономичная производительность машин являются такими сокрушительными доводами, что общее представление о мире, а также все мировоззрение претерпят изменения. Сохранение тайны воды – это крупнейший капитал из капиталов. По этой причине любой опыт, служащий ее раскрытию, беспощадно подавляется в зародыше".

Любопытно, правда? К власти денег в несовершенной экономике мы еще вернемся, а сейчас окончим наш рассказ о магах ушедшего столетия словами Виктора Шаубергера: "Они назвали меня сумасшедшим. Надеюсь, что они правы. Это не имеет большего или меньшего значения для тех глупцов, которые бродят по земле. Но если я прав и не права наука – тогда, может быть, Господь Бог будет милосерден к человечеству".

 

* * *

 

Мы говорим о разных путях эволюции человека: божественной духовной цельности и сатанинском материальном развитии. И каждый путь проходит под своим знаком. С детства мы чувствуем энергетику и скрытый смысл тех или иных символов, но современное общество редко может дать нам внятное объяснение их значения. Ведь что такое символ? Это образ, мощная точка привязки, графическое выражение идеи или целого миропонимания. Каждый знак и образ являются для нас концентраторами нашей духовной мощи. Они могут спровоцировать небывалый всплеск энергии и направить его в русло созидания или разрушения. Это понимали древние, но это позабыли мы.

Но разве могут быть символы общности или эгоистичные знаки? Оказывается, могут.

"Звезда относится к розеткам с симметричной (а не только полярной) плоскостью. Равный элемент звезды симметричен относительно себя самого (в нем можно обнаружить собственную ось). Даже если в звезде "исчезнет" поворотная ось и как целая фигура она разрушится, симметрия все равно сохранится в ее отдельных равных элементах".[87] Т.е. составные части звезды (четырехконечной, пятиконечной, шестиконечной и т.д.) представляют собой самодостаточные элементы. Они "индивидуальны". К тому же звезда как фигура статична, поэтому олицетворяет власть и материю.

"Свастика обладает лишь одним признаком симметрии – поворотной осью (ею выступает особенная точка). Вокруг последней происходит вращение фигуры. Элементы свастики симметричны лишь относительно друг друга в составе целой розетки. Если "распадется" свастика, то ее части потеряют всякое подобие симметрии (в рамках розетки, конечно)".[88] Т.е. составные части свастики обретают смысл лишь в общности, как цельность. Свастика выражает движение, поэтому олицетворяет духовность и энергию.

"…Дело в том, что звезда, в ней нет… вращения. Все ее лучи исходят из одного центра, но нигде не встречаются друг с другом. Они идут в бесконечность. Грубо говоря, это символ индивидуализма… В свастике нет индивидуализма, там есть принцип коллективизма. То есть вот эти крюки, вот эти ветки, они переходят, дублируют, один в другой. Они показывают вращение. Они показывают, что индивидуализм – это иллюзорная идеология, мы все зависим друг от друга. В обществе не может человек сам по себе существовать. Но принять эту правду очень сложно для человека…"[89]

"«Вы носили... звезду бога вашего Ремфана, изображения, которые вы сделали для себя» (Ам.5:26). Здесь надо пояснить, что «звезда Ремфана» – это хорошо знакомая всем нам пятиконечная звезда, которую сатанисты иногда называют «печатью Люцифера»".[90]

Вот такие дела… Именно поэтому звезда красуется повсеместно на знаменах иудаизма и произошедших из него коммунизма и рыночного либерализма. И крайне редко встречалась до этого у русских. Древнейший символ славяно-арийских народов – свастика.[91]

"Санскритское восклицание «свасти!» переводится, в частности, как «благо!» и по сей день звучит в ритуалах индуизма. По М. Мюллеру, правосторонний гамматический крест (suastika) является знаком света, жизни, святости и благополучия, который соответствует в природе весеннему, прибывающему солнцу. Левосторонний знак, suavastika, напротив, выражает тьму, гибель, зло и разрушение; он соответствует убывающему, осеннему светилу. В годовом солнечном цикле левосторонняя свастика является символом летнего солнцеворота, с которого начинается убывание дневного света, а правосторонняя зимнего, от которого день набирает силу.

Большинство ученых давно, правда, сомневаются, что право- и левосторонние виды свастики следует именовать по-разному. Основные традиции человечества (индуизм, буддизм, христианство, ислам и др.) содержат как право-, так и левостороннюю свастику, которые оцениваются не по шкале «добро-зло», а как две стороны единого процесса. Так, «разрушение» не есть для восточной метафизики «зло» в дуалистическом понимании, а только обратная сторона созидания и т.д.

Мы выделяем два основных вида символа – с концами загнутыми против солнца, справа налево, и слева направо, по солнцу. Первая свастика в дальнейшем называется свертывающейся (центростремительной или собирающей), вторая развертывающейся (центробежной или сеющей)".[92]

Интерес к восточному мистицизму и истории индоевропейских народов привел к тому, что в начале XX в. свастика (особенно развертывающаяся) стала общеупотребительным символом счастья, удачи, доблести и силы духа.

Свастика на статуе Будды

Свастика на капоте машины Николая II

Герб России на деньгах Временного правительства

Даже американцы не избежали моды на свастику:

Различные открытки "на удачу" и призы (Coca-Cola) в США начала XX в.

После Второй мировой войны сатанизация немецких национал-социалистов через черный миф о холокосте привела к дискредитации свастики как символа, ее забвению, свастикофобии. Повсеместно изображение свастики запрещено на законодательном уровне. И это далеко не случайно.

Как мы помним, звезда и свастика символизируют диаметрально противоположные пути эволюции человека. Просто кому-то нравится божественная эволюция, а кому-то сатанинское развитие.

Ведь что реально символизирует свастика (вращающийся крест)? Вспомним, как недавно мы взглянули на энергетику человека с точки зрения восточного мистицизма. Человеческое "я", находящееся в центре энергетической воронки, способно привести эту воронку в движение, причем в обе стороны: на всасывание энергии из внешнего мира и на отдачу энергии во внешний мир. Поэтому свастика бывает собирающей и сеющей, различаясь лишь направлением движения.

Стоп! Но тогда получается, что свастика должна олицетворять оба пути человеческого бытия: и божественный, и демонический… На самом деле нет.

Представим себе человека с высоким уровнем сознания, проявляющего любовь к внешнему миру: он делится энергией с окружающими. "И тут мы с удивлением понимаем, что нам нужно все меньше и меньше усилий для того, чтобы отдавать все больше жизненной силы миру (вселенная видит в нас проводник энергии и расширяет канал)!" Т.е. этот человек начинает забирать энергию у вселенной. Он сеет и собирает одновременно! На самом деле нет двух свастик. Есть только одна. Возьмем любую свастику и просто ее перевернем: направление вращения разное с двух сторон одного и того же символа.

Это не две разные свастики. Это одна и та же с разных сторон.

Например, женщины в жизни больше склонны, вроде бы, к поглощению энергии: они хотят, чтобы их любили, их понимали, о них заботились, им всегда всего мало и их обуревают тысячи желаний что-то приобрести… Но живущая по божественным заповедям женщина этот поток энергии тут же перенаправляет на свою семью: заботится о муже, детях и родителях, ухаживает за домом, обустраивает пространство вокруг себя. И чем больше она отдает, тем больше получает желаемой любви и заботы.

Свастика – это модель нашего мира, сотворенная Богом вселенная, принцип бытия. Посмотрите на небо – оно все усеяно свастиками, потому что это принцип существования света и энергии.

Вселенная над нашей головой (это не спираль, а именно свастика)

И древние славяно-арийские народы это прекрасно знали. Свастика – символ духовного могущества, любви, близости к Богу. Это движение, взаимосвязь, это и есть жизнь.

 

* * *

 

А что же звезда? Ну, звезда – она и есть звезда. Ею нужно восхищаться, ей поклоняться. Она требует любви, заботы и понимания, и, питаясь этим, увеличивает свою свечение и притягательность, чтобы притянуть к себе еще больше энергии. Звезда недвижима, как материя; ее как ни крути – она все одинаковая. И ей никто не нужен, она спокойно готова разлететься на составные элементы. Звезда индивидуальна, звезда осеняет развитие-разъединение и прогресс. Это неподвижность, разделенность, потребление, это тяга к вещам (некрофилия – влечение к неживому[93]) и власти. Звезда всегда была символом "творящего свет" – Люцифера.

Так вот и в жизни получается, что божественные люди выбирают крест и свастику, а бесноватые демоны – звезду. Выглядим мы все одинаково, но вера наша очень различна. Одни стремятся к Богу, другие – к Зверю. Одни исповедуют любовь, другие – конкуренцию. Одним нужна духовная эволюция и благодать, другим – шмотье и власть.

Перезагрузка программы-веры немедленно влечет за собой и смену символа. И вот уже каждой отринувшей христианство европейской стране, принявшей идеологию индивидуализма и потребления, соответствует золотая звезда на флаге Европейского Союза. Каждому штату в составе США соответствует звезда на знамени, и на боевой технике Большого Сатаны также намалеваны звезды (про Израиль, конечно же, даже говорить не приходится). Как это ни печально признавать, но и проплаченные американскими евреями русские евреи-коммунисты подняли над Русью кровавое знамя с изображением звезды. И нет ничего удивительного, что все помыслы советских людей свелись, в конечном счете, к соревнованию за индивидуальное потребление и распространение власти СССР на как можно большую территорию. Эта психология, лишь чуть видоизмененная, остается у нас до сих пор (как и звезда). Но мы этого даже не замечаем. Нам по-прежнему нужны деньги и власть, а не "глупые рассуждения" о добре.

Свастика (крест) и звезда отражают всего лишь два различных взгляда на мир, два пути. Куда они ведут? Ну как куда – в Рай и Ад соответственно. И ничего пугающего тут нет, это просто два разных способа, грубо говоря, общественного устройства. Например, сейчас мы живем уже почти в Аду, и ничего вроде бы страшного нет. Ну, воюем, вирусы смертельные врачи распыляют, чтобы подзаработать, друг друга ненавидим-конкурируем, природу насилуем и скоро разрушим совсем и сами погибнем… Зато как прогрессивно, как весело!

Ведь что такое Ад? Это отсутствие божественной любви. Всего-навсего. Это такой мир, где никто никого не любит, и все отношения строятся на взаимовыгодном использовании друг друга через потоки денег и вещей. Никому нельзя доверять, всех можно купить. Надо быть сильным и хитрым, как зверь. Врачи не смогут нас вылечить, зато всегда поставят протез вместо руки или ноги, или заменят внутренние органы механическими или биологическими аналогами. Это если деньги есть, которые еще нужно отнять у других зверей. Технология отравит землю, пищу, воду и воздух, но не надо переживать: она же сделает для нас фильтры, гидропонные фермы под ультрафиолетовыми лампами, защитные кремы, специальные костюмы и, возможно, найдет способ покинуть гниющий шарик и поселиться в жестянке на орбите. Если сможем заплатить, разумеется. А если нет, то извините – слабым нет места в светлом будущем эволюции. Ну, а если сдохнем, значит, это такой естественный отбор. Борьба за выживание, прогресс и развитие – это так прекрасно! Жизнь никогда не будет скучной, ведь мы на войне, где каждую секунду нужно быть настороже. И тут нет друзей, есть только деловые партнеры, которые в любую минуту могут передумать. Нет жалости, нет сострадания. Нет морали, есть только законопослушание, нет нравственности, есть только правопорядок. Здесь нет места… человечности.[94]

А Рай? О, это скучнейшее место. Здесь люди любят друг друга, помогают, здесь никогда не изменяют, нет преступности, потому что нечего делить. Здесь гармония с природой, люди ограничили свои потребности, и поэтому всем всего хватает и лишнего не нужно. Человек занимается творчеством, постигает вселенную во всей полноте, совершенствуется духовно и физически, не полагаясь на всякие механические протезы и финтифлюшки. Технология направлена не на то, чтобы все взять от природы методом выдирания с мясом, а на то, чтобы человечество зажило в гармонии с Землей, стало частью биосферы. Чистая вода, воздух, почва, продукты и здоровый образ жизни, проистекающий из правильного понимания своих потребностей, приводят к тому, что болезней нет, а врачи помогают людям понять этот самый правильный образ жизни, ведущий к здоровью. И все. В Раю не о чем снимать мыльные телеоперы с бесконечным враньем, животными страстями и изменами; нет сюжетов для криминальной хроники и сериалов; нет места нездоровым публичным проявлениям человеческой сексуальности, зажатой в тисках бесчеловечности и отсутствия любви. Ну, разве что есть былины о том, как некогда мы стояли на краю гибели, но одумались. И была битва со Злом.

И это не шутка.

 

* * *

 

Как мы помним, добро – это четкое понимание разницы между божественной и звериной сущностью человека и стремление к Богу. В то время как зло (далекий от людей, нечеловечный) копирует животный мир и просто не видит разницы между должным и постыдным, оценивая любое явление лишь с точки зрения целесообразности.

Поэтому мы и не заметили, как на наш мир опустилось зло, и жизнь стала адом. Как же можно за толерантностью и рациональной практичностью усмотреть звериный оскал люцифера?

"Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой и сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему". (Ис. 14:13-14)

"И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю, и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним? И даны были ему уста, говорящие гордо и богохульно, и дана ему власть действовать сорок два месяца. И отверз он уста свои для хулы на Бога, чтобы хулить имя Его, и жилище Его, и живущих на небе. И дано было ему вести войну со святыми и победить их; и дана была ему власть над всяким коленом и народом, и языком и племенем". (Откр. 13:3-7)

Свершилось! Всякий народ и племя через маммонизм вовлечены в процесс глобализации и потеряли самостоятельность, индустриальный молох разрушает природу и сокращает население. Святые побеждены: законы "по борьбе с экстремизмом" успешно борются с любыми проявлениями самозащиты людей, знак свастики запрещен, контролируемые через деньги СМИ полностью держат под контролем разум людей, превращая их в скотов и очерняя и оплевывая все святое. Еврейские и англосаксонские эксперты и реформаторы с экранов говорят гордо и богохульно, и дивимся мы быстроте, с которой нас обирают и заставляют принять наркотики, мужеложство, беспринципность, злобную агрессивность, корыстолюбие. Мы видим мощнейший международный конгломерат финансовой, промышленной и информационной силы, спаянный единой сатанинской религией. И все молчат в страхе: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним?

И Сатана глумится над Богом: "Выше звезд престол мой, и я теперь Всевышний. Человечество поклоняется именно мне, ради меня плюнуло на все святое. Что такое какая-то там вера по сравнению с религией денег? Что можешь Ты предложить им такого, что будет соблазнительнее "всех царств мира и славы их"? Люди забудут Тебя, они Тебя убьют, потому что Ты – ничто".

Русские издревле говорили: "С нами Бог". Это отчасти неверно, ведь Он в нас самих. Мы – народ-богоносец, только забыли об этом. В каждом есть частичка божественного. Убивая Бога, мы истребляем самих себя. Либо мы одумаемся, либо погибнем. Грядет битва.

 

Не следует слишком рассчитывать на Бога: может быть, Бог рассчитывает на нас…

 

* * *

 

Думаю, необходимо время, чтобы русскому человеку переварить эту главу…

 

А пока вернемся к нашим баранам и поговорим о семейных ценностях.

 

 

Семья.

 

Основой сильного сплоченного общества является крепкая семья, род. Вот об этом и поговорим.

Впрочем, для начала разберемся с господствующим либеральным пониманием этого предмета, ведь само утверждение о необходимости крепких семей индивидами-атомами воспринимается как дикая тирания, средневековый обскурантизм, мракобесие и чудовищный домострой, ведущие к насилию, цепям запретов, тупости и животному состоянию.

"Настоящая свобода", с их точки зрения, выражается в полной вседозволенности. Свободный индивид не может быть "связан" никакими узами брака, родители не имеют права ограничивать и направлять развитие нежной трепетной личности ребенка и уж тем более проявлять к нему принуждение и насилие. Это же противоречит "естественным правам" и "свободе"! Ребенок, как мы уже говорили, "сам разберется, что ему нужно". Ничего не зная о мире, прям с ходу самостоятельно и разберется. Причем родителям направлять ребенка запрещено, но вот корпорациям мыть ему мозги ежеминутно через телевизор очень даже позволяется. На то она и свобода…

Узы брака заменяет брачный контракт двух свободных индивидов. Насколько я знаю, пока еще не ввели срочных контрактов, но все к тому идет (учитывая, что развестись сейчас не проблема, особенно если это оговорить в договоре). Сейчас там лишь прописывают имущественные, родительские и интимные обязательства сторон (да-да, сколько раз нужно переспать в неделю, иначе обращение в суд за нарушение договора). Свободные индивиды на основе разума объединяют материальные и интеллектуальные ресурсы ради удовлетворения своих потребностей и совместной борьбы за место под солнцем в обществе таких же атомов-эгоистов.

Дети тоже, по сути, объединены с родителями лишь законом и финансовыми обязательствами. Раз уж воспитывать маленького эгоиста запрещено, то существует соблазн и вовсе выставить из дома безответственную скотину, с чем приходится бороться с помощью закона, обязывающего родителей обеспечивать прихоти телебеспризорника до определенного возраста. Родители, в свою очередь, тщательно записывают расходы на детей, и в момент их совершеннолетия предъявляют им счет. Все честно. По аналогии с образованием, когда молодежь берет кредит в банке на учебу, потом получает более высокооплачиваемую работу и возвращает деньги банку, "давшему им возможность". Вот такая милая связь поколений. О старости и прочем беспокоиться не надо: "за вас уже обо всем позаботилась корпорация", "за ваши деньги любой каприз". Главное, это накопить (урвать) достаточно.

Вот он, прекрасный мир свободы! Не связанные ничем индивиды на основе чистого разума и самостоятельного волеизъявления выстраивают отношения между собой посредством денежных обязательств. Красивый, гармоничный человейник из людской пыли, спаянный холодной логикой алчности. Совершенный оцифрованный механизм!

 

* * *

 

Если по какой-то причине вы относитесь к "тупой трусливой серой массе", не способной захлебнуться от восторга при мысли о радужных перспективах, описанных выше, то давайте все же поговорим о связи поколений в рамках семьи.

Для начала немного повторимся. Итак, мы знаем, что все наши действия или проблемы в действиях вызваны нашим миропониманием, верой. А миропонимание, в свою очередь, состоит из базовых понятий о "хорошо и плохо" и жизненного опыта (своего и чужого). Расширение опыта дает большую гибкость в анализе событий и продумывании действий.

Разбирая какую-то свою проблему, мы перебираем в уме все варианты, основываясь на наших понятиях о хорошо и плохо и моделировании последствий на основе своего или усвоенного чужого опыта. Соответственно, если кто-то поделится с нами новыми идеями и опытом, мы сможем провести более качественное моделирование "по вновь открывшимся обстоятельствам".

Именно поэтому наше взросление есть собирание идей и опыта, что, в конечном счете, приводит к лучшему пониманию окружающей нас действительности и более адекватному планированию собственных действий.

Далее... Что такое близкий человек? Это тот, о ком мы все знаем и кто все знает о нас. Основываясь на этом знании, мы легко друг друга понимаем. Наш анализ ситуации идет на основе почти идентичной веры (базы и опыта) и выводы одинаковы и обоим понятны. Ведь наше миропонимание – это как программа. У близких людей она одна, и при вводе одинаковой информации вывод будет один и тот же.

Причем близость должна быть настоящая. У нас куча родственников, приятелей и знакомых, но вот мало кому мы откровенно рассказываем о своих переживаниях. Ведь такое знание делает нас уязвимыми перед этим человеком, и нас еще терзает страх, что эта уязвимость будет передана другим. Поэтому все люди держат маску, играют социальную роль. Это наша "защита".

Но такая защита ограничивает настоящий обмен опытом, т.е. наши переживания и анализ событий реально мы не сообщим другому. Просто перечислим факты. Наша роль и маска может быть такой, что мы даже самим себе побоимся признаться в реальных причинах наших мыслей и поступков. Очень трудно на самого себя объективно посмотреть со стороны чужими глазами.

Поэтому при общении мы не стремимся к открытости, а просто сталкиваем свои социальные роли. Мы не близкие люди. Но если появляется какая-то личная проблема, которая постепенно становится известна, и которая вытягивает за собой какие-то внутренние переживания, слабости и проблемы человека, то все может измениться. Теперь мы становимся ближе. Мы взращиваем близость. И главное в этом – доверие.

Отсутствие же близости приводит к тому, что и поговорить не о чем. Фактов не так уж и много. Только со своей молодежной компанией можно долго трещать о фактах, ведь абсолютно все проходит перед глазами. Взращивание близости приводит к тому, что есть о чем поговорить и с теми, кто не может быть рядом ежесекундно.

В традиционном обществе близкими людьми, которые обеспечивают обмен опытом, являются родные и друзья. У мамы и папы мы выросли на глазах, с сестрой или братом с детства вместе. Наши близкие друзья из долгого общения узнают о нашей жизни и рассказывают о своей. Действительно, ведь время, проведенное вместе и уж тем более откровенная беседа – это взращивание близости между нами. Наша способность анализировать и понимать мир расширяется опытом этих людей и опытом, который мы все почерпнули из книг. Близость расширяет наш мир, нашу вселенную.

Как-то так произошло, что в современном обществе нас отключили от опыта родителей и дедов – нам их советы кажутся идиотскими, т.к. нам загрузили другую программу, иные базовые понятия о добре и зле. Хоть опыт может быть и один, но выводы диаметрально противоположные, и мы друг друга не понимаем. Понимание может прийти только тогда, когда или они, или мы встанем на точку зрения другого. Это сделать можем только мы, т.к. мы молодые и гибкие и лучше знаем опыт родителей, чем они наш.

От друзей нас тоже отделили. Теперь лезть к другим в душу стало называться грузиловом и давлением. Вся дружба свелась к совместным увеселениям.

Читать тоже отучили.

Все, человек остался один на один сам с собой (и с телевизором). И вот на Западе появился универсальный "близкий" человек – психоаналитик. Он заменил родственников и друзей. Люди к нему приходят за деньги рассказать о своей жизни (ведь больше никто не хочет "грузиться"), и он готов дать им совет на основе прочитанного опыта других. Только так обычному человеку на Западе можно начать "нормально" анализировать действительность и совершать "нормальные" поступки.

Естественно, что разъединенные люди-атомы со временем перестают понимать друг друга, их мир сжимается, и они реагируют только на телевизор. Семья и общество разбиваются на крайне ограниченных (опыт только из шоу-ящика) и озлобленных (нет близости, значит, нет и доверия) индивидов, спаянных теленаваждением в толпу, массу. В такой массе кроме формально оцифрованных кредитно-денежных отношений других быть не может.

Разобравшись с проблемой в теории, предлагаю перейти к рассмотрению семьи с точки зрения доброго здравого смысла.

 

* * *

 

Давайте представим свой род в четырех измерениях. Нетрудно увидеть, что мы сами являемся лишь крохотным звеном в грандиозной цепи наших предков, уходящей в глубины веков на миллионы лет. И, возможно, на миллионы лет в будущее, кто знает? И даже на своем крохотном, но бесконечно важном отрезке мы пройдем все стадии родства: правнука, внука, племянника, сына, отца, дяди, деда, прадеда.[95] Эти стадии лишь обозначают наше смещение в родовой цепочке по оси времени, с подчеркиванием отношения к ближайшим отросткам (и есть еще куча слов для обозначения непрямого родства – свойства). Мы являемся частью своего рода, и весь род одновременно воплощен в нас. "В наших жилах та же кровь, что у дедов наших".

Но мы не просто ползем по оси времени, сменяя названия и социальные роли. Мы растем: сначала физически, потом духовно. И на каждом этапе должно быть правильное понимание своего места и социальной роли.

Итак, мы вступаем в жизнь маленькими беспомощными детьми. При этом в нас сконцентрирована надежда всей семьи на будущее.

В детстве мы еще ничего о мире не знаем, и нам абсолютно все интересно: от окурка на тротуаре до устройства Вселенной и смысла жизни. Это ощущение новизны держит в тонусе все наши чувства, и насыщенность впечатлениями растягивает наше субъективное восприятие времени (вспомните, как долго тянулась четверть в школе, не будем даже говорить о годе).

Почти полное отсутствие опыта и не привитые пока понятия о правильном и постыдном порождают активный поиск любой информации о мире и отсутствие страха (как невозможность правильно оценивать последствия своих действий). Неизвестность же представляется нам много больше, чем есть на самом деле, и почти все проблемы принимают у детей субъективно катастрофический масштаб. Взрослые ни в коем случае не должны отмахиваться от этих "проблем" как малозначительных, ведь для малыша они очень даже серьезны. Нужно без устали разъяснять все обстоятельства и направлять ребенка к правильному выходу или решению. Так идет воспитание, близость расширяет вселенную малыша. Взрослые должны показывать любовь, т.е. понимание.

Практически все вышеперечисленные особенности переносятся в подростковый возраст. Подростками мы физиологически и интеллектуально уже становимся взрослыми, но психологически и духовно – еще нет. Нам по-прежнему все интересно, время все еще тянется медленно, любые личные проблемы переживаются крайне остро. Действия становятся смесью страха (понимание возможных последствий) и безрассудства (незнание мира, уверенность в своей "взрослости"). Есть ощущение, что мы все можем, ведь "все может тот, кто ничего не делает". Начинается "доказывание своей взрослости" и отстаивание личной свободы через конфликт со старшими.

В принципе, я не ставлю перед собой задачу написать труд о подростковой психологии, отношениях отцов и детей или проблемах семьи и брака, так что пойду по методу, который мне как-то предложил мой дед в приложении к математическим задачам, но который на самом деле является универсальным способом мышления: "Запомни основные моменты, а дальше сам соображай". Так что выделим только краеугольные камни взаимопонимания в семье.

Итак, в ситуации неизбежного конфликта "подросток / старшие в роду" лишь одна принципиальнейшая мысль должна быть обязательно донесена до ребенка и им понята: родители любят своих детей и все делают для их блага. Это значит, что любое действие, запрет или стимул, которым родители воспитывают ребенка, направлено на достижение для подростка максимального блага как его понимают родители. Тут, на самом деле, необходимо усилие со стороны как младшего, так и старшего поколения. Молодежь должна очень четко осознать, что старшие им желают только добра, но зачастую отсутствие обмена информацией (плюс к этому иные базовые установки и иной, пусть и более богатый, опыт у старшего поколения) мешает им адекватно реагировать на окружающие молодых события, и любой информационный повод порождает разную реакцию у детей, их родителей и дедов. Происходит недопонимание, и советы и наставления старших, особенно в современной России, зачастую бывают совершенно неприменимы к реальности (непонимание ведет к невозможности дать совет в современной системе координат). А родителей нужно понять, как они нас любят, почему их советы иногда неадекватны, и все равно стараться с ними делиться и спокойно выслушивать их зачастую несуразные, но все же обычно очень полезные комментарии. Они хотят, как лучше. У них зачастую нет жизни, кроме детей (внуков). Мы – весь их мир. Наши успехи и горести – это их успехи и горести. Отключить старших от этого – лишить их жизни (а себя лишить их памяти и опыта)...

Но! Тут есть еще одна тонкость, которую очень образно выразил другой мой дед: "Знаешь, мне с моего 80-го этажа многие вещи лучше видны". Это к тому, что с возрастом мы набираемся базовых идей и опыта, причем последний совершенно уникален и бесценен. Представьте, сколько всего пережил, со сколькими людьми общался, сколько книг прочел, сколько фильмов просмотрел и передач прослушал и всего передумал человек за 80 лет!!! Да, молодые могут иметь лучшее образование и больший доступ к информации, но такой жизненный опыт ничем не заменишь! И молодые должны это также очень четко понимать. И даже больше – они просто обязаны в своих интересах просить самое старшее поколение рассказать о своей жизни, событиях и своих реакциях и мыслях по их поводу, проблемах и их решениях. Одно дело – прочитать книгу или посмотреть художественный фильм о войне, и совсем другое – послушать ветерана. Революция в учебнике и в рассказе прадеда – немного разные вещи. Эти личные воспоминания, разнообразные жизненные ситуации и опыт должны усваиваться молодыми, если они не хотят, чтобы ими манипулировали, как слепыми котятами, родства не помнящими. Нам несколько раз стерли историческую память и разбили связи между поколениями, и мы превратились в общество лишенных памяти идиотов.

Причем надо также понять, что у стариков в нашем времени жизни часто нет, они живут в прошлом. У них есть естественная потребность вспомнить времена, когда они были молодыми и свершали великие дела, и есть желание донести до молодых информацию об ошибках, которых они сами хотели бы в жизни избежать. Так что общение деда и внука – естественный союз.[96] Старшие получают от этого удовольствие, а младшие терпеливо выслушивают и наматывают на ус, понимая, что они совершают разумный (да просто необходимый!) и, главное, добрый поступок (доставляют радость старшим). Пусть даже рассказ мы уже 10 раз слышали… Попытаемся понять, почему он столь важен для нашего предшественника. Но сейчас стараться понимать среди одуревшей молодежи не принято, и мы от всего отмахиваемся (мы все, что не понимаем, привыкли списывать на глупость не свою, а того, кого не понимаем). Человеческая пыль, как же нами легко манипулировать!

Старшему поколению тоже следует сделать усилие и понять, что некоторые вещи, очевидные для них, вовсе не так очевидны в силу отсутствия жизненного опыта для их отпрысков. Так что во всех воспитательных программах вместо заботы о собственном благе подростки могут видеть признаки самовластия и зачастую даже прихотливого самодурства родителей. Пресловутое ощущение "взрослости" завышает самомнение, что ведет к нежеланию выслушивать старших (мол, "сами с усами", "да знаем уже"). При этом ребята естественно хотят свободы и независимости. Взрослые должны максимально помочь детям обрести независимость и самостоятельность, научить их ответственности. При этом необходимо не жалея усилий разъяснять им причины запретов и стимулов и объяснять все вероятные последствия дурных поступков молодежи. Именно разъяснять, а не применять насилие. Понимание развивает совесть, насилие – лишь формальное послушание.

И, главное, старшее поколение должно все время следить за изменениями в мире, чтобы оставаться с молодежью "на одной волне". Надо четко отдавать себе отчет в том, что кое-какие явления мы уже в силу возраста понять не можем, так что новое поколение порой лучше ориентируется и иногда лучше знает, как надо. И всегда и во всем оставаться с собой честными, чтобы под видом "блага" не понуждать ребенка исправлять наши собственные ошибки.

 

* * *

 

Самого острого накала проблема взаимоотношения поколений достигает в "точке разделения": период выбора рода занятий и выбора супруги, после которого молодой человек пускается в самостоятельное плавание.

В этот критический момент от родителей требуется вся возможная твердость, деликатность, терпение и мудрость. Ставки здесь уже столь велики, что любая ошибка порождает серьезнейшие последствия.

К 17 годам подавляющее большинство ребят еще не знают точно, чем хотели бы заняться. Если мало что знаешь о мире, как можно захотеть то, чего не знаешь?

Самый логичный путь – идти по стопам родителей. Во-первых, если они успешны в своей профессии, а в нас тот же набор качеств, то велика вероятность, что и мы достигнем успеха. Во-вторых, мы с рождения слышали от них рассказы о работе и хорошо себе уже и так представляем то, чему нам еще только учиться, плюс к этому в нашем распоряжении всегда опыт, знания, связи и помощь родителей. Это очень и очень немаловажно. Сын, идущий по стопам отца – это естественно.

Еще один логичный путь – выбрать модную профессию. Модная – это пользующаяся наибольшим спросом. Вообще, очень хорошо, если первый путь совпадает со вторым…

От родителей зависит, к чему подтолкнуть ребенка. Зачастую и сам выбор должен быть сделан ими же. Если наше решение не совпадает с таковым нашего сына или дочери, то нужно уметь красочно расписать все плюсы и минусы, переубедить.

Приглядывайтесь к ребенку – зачастую в нем есть такие качества, которые предопределяют самый неожиданный выбор. Все-таки самый правильный путь, в конечном итоге, следовать зову сердца. Плюс работа, работа и еще раз работа.

Но если с выбором профессии разумные доводы все же превалируют и достичь согласия относительно несложно, то с выбором супруга все очень непросто. Для всей семьи, вовсе не только для нас самих.

Вспомним образ лозы. Мы знаем, что ощущение нашей индивидуальности на самом деле лишь иллюзия, порождаемая взглядом на трехмерный срез четырехмерного объекта. Мы не являемся дискретными личностями, мы плотно связаны с нашим родом и, в конечном счете, со всем человечеством.

Биологически мы тоже ущербны, и не зря говорят про своего супруга "вторая половинка". Реальная единица человечества – вовсе не личность, а семья: пара мужчина плюс женщина.[97] Исключительно семья может дать потомство и позаботиться о нем. Только точка соприкосновения двух ветвей лозы дает начало ее дальнейшему росту.

Каждый из нас генетически состоит из мамы и папы, т.е. является новой формой линий семей отца и матери. Наши братья и сестры – это биологически мы сами, просто в них тот же набор родовых генов перекомбинировался иным образом, и мы не похожи друг на друга, как клоны. Глядя на сестру или брата, мы смотрим на самих себя.

Более того, существует еще и незримая духовная связь, ведь дети впитывают от родителей с самого рождения привычки, нравственные ценности, идеалы, нормы поведения, стереотипы и культуру мышления. Биологическая идентичность тесно связана с духовным родством, близостью.

Поэтому выбор партнера – это уже не просто прихоть наших животных страстей, а очень важный шаг, который повлияет на жизнь и развитие всего рода. И именно поэтому мнение родителей должно учитываться нами не меньше, а то и больше, чем наше собственное. Уж у них в этих вопросах точно опыта больше, чем у нас.

Нет ничего удивительного в том, что нашей семье не столько интересна еще несформировавшаяся личность нашего избранника, сколько личности его родителей и дедов. Ведь он – их кровь от крови, яблоко от яблони. Рано или поздно семейные черты проявятся, даже если сейчас за блеском юности этого не видно. Да и нам самим надо очень внимательно присмотреться ко всей семье и решить для себя, а нравятся ли нам эти люди? Ведь родители супруга только для нас являются как бы чужими, но для наших детей они станут родными дедушками и бабушками. Мы выходим замуж и женимся не на дискретном теле, а на всей лозе, и в этом надо себе очень ясно отдавать отчет. Все шутки про тещу и свекровь ("своя кровь", вдумайтесь!) – от небольшого ума.

Да и вспомним, что мы говорили о влиянии табака, алкоголя и наркотиков. Смотрите во все глаза на предков избранника, иначе занесете в детей измочаленную и изъеденную генетическую линию. Если женщина делала аборт или имеет детей от другого, то считайте, что дети от вас тоже будут не совсем и ваши.[98] Разведенные родители почти наверняка означают, что и ребенок не понимает семьи как сложно организованной целостности. Учитывайте образование, образ жизни, происхождение. Все и как можно глубже. Брать в семью безродную сироту – это игра в казино, все равно, что брать кота в мешке.

Наши родители все эти тонкости знают уже интуитивно из своего житейского опыта, так что прислушаемся к их мнению. Если существует стойкая неприязнь, то лучше отступиться. Мы ведь все равно остаемся частью семьи и нам ее помощь будет очень нужна для воспитания детей, так что конфликт в любом случае здорово испортит жизнь и нам, и избраннику, и обеим семьям. И, в конце концов, почти наверняка все равно разрушит наш союз.

Нам самим при выборе нужно очень четко понимать, что семья – это до конца жизни. Выбор делается навсегда.[99] Так что после года знакомства с кем-то нужно встать перед зеркалом и спросить себя: хочу ли я быть с этим человеком (подразумевая весь род) всю жизнь? Ответов есть только два: да и нет. Всякие там "не знаю", "и так вроде ничего", и "зато в постели хорошо", и "привыкли уже", и "лучше не найду", и "та семья поможет с квартирой" и прочая белиберда в том же духе, которая всегда лезет в голову – это всегда нет. Не надо себя обманывать: это нечестно по отношению к самому себе, своей семье и своим будущим детям. И раз ответ "нет", то продолжать кривляться, разыгрывая семейную жизнь, нужно немедленно прекращать. А если однозначно "да", то нужно немедленно организовывать свадьбу. Уклоняться от ответственности нехорошо. Уклонение от ответственности – это самый верный признак отсутствия любви.

 

* * *

 

Древние спартанцы полагали, что самый оптимальный брак, это когда мужу 30 лет, а жене – 16. Редко в истории встречалось более стабильное и здоровое общество, так что подумаем над их выбором. Известно, что наш организм перестает расти где-то в 25 лет, так что реально именно 25 лет надо бы сделать возрастом совершеннолетия. Человек окончательно формируется физически и находится в самом расцвете сил, наконец-то завершается формирование мозга и ум выходит из детского состояния. Духовное развитие начинается, по сути, только с этого возраста. Или не начинается вовсе.

Тридцать лет – это идеально сформировавшийся мужчина, полностью созревший и уже имевший время себя показать. О нем уже можно судить не только по внешности, но и по делам. При этом он все еще молод.

Шестнадцать лет – начало расцвета девушки (у славяно-арийских народов). Она уже готова стать матерью (ведь в то время учиться сидеть перед компьютером и шпалы укладывать от женщин не требовалось). При этом она еще так молода, что вредные привычки, естественное изнашивание организма, болезни и неблагоприятное воздействие биосферы почти ее не затронули. Это залог здоровья детей.

Да, тут определенно есть мудрость. Так что нам сегодня тоже нужно об этом задумываться. Поздние роды для женщины за 30 – это всегда плохо. Юноши до 25 лет – еще вообще ничто.

Итак, предположим, семья сформировалась, когда обоим 25-26 лет. Оба уже работают, но находятся лишь в низкооплачиваемом начале карьеры.[100] Как мы увидели выше, с детьми лучше не затягивать, так что нужен свой дом. Парадокс: необходимо работать или учиться ради карьеры и организации домашнего очага, и в то же время нужно рожать детей и сидеть с ними. Фундаментальное противоречие.

В традиционном обществе оно решалось просто и идеально: женщины сидели дома и занимались детьми и домашним хозяйством, а мужчины пахали в поле и на службе. Атомизированное гражданское общество предлагает свой вариант решения: ходите на работу и делайте карьеру и деньги, детей отложите на потом, а там у вас появятся деньги на оплату дома и нянечки. Поскольку денег на дом даже к 30-35 годам собрать практически нереально, услужливый банк предложит вам ипотечный кредит. Тут, правда, есть несколько подводных камней. Во-первых, заводить детей после тридцати для женщины плохо. Во-вторых, за дом, купленный в кредит, придется заплатить, как за 2, а то и 3 дома, т.е. с 25 до 45 лет, почти всю активную жизнь, вы будете рабом банка. В-третьих, нянечка – это уход за телом (и то неизвестно, какой), но вы теряете душу ребенка. Ему не нужны Барби и Трансформеры, ему нужны мама и папа.

Если все же в 25 лет вы решите создать семейный очаг и завести ребенка, то, обвесившись кредитами, вам ничего не останется, как идти зарабатывать деньги (в ущерб дальнейшей учебе). Все, забота о доме прекращает ваше развитие.

Родители, знайте, что прекращение эволюции вашего ребенка – это ваша убогая нищая старость. Чем дальше ребенок продвинется в своем развитии, тем выше он поднимется по социальной лестнице. И тем больше у него будет возможностей вам помогать.

Логика рода в современной России заключается в следующем. Дети образуют семьи и рожают внуков лет в 25-30, при этом родители по возможности помогают им с домом и берут на себя огромную нагрузку по заботе о внуках. Таким образом, деньги не вымываются из семьи в пользу банка, и ребята могут продолжать учиться и делать карьеру в то время, когда от них требуются максимальные усилия. Родители же еще находятся в том возрасте, когда они могут активно помогать, но при этом уже многое знают о жизни и более уравновешены, что благотворно сказывается на воспитании внуков. Дети развиваются и занимают достойное место в обществе, внуки подрастают, родители стареют. Появляются правнуки.

И ситуация повторяется. К моменту появления правнуков дети, скорее всего, достигли зенита своей карьеры, и могут спокойно переключиться на своих внуков и родителей, которые уже стали совсем старенькими и требуют заботы и внимания. Подросшие внуки в это время занимаются своим развитием, прикладывая максимальные усилия в учебе и на работе. Так идет жизнь, так развивается род из поколения в поколение.

Дети же каждую секунду должны понимать, сколь многим они обязаны родителям. Каждый, кто родит своего ребенка, поймет, сколько сил на него самого положили родители, когда он был таким же пищащим свертком. И никаких усилий, никаких денег тут не может быть слишком много, чтобы отблагодарить своих отца и мать. Дети ничего не могут требовать от родителей, потому что родители и так уже дали невообразимо много.

 

* * *

 

Несколько связанных близким родством семей образуют Большую семью, или род (династию). Несколько связанных дальним родством Больших семей объединены в народ (наш род). Народ расселен по определенной территории, имеет свою структуру взаимодействия (власть) и свои традиции (мораль и право). Так складывается понятие государства.

 

 

Государство и право.

 

Юристы наплодили несметное количество наукообразных теорий и концепций, раскрывающих историю возникновения и природу государства. Тут и происхождение из необходимости упорядочить ирригационные работы в древних земледельческих сообществах, и из подавления населения после захвата одного племени другим, и из разделения труда и расслоения общества на классы, и из разросшейся семьи. Уподобляли государство и человеческому телу, где все органы имеют свои функции, и Левиафану – библейскому чудовищу, изображаемому как сила природы, принижающая человека. Последний образ, кстати, был предложен нам уже хорошо известным Томасом Гоббсом и повсеместно внедрен в рамках концепций естественных прав и общественного договора.

Как мы помним, при создании теории возникновения государства Гоббс отталкивается от постулата о естественном состоянии людей "Bellum omnium contra omnes" («Война всех против всех») и развивает идею "Homos homini lupus est" («Человек человеку волк»). Люди, в связи с неминуемым истреблением при нахождении в таком состоянии продолжительное время, для сохранения своих жизней и общего мира отказываются от части своих "естественных прав" и по негласно заключаемому общественному договору наделяют ими того, кто обязуется сохранить свободное использование оставшимися правами – государство. Государству, союзу людей, в котором воля одного (государства) является обязательной для всех, передается задача регулирования отношений между всеми людьми.

Само собой получается, что государство-Левиафан, ограничивающее "естественные права и свободы", должно быть все время в узде. Совсем ликвидировать его нельзя, иначе цивилизованные свободолюбивые граждане, как видно из определения, тут же друг другу глотки перережут, но и дать ему усиливаться за счет прав и свобод людей так же не следует. Поэтому возникает доктрина государства-ночного сторожа, где единственной его функцией является присмотр за порядком, т.е. "честной мирной" конкуренцией, и ни в коем случае не вмешательство в экономику и прочее. В связи с ростом социалистического движения появилась концепция государства всеобщего благоденствия, где правительству все же позволяется немного ограничивать дикий рынок и перераспределять ресурсы от богатых к бедным, но с падением СССР она потеряла актуальность.

Как мы уже говорили, во всех этих подходах что-то от действительности есть, но в качестве единственно верного объяснения они смахивают скорее на идиотизм, чем на идею. Для приближения к пониманию государства нужно на него взглянуть с точки зрения сразу всех известных теорий и концепций. Да-да, тот самый пресловутый "плюрализм".

Впрочем, нас должны интересовать не досужие вымыслы законников, а трезвый взгляд на организацию нашего общества. Вот этим и займемся.

 

* * *

 

Самый главный вопрос: а в каких случаях нам вообще нужна отдельная структура управления? Вопрос, между прочим, вовсе не праздный. Если каждый ведет свое хозяйство и обменивает свои продукты на все необходимое у соседей, каждый сам обустраивает свой колодец, подъезд к дому, у каждого в доме оружие на случай любых посягательств, если мы сами выбираем между собой шерифа и совместно решаем на сходе общие вопросы жизнеустройства, то никакого государства нам и в помине не нужно. Эта мысль красной нитью проходит через всю идеологию коммунизма, либерализма и анархизма.

Т.е. любая проблема, если она непосредственно нас затрагивает, решается нами без всяких вопросов. Что тут думать? Для себя же делаем.

Но, предположим, стоящая перед нашим сообществом проблема непосредственно затрагивает лишь немногих. Например, нам нужна дорога до соседнего поселка. Нашему торговцу, почтальону и нескольким жителям, у которых там есть родственники, это очень даже интересно, но значительной части – нет. Зачем? Отродясь туда не ездили. Если вам когда-нибудь ставили домофон в многоквартирном доме, вы, наверняка, уже сталкивались с этой проблемой: довольно большому количеству жильцов это не нужно и денег давать они не желают, тем самым вынуждая остальных заплатить дороже за то, чем будут пользоваться все.

Но ненужность дороги – кажущаяся. На самом деле торговец сможет быстрее и дешевле обменивать и привозить нужные нам всем товары, некоторые смогут поселиться вдоль этой дороги поближе к своим полям или просто подальше от скученных людей, поселки станут теснее общаться, ведь они тем самым фактически становятся ближе друг к другу. Мобильность людей возрастает.

Как частные лица могут решать опосредованные задачи? Например, могут создать акционерное общество, когда все желающие вносят свой вклад в проект и таким образом получают право в будущем вернуть себе все затраты из той полезности, которая будет создана. Или же организуют систему касс взаимопомощи (страхование). Все участники периодически делают небольшие взносы и получают право в случае острой необходимости прибегнуть к собранным общими усилиями средствам. Оба эти метода позволяют концентрировать ресурсы общества на решение опосредованных задач.

Государство (как оно должно быть) – это структура, выполняющая функции концентрации усилий всех членов общества на решении задач, приносящих опосредованную пользу всем, и где всегда возникает проблема "отлынивания" части сообщества, что несправедливо перераспределяет тяжесть выполнения общего проекта на оставшихся участников.

В маленьком сообществе функции координатора таких усилий выполняются на общественных началах, т.е. в свободное время. С увеличением размера и сложности нашего государства требуются уже специальные люди, имеющие серьезные навыки и знания в области управления и функционирования сложных инженерных систем. Т.е. такие люди уже все время работают в области решения общих проблем, и общество берет на себя нагрузку по их содержанию.

Поскольку структура управления по определению имеет возможность заставить нас участвовать в своих затеях, т.е. может лезть в наши частные дела, мы должны свести ее функции и персонал к минимуму, ограничить кругом абсолютно необходимых общих дел, и запретить любое вмешательство в другие сферы. При этом аппарат управления также сводится к минимуму (ведь, по сути, они – непроизводящие, хоть и полезные, но паразиты). Государство должно быть тише воды, ниже травы.

Остается только определиться с тем, какие опосредованные общественные блага никаким другим образом, кроме как через государство, эффективно получить не удается.

 

* * *

 

В первую очередь это, конечно же, оборона и военная промышленность. Далее идет охрана общественной безопасности и порядка. Фундаментальная наука, образование и здравоохранение. Финансовая система и банки. Страхование и пенсионное обеспечение.

Добыча полезных ископаемых и связанные с нею отрасли: переработка нефти, выплавка металлов и т.д. Топливо и энергетика. Все структуры жилищно-коммунального хозяйства. Застройка городов и земельный реестр. Внешняя торговля.[101]

 

* * *

 

Я специально оговорился, что государство таким должно быть. Почему же оно перерождается в нечто иное? Ну, в разные эпохи популярны различные однобокие наукообразные теории, под которые система государственного управления и подгоняется, но есть еще и более общий принцип неуравновешенности: вера, власть и трансформация веры среди управленцев.

Все дело в функциях координатора общих проектов. Как мы говорили, с ростом нашей общины, нашего государства, выделяется отдельный слой управленцев, ничем иным, кроме координации общих усилий, не занятый, а остальные сородичи берут на себя нагрузку по содержанию такого квалифицированного специалиста. Решение о необходимости неких работ и их координации решает вся община сообща, управленца выбирают из самых способных и все вместе его содержат и договариваются между собой исполнять его распоряжения и рекомендации (ведь для того и была учреждена его должность). Управленец – часть целого, общины, и чувствует себя ответственным за всеобщее благополучие. Власть же представляет собой общее решение – народовластие.

Управленец – часть целого, но при этом поставлен вроде бы как над этим целым. Самое интересное, что довольно быстро он теряет ощущение необходимости "держаться группами, коллективно решать проблемы и вместе встречать невзгоды", ведь эти невзгоды как бы обходят его стороной: его содержит община, и в любом случае он получает свое содержание. Как мы говорили, появляется самоощущение индивида.

Управленец-индивид мыслит себя невероятной "звездой", его просто распирает от собственной значимости и образованности, он начинает смотреть сверху вниз на своих сородичей, усилиями которых он и стал таким знающим и незаменимым. К этому добавляется еще и агрессивная самоуверенность профессиональных военных, которых община содержит для самозащиты. Потеря веры, трансформация людей в индивидов очень быстро приводит к тому, что союз знаний координатора и силы защитника приводит к перевороту: теперь уже они осуществляют власть, а община у них в подчинении и обязана их содержать. Со всеми их прихотями, которых индивид "достоин". Община со временем разбивается на классы, которые уже вообще не помнят родства, и появляется то уродство, которое описано теориями Гоббса и Маркса…

 

* * *

 

При решении проблемы государственного строительства самое главное нужно уяснить простую мысль: государство – это мы. Так что кадры действительно решают все.

Из самой сути государства как концентратора всеобщих усилий вытекает, что оно оказывает услуги всему обществу на анонимной основе.

Русские люди, самое страшное, что мы можем сделать для себя и своей страны, так это попросить хорошего знакомого или знакомого знакомого "помочь нам получить то-то или зарегистрировать се-то". Если кто-то нам помогает что-то "сделать побыстрее без очереди", то мы – тупые скоты и паразиты.

Государственная машина может работать только на основе всеобщности. Вы – государственное должностное лицо и к вам обращается хороший друг или родственник за помощью. Да не вопрос, заходи, дорогой! Но! Иди вставай в общую очередь, и я с гордостью продемонстрирую тебе, как у нас все налажено и как мы быстро тебе все организуем.

Честь чиновника – хорошо отлаженная работа его учреждения. Все должно быть устроено так, чтобы не стыдно было посадить друга в общую очередь. Если же работа организована таким образом, что приходится искать пути в обход стандартной процедуры, то такой чиновник не только кретин и подлец, но и преступник. Это начало коррупции. Это сбой в работе, после которого машина государственного управления перестает выполнять свою работу и все разваливается.

Среди кавказских народов помощь другу или родственнику считается святой обязанностью, поэтому их семьи и общины крепко спаяны и успешны. И именно поэтому они никогда не создадут сильных государств. Чиновник сильного государства отправит друга или родственника в общую очередь, а для кавказцев это – оскорбление. Но принимать вне очереди – преступление и развал для государства. Занимая должность, мы исполняем свой долг (это только на "позиции" занимаются чем угодно). Кто-то может исполнять долг перед семьей, и у него крепкая семья, но русские исполняют долг перед государством, т.е. перед всеми, и у нас сильное государство.

Вдумайтесь: государство – это мы. Чиновники – это мы. Нет никаких "плохих чиновников" и "хороших нас, простых людей"! Эти самые "плохие чиновники" – наши с вами соседи, друзья, братья, отцы и дети! Продажный ГАИшник – это реализация нашего желания нарушить правила, а потом сунуть деньги и не отвечать за проступок. Коррупция – это реализация нашего желания все сделать побыстрее через "своих" и нашего нежелания попытаться что-либо исправить. Мы сами уничтожаем общее дело. Любой, кто участвует в процессе "ускорить и подмазать" – кретин и подонок. И слабак.

Именно поэтому кадры решают все. И именно поэтому форма правления не имеет почти никакого значения. Умные, порядочные и добрые люди создадут государство для всех и при рабовладельческом строе, и при монархии, и при коммунизме, и при режиме сдержек и противовесов. Им, в принципе, вообще никакая определенная форма не нужна – они сами спокойно между собой обо всем договорятся и скоординируют усилия. Хитрые же, ушлые и злобные индивиды найдут способ урвать и растащить общее достояние абсолютно при любой организации государственной власти. Хваленые сдержки и противовесы современной демократии ничуть не мешают воровать и уничтожать общественное богатство в невообразимых объемах. Форма правления, т.е. способ рассадки управленцев, ничего не решает.

А вы, друзья, как ни садитесь,

Все в музыканты не годитесь.

Нам нужна не реформа, а откровение.

 

* * *

 

Впрочем, можно и в организации кое-что подправить. Точнее, внести корректировки нужно в первую очередь в головы, а реальность сама постепенно изменится.

Почему действия федеральных войск России во время войны в Чечне были неэффективны? Ответ прост – гибкость. В мощной структуре с вертикальной централизацией наблюдаются склеротические процессы: пока сигнал снизу добежит по всем уровням наверх, там будет принято решение, каким образом реагировать, этот сигнал будет спущен по всем уровням вниз и армия начнет двигаться, чеченские боевики уже все успеют взорвать, и след их давно простыл. Сами сепаратисты вынужденно использовали партизанскую тактику, т.е. действия небольшими разрозненными отрядами, объединенными не командованием, а целью. Т.е. каждый боец на месте сам определяет, как ему действовать для достижения цели. Это горизонтальная структура управления.

Любая попытка "укрепить вертикаль власти", будь то в рамках частной компании или в масштабах всей страны, неизбежно ведет к запаздыванию реакции и порождению целых слоев паразитирующих управленцев-попугаев, занятых исключительно ретрансляцией сигналов снизу вверх и обратно. Причем с ростом размеров вертикальной структуры склеротические проявления нарастают.

Раз уж мы ведем разговор о государстве, т.е. по определению самой большой системе управления, то эта логика касается его в первую очередь. Должен быть не единый центр принятия решений, а единая цель и единый набор методов решения поставленных задач. Система должна быть максимально децентрализованной. Единство при этом будет поддерживаться не централизацией принятия решений, а обменом информацией и координацией совместных усилий (ведь государство по сути своей и есть ни что иное, как средство концентрации и координации усилий всего народа).

И для этого необходима максимальная прозрачность во всем. Каждый должен четко понимать что, как и для чего делается. Та самая пресловутая "гласность". Неизвестность – питательная среда для эгоистичной подлости и лжи с одной стороны, и для недоверия и страха – с другой. Эгоизм и страх – основа, на которой прорастает зло. Так что подход к таким понятиям, как государственная и коммерческая тайна должен быть самым серьезным образом пересмотрен. Мы можем хранить в тайне только то, что касается исключительно нас самих. Как только вопрос затрагивает других людей, ни о какой тайне и речи быть не может. Недоступность информации порождает неэффективность. Более того, государственная тайна, как показывает практика, мало обманывает профессиональных шпионов противника, зато отлично служит для сокрытия от населения неэффективности управления и нежелания поддерживать в рабочем состоянии и развивать элементы обороны и безопасности страны.

Коммерческая тайна – почти всегда прикрытие схемы обмана. Обман позволяет максимизировать прибыль. Технологическое копирование сложно и его часто легко отследить, так что тут скрывать нечего. Коммерческая же тайна обычно прикрывает банальное мошенничество.

Кстати, вопрос о сокрытии общественно значимой информации и формировании структуры власти плавно подводит нас к еще одному интересному вопросу: а как же на самом деле выстраивать системы управления среди русских людей?

 

* * *

 

Это действительно интересный вопрос. Из области чистой философии он обычно быстро переходит в теорию государства и права и начинает серьезно влиять на жизнь общества.

Начнем с аксиоматического утверждения: все народы разные. Не в смысле одни лучше, другие хуже, а просто разные. И совершенно не случайно в нашем вопросе говорится именно о русских людях.

Так уж исторически сложилось, что со времен Петра I Россия находится в фарватере западноевропейской культуры, что оставляет совершенно отчетливый отпечаток на русском искусстве, литературе, философии, теориях государственного строительства и правопорядка. Вся наша наука – западная. Культура – западная. Философия – западная. Теории, положенные в основу экономики, государства и права – тоже западные.

Есть одно "но". Наш ум и дух – не европейские.

Попытка втиснуть русский дух в европейскую культурную форму приводит к определенным нестыковкам и конфликтам, которые мы можем наблюдать через всевозможные общеизвестные "истины": загадочная русская душа, "умом Россию не понять, в Россию можно только верить", русские дураки и дороги, "кто виноват и что делать" и т.д. Наша музыка хоть и классическая европейская, но почти всегда угадывается даже без специального музыкального образования, что композитор – русский. Наша философия все время пытается выйти за рамки европейской традиции и вместо изучения вопросов идеализма, материализма, гносеологии и т.п. ищет некий "особый русский путь". Наша литература, если разобраться, поднимает вопросы, очень редко затрагиваемые в индивидуалистической культуре Европы. Допустим, наш Достоевский и француз Камю только с виду размышляют об одном и том же… Ну, а с экономической и государственно-правовой теорией у нас и вовсе все очень плохо: точное следование передовым западным образцам с известными результатами в практическом применении и сетованиями на "неправильный" русский народ. В чем же причина?

Мы очень любим смеяться над тупостью американцев. На самом деле, средний русский человек всегда поражается "тупости" почти любого среднего жителя Западной Европы и Северной Америки.[102] И это правда, только говорить ее вслух как-то неудобно, потому что нам будет нечего возразить на их извечное: если вы такие умные, почему вы такие бедные? А ведь и правда: почему?

Самое смешное, что именно потому, что умные. Или "умные", это смотря как посмотреть.

Западная культура берет свое начало в философии Древней Греции, которая стала развиваться по рационалистическому пути. С приходом христианства она качнулась в сторону идеалистического мистицизма, но после Возрождения уже более 500 лет уверенно идет дорогой рационального механицизма, внедряющего в сознание широкой массы людей материализм. Если говорить человеческим языком, то европейцы строят свою культуру на основе науки и рациональности. Ученые создают машины, мыслители ищут идеальную рациональную форму и структуру для организации общества, государства, экономики, психики человека, семьи и т.д. В общем, это очень хорошо, и они реально добились колоссального успеха. Но цена этого успеха – структура мышления среднего человека. Чтобы встроиться в рациональный механизм западного общества, человек должен стать составной частью, винтиком, этого механизма.

И рациональный подход к формированию личности, счастливой в этой машине, привел к тому, что на Западе нет образования, а есть специализация. Мы выше уже говорили, что это такое. Человек начинает разбираться в своей узкой сфере и не знает почти ничего о мире вокруг. Это просто поразительно! Разговариваешь с их очень образованными и состоятельными специалистами-бухгалтерами, брокерами, юристами, и просто диву даешься, когда разговор заходит об истории, философии, технике… да о чем угодно, выходящем за рамки их узкой специализации! При этом они хорошие профессионалы, очень этим гордятся и счастливы на своем месте. И не суются в другие области. Лампочка перегорела? Позову электрика. Туалет потек – позову сантехника. Носок продырявился – отнесу портному или куплю новый. Идеально! Более того, все себя ощущают реально винтиками-индивидами, ведущими конкуренцию. И такими людьми можно легко управлять. Именно поэтому все эти сдержки и противовесы у них так хорошо отлажены.

Но не надо думать, что там все тупые. Конечно же нет! Есть 2-3 процента обеспеченных семей, которые дают своим детям полноценное всестороннее образование в закрытых школах и институтах исключительно для целей управления таким общественным механизмом. Есть одно "но" – западная элита находится полностью под влиянием иудо-английской доктрины мироустройства, о которой мы подробно говорили. Нет никакой французской, немецкой или испанской элиты – она вся формируется по английским лекалам, срисованным с иудейских. Франция, например, перестала быть суверенной страной в 1815 году, после наполеоновских войн. Нет, она потом зубы вроде бы показывала во времена Наполеона II и Шарля де Голля, но реально уже во всем ориентировалась на Англию. После 1871 года все внешнеполитические инициативы Франции согласовываются с Лондоном, а теперь с Вашингтоном. Германия, Италия и Япония потеряли суверенитет в 1945 году, и это только кажется, что они ведут свою игру.[103] Вся элита этих стран учится в Англии или США или же у себя дома по англосаксонским программам. Россия после 1991 года тоже в этом отношении стремительно становится похожа на Запад.

Но все же мы другие.

У нас часто подсмеиваются над выражением "ты что, самый умный?", углядывая в нем исконно русскую нелюбовь к умным и энергичным свободным личностям. На самом деле это является самым вопиющим индикатором нашей несовместимости с Западом.

Что такое "самый умный"? Например, на шоссе пробка, все стоят. Самый умный говорит себе, что на встречной полосе никого же нет, так что он может, "никому не мешая", проехать, и это пусть глупые лохи стоят. Если въезд на парковку один, а выезд – другой, но самому умному нужно обязательно на дорогу, прилегающую к въезду, он, "никому не мешая", ломанется выезжать через въезд. Самый умный с криком "мне только справку отдать" бросится в кабинет врача, игнорируя очередь из 30 "тупых лохов". "Самый умный" считает, что правила писаны идиотами и не для него, что он выше этого и остальных людей, которые этим правилам следуют. Это психология уголовника. Или бестии.

Но с другой стороны, мы никогда не позовем электрика или сантехника, а пойдем сами посмотрим и постараемся исправить. Возможно, сделаем хуже, но, скорее всего, починим. Наш авиационный инженер разбирается не в шасси или крыльях, а и в том и другом. Наш специалист по охлаждению ядерного реактора все же знает не только устройство системы охлаждения, но и как в общем работает этот самый реактор. Да и вообще у нас все, от бомжа до академика, философы.

Что во всех этих случаях общего? Нежелание быть винтиком, стремление к свободному абстрактному мышлению и любознательность. Нежелание буквально следовать непонятным ограничениям всевозможных правил и инструкций.

В этом наша очевидная слабость и не менее очевидная невиданная сила. Если механизм или общественный институт запрограммирован на определенную работу и необходимо лишь тупо его обслуживать, все наши "полеты мысли и поиски оптимальных решений" серьезно вредят делу. "Сказано же: отсоедини здесь, протяни провод там и нажми вот тут! Ты какого хрена это сунул сюда???! – Ну… Я думал, что поскольку это работает так-то, то глупо как-то столько тянуть провод, можно и просто сюда сунуть…" Это иллюстрация того, почему наш ум приводит к тому, что все у нас "хотели как лучше, а получилось как всегда".

С другой стороны, наше общество обладает невиданной устойчивостью. Если люди много чего знают по смежным областям и вообще о мире, то выход из строя механизма или потеря специалиста моментально компенсируются обществом. "Так, квалифицированного инженера у нас нет… Что делать будем? – Ну… Я думаю, что поскольку это работает так-то и так, то скорее всего нужно провод протянуть там, отсоединить здесь и, кажется, нажать вот тут…" И все продолжает работать, хотя на Западе уже была бы гарантированно обеспечена катастрофа или паралич всей системы. Поэтому умом Россию понять трудно, особенно западникам[104], зато нам самим легко в нее верить. Мы очень сильны. На самом деле сильны.

Наши проблемы с государством, правом и экономикой напрямую связаны с вышеизложенным. Мы берем чертеж западной рациональной системы и внедряем ее у себя. И в ход идут "самые умные", которые не дают ей нормально работать, зато они же подхватывают разваливающийся механизм и продолжают осуществлять необходимую функцию.

Для нашего народа не подходят западные чертежи. В принципе. Наш народ не хочет тупо быть винтиком и самодовольно упиваться своей тупостью. Более того, мы ведем рассуждения, отталкиваясь от коллективного добра, что в корне противоречит логике индивидуального зла, заложенной в западные системы. Это фундаментальные противоречия.

Да, но почему же тогда такой умный народ делает столько идиотских ошибок??!

Ну, во-первых, как мы уже сказали, поглядывать, что там у них и как, конечно же, необходимо, но жить надо своей головой. Чего мы всеми силами стараемся избегать…

А во-вторых, западная система образования. Пусть нас ругают за слишком "общие" знания и подготовку в ущерб "практической специализации", но на самом деле наша система обучения взята с Запада. И, как это ни парадоксально, нас готовят "слишком специально".

Волей-неволей, но мы затачиваем детей под специальность, попутно пытаясь что-то рассказать о других областях знания. Впрочем, "непрофильные" предметы не очень-то обязательны и ребятами обычно игнорируются. Наш ум и дух обтесывают под западный чертеж, но "кипит наш разум возмущенный" и все время "как тесто, вылезает из кастрюли".

Нас неплохо обучили своей специальности, мы сами кое-как нахватались обо всем понемногу (но на самом деле недостаточно), и выходим в жизнь. И часто думая, что понимаем что-то, лезем в другую область с "оптимизацией". Это и есть ошибка, сродни "кризису специализации". Нас недостаточно учили думать, и это нас часто подводит. Должна быть в корне пересмотрена система образования в России.

И необходимо в корне менять систему управления. Методы обмана и манипуляции всегда хороши для тупого общества, но для умного – только первое время. Мы уже много раз обжигались, и начинаем понимать, как работает система управления через ложь. И эта система разваливается.

Зато русские абсолютно спокойно принимают любые ограничения, если их вменяемо объяснить. Русские хорошо управляемы правдой. И кривдой до определенного предела. Например, Сталин призвал к индустриализации, иначе стране конец. И народ откликнулся. Не надо говорить, что только принуждением – это ложь. Народ понял задачу, и начал творчески ее решать. Помните, классический кадр из фильма про войну: русский человек сокрушенно вздыхает "да разве б мы не постарались еще больше, не ограничили себя еще в чем-то, если бы товарищ Сталин сказал, что армия еще не готова"?

Сейчас можно наблюдать опыт по управлению кривдой. Русские совершенно спокойно принимают и даже поддерживают разрушение промышленности, увольнения и т.д. под очень "убедительные" и наукообразные рассуждения о "повышении эффективности", "росте ВВП" или "кризисе". Вздыхают, но терпят. Западники возмущаются: русские – в душе рабы! Надо протестовать, выходить на улицы! Каждый за свой кусок должен драться и грызть глотки! Но русские думают, что "повышение эффективности" и "рост ВВП" помогут стране и всему населению, поэтому каждый свою личную трагедию терпит. Терпит, потому что верит в кривду.

 

Система управления в России должна строиться на правде.[105]

 

На Западе это реально невозможно: на каждую просьбу затянуть пояса ради общего блага они отвечают, что каждый сам за себя и мне плевать на всех остальных. Пусть сами выбираются. И западники очень хорошо принимают ложь. Поэтому их система управления держится на обмане и насилии. И это нормально. Для них, но не для нас.

 

* * *

 

Выше мы говорили о том, что форма правления в государстве не имеет почти никакого значения, ведь сущность управления задается духовными и интеллектуальными качествами руководителей, а вовсе не способом их рассадки. Однако…

Кто бы что ни говорил, но общее единогласное решение – самый правильный способ управления. Проблема изучается и обсуждается до тех пор, пока все не соглашаются с одним из предложений или же не вырабатывается нечто новое, устраивающее всех. Люди должны прийти к полному взаимопониманию и согласию. В огромном сообществе, например среди 140 млн. русских людей, согласиться должно, по крайней мере, подавляющее большинство.

Однажды на лекции по Истории политических и правовых учений нам показали хороший пример народовластия. Лектор взял мел и провел на доске черту. А потом предложил всем желающим сказать, какой она длины. Мы, разумеется, начали голосить: 35 см! 45! 57,5! Метр! Последнее, кстати, крикнул я, полагая, что лучше других оцениваю масштаб и перспективу.[106] При этом лектор удивленно вскинул брови, но молча записал и такой результат... Много разных вариантов дали, так что в конечном итоге получился ряд чисел. Их сложили и поделили на количество вариантов, т.е. вывели среднее значение. Получилось что-то вроде 53 см.

А потом преподаватель взял линейку и измерил черту на доске. Вышло где-то 47,5 см.

Да, конечно, был один из нас, кто сказал 47 или 48 см. В данном случае, если бы решал он единолично, то принял бы оптимальное решение. Ведь демократия дала маху аж на 6 см!

Но! Ведь были варианты от 24 до 100 сантиметров, и где гарантия, что наш гипотетический единоличный руководитель будет тем, кто назвал правильный ответ, а не одним из придурков с ответами 24 и 100? И где гарантия, что, получив правильный ответ в этой ситуации, он не даст маху в другой? Решение одного человека подобно научной концепции: зачастую быстро и эффективно[107], зато однобоко и рано или поздно ведет к серьезным просчетам и ошибкам, так как не способно учесть множество факторов.

Народовластие, т.е. коллективное принятие решения, позволяет учитывать множество нюансов, принимать более взвешенное и стабильно полностью или почти правильное решение.

Спрашивается, почему же тогда это нигде не работает???

Ну, во-первых, все же работает. Сейчас трудно себе представить решения в стиле Петра I (всем брить бороды, иначе на дыбу), Павла (никаких ярких цветов, всем ходить в униформе) или Аракчеева (когда в военных поселениях выстраивали парней и девиц в две шеренги, и начальник сам назначал, кто чьим будет мужем и женой).

Во-вторых, в наше время всем навязано какое-то странное представление о равенстве. Разве мы доверим металлургу хирургическую операцию, а воспитателю детского сада управление боевым кораблем? Нет. Но вот проституткам подавать свой голос при решении вопросов семьи и брака позволено, так же как разрешено учитывать мнение уголовников при выборе государственного устройства и руководителей. Абсурд! Конечно же наши голоса не равны! Должна существовать система, учитывающая заслуги человека перед обществом и наделяющая его соответственно большим количеством голосов.

Например, право участия в голосовании должно по умолчанию даваться всем с 25 лет, когда юношеский угар идет на убыль, а мозгов и опыта набирается необходимый минимум. Отслужил в армии – плюс 1 голос. Высшее образование – еще один. Кандидат наук – еще один. Доктор – еще. Дополнительные голоса должны отмечать важные вехи и достижения: офицерское звание, генеральское звание, каждые 10 лет продуктивного труда, отмеченный орденом успех, создание семьи, рождение детей и т.д. Голоса набираются, и к 25 годам можно уже прийти с солидным багажом. Судимости же, занятие проституцией, сексуальные извращения должны влечь за собой лишение избирательных прав полностью. Таким образом, мы сконцентрируем право принятия решений у самых выдающихся, ответственных, зрелых граждан нашей страны.

В-третьих, демократия все никак "не складывается" по банальной причине отсутствия людей с демократическими убеждениями. Либеральная уравниловка имеет целью вовсе не сделать всех равными, а превратить в монолитную безмозглую эмоциональную толпу, которой можно спокойно управлять, умело играя на ее глупости, инстинктах и стереотипах. Худших всегда большинство, и мнение мудрых людей гарантированно тонет в безответственных порывах толпы. И это в корне антидемократический подход.

Обратим внимание, насколько на самом деле тоталитарно мышление "либералов" и "демократов": "другой альтернативы нет"; "конец истории"; возражения по поводу правильности рыночных и прочих реформ отметаются с ходу; "демократы" открыто декларируют, что народ слишком глуп и ошибается, сам не ведает своего счастья… Парадокс. Так что давайте разбираться…

Вспомним, что издревле человек ощущал себя частью чего-то большего (семьи, рода и т.д.), поэтому ему приходилось соизмерять свои прихоти и страсти с нуждами общности людей, к которой он принадлежал. А это можно сделать, только выяснив мнение по конкретным вопросам у других членов того же сообщества, скоординировав с ними совместные действия. При этом раз каждый отдельный человек является частью единого целого, то такое общество условно представляется в виде шара, в центре которого находится Бог: все люди находятся на окружности вокруг центра, и все равны между собой перед Богом. Да, есть отдельные люди, которые продвинулись ближе к центру, стали ближе к Богу, но при этом они все равно равны с другими людьми. Такое понимание своего места в мироздании и является основой любого народовластия: все равны, пусть даже и есть среди нас более опытные и мудрые, и мы будем совместно решать вопросы, касающиеся существования нашей большой общности. Люди спрашивают друг у друга совета и помогают друг другу.

А теперь представим, что творится в голове у индивида. Если каждый сам за себя, а жизнь – это борьба, то люди автоматически делятся на лучших и худших. Индивид признает, что есть кто-то ниже него, но есть кто-то и выше. Если выживает сильнейший, то целью существования становится попытка забраться как можно выше по воображаемой лестнице. Такое общество условно представляется в виде пирамиды, в которой люди всеми силами карабкаются наверх. Тут нет никакого равенства: снизу находятся презренные неудачники, сверху – вожделенные сильные личности, самые хитрые и жестокие победители, и даже на одном уровне пирамиды нет равных, потому что каждый по отношению к другому является лишь потенциально высшим или низшим, конкурентом в отчаянной борьбе за место под солнцем. Более того, каждый уверен, что он индивидуален и неповторим настолько, что у него нет и быть не может схожих с ним, равных ему других индивидов. Советоваться с конкурентами глупо, соизмерять с ними свои действия еще глупее; с низшими советоваться не о чем, а высшие сами с тобой советоваться не будут. Сверху идут приказы тебе, а от тебя идут приказы вниз. Только так. Индивид видит себя частью такой пирамиды, и его сознание строго тоталитарно. Он мыслит только приказами. Он признает право высших отдавать себе приказы и всячески над собой издеваться, и в то же время считает допустимым отдавать приказы низшим и всячески издеваться над ними. Современная психология называет это садомазохизмом. И такая структура мышления, такой взгляд на общество абсолютно антидемократичен. Тут никто никого ни о чем спрашивать не собирается, ну разве что каждый подглядывает за соседом в поиске ответа на вопросы: где и как можно что-то урвать, как пролезть повыше, как притопить конкурента и т.д. Именно поэтому современные поборники общечеловеческих ценностей, индивидуальных свобод, либерального рынка и западной демократии столь явно антидемократичны. Отсюда, кстати, плавно вытекает и следующая проблема, а именно отсутствие выбора в современных "демократиях".

Итак, в-четвертых, современная "демократическая" система работать не может, потому что на самом деле никакого коллективного принятия решений нет и в помине. Ведь разве с нами советуются, что и как делать? Нет. Просто просят сказать "да" или "нет", т.е. согласиться или отвергнуть уже готовое решение неких невидимых сил. С. Г. Кара-Мурза в этом отношении выделял векторные и скалярные величины. Грубо говоря, людей никто не спрашивает, куда идти (вектор), максимум предлагают определить, с какой скоростью (скалярная величина) двигаться по уже выбранному кем-то пути. А реальное, принципиальное решение о том, как будет строиться жизнь, принимается составителями повестки дня для голосования. Народ ничего своим выбором на самом деле не решает, ведь решение уже принято кем-то до голосования. Мы можем до бесконечности выбирать между клубничным и ванильным йогуртом, но никогда не сможем перейти к реальному выбору между йогуртом, сыром, мясом, овощами или вообще чем-то другим. Это дьявольский выбор, иллюзия самостоятельного решения.[108]

И, наконец, в-пятых, проблема очевидна. Масштаб. В древности люди полагали, что народовластие возможно только в небольших сообществах. Аристотель, между прочим, считал, что максимально возможный масштаб для демократии – один город (полис) в 10 тыс. жителей. Объяснение этому феномену дано в книгах "Проект Россия" и Д. Неведимов "Религия денег". Если коротко, то проблема состоит в невозможности адекватного обмена информацией, необходимой для правильного выбора, в гигантских по территории и населению странах: люди на самом деле не могут ознакомиться с идеями и личностями кандидатов и просто голосуют по советам из телевизора или других средств массовой информации.

Что мы знаем, например, о Путине? Мы когда-нибудь с ним на кухне разговаривали по душам? Мы знаем, где и как он рос, как учился? Видели, как он работает с лопатой в поле (реально работает, или за пивом бегает, или сидит в сторонке типа как самый умный)? Кем были его родители? О чем он думает, о чем мечтает? Чего хочет, какие у него увлечения? Какой у него План? Да ничего мы не знаем! Ну и как в таких условиях вообще можно что-то выбирать? Это всегда покупка кота в мешке.

Чтобы создать иллюзию узнавания, нам начинают крутить по телевизору рекламу человека, ничего общего с действительностью не имеющую. И реально мы должны голосовать за фальшивый виртуальный образ, потому что других вариантов познакомиться с кандидатом и узнать его у нас просто нет.

Получается, что мы выбираем... реально не зная, что и почему надо выбирать. Голосуют по принципу: "О! Я видел его в тельняшке на истребителе, и он говорил типа мочить в сортире! Круто! Наш чувак, пойду за него голосовать".

И это даже не смешно. Это жутко страшно. При такой системе власть автоматически переходит к тем, кто контролирует СМИ (ведь главное – создать нужный образ, фантом, который понравится людям). А это всегда деньги (нет ничего более лицемерного, чем выражение "свободная пресса"). В мире нет демократии, в т.н. "странах свободного мира" правит маммонизм[109] под маской народного избрания.

Но народовластие возможно. Сегодня это возможно. Современные средства связи делают все 140 миллионов русских людей как бы сидящими в одном зале (с точки зрения информационной войны все население через телевизор считается превращенным в единую толпу). Мы можем информировать людей должным образом, обмениваться новостями, и реально можем сами оценивать информацию и принимать какое-то решение.

Да, это требует времени, воли и серьезной ответственности людей. Но это возможно.

Кстати, полная бездумность, безволие и безответственность людей за свои поступки – это шестая, и, возможно, самая фундаментальная причина, почему современная "демократическая" система больше похожа на метод стимулирования скота, чем на способ самоорганизации людей. Ведь человек отличается от животного осознанностью своих действий, бытия. Из этой осознанности вытекает способность человека предвидеть последствия своих поступков, и, таким образом, отличать добро от зла.[110] Но мы живем бездумно, одними эмоциями и стереотипами, из этой бездумности вытекает наша полная безответственность за необдуманные поступки. Люди оскотинились, и власть перешла к волевым животным – бестиям. Которые все решают сами, справедливо считая нас неспособными на самостоятельные осмысленные действия. Путь к народовластию, т.е. истинной свободе, лежит через серьезную работу над собой, через глубокую духовную эволюцию.

Так что хватит мечтать о том, что придет сильный лидер и все сделает за нас. Нет, нам никто ничего в этом мире не должен и никто за нас ничего делать не будет. Максимум такая энергичная и волевая бестия по ту сторону добра и зла нас заставит работать на себя и даст пайку в зубы, чтобы не сдохли. Мы же не хотим быть животными, обменивающими свою свободу на гарантированную (и то по желанию сверху) миску помоев?

И для начала нужно понять одну простую вещь: политика – вовсе не грязное дело. Политика – искусство возможного. Чего? Да всего, что связано с человеческими делами. Политика – это просто другое название межчеловеческих отношений. Точнее, системы упорядоченных тем или иным образом отношений. Ведь политикой мы называем просто процесс выбора цели и поиска методов ее достижения. Например, трехлетний ребенок ставит цель "заполучить машинку, как у Васи". Далее идет подбор методов: выклянчить у родителей; заработать; попросить у Васи; обменять; отобрать или своровать. Возможно, это еще не очень осознанно, но это уже политика. А ведь может быть и совсем другой уровень. Например, ставится цель "уничтожить Россию как геополитического конкурента", и выбираются методы: задушить блокадой; объявить войну; натравить на нее соседей; разжечь внутреннюю смуту; убить или купить неуступчивого правителя; растлить и уничтожить население через спиртное, табак и наркотики и т.д. Взвешиваются возможности, оцениваются риски, и планируется ряд мероприятий под общим названием "политика в отношении России". Все эти варианты взаимодействия между людьми (и группами людей), начиная от маленьких женских хитростей и заканчивая глобализацией, и есть политика. Политика – это способ сосуществования людей. Политика – это вся наша жизнь в социуме. Отношения в семье – это политика (выбранный образ поведения с родными), отношения на работе – политика (форма общения с сослуживцами), воспитание ребенка – политика, организация управления в доме или дворе – политика. И так далее по нарастающей. Короче, политика сама по себе не может быть грязной или чистой, ведь это просто процесс, способ. Инструмент организации и достижения целей в мире людей. Примерно как нож. Сам по себе не плохой и не хороший. Он может быть удобным и полезным инструментом, а может превратиться в оружие грязного разбоя и насилия. Все зависит от человека, который им пользуется.

Итак, все мы занимаемся политикой, только на разном уровне. И по-разному. Ведь цель "создать крепкую любящую семью" требует одних методов, а вот цель "трахнуть пару клевых телок" – совсем других. Человек выберет первое, либеральный индивид – второе. И методы у них будут соответствующие. У одного политика будет направлена на взращивание близости и любви, у другого превратится в бесконечный набор всевозможных грязных трюков, обмана, различных схем по пусканию пыли в глаза и т.д. и т.п. Грязь в душе нелюдя и порождает грязную политику. Грязные цели требуют соответствующих методов их достижения. Политика нелюдя очень часто укладывается в максиму "цель оправдывает средства".

Цель "прокормить себя" доступна каждому, но вот "позаботится о семье" – уже не всем. Еще меньше людей готовы взяться за "организацию порядка и чистоты во дворе", еще меньше за "налаживание жизни целого поселка или города". С масштабом цели растет как сложность методов, так и степень ответственности. Порядочные добрые люди очень часто страшатся такой ответственности, боятся не справиться и подвести коллектив. Отсюда традиция русских людей призывать на царство, когда предполагаемый кандидат должен два раза категорически отказаться. И только на третий позволяет себя уговорить. Взять на себя ответственность за жизнь общины и судьбы многих людей – безмерная тяжесть. Никто не захочет брать ее на себя добровольно. Никто. Кроме нелюдей…

Вот мы и подходим к сути. Возьмем любую общественную или государственную должность. Человек, чувствуя единство со своим народом, принимает на себя ответственность за него и исполняет свой долг. А долг его состоит в том, чтобы, преодолевая все трудности на пути ко всеобщему благу, упорядочить вверенный ему участок работы. Это нелегкий труд, и лишь немногие считают себя способными и готовыми взвалить его на себя. Индивид же, заботясь исключительно о собственном преуспеянии, занимает позицию как возможность получить влияние на людей с целью личного обогащения. Он не только не боится лезть наверх, но даже наоборот, всецело к этому стремится, потому что сложности и ответственность его не пугают: он ведь не чужие проблемы пришел решать, а немного подзаработать. А для этого особо вникать в суть вверенной работы и переживать не нужно. Само как-нибудь устроится, а "после меня хоть потоп". Ну и что, что школа, больница, экономика и армия в результате его деятельности развалились? Зато он при деньгах живет на курорте. А проблемы других лохов его не интересуют – это их, неудачников, личное дело. Каждый должен позаботиться о себе сам.

Вот так наша глупость, трусость, слабость, эгоизм и нежелание взваливать на себя тяжелую ношу упорядочения общественного пространства привели к засилью наверху всякой мрази, которая не только не стремится решать проблемы, но, наоборот, их создает, чтобы получить возможность за отдельную плату ей лично эти проблемы для нас решить. Так политика стала грязным делом. Но нам вполне по силам навести чистоту: был бы порядок в голове.

 

* * *

 

Государство как структура координации общих усилий осуществляет управление совместными проектами через общие правила поведения и инструкции – нормы права.

Право – это нормативно-регулятивная система упорядочения общественных отношений. Говоря человеческим языком, это система регулирования и упорядочения взаимоотношений между людьми в рамках государства с помощью общеобязательных правил поведения – норм права.

Мы как-то не сильно это замечаем, но в реальной жизни мы все болтаемся в паутине правового регулирования. И нам навязывают идеалы правосознания, правопорядка и правового государства в качестве того, к чему следует стремиться. Так что давайте разберемся, как же реально работает механизм права и что это такое.

Все, наверное, слышали, что Россию, в отличие от Запада, где нерушимы законность и правопорядок, постоянно называют дикой беззаконной страной. "Здесь высказан главный идеологический тезис: Россия как цивилизация всегда фундаментально отличалась в худшую сторону от современных ей европейских государств – по сравнению с Европой Россия Ивана Грозного была чуть ли не людоедской страной, где кровь лилась рекой".[111]

Давайте посмотрим пристальнее на ситуацию XVI в. "За 37 лет царствования Грозного было казнено около 3-4 тысяч человек – гораздо меньше, чем за одну только Варфоломеевскую ночь в Париже тех же лет (некоторые историки называют до 12 тыс. казненных тогда по приказу короля гугенотов). В тот же период в Нидерландах было казнено около 100 тысяч человек. Все это хорошо известно, однако человек, который уверовал в миф, уже не может отказаться от почти религиозной уверенности в том, что Россия – изначальная «империя зла»".[112] Еще интереснее была ситуация в "мировом оплоте демократии, добра и справедливости", т.е. в Англии. "«Кровавое законодательство против экспроприированных», название, данное К. Марксом («Капитал», т. 1, гл. 24) законам против бродяг и нищих, издававшимся в Англии в конце XV-XVI вв. Тюдорами. Этими законами вводились жестокие наказания для лиц, обвиненных в бродяжничестве и в собирании милостыни без разрешения властей. Их бичевали, клеймили, отдавали в рабство (на время, а в случае побега – пожизненно, при третьей поимке казнили). Главными жертвами этих репрессий были крестьяне, согнанные с земли в результате огораживаний. Начало «кровавым законам» положил статут 1495 г. Генриха VII. Особой жестокостью отличались статуты 1536 и 1547 гг. Закон 1576 г. предусматривал организацию работных домов для нищих. Парламентский «Акт о наказаниях бродяг и упорных нищих» 1597 г. дал окончательную формулировку закона о бедняках и бродягах (действовал в таком виде до 1814 г.). Аналогичные законы существовали и в др. странах, вставших на путь капиталистического развития в XVI-XVIII вв. (Нидерланды, Франция). «Кровавые законы» не могли приостановить роста пауперизма и бродяжничества. Но они достигали другой цели: подавляли сопротивление экспроприированных, превращали согнанных с земли крестьян в людей, готовых к наемному труду на любых условиях".[113]

Сделаем небольшое отступление, чтобы лучше разобраться в вышесказанном. Система феодализма складывается аналогично бандитской "крыше": свободные общинные крестьяне ищут защиты от хаоса раннего средневековья, договариваясь с определенной вооруженной бандой. В плату они передают им свою землю и часть труда. Эта банда, в свою очередь, заключает союзы с большими бандами – так возникает система вассалитета. В более позднем варианте собственником всех земель становится главный "пахан" – король, который дает поместья своим верным сторонникам и воинам за службу.

XV в. принес зарождение капитализма, и феодалы-держатели пропихнули через "демократические" институты законы, которые закрепили за ними наделы в частную собственность. Крестьяне, с которых, вообще-то, все и началось, оказались на собственной земле на правах арендаторов. И когда феодалам стало выгодно разводить овец на шерсть для текстильной промышленности, они просто начали сгонять (прекращать аренду) людей с земли – огораживать свои наделы забором под разведение скота. Все по закону. Но где тут хваленая справедливость? Да нигде, глаза-то у Фемиды завязаны…

Крестьяне оставались на улице, превращались в нищих и начинали воровать или попрошайничать. И тут с ними начали бороться по законам, принятым в ходе "демократических" процедур в парламентах (от фр. parler – говорить, т.е. буквально "в говорильнях"). Этих несчастных людей ловили, зачитывали им, наверное, права, проводили разбирательство в полном соответствии с законом, и отправляли в рабство или на виселицу. Очень чинно, очень добропорядочно. Исключительно из гуманных соображений был создан институт работного дома. На самом деле это просто трудовой концлагерь, где люди вкалывали за миску похлебки: а что делать, если альтернатива – виселица? И эта система держалась до 1814 года. В экономической науке весь этот беспредел назван "первоначальным накоплением капитала".

Заметим на полях: когда у нас директора советских предприятий вдруг становятся их собственниками, разворовывают основные фонды, разгоняют людей и устраивают в корпусах сходки торгашей – это вовсе не большой хапок или прихватизация, это "первоначальное накопление капитала".

А теперь внимание, принципиальнейший момент! В ходе этих самых огораживаний и борьбы с пауперизмом сотни тысяч людей угодили на виселицу, в рабство за океан или в работные дома. И все по закону. С соблюдением всех процессуальных процедур. У них же там законность и правопорядок.

А что у нас? Ну, Иван IV Грозный, основатель единого русского государства, боролся с олигархами-сепаратистами, в ходе чего 3-4 тысячи особо зарвавшихся самостийников и их приспешников были несколько внеправовыми методами устранены. Поэтому у нас беспредел, беззаконие и отсутствие правовой культуры.

Чувствуете весь ужас "правового сознания" и "правовой культуры"? На Западе могут принять закон, по которому позволяется убить и замучить сотни тысяч людей, реально их истребят, но будут страшно гордиться тем, что закон был принят в говорильне, а людей уничтожали исключительно по формальным правовым процедурам.[114] А вот если вы застанете насильника над телом убитой девушки и на месте его прикончите – это беспредел и беззаконие, т.к. не соблюдены положенные процедуры и не учтены права убийцы. Самое страшное в зверях – это бесчеловечное самодовольство и полное отсутствие совести (со-вести, общего понимания). Да, кстати, в английском даже слова такого нет – совесть.

 

* * *

 

Думаете, я клоню разговор к отрицанию права – правовому нигилизму? Нет. На секунду повторим некоторые христианские истины, о которых мы говорили в главе "Христианство".

Не нарушить пришел Я, но исполнить. Иисуса обвиняли в том, что он формально нарушает определенные религиозные правила и законы. Но у каждого правила есть дух и есть буква. Сухой формализм превращается в лицемерие. Только гибкое понимание сути, которую выражает правило, может способствовать исполнению этой сути, даже в нарушение некоторых формальностей.

Каждое правило – это регулирование определенного процесса и явления. Для простоты правила облекаются в закон. Если вы не понимаете его, следуйте ему беспрекословно. Но если есть понимание, почему и зачем он был принят, тогда можно уже более гибко подходить к вопросу о том, каким образом достичь цели, преследуемой законом. Ведь язык не совершенен, и, возможно, для достижения духа закона придется формально где-то отступить от буквы. Закон – лишь каркас для живого духа некоего правила. Формализм может привести к лицемерию и действиям, в корне противным первоначальному замыслу и духу правила.

Христос действительно не следовал букве, так как понимал суть добра и шел к нему напрямик.

Чтобы было понятнее, представим современную судебную систему в России и США. Все законы преследуют какую-то благую цель. И поглядим, что юристы вытворяют с этой благой целью, размахивая пухлыми томами с буквами. Воистину, адвокаты дьявола.

Нельзя гневаться. Смирим свои страсти, поймем поступки других людей и простим им их несовершенство. Помиримся со всеми, с кем в ссоре. Не будем ждать суда. Вдумайтесь – обращение в суд есть величайший позор! Это ведь всем демонстрирует, что тяжущиеся обманывают, воруют, не держат слово и не могут договориться миром!

 

* * *

 

На самом деле право состоит из двух неразрывно связанных частей: справедливости, духа (лат. jus) и закона, буквы (лат. lex). Обратим внимание, как созвучны в русском языке слова право, правда, праведный, правдивый, правильный, управление, быть правым. Даже свод законов Ярослава Мудрого так и называется – Русская Правда. Дополненная его сыновьями, она превратилась в Правду Ярославичей.[115] Закон, т.е. текстовое изложение некоего правила – это лишь каркас, форма для выражения некоторых понятий о справедливости, духе права.

Вообще-то, если вдуматься, то дух права – это мораль и нравственность. Право лишь облекает в словесную форму то, что нравственный человек и так знает: понятия о должном и постыдном. Это принципиальнейший момент! Почему человек воздерживается от убийства и воровства? Потому что знает, как это плохо, или же потому что есть соответствующие статьи в уголовном кодексе? А если статей нет, то что же, можно убивать и воровать? Это в каком-то смысле сродни вопросу Достоевского: Если Бога нет, значит, все позволено?

Ответ на него мы доверили "избранному народу": сами знаете, что юрист и еврей в нашем обществе почти синонимы. Ну, а раз сатанинское племя убежденно отстаивает аморальность и безнравственность как освобождение и раскрепощение, то получается, что дух из права уходит начисто. Нет никакой правды, есть закон! И толковать его для нас будут евреи. Если нет никакой справедливости, то толковать буквы можно каким угодно образом. Поэтому мы имеем ответ: что не запрещено – разрешено. Если в законе ничего на этот счет не прописано, спокойно можно воровать, насиловать и убивать.[116] Именно поэтому все олигархи у нас – евреи, а новые русские – уголовники. А раз трактовать можно как угодно, то и афоризм у юристов уже есть, отражающий гордость за их невероятную "гибкость" ума: где встречаются два юриста, там существует три мнения. Обратим внимание: истина только одна, а мнений у законников аж три. Да сколько угодно они нам мнений и интерпретаций наделают. Правда ведь только одна, зато ложь может быть какой угодно.

У самих юристов идет очень специфический естественный отбор. Ведь чем, по идее, должен заниматься знаток права? Как носитель знания о морали и нравственности, закрепленной в букве закона, он должен быть незыблемым духовным авторитетом, носителем абсолютной справедливости. Да, так думают многие и именно так это дело пытаются представить средства массовой информации. Но на деле тот юрист, который следует законам – никому не нужный идеалист. Таких уж и не осталось. Ведь за что платят юристам? Правильно – за поиск лазеек для обхода закона. И тот успешнее, кто оригинальнее подходит к вопросу о нарушении духа закона при формальном следовании его букве. Так юристы становятся все более циничными и безнравственными, и все сильнее цепляются за букву закона в противовес духу. Найдя очередную формальную лазейку, они очень гордятся собой, а когда их пытаются поймать за руку, начинают истерично размахивать пухлыми томами с буквами: мол, там не запрещено насиловать справедливость именно в такой форме!

Вот так наша русская правда стала "законом – что дышло". Началась эрозия нравственности. Запад, кстати, через это прошел уже очень давно. Духа в их праве нет, осталась одна лишь буква, сухой закон, в который любая организованная группа индивидов может облечь свой шкурный интерес.

Короче, закон – это еще не право. Понимаете, закон вообще может быть противоправным, если его протащила группка индивидов, проталкивающих свой частный интерес. Можно создать целую систему законов не правды, а кривды. Как сейчас в России.

Поэтому хваленые западные правосознание и правовая культура суть ни что иное, как всего лишь законознание и законоследование. Нравственность вытеснена законопослушанием. И каждый раз во властном вакууме на Западе начинается хаос – война всех против всех. Как у нас среди "новых русских".

Каким образом соблюдается порядок? Нравственным людям вообще не нужна правовая система: они всегда между собой договорятся, и данное слово будут держать. Да-да, нет-нет, все прочее от лукавого. Если я готов купить некий товар за оговоренную сумму, а вы желаете его продать и доставить в определенное место в обозначенный срок, то достаточно пожать друг другу руки. Никакой, даже самый пухлый, договор проблему личной нечистоплотности не решит. Правовая система и законы выступают для нравственных людей просто как ориентир, дополнительное знание о том, каким образом принято совершать подобные действия. Не более. Они и без законов договорятся и исполнят задуманное.

Ну, а если совести нет, а осталось только законознание и законоследование? Как заставить раскрепощенного индивида, зверя по ту сторону добра и зла, не принимающего "тирании запретов", следовать общепринятым правилам? Ответ один – страхом наказания. Поэтому вся современная правовая система (особенно западная) держится лишь на одном – наличии санкций и аппарата принуждения. Право исполняется только силой. И бесконечным ростом числа и объема законов, пытающихся заткнуть море грехов свободных от совести индивидов, и увеличением количества законников, обслуживающих этот процесс.

Вот почему все попытки бороться с преступлениями обречены на провал. Наша жизнь бесконечна, а вот текст закона – нет. Там нельзя прописать все возможные варианты изнасиловать справедливость. Впрочем, можно попытаться зарегламентировать законами и правилами буквально каждый вздох, чтобы не осталось ни малейшей возможности вильнуть в сторону: это создаст видимость порядка, но, по сути, будет означать полнейшее порабощение людей, прекращение самой жизни, склероз и угасание общественного устройства. Если нет понимания порядка как нравственного поведения, то сквозь щели в буквах там и здесь все равно будет пролезать рыло тупой злобной скотины, маскирующейся под человека. Успеха можно добиться исключительно через взращивание нравственной духовности в каждом человеке и создание на этой основе справедливого жизнеустройства.

Собственно, понимание правопорядка лишь как законоследования и порождает уголовную психологию и криминализацию сознания людей. Именно поэтому все т.н. либеральные реформы во все времена во всех странах сопровождались ростом преступности.

Порядок в либеральных государствах, где проповедуется свобода как безнравственность, держится вовсе не на законах, а на страхе и остатках человечности. По мере движения ко все большей "свободе" хаос будет нарастать. И так будет продолжаться до тех пор, пока истерзанные люди сами не попросят навести порядок силой, и в тот день они потеряют вообще всякую свободу. Безнравственность породит рабство.

Право – это в первую очередь правда. А правда – это нравственность. Правда – это знание истины, ведание божественного света, это… вера.

В правде сила. Нам не нужна сила, чтобы исполнять право, ведь право, воплощенное в законе, должно само нести в себе силу. Силу правды.

 

* * *

 

Говоря о правовой системе как целостности, невозможно не остановиться и на излюбленной теме современности: правах человека. Если говорить коротко, то этих прав нет вообще. Их просто не существует.

Появляются они только в человеческом обществе как некая договоренность. Т.е. нет никаких "естественных неотъемлемых" прав. На самом деле все эти т.н. права лишь некая условная договоренность между людьми, гарантированная государством. Т.е. они, по сути, не естественные, а созданные людьми. И их неотъемлемость тоже зависит от людей. "Все разговоры о правах человека вне общества бессмысленны. Какие права у заблудившегося в джунглях или у попавшего на необитаемый остров? У него есть и любые права – и никаких".[117]

Более того, в реальности есть только обязанности. А т.н. права – лишь ярлычок для их идентификации. Нет обязанности – исчезает и "право". Или, если сформулировать иначе, право без корреспондирующей ему обязанности – просто пустой звук.

Есть ли право собственности? Нет, есть лишь обязанность других людей воздерживаться от посягательств на наши вещи. В случае нарушения людьми этой обязанности, а попутно и нашего права, мы можем обратиться в суд. И наше право на обращение к государству за защитой имущества – лишь отражение принятого государством на себя обязательства его защищать и обязанности суда принять и рассмотреть нашу жалобу. Без всех этих обязанностей наше "право собственности" придется ежедневно отстаивать с оружием в руках.

Есть ли право на жизнь? Нет, есть лишь обязанность других людей, выраженная императивом: "Не убей!" Мертвый все равно своим правом воспользоваться не сможет.

"Любое право человека – не что иное, как обязанность другого человека или других людей. Вместо того чтобы говорить "Я имею право", всегда можно сказать "Он обязан сделать это для меня". Во взаимоотношениях людей всегда первой появляется обязанность. Только после появления обязанности можно говорить о праве".[118]

У нас нет никаких прав, есть только обязанности. И только некоторые обязанности других людей по отношению к нам мы можем воспринимать как собственные права.

Фиктивность провозглашения прав без четкого установления соответствующих обязанностей можно проиллюстрировать следующими примерами: "Статья 48 [Конституции Украины]: "Каждый имеет право на достаточный жизненный уровень для себя и своей семьи, включающий достаточное питание, одежду, жилище". Оказывается, я имею "право" на питание, одежду, жилище. Ну, и где же все это – питание, одежда, жилище? Нету?? Но я же имею "право"!! Что, я должен все это добывать сам? И питание, и одежду, и жилище? Ну и ну! Тогда нахрена мне такое "право"?"[119] "В Англии есть пословица: "даже кошка имеет право смотреть на короля". Но самое смешное, что право кошки смотреть на короля самому королю и его слугам может оказаться попросту неизвестным. Они могут быть не в курсе относительно таких "прав", и совершенно не собираться эти "права" реализовывать. Поскольку реальное право как актив предполагает чьи-то обязательства. Право кошки смотреть на короля означает обязанность короля в оговоренные сроки показаться каждой кошке по ее требованию".[120] "Граждане имеют право на труд, то есть на получение гарантированной работы". Так было записано в Конституции СССР. И каждый человек действительно имел в советские времена право на труд, причем право на труд существовало у человека только потому, что государство в обязательном порядке устраивало человека на работу. "Каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду". Так записано сейчас в действующей Конституции Российской Федерации. Как видно, право на труд исчезло в России. Вот это право было, а вот где-то около середины 90-х годов прошлого века его не стало. Каким же образом право могло исчезнуть? Да все просто – государство отказалось от своей обязанности устраивать людей на работу. Исчезла обязанность, и тут же исчезло право".[121]

Если вдуматься, то в том обществе больше прав у людей, где у них больше обязанностей друг перед другом. Максимальные права дает человеку любовь, т.е. принятие другими на себя полной ответственности за него. Это сродни пониманию свободы как осознанной необходимости.

А принятая сегодня либеральная концепция "прав человека" является, по сути, средством атомизации людей и разрушения традиционного общества и государства. Это таран для слома существующих форм общежития с целью возведения на их руинах глобального индивидуалистического общества сдержек и противовесов. Провозглашается, что индивид с рождения наделен "естественными неотчуждаемыми" правами, что он единственная и неповторимая личность, звезда (ведь я этого достоин!), но при этом не несет никаких обязанностей перед другими, ведь он личность свободная и независимая! Обязанности – это в мрачном тоталитарном прошлом, а в светлом демократическом настоящем есть, оказывается, только права! И свобода, понимаемая как вседозволенность. У всех есть только права получать, и нет никаких обязанностей отдавать. Предполагается, что все эти права должно обеспечить государство (ведь другие индивиды тоже наделены только правами и не могут обеспечить права друг друга хоть какими-то обязанностями), но как-то не учитывается тот факт, что государство само состоит из таких же индивидов, имеющих только права и не несущих никаких обязанностей. Ведь, как мы помним, государство – это мы, так что если мы имеем только права и не несем никаких обязанностей, то и государство, получается, будет только качать права своего чиновничьего аппарата без каких-либо обязательств по отношению к народу…

Например, обязанность государства по обеспечению нашей безопасности (нашего права!) невозможно реализовать без нашей же соответствующей обязанности служить в армии и органах охраны правопорядка. Нелогично требовать от государства себя защитить и одновременно наотрез отказываться идти в армию.

Доминирование "прав человека" сегодня доведено до смешного – до отрицания каких-либо обязанностей даже по отношению к самим себе! Например, теперь признается только право ни в чем себе не отказывать и право требовать от врачей квалифицированной помощи при ожирении и других болезнях, но не обязанность воздерживаться от вредной пищи и пагубных привычек и вести здоровый образ жизни. Теперь все считают себя вправе получать любовь и заботу со стороны партнера, но не признают себя обязанными любить и заботиться в ответ. Только брать, но не делиться. Все максимизируют свою выгоду.

Если права возникают только после появления соответствующих им обязанностей, а в обществе "защиты прав человека" никто никому ничего не должен, значит, ни у кого нет и никаких прав… Получается, что мы не можем ничего получить, мы можем только купить. Либеральное общество связано исключительно через деньги. На Западе нет прав, там есть только возможности, обеспеченные деньгами. Есть деньги – есть возможности и иллюзия прав, нет денег – нет ни возможностей, ни иллюзий…

"Права человека" – это освобождение человека от обязанностей перед другими людьми. Как тогда может жить общество, в котором никто никому ничего не обязан? Только через деньги. У людей – один за всех, и все – за одного. У индивидов – каждый сам для себя и всё ради денег".[122]

Если концепция "прав человека" ведет к безответственности, а любовь – это ответственность за любимого, единение с ним, то получается, что методом "защиты прав" идет умаление любви среди людей. За безобидной материалистической вывеской либерализации оказывается скрыта духовная деградация – сатанизм.

 

* * *

 

Существует еще одна область, где якобы применимо право – международные отношения.

Народ, обладающий государственной структурой, граничит с другими народами, и в отношениях между собой они являются субъектами. Т.е. государство от лица всего народа может вести переговоры и заключать соглашения с другими государствами. В принципе, сейчас принято и всякие международные организации причислять к субъектам международного права, но это ошибка (об этом чуть ниже).

Подписание соглашения между государствами (международного договора) можно расценивать как скрепление рукопожатием определенной договоренности между нравственными людьми. Исполнение этого договора находится теперь в области доброй воли сторон, потому что над государствами нет никого, обладающего силой, чтобы принудить их к его исполнению. Это, кстати, принципиальнейшее отличие международного "права" от внутригосударственного. Одно государство может заставить другое исполнить свое обещание только силой, т.е. войной, а это уже будет внеправовой мерой воздействия. В принципе, ни о каком праве в международных отношениях вообще не имеет смысла говорить. Разве что об общих принципах нравственного поведения между народами.

Но все же сложилась иллюзия существования такого права. Почему?

Потому что существует множество государств, и так уж в истории постоянно случается, что из всех стран несколько являются сверхдержавами. Причем в разное время разные народы. Шумеры, египтяне, персы, греки, римляне, германцы, французы, испанцы с португальцами, голландцы, шведы, англичане, немцы, русские и американцы, китайцы. Сверхдержавы договариваются между собой о сферах интересов и устанавливают правила игры. Все остальные обязаны этим правилам следовать, потому что в случае неповиновения установленной системе международных отношений они будут наказаны одной из сверхдержав. Т.е. сверхдержавы определенной эпохи одновременно являются законодателями и надсмотрщиками. Так складываются системы международных отношений: Вестфальская (1648 – окончание Тридцатилетней войны), Венская (1815 – окончание Наполеоновских войн), Парижская (Версальская) (1918 – окончание Первой мировой войны), Ялтинско-Потсдамская (1945 – окончание Второй мировой войны). Они сменяются, когда ведущие игроки выбывают из игры, и складывается иная расстановка сил. Так что нет никакого международного права. Есть соглашения между сильнейшими о разделе мира и правилах игры, которым все остальные должны следовать (именно поэтому международная организация никак не может быть субъектом международного права: она всегда находится внутри системы, которую создали реальные игроки, по сути является инструментом в руках ведущего государства или группы государств, и с изменением расстановки сил на международной арене меняется также вся система международных институтов и международного права).

Становится очевидным, насколько жалкими (и глупыми) выглядят все наши современные потуги ссылаться на международное право Ялты и Потсдама в отсутствие СССР и Восточного блока и возмущение по поводу его нарушения со стороны "оси добра". Ведь мы сами первые нарушили (смысл лучше ухватывается, если использовать украинскую форму глагола – порушили) эту систему самим фактом своего самоистребления! Так что сегодня есть только один законодатель и полицейский – США. Большой Сатана.

Хотите справедливости? Бросьте вызов Зверю и породившему его Дракону.

Вообще-то, давайте будем честными и поставим себя на место американцев. Каждая система стремится к расширению своего влияния и росту своего могущества – это естественно. Долгие годы их свободу реализовать это стремление сдерживала конкурирующая структура (СССР), и вдруг в одночасье она исчезла. Они, конечно, поначалу делали вид, что ничего не изменилось, но в конечном счете это начинает отдавать глупостью и слабостью: почему они сами себя ограничивают? Их национальные интересы, их религия и культура должны расширяться, так пусть расширяются! Ради будущего их детей! Именно поэтому мы все явственнее ощущаем загребущие руки Вашингтона на нашем заднем дворе.

Так что, как ни крути, а надо быть сильными. Хочешь мира – готовься к войне.

 

 

Народ, который не хочет кормить свою армию, будет кормить чужую.  Н. Бонапарт

 

Вооруженные силы.

 

Сейчас мы приступаем к рассмотрению проблемы, правильное понимание которой принципиально важно для противостояния злу. Мы уже говорили об этом раньше много раз, однако повторимся. Сейчас мы разобщены и парализованы собственным неведением и насаждаемой кривдой, но все можно изменить лишь одним словом, несущим в себе осознание истины.

Изложим суть проблемы. Христос учит возвышению человека через любовь: "Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше. И, сев, призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою". (Мк. 9:34,35) Это, как мы говорили, означает, что если хочешь стать самым любящим, то оставь свой эгоизм и посвяти всего себя другому.

Как говорится, заставь дурака Богу молиться, он себе лоб расшибет. Слова Учителя стали трактоваться не как взращивание любви через ограничение своих животных страстей и активное сотворение добра по отношению к людям, но как "добродетель" через самоуничижение. Церковь, исковеркав и выхолостив христианство, начала таким образом насаждать людям психологию раба, выстилая дорогу беспрепятственному приходу злобных паразитов, рабовладельцев-сатанистов.

Вот и Л.Н. Толстой со своим "непротивлением злу насилием" оказался пленником такой установки. По сути, он просто повторил широко известное изречение из Нового Завета: "А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую". (Мф.5:39)

А вы уверены, что Христос сказал именно это?...

Мы уже говорили, что церковь извратила учение Христа до неузнаваемости, подчас до своей противоположности. Являясь властной бюрократической структурой, она часто занималась подтасовками и всяческой отсебятиной на политическую злобу дня. Вспомним Никейский собор, где для борьбы с арианами приняли символ веры о "единосущности" Бога-Отца и Бога-Сына. Церковь признает только 4 евангелия, два из которых были написаны людьми, вообще Христа лично не знавшими. Но ведь есть еще и апокрифы, т.е. евангелия, которые церковь просто "не считает" истинными. По каким-то причинам церковь воткнула в Библию христиан иудейский Танах в качестве Ветхого Завета. Или, допустим, наш Раскол со старообрядцами начался с того, что патриарх Никон решил "подправить" богослужебные книги под предлогом "сверки с первоисточником и удаления противоречий". Это все к тому, что "святые отцы" считают вполне допустимым (и политически целесообразным) править священные книги. Так что тексты, которые мы читаем сегодня, могут сильно отличаться от того, что было написано две тысячи лет назад.

Почему есть сомнения в истинности широко разрекламированных слов Христа?

А вот почему: "И вошел Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано, – дом Мой домом молитвы наречется; а вы сделали его вертепом разбойников". (Мф.21:12-13) "И, сделав бич из веревок, выгнал из храма всех, также и овец и волов; и деньги у меновщиков рассыпал, а столы их опрокинул". (Ин.2:15)

Вам не кажется, что тут есть некая внутренняя противоречивость слов и дела?

 

* * *

 

На самом деле методом превратного толкования и подтасовок церковь протащила в умы и души людей своеобразный регулятор, интеллектуальный вирус, превращающий людей в стадо баранов, бессильное племя рабов.[123]

Объявлено, что человек изначально грешен в силу своей животной природы. Так что для приближения к Богу он должен всячески смирять свои страсти, бороться с собственным естеством. Это, в общем-то, верно. Насилие и ярость, таким образом, никак не вяжутся с понятиями о добре и всепрощении, потому что даже сам Христос "наказал подставлять другую щеку". Нам внушают, что если мы дадим сдачи, то станем ничем не лучше тех, кто проявляет животную злобу и агрессию по отношению к нам.

Вроде бы логично. Но если вдуматься, то получается следующее: нам плюют в лицо, а мы утираемся и выдаем это за смирение; нас бьют, отбирают землю и насилуют наших жен и дочерей, а мы сдерживаем свой гнев как якобы греховный; зло в лице извращенцев, уголовников и телепаразитов глумится над нами, выставляя напоказ свою похоть и злобу, а мы лишь молча смотрим, ведь активно с этим бороться, вроде бы, греховно. Люди с развитым духовным миром, настоящие христиане с сильной волей, способные сдерживать свои звериные инстинкты, превратились в полнейшее ничтожество, и пришла тьма. Ведь, как мы уже говорили, мало просто понимать добро и хотеть вести себя соответствующе. При столкновении с реальным злом страх слабого заставит подчиниться правилам зла, заставит уступить. Но ведь прогибаться под скотство – это и есть скотство! Человечность как раз и должна выражаться в том, чтобы при столкновении со злом проявлять твердость, сохранять человеческий облик.

Чтобы остаться на стороне добра, нужно быть точно сильнее тех, кто на стороне зла. Развивать и укреплять дух и разум, тренировать тело, строить и расширять братство единоверцев через общение: всячески готовить себя к ситуациям, когда физически и духовно надо будет защищать свой выбор. Свою веру. Учиться убедить и переубедить сомневающихся, понять и опровергнуть логику зла, выстоять духовно и физически, поскольку соблазнение и насилие, по сути, являются главными аргументами зла.

Поэтому Христос не стал молча смотреть на торгашеский беспредел, а пошел и вышвырнул нечисть на улицу. Добро должно проявляться в непреклонной борьбе со злом. Ведь ненависть, питаемая к проявлениям зла – не антипод любви. Мы любим человека, но ненавидим в нем слабости и пороки, с которыми боремся. Мы любим человечество, но ненавидим в нем элементы животной злобы и бесчеловечной жестокости, и бороться с ними будем до конца. Злом было бы проявить в такой ситуации "толерантность", т.е. безразличие, и дать Зверю пожирать и уродовать все больше и больше людей.

Как мы говорили в самом начале книги, никогда не надо опускаться до мести, необходимо разобраться в мотивах человека, творящего по отношению к нам несправедливость. Возможно, он просто ошибается или не замечает того, что делает. Или же мы сами своими необдуманными поступками пробуждаем в нем гнев и ответную реакцию. Мы должны выждать, все обдумать, найти компромисс, добиться взаимопонимания ("подставить другую щеку"). Это и есть добро, любовь, взращивание близости.

Но если перед нами скотина, зверь по ту сторону добра и зла, индивид, считающий, что ему все позволено, а мы лишь жалкие недочеловеки, гои, с которыми можно поступать как ему, свободному сверхчеловеку, заблагорассудится, что тогда? Мы получаем удар, но пытаемся протянуть руку дружбы, показывая, что мы прощаем ему его заблуждение. Но зверь воспринимает это лишь как жест жалкой презренной слабости, и наносит следующий удар. Либо зло сломит нас, либо мы дадим отпор.

Наша задача – остановить зло.

Так что Христос на самом деле сказал, скорее всего, следующее: "А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую, но не дай ударить". Никогда не унижайтесь и не бойтесь. Сбросьте оковы для разума. Учитель был сильным человеком и хотел, чтобы и мы стали сильными, совершенными как Отец наш небесный.

Мы парализованы кривдой, в которую верим. Правда же способна наделить нас невероятной силой, силой добра.

Вспомним русскую былину об Илье Муромце. Богатырь до 30 лет "не владел" руками и ногами, лежал на печи, а затем получил чудесное исцеление от старцев (волхвов). Они, придя в дом к Илье, когда никого кроме него не было, просят его встать и принести им пить. Илья на это отвечает: "Не имею я да ведь ни рук, ни ног, сижу тридцать лет на седалище". Они повторно просят Илью встать и принести им воды. После этого Илья встает, идет к водоносу и приносит воду. Старцы же велят Илье выпить воду. Илья после второго питья ощущает в себе непомерную силу, и ему дают выпить третий раз, чтобы уменьшить силу.[124]

Русский народ-богатырь уже многие годы лежит парализованный кривдой, но способен испить из источника мудрости, даруемого русскими старцами, и ощутить в себе невероятную силу, сокрытую в глубинах тела и духа.

"Покажите ему в будущем обновление всего человечества и воскресение его, может быть, одною только русскою мыслью, русским богом и Христом, и увидите, какой исполин могучий и правдивый, мудрый и кроткий, вырастет пред изумленным миром, изумленным и испуганным, потому что они ждут от нас одного лишь меча, меча и насилия, потому что они представить себе нас не могут, судя по себе, без варварства". Ф.М. Достоевский

 

* * *

 

Так что, люди добрые, бегом заниматься спортом. Пусть в здоровом теле будет здоровый дух. И каждый должен уметь постоять за себя с оружием в руках.

Многие проблемы человечества заключаются в том, что люди не помогают друг другу. И чаще всего просто боятся лезть "не в свое дело", ведь "инициатива наказуема". Мы очень часто видим зло, но стоим в стороне, чтобы не связываться. Вот даже и психологи советуют в случае разбойного нападения или изнасилования кричать не "Помогите!", а "Пожар!" или еще что-нибудь в этом духе. Потому что на пожар люди высунутся из своих нор в страхе за себя и свое барахло, а на помощь никому не охота бежать, так как страшно: а вдруг самому достанется, или вообще убьют… Причина – слабость, немощность и порождаемый ими страх.

Творить добро, проявлять любовь к миру через активное действие невозможно без силы духовной и физической. Только сила развеивает страх, а страх (и жадность) есть первопричина зла. Самое интересное: отсутствие силы часто провоцирует нападение, а наличие заставляет воздерживаться. В этом и есть смысл древнеримского выражения Si vis pacem para bellum (Хочешь мира – готовься к войне).

Сила и самоуважение идут рука об руку, а самоуважение вызывает уважение со стороны окружающих.

Обладание силой без понимания добра несет в себе зло. Но и понимание добра без обладания силой ведет к неспособности творить добро и противостоять злу, т.е., в конечном счете, тоже является злом.

И нет ничего удивительного в том, что сегодня нас приучают презирать военных и охранников общественного порядка, сильных рабочих и крестьян, навязывают образы "гламурных подонков" и унисекса, где мальчика не отличить от девочки. Нас окружили развратом, табаком, спиртными напитками и наркотиками (в том числе и телевизором) с одной целью – ослабить. Одурманенный разум проще принимает несправедливость и призывы к оскотиниванию, и ему тяжелее собраться с остатками сил и твердо сказать: Нет, и точка! Физически слабый человек неспособен противиться злу, неспособен творить добро. В лучшем случае он может его понимать, но этого слишком мало…

Полная дезориентация людей и накатывающий вал злобы вызывают защитную реакцию, но без понимания добра как любви и единства самая здоровая, активная часть молодежи идет в клоунаду неформальных "протестных" течений (скинхеды, байкеры, металлисты, эмо, готы и т.д.), или же записывается в националистические организации. Первые просто превратились в ничтожества или уголовников, а вторые очень смутно понимают свои цели и задачи, поэтому являются лишь жупелом для отпугивания людей. Националисты – зачастую лучшие представители русского народа, но обладание силой без понимания добра – всего лишь разновидность зла.

 

* * *

 

Как становится ясно из вышесказанного, здоровое крепкое общество должно позаботиться о физической подготовке молодого поколения. Само собой разумеется, что она должна быть парой к духовному росту и совершенствованию, но сейчас поговорим именно о физической силе.

Есть две интересные особенности нашего организма. Первая заключается в том, что жировые клетки у детей и подростков отличаются от таковых у взрослых: если у ребенка они увеличиваются или уменьшаются количественно, то у взрослых после 25 лет – почти исключительно в объеме. Это значит, что если молодой человек или девушка подходят к рубежу 20-25 лет похожими на сальные пельмени, то шансов похудеть впоследствии у них нет практически никаких. Они могут приложить титанические усилия и с помощью голода и/или изнуряющих упражнений сбросить вес, но исключительно методом уменьшения существующих жировых клеток в объеме. Стоит им только остановиться, и вес будет стремиться вернуться "в норму". Самое неприятное заключается в том, что даже хирургическое вмешательство помогает несильно: организм постарается регенерировать "поврежденные" области "до нормы". А норма как раз и задается в подростковом возрасте. Именно поэтому молодежь необходимо хорошо кормить, но и постоянно гонять как сидоровых коз, чтобы к рубежу совершеннолетия они подходили подтянутыми и стройными. Тогда и в зрелом возрасте проблем со здоровьем будет поменьше.

Вторая же особенность заключается в несовпадении сроков физического и умственного созревания. В принципе, тело и мозг заканчивают формирование примерно в одно и то же время: к возрасту совершеннолетия (21-25 лет). Однако репродуктивная функция активизируется на 10 лет раньше, в возрасте 11-13 лет, что влечет за собой мощнейший гормональный всплеск и проявление во всей красе звериной сущности нашей природы, пока еще плохо контролируемой со стороны полудетского разума. Да, интеллект ребенка уже остр, но слишком мало знаний и опыта, которые-то как раз и превращают интеллектуальное животное в человека разумного. Только подавление этого всплеска извне способно канализировать буйную энергию молодежи в мирное русло духовного, интеллектуального и творческого роста. Иначе весь пар может "уйти в гудок"…

И чудесным образом эти две особенности дополняют и помогают одна другой. Нам нужно с утра до ночи гонять и воспитывать молодежь, и при этом у нас есть неисчерпаемый источник неуемной энергии, которую нужно куда-то деть. А именно направить на физическое развитие, после которого сил у них должно оставаться только на то, чтобы книжку почитать и уроки сделать. На "глупости" времени оставаться не должно. Это залог здорового, крепкого и доброго общества.

Естественно, научиться постоять за себя за год или два, проведенные в армии, трудно. Поэтому учить сражаться молодежь необходимо с раннего детства. Пусть к 20 годам наши сыны и дочери будут уже мастерами по плаванию, рукопашному бою, владению холодным и огнестрельным оружием, вождению транспорта, одиночному и групповому выживанию, оказанию первой помощи и т.д.

А главное, нельзя забывать, что самое страшное оружие у человека сокрыто… в голове. Это наш интеллект, наши навыки, наши духовные качества.

Самое интересное, что военная подготовка идет рука об руку с эволюцией духовной. Мы ведь помним, что любовь – это, прежде всего, ответственность. А ответственность за себя, за свою семью, общину, народ и человечество в целом неотличимы от чувства локтя и ответственности за свою группу, команду, взвод, дружину, все население страны и все человечество. Ребенок учится соизмерять свои интересы с интересами группы, учится чувствовать ближнего, учится приходить на помощь и быть уверенным в помощи товарища. Это и есть взращивание любви. Человек учится понимать и любить мир вокруг себя, избавляется от страха и неуверенности, становится готовым пожертвовать собой ради других. Только теперь он готов любить и нести добро людям. И не боится дать отпор злу.

Еще раз подчеркнем, что физическая подготовка является лишь неотъемлемой частью более глобального процесса – духовного роста человека, отправной точкой на его пути к божественному совершенству.

Именно поэтому такая подготовка должна даваться и девушкам. Служба в вооруженных силах должна стать для девушек также обязательной. Мы не говорим о полной унификации и идентичности, когда девчонок заставят гонять кроссы, ползать в грязи и скакать с парашютом, но быть администраторами и врачами, немного разбираться в технике, уметь готовить и управлять сложными системами вооружений – все это вполне доступно и "слабой" половине человечества.

Но самое главное тут, разумеется, командное чувство, ощущение ответственности за более грандиозные вещи, нежели состояние собственных ногтей. Такое воспитание поможет одновременно сделать женщин действительно равными с мужчинами (которые просто не смогут их не уважать), и заодно подготовит их к самой важной и ответственной роли в жизни всего общества: рождению и воспитанию нового поколения, которое придет нам на смену.

Духовная и физическая эволюция откроет нам дорогу в будущее.

Ведь жизнь, в конечном счете – это борьба. С самим собой в первую очередь.

 

* * *

 

Сейчас принято считать, что физическое развитие и умение обращаться с оружием автоматически ведут к росту агрессивности и насилия в обществе. Мол, раздай людям оружие – и они тут же друг друга перестреляют.

Но на самом деле агрессивность проявляется зачастую как реакция на собственное бессилие. А собственное бессилие не позволяет человеку в полной мере осознать разрушительные последствия своих действий, принять ответственность за свои поступки. Слабый человек смутно себе представляет, чем может обернуться вдруг обретенная им сила. Более того, он захочет отыграться за свое ничтожество. Так что нет опасного оружия, опасными могут быть только люди.

Наш век знает чудовищные примеры, когда мстительная мразь из жидовских местечек в одночасье превратилась в безжалостных кровавых комиссаров, или когда еврейские бригады из британской Палестины, ни разу не вступившие в бой с немцами, устраивали чудовищную резню среди пленных солдат и офицеров германской армии якобы "из чувства мести".

Физическое развитие человека дает ему осознание собственной силы. Это осознание позволяет ему понять последствия необдуманного ее использования, ощутить ответственность за свои поступки. Сильный человек избавляется от страха, обретает уверенность, чувство ответственности за свои действия, уважение к себе и окружающим. У такой личности не будет возникать пресловутое "ощущение своего всемогущества от тяжести ножа или пистолета в собственной руке, когда так и подмывает пустить их в дело". Он и так знает пределы своих сил, хорошо понимает возможности оружия и последствия его использования. Это и есть ответственность.

Более того, детей ведь будут учить любви как ответственности.

 

* * *

 

Раз уж мы взялись рассуждать о вооруженных силах, стоит поговорить и о том моменте, когда эти самые силы приходят в движение – о войне. А точнее о ситуации, когда насилие становится неизбежным и допустимым даже для добрых людей.

Война – вещь ужасная. Однако в кровавой борьбе проявляются не только звериная жестокость, агрессивность и ненависть в своих крайних формах, но и находится место для самых возвышенных чувств: любви, взаимовыручки, сплоченности. Война поляризует, делает все четче, яснее. Происходит своеобразное очищение.

Впрочем, ничего удивительного тут нет: если у тебя нет того, ради чего стоит умереть, то тебе незачем и жить. Более того, "дерево свободы время от времени должно орошаться кровью патриотов". Борьба очищает своей прямолинейностью, срыванием покровов, сплочением людей. А советское "лишь бы не было войны" приводит к ослаблению духа, страху, безответственности, стяжательству, умалению любви и, в конечном счете, к накатыванию волны злобы, зависти, ненависти и миллионам смертей. Диалектика, однако…

Впрочем, тут, главное, без крайностей и фанатизма. Только современные западные сатанисты могут петь гимн всеочищающей войне-конкуренции. Да, наша жизнь во многом состоит из борьбы, но добрые люди остаются чистыми и без кровопусканий среди руин, грязи и слез. Личная духовная борьба способна заменять реальный кровавый конфликт.

Но вернемся к справедливости насилия. История у этого вопроса длинная, как сама жизнь. Идея справедливой войны принадлежит древним римлянам и философам-стоикам (впрочем, концепция наверняка намного более древняя, просто до нас дошли письменные источники именно античной эпохи). Лучшими намерениями было продиктовано философское положение о том, что нельзя вести войну без justa causa (справедливого повода). Иными словами, война может быть начата только с целью самозащиты или для восстановления справедливости. Перед началом кампании необходимо было собрать совет священников (fetiales), который должен был удостоверить, что война является священной и законной (лат. bellum justum et pium).

Впрочем, люди всегда пытаются оправдать свои завоевания и уничтожение противников религиозными и нравственными мотивами. Мы всегда найдем достаточно "веских" причин, чтобы заглушить совесть. Сами римляне делали это с беспрецедентным лицемерием.

Далее концепция справедливой войны возродилась уже в Средние века и повлекла за собой ужасные последствия. Одним из результатов союза христианской церкви и государства стало вынужденное согласие церковных властей узаконить насилие. Это, однако, явилось потрясением для некоторых религиозных мыслителей, считавших, что кровопролитие – преступление, запрещенное Писанием. Перед лицом таких колебаний святой Августин разработал в начале V в. теорию, заимствованную у римлян. Целью ее являлось избавление христиан от угрызений совести. Это была хорошо известная зловещая доктрина "справедливой войны", подхваченная впоследствии святым Фомой Аквинским и множеством казуистов. Эта теория дала верующим оправдание войны и ее низости, предложив компромисс между нравственными идеалами и политической необходимостью. Доводы в ее пользу были следующими: естественный порядок есть отражение божественного порядка. Законный правитель может устанавливать порядок. Поскольку цель оправдывает средства, война, начатая властелином, не несет в себе греха. Война, объявленная справедливой – это война, начатая в соответствии с желанием Бога; противник же, таким образом – враг Господа и поэтому, естественно, ведет несправедливую войну. Конечно, при этом должны выполняться определенные условия. Чтобы война считалась справедливой, справедлива должна быть и причина, ее вызвавшая: отражение нападения или восстановление справедливости. Соответственно, святой Августин осудил захватнические войны. Но разве была в истории хоть одна война, которую правитель или государство, развязавшие ее, объявили бы несправедливой и среди целей которой не назвали бы восстановление справедливости, попранной противником, или даже самооборону!?[125]

Любой знаток человеческой природы понимает, что справедливая война – это та война, которую начинаем мы, а несправедливая – война, которую разжигает наш противник. Так всегда было и всегда будет. Естественно, каждая из сторон будет утверждать, независимо от того, соответствует ли это действительности, что ее дело правое. Легко представить себе, как с возникновением понятия справедливой войны в каждом конкретном случае были попытки оправдать агрессию. Желая во что бы то ни стало доказать свою "правоту", оба противника будут искать оправдание в религии, морали и праве, и не прекратят сражаться до полного истощения своих ресурсов. Так европейцы втянулись в бесконечную череду "законных" и "справедливых" войн, которые принесли неисчислимые страдания людям (только в одной Тридцатилетней войне 1618-1648 гг. население Германии сократилось на 35-50%).

Поэтому еще в начале XX в. были приняты первые шаги к отмене прав государств на войну (jus ad bellum). Уже на Гаагских конференциях мира 1899 и 1907 гг. был сделан призыв государствам "по возможности" предупреждать обращение к силе "насколько позволят обстоятельства". Первым многосторонним договором, запретившим обращение к войне, стал Договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики от 27 августа 1928 г. (Пакт Бриана - Келлога). В Ялтинско-Потсдамской системе международных отношений агрессивная война была запрещена под угрозой применения наказания (санкций) со стороны Организации Объединенных Наций. Никакие соображения политического, экономического, военного или иного характера не могут служить основанием агрессии. Никакое территориальное приобретение или особая выгода, полученные в результате агрессии, не являются и не могут быть признаны законными.

Применение вооруженной силы государством первым в нарушение Устава ООН является самым очевидным свидетельством акта агрессии. Основным критерием противоправности применения вооруженной силы считается принцип первенства или учета хронологической последовательности событий. Короче говоря, кто начал первым, тот и агрессор. Оправданием для войны может служить только самооборона или коллективные действия в рамках ООН.

"А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую, но не дай ударить".

Насилие со стороны Добра может иметь место только в ответ на активные агрессивные действия. Начинающий драку, пусть даже руководствующийся благородными и разумными соображениями, неправ в любом случае.

Война Добра может начаться лишь как самооборона.

Однако в наше время (что, учитывая все вышеизложенное, совсем неудивительно) мы видим возрождение доктрины "справедливой" войны со всеми ее последствиями, а также открыто приводимые в ее защиту политические доводы. Лидеры основных идеологий взяли ее на вооружение, и в конце ХХ в. идея справедливой войны окончательно вернулась под видом т. н. "гуманитарной" интервенции (Сербия), которая быстро трансформировалась в право нападения под предлогом обеспечения "всеобщей безопасности" (Ирак, Афганистан).

Данная концепция исходит из утверждения, что идея государственного суверенитета на современном этапе развития международных отношений устарела и уже не отвечает потребностям международной жизни, что должно вести, с точки зрения сторонников вмешательства во внутренние дела государств, к пересмотру основополагающих принципов и концепций международного права. Надеюсь, после нашего разговора об основах международного права ни у кого не вызовет удивления тот факт, что ветер дует от наших заклятых друзей – англосаксов.

Понимание многими учеными американской школы принципов суверенитета и невмешательства исходит из того, что традиционные правила межгосударственных отношений (особенно уважение суверенитета) якобы не соответствуют реальному содержанию понятия "суверенитет" во многих странах мира. Это расхождение, с одной стороны, и глобалистский взгляд на порожденные внутригосударственными процессами проблемы – с другой, служат одним из решающих аргументов в пользу необходимости пересмотреть традиционные нормы и понятия. На этом фоне все громче звучат доводы в пользу целесообразности узаконить принципиально новые формы вмешательства. Т.е., по сути, развязать англосаксам руки и оправдать любое насилие с их стороны.

Доктрину, основанную на представлениях о глобальном управлении и "новом мировом порядке", некоторые ее критики окрестили "новым интервенционизмом". Его "новизну" они видят в обосновании целесообразности нарушения суверенных прав государств, опираясь на коллективный подход и систему "общих ценностей". Новые интервенционисты, обосновывая право вмешиваться в дела суверенных государств, особенно акцентируют моральные обязательства международного сообщества (как правило "защита высоких стандартов в соблюдении прав человека").

Такая аргументация действует на эмоции несравненно сильнее, чем прагматичные соображения по поводу роли национальных интересов. Трудно переоценить эффективность доводов, основанных на высоконравственных принципах, особенно если нужно убедить общественное мнение в оправданности силовых мер. Вынесение на первый план морально-этического аспекта встречает понимание и даже поддержку – независимо от того, какие реальные цели преследует морально обоснованное вмешательство.

Неудивительно, что идеология "нового интервенционизма" наиболее ярко выражена в англосаксонской политической науке: зло всегда ведет себя рационально и агрессивно.

 

* * *

 

Глухая оборона – всегда проигрышный прием: противник владеет инициативой, позволяющей рано или поздно нащупать слабые места, да и предупредительные мероприятия так проводить невозможно.

Но, во-первых, после начала открытого противостояния ничто не мешает брать инициативу в свои руки. И, во-вторых, профилактику зла эффективнее проводить вовсе не пресловутыми "превентивными ударами", а проповедью добра и любви, просвещением людей. Ведь, как мы помним, добро – просто понимание любви как ответственности. Если слово будет донесено, люди наконец-то начнут "ведать, что творят", и зло растает как туман в первых лучах утреннего солнца.

Вовсе необязательно убивать носителя религии Зверя, ведь для очистки сосуда глупо его разбивать – достаточно просто помыть.

 

* * *

 

"Глядя на историю человечества, мы можем выделить четыре характерных этапа в эволюции управления:

1)   физический контроль,

2)   товарный контроль,

3)   финансовый контроль,

4)   контроль сознания.

Кроме того, для каждого вида возможен прямой и косвенный контроль. Суммируя способы контроля:

Вид

Физический

Товарный

Финансовый

Сознания

Внутри общества

Прямой

Физическая боль

Движение продуктов, вещей

Движение денег

Приказ, просьба

Косвенный

Создание наркотической зависимости

Средства производства

Производство денег

Контроль точек привязки

Между обществами

Прямой

Война

Мировая торговля

Движение мировых денег

Пропаганда

Косвенный

Терроризм, сепаратизм

Средства производства

Производство мировых денег

Контроль точек привязки

Ослабление одного вида контроля означает лишь то, что усилился другой. Если более сложный вид контроля не работает эффективно, немедленно применяется более жесткий и простой вид. Если одна страна не подчиняется политике другой страны, то ее ставят в финансовую зависимость; если финансовая зависимость не работает, то вводят товарные санкции; и, наконец, ведут прямые военные действия. Ослабление одного из простых видов контроля обычно преподносится управляемому как полная свобода. В действительности необходимо искать, где был введен новый контроль".[126]

На самом деле насилие и агрессия далеко не всегда облекаются в форму военного вмешательства. Сегодня мы подвергаемся массированной атаке со стороны зла с привлечением абсолютно всех видов насилия, разве что кроме прямого физического.

Война уже давно объявлена, и в ней погибает миллион русских в год.

Так что руки у нас развязаны. Любое противодействие Большому Сатане и его иудо-англосаксонским союзничкам можно считать Священной войной Добра против Зла.

И главным фронтом этой войны пока еще остается битва за косвенный контроль сознания – схватка за умы и души людей, за нашу веру.

 

 

Какое оружие более сильное?

 

Средства массовой информации.

 

Думается мне, что сейчас нам предстоит долгий и интересный разговор…

Как вы считаете, что собой представляет наше "Я", наша трепетная неповторимая личность? Вообще-то, если вдуматься, то вопрос неправильный: мое "я" и моя личность – вовсе не одно и то же.

Наше "я" – это, условно говоря, наша душа. То, что мы есть на самом деле от рождения. А что же такое тогда личность? Это личина, маска. То, какими мы представляемся или хотим представляться в общении с другими людьми. Идеал, конечно же, это когда они совпадают. Но очень часто люди вынуждены играть определенные социальные роли, прикрываясь своей личностью как маской. И только в уединении, вдали от людских глаз, они могут побыть самими собой. Этот диссонанс тем больше, чем более лицемерным и искусственным является общество, в котором они живут.

Как мы помним, душу необходимо взращивать. А вот свою личность мы собираем по кусочкам, как мозаику. Процессы похожие и взаимозависимые, но это не одно и то же. В принципе, многие люди этого не замечают и вообще не отделяют себя от своей личины, т.е. для них маска и является их собственным "я". Их "я" тождественно роли в игре, маске.

Каким образом ребенок и подросток выстраивают свой образ, свою личность? Они опираются на модели, которые им преподносит общество, и таким образом складывается мозаика. Как мы узнаем, что такое быть сильным, волевым, соблазнительным? Мы смотрим, какие люди считаются эталонами, и начинаем подстраиваться под образец. Как забить гвоздь, как писать буквы, как целоваться – все эти навыки копируются с увиденных образцов. Наша личность выстраивается нами самими на основе окружающих эталонов и примеров. Вот, допустим, если мужество, галантность, сила и ум станут считаться "крутыми", то все мальчишки немедленно захотят походить на рыцарей-академиков: заниматься спортом, штудировать учебники, делать все, чтобы продемонстрировать: я тоже такой! Ну, а если в качестве образца выставят гламурного подонка, то молодежь наперегонки начнет принимать наркотики, пить, курить, гоняться за побрякушками и барахлом, сквернословить и спариваться как животные на случке. Дети просто собирают свою личность в соответствии с принятым сейчас эталоном, выхватывая образцы для копирования из жизни.

Итак, личность – это наша маска, социальная роль, сформированная в процессе социализации. Весь процесс воспитания – это постоянная поставка молодежи образцов для копирования. С возрастом они все более усложняются и детализируются, но сути это не меняет. Вместе с загружаемой программой-миропониманием у ребенка формируется его личность. И эта личность на всю жизнь остается под контролем информационного поля, в котором он живет, ведь все образцы для подражания приходят к нам извне. В современном мире эти образцы поставляются на монопольной основе средствами массовой информации, и в первую очередь, телевидением.

Представим себя на секундочку снова подростками. Пытаясь сориентироваться в жизни, мы ищем себе примеры для подражания. Казалось бы, что может быть естественнее подражания родителям и дедам? Поначалу, да… Но в подростковом возрасте мы начинаем всеми силами отстаивать свою свободу и независимость, а родители все еще упорно стремятся нам помочь, нас воспитать, вразумить и направить, что, разумеется, не всегда находит должное понимание у молодежи. Возникает конфликт отцов и детей, и ни о каком копировании уже и речи быть не может. Ребята твердо решают, что ни в коем случае не станут такими же, как родители, что все в этом мире изменят и сделают по-своему. И тут как тут появляется услужливый "друг" с голубым экраном: "Чтобы убрать преграду природных родителей, реклама должна создавать подсознательный образ родителей как дураков, нудных и устарелых, которые недостаточно умны, чтобы понять, чего хочет современный ребенок, какие брэнды сейчас действительно «круты» и необходимы. Эффективность нейтрализации родителей увеличится, если реклама будет поощрять грубое, агрессивное поведение детей и призывать их к бунту против существующих правил поведения в семье, которые – естественно – показываются как ограничивающие «права и свободы» «личности».

Как вы думаете, кого слушают дети – родителей, которые пытаются заставить их учиться и помогать по дому, или телевизор, который призывает их исключительно развлекаться и никому не подчиняться?"[127]

Итак, семья отпадает. Может быть, друзья? Но они в точно таком же поиске самоидентификации. Старшие товарищи? Но ведь и они кого-то копируют, на более ранних этапах выбрав примеры для подражания. Остается искать информацию о жизни самостоятельно. И получается, что единственный источник "правды о жизни" – это "окно в большой мир", телевизор.

И вот тут происходит интересная вещь. Взрослые очень любят развлекать себя просмотром всяческих кривляющихся упырей, с ухмылкой наблюдают за всевозможными кретинами и клоунами из МТВ и бесконечных теле-шоу, сериалов, юмористических программ и т.д. и т.п. Они, взрослые, знают жизнь и забавляются созерцанием забавных выродков. А вот дети жизни не знают и воспринимают телеведущих, юмористов, всяких Зверевых, Собчак, участников Дом 2 и т.д. как норму… Повторяю, как норму, как правдивую информацию о том, как оно в жизни все устроено и должно быть, как пример для подражания. Ведь другого-то образца нет… И очень скоро мы с удивлением начинаем видеть упырей и дегенератов из телевизора по нашу сторону экрана. Телевизор проникает в реальную жизнь. То, что раньше было скандальным эпатажем, становится нормой. И мы бодро, хоть и незаметно, идем по мерцающему голубым светом пути полного вырождения.

 

* * *

 

А теперь отвлечемся на минутку и поговорим о феномене власти в человеческом обществе.

"Бидворси несколько растерялся, но, придя в себя, торопливо сообщил:

– Его превосходительство имперский посол желает говорить с тобой.

– Ну? – Фермер окинул его задумчивым взглядом. – А чем это он превосходен?

– Он особа значительной важности, – заявил Бидворси, который никак не мог решить, издевается ли этот тип над ним или был тем, что принято называть «характером».

– Значительной важности, – повторил фермер, переводя взор на горизонт. Он, видимо, пытался понять смысл, вкладываемый чужаком в эти слова. Подумав немного, он спросил: – Что случится с твоим родным миром, когда эта особа умрет?

– Ничего, – признал Бидворси.

– Все будет идти как прежде?

– Конечно.

– В таком случае, – заявил фермер решительно, – нечего его считать важной особой. – С этими его словами моторчик загудел, колеса закрутились, и плуг начал пахать".[128]

 

"– Меня зовут Илисса. А что такое «сержант»?

– Вроде шишки на ровном месте. Я только передаю парням приказы, кому что делать.

Ее глаза широко раскрылись.

– Неужели люди действительно позволяют другим людям указывать себе, что им делать и как?

– Разумеется. Как же иначе?

– Мне это кажется диким".[129]

 

Я искренне советую всем прочитать гениальнейшую повесть Эрика Фрэнка Рассела "И не осталось никого". Написано коротко, ясно и с юмором.

Итак, власть и подчинение. Что заставляет матерого вояку Бидворси трепетать перед неким "его превосходительством", а взвод здоровенных солдат безропотно исполнять приказы одного сержанта?

Известный социолог М. Вебер источниками власти считал:

§        Авторитет (семейные и социальные связи, харизма, экспертные (специальные) знания, вера);

§        Право (положение и полномочия, контроль над ресурсами, обычай и традиция);

§        Насилие (физическая сила, оружие, организованная группа, личностные характеристики, угроза применение силы).

Начнем с конца. Один сержант и один диктатор никогда не смогут применить насилие ко всему взводу и всей стране. Даже сама угроза будет выглядеть смешной. Подчинение может основываться на страхе физической расправы, но эту расправу ведь будут чинить другие такие же подчиненные. Которые подчиняются… то ли из страха, то ли еще почему-то…

Представим себе абстрактную систему, где власть держится исключительно на страхе наказания. Человек Х подчиняется приказам, в том числе на совершение насилия, исключительно из страха перед расправой над самим собой за неподчинение. И такой страх испытывают абсолютно все. Каждый боится и безропотно исполняет приказы. Но если мысленно пройти эту цепочку по кругу до конца, то получается, что абстрактный человек Х подчиняется и творит насилие, потому что боится насилия со стороны себя самого!

Грубо говоря, если неожиданно в самой репрессивной системе все в один миг скажут: "Нет, и точка!" – вся система власти насилия тут же рухнет. На самом деле этой власти никогда и не было, ведь творящие насилие люди сами подчиняются руководителю вовсе не из страха, а из убеждения, что тот может ими руководить. Только и всего. Такая власть в любом случае строится на убеждении человека, что им могут руководить.[130]

Право на власть. Положение и полномочия суть лишь убежденность подчиненных в том, что некто ими обладает (как "его превосходительство" из цитаты выше). Контроль над ресурсами – это тоже всего лишь убежденность людей в том, что некто может их контролировать (ну не сидят же с пулеметами наши олигархи на "своих" нефтяных вышках). Про контроль угрозой насилия см. выше. Обычай и традиция – это вообще чистейшей воды убежденность людей в праве кого-то им отдавать приказы и распоряжения.

Убежденность – это вера человека во что-то. Власть в обоих этих случаях строится на чистейшей воды вере. Нет никакого насилия и права. Есть только вера людей в то, что кто-то имеет право ими руководить. Только вера. Вера в необходимость подчинения.

Авторитет – это самое близкое к истине определение сути власти. Помните, как мы говорили о формировании администрации в государстве? Люди сами соглашаются подчиняться кому-то, обладающему необходимыми качествами, знаниями и навыками для координации общих усилий. Власть над нами – это наше убеждение в необходимости подчиняться. И только.

Вспомним, что случилось с российской армией, когда в 1917 г. большевики убедили ее в том, что царские офицеры не имеют права ею руководить. Буквально за какой-то месяц многомиллионная мощная боеспособная армия превратилась в бесформенное и бессильное скопище вооруженных людей… Советский Союз умер в тот момент, когда население поверило в то, что указания ему может давать не КПСС, а кучка диссидентов во главе с алкоголиком. Смена веры привела к тому, что мощное оружие и промышленность были брошены, а страна развалена.

Пропаганда на войне почти всегда строится именно на внушении противнику сомнения в праве его руководства им управлять. Немцы нам говорили, что русский солдат не должен подчиняться кровавым евреям-комиссарам; мы говорили немцам, что немецкий солдат-рабочий не должен подчиняться и проливать кровь за империалистов в войне против братьев-трудящихся.

На войне сталкивается убежденность одних в необходимости выполнять приказы с такой же убежденностью других. Сталкиваются две власти, две системы подчинения, две веры в необходимость подчиняться. Разрушь одну из них, и ты выиграешь войну.

Для описания феномена убежденности людей в необходимости подчиняться руководству введен термин легитимность. Грубо говоря, законность, правомерность власти. Власть, утрачивающая свой авторитет, свою легитимность, очень быстро может быть ликвидирована. Ей попросту перестают подчиняться.

Итак, власть зиждется на легитимности, т.е. на вере людей в необходимость подчинения.

Ну-ка, ну-ка, а что такое наша вера?... И как она у нас появляется? Каким образом можно убедить людей в законности и необходимости данной конкретной власти?

Легитимность может возникать разными путями. Допустим, в монархических системах легитимным считается правитель, рожденный в царской семье. А власть царской семьи считается происходящей от Бога. В демократических системах легитимность достигается убежденностью народа в том, что данный конкретный руководитель избран самим же народом. Мол, раз все вместе избрали, значит данная власть выражает наши же интересы, и нечего теперь пенять… Бывает помесь этих двух принципов, когда монарха призывают на царствование, а его дети в силу происхождения и изначального избрания предка становятся легитимными правителями. В семье или племени легитимным руководителем обычно становится самый выдающийся их представитель: самый старший, самый сильный и ловкий, самый мудрый и т.д. Все эти способы обретения легитимности направлены на одно: убедить всех в справедливости власти и необходимости подчинения.

Именно убедить, потому что власть зиждется на чистой вере…

А наша убежденность основана на а) нашей идеологии-вере (фанатичный католик допускает только освященную церковью богоизбранную монархическую власть, рациональный атеист принимает только конституционные сдержки и противовесы, и каждый будет считать власть другого нелегитимной[131]), и б) доступной информации (и ради корректировки такой информации подчас переписывают историю, сжигают книги, убивают знающих людей). А идеология-вера формируется и информация становится доступной только через внешнее информационное поле. Значит…

Власть основана на контроле над информацией.

 

* * *

 

Итак, какие же у нас существуют каналы получения информации о внешнем мире? Безусловно, в первую очередь это наша семья, родные, друзья и соседи. Далее идет собственный опыт. Далее книги и учителя, вообще знающие люди. Если вдуматься, то наши близкие суть лишь ретрансляторы информации, полученной из собственного опыта и… из книг и от знающих людей. Пока не будем касаться газет, радио и телевидения, а просто назовем книги и "знающих людей" общим термином "внешний источник информации". Обратим внимание, что внешний источник почти всегда многократно превосходит по важности любой собственный опыт. Просто объем знаний, полученный индивидуально, несопоставим с тем количеством информации, которое накопило все человечество за всю свою историю. Пусть даже это и не так, но внешний источник всегда притворяется именно хранилищем правдивой информации, накопленной всем человечеством. Он всегда важнее.

Итак, на самом деле канал получения информации у нас один – внешний. В общем-то, для каждого отдельного человека любая информация – внешняя, но по умолчанию будем считать, что личный опыт и опыт родных и близких – это внутренняя информация.

Если власть – это контроль над информацией, то для того, чтобы установить власть над людьми, нужно установить контроль над внешним источником информации. По сути это означает, что надо самому стать таким источником (ведь контроль в данном случае и выражается в том, чтобы самому создавать информационный поток).

Внешний канал изначально состоял только из знающих людей. Ведуны, передающие из поколения в поколение древние былины, опытные охотники, военные и путешественники охотно делились своими познаниями со всей общиной. Для облегчения передачи знаний стали применять систему записи – письмо. При условии, что все население грамотно и имеет свободный доступ к записанным знаниям, роль знающего человека сводится лишь к обучению молодежи, минимальному консультированию и пояснению прочитанного. Плюс написание новых книг. Только в таком обществе свободного доступа и обмена информацией возможно реальное народовластие, когда все вопросы могут решаться на общем собрании. Все всё знают, или имеют возможность узнать, и поэтому люди свободны в своем выборе. В обществе свободной информации люди подчиняются не по необходимости выполнять приказы наиболее осведомленных, а по собственному выбору следуют советам самых мудрых.

Контроль и власть (как и прибыль, но об этом позже) возможны только в условиях дефицита. Поэтому первым шагом к установлению контроля над информацией является ограничение доступа людей к первоисточнику. Достаточно провести "реформу" языка, чтобы в одночасье сделать подавляющее число людей безграмотными, и объявить свои знания такими "сложными и сакральными", что в принципе недоступными "простым смертным".[132] Можно сжечь старые "неправильные" книги, можно объявить прежних знающих людей "проклятыми колдунами и еретиками, врагами рода человеческого" и отсечь от них массы. В результате книги будут только у нас, написаны они будут на понятном только нам языке, только мы будем знающими людьми, и поэтому все потянутся к нам за знаниями и советами, которые можно очень быстро трансформировать в прямые приказы. И, главное, только мы будем рассказывать людям о том, как устроена жизнь, в чем ее смысл и почему следует беспрекословно подчиняться именно нашим указаниям.[133] При этом наш доступ к правдивой информации будет залогом нашего могущества, а повсеместно внедренные в массы ложь и невежество станут причиной многочисленных ошибок, проблем и неурядиц, разрешить которые сможем… только мы.

Спрашивается, кому и зачем все это может понадобиться? А вот тут мы опять упираемся в вопрос веры. Если цель моей жизни – взращивание любви через понимание действительности, упорядочение бытия и уподобление в пределе Богу, то я воспринимаю всех людей равными перед Богом и всячески помогаю себе и им в духовном росте, прислушиваюсь к ним, а они прислушиваются ко мне. Это духовная основа для свободного обмена знаниями и совместного принятия решений. Но если же я в своей гордыне перешел на темную сторону, стал индивидом, и целью существования ставлю попытку забраться как можно выше по воображаемой лестнице, доминировать, показать всем свою избранность и исключительность, то я воспринимаю людей как своих конкурентов в жестокой глобальной игре в "царя горы", всячески стараюсь получить для себя как можно большее влияние на информационные и материальные потоки при одновременном ограничении доступа к ним всех остальных "индивидов-конкурентов". Поделиться с кем-то знаниями означает дать своему сопернику преимущество, уменьшить свои шансы на успех в глобальной борьбе за место под солнцем. Это духовная основа для рабства и всяческих "коммерческих, государственных, профессиональных" и прочих тайн и секретов.

Для наглядности проведем мысленный эксперимент: предположим, у меня есть некое знание. Что я должен с ним делать?

1.     Я думаю, что знание – свет. И люди живут плохо, потому что не обладают знанием. Значит, моя задача – принести им это знание, научить, показать и рассказать, поднять их до моего уровня, т.к. все люди равны перед Богом, и сильные и умные должны помогать более слабым и не таким одаренным, т.к. человеческое общество может эволюционировать только через сотрудничество.

2.     Я думаю, что знание – сила. Деньги и власть. Люди живут плохо, потому что ленивые и тупые, а поскольку я – умный и сильный, то я должен использовать знание для управления этой массой в своих целях. Все равно метать бисер перед свиньями глупо. Только такие умные и сильные, как я, должны давать потомство, это естественно. Так что нужно стараться не разбрасываться знаниями, а то тупая масса в своем агрессивном невежестве может наделать таких делов, что сама себе навредит. Я умный и я лучше знаю, что им, тупому быдлу, нужно для счастья. И вообще, помогать слабым – это противоестественно и аморально. Общество – это арена борьбы за место под солнцем, и знание в нем – оружие. Общество развивается через сдержки и противовесы в этой борьбе, чтобы в будущее двинулись только самые умные, сильные и приспособленные.

Узнаете? Это рассуждения а) человека и б) индивида, нелюдя.

Христос, Моххамед и другие пророки исповедовали первый подход. А иудаизм, протестантизм, рыночный либерализм и социал-дарвинизм настаивают на втором.

Вот где идет противостояние. И оно непримиримо. Выбирайте, с кем вы.

 

* * *

 

Власть – это, в конечном счете, контроль над информацией. Давайте кратко рассмотрим наиболее показательные примеры работы этого принципа в истории.

Самый любопытный пример – это система каст в Индии. С него и начнем.

Из самых ранних произведений санскритской литературы известно, что говорившие на арийских наречиях народы в период заселения Индии (приблизительно с 1500 по 1200 до н. э. в Индию с северо-востока пришли белые люди (арийцы) с очень высокой культурой) уже делились на четыре главных сословия, позже названных "Варнами" (санскр. "цвет"):

брахманы (священнослужители, ученые, подвижники);

кшатрии (воины, правители);

вайшьи (земледельцы, ремесленники, торговцы); и

шудры (слуги и разнорабочие).[134]

Как мы себе это представляем? Ну, примерно как знакомое нам по истории сословное деление европейцев на феодалов, священников, крестьян и горожан, доведенное до религиозного абсурда. И действительно, в период раннего средневековья индийские Варны, хотя и сохраняются, но распадаются на многочисленные касты (джати), жестко закрепляющие сословную принадлежность. А что же было изначально? Вот это-то как раз самое интересное, и для нас сейчас несколько непривычно: в древнейшие времена смысл Варн сводился к понятиям о разных степенях просветления, т.е. принадлежность к Варне означала стадию духовно-интеллектуальной эволюции, на которой находится просветленный (примерно как цвет пояса в современных восточных единоборствах). И по наследству это, разумеется, не передавалось. Переходы из каст в касту на самом деле происходили только под присмотром старших (других просветленных из высшей касты). Понятие каст относилось только к духовной стороне и поэтому не разрешалось высшему сходиться с низшим во избежание перехода в более низкую стадию (очень мудро, ведь заставьте юношу из семьи родителей-интеллигентов жить и работать с уголовниками-алкашами, и он через некоторое время изменится соответствующе).

Давайте представим себе на секунду, как все это выглядело. Рождаются дети, и все представляют собой чистый лист. Они растут, и наставники начинают подмечать между ними разницу: одни схватывают быстро, но неглубоко, другим можно дать простое задание и они будут старательно его выполнять, а иной задаст миллион вопросов, что и почему, и зачем именно так, а что будет, если иначе? Наши способности к абстрактному мышлению, поиску и творчеству становятся очевидными к периоду нашего полового созревания, и на этой стадии проходит отбор. Самых инертных и ограниченных (процентов 20-30 из всех) начинают готовить к простой кропотливой работе, и они будут принадлежать к Варне шудр, если позже не проявят свою способность к духовно-интеллектуальному росту. Остальные же дети поднимаются выше и становятся Дваждырожденными. Дваждырожденные – в традиционной Индии члены трех высших Варн, прошедшие (обычно в возрасте 8 – 12 лет в доме наставника-гуру) обряд упанаяна, символизировавший второе рождение и дававший право на изучение Вед.[135] Вот это самый главный момент, на который нужно обратить пристальное внимание: духовный рост тесно связан с правом на изучение Вед и способностью понять их смысл. Чем глубже человек постигает мудрость поколений, тем выше он поднимется в системе Варн. Что же такое Веды (санскр. "знание", "учение")? Это сборник самых древних священных писаний индуизма на санскрите. И это не просто мифология, это огромное хранилище информации об устройстве мира.

Итак, человек является шудрой – ничего о мире и людях не знает, ничем, кроме примитивных потребностей, не интересуется, способен выполнять простые задания и то только тогда, когда ему точно скажут, что и как делать. Но вот в процессе такой работы некоторые набираются опыта, отлично начинают разбираться, что и как делается, куда потом направляется результат труда, как люди взаимодействуют в коллективе… Если у человека хватит способностей всем этим заинтересоваться и все это понять, значит он готов… родиться заново, из интеллектуального животного стать человеком, отвечающего за себя и за других. Этот духовный рост приводит его в Варну вайшьей, где он уже может наладить сельское хозяйство, мастерскую, организовать небольшую торговлю. И, главное, получает доступ к необходимому ему знанию – Ведам. Если в процессе этой деятельности и изучения Вед он поймет, как организована его собственная и соседние общины, как они связаны, какова психология людей и что нужно делать, чтобы стимулировать их к работе, порядку и учению, как политически организована вся территория, какие могут быть угрозы, ощутит свою ответственность за все это сообщество, значит, он готов стать кшатрием – воином и правителем. Его любовь к миру выросла до уровня понимания и ответственности за всю страну, его способность упорядочивать пространство вокруг себя разрослась до масштаба всего государства – значит, он готов быть администратором и вооруженным защитником.

И лишь немногие, которые могут даже с этого высочайшего уровня компетенции подняться еще выше, постигнуть мудрость Вед до конца, взрастить любовь и ответственность до предела… станут брахманами – "людьми духа". Владеющими полнотой ведических знаний, располагающими абсолютным авторитетом среди всех Варн. Верховенство власти принадлежит самым мудрым, тем, кто владеет информацией во всей полноте. Именно верховенство и уважение, потому что на самом деле всеми текущими делами управляют кшатрии, более способные к практическому руководству. Высшее же руководство – указание пути за горизонт…

Варны – самое буквальное воплощение принципа "знание – сила", или же наглядная демонстрация признания важности обладания информацией.

Следующий пример – древний Египет. Монополизация всех записей и знаний узким кругом жрецов сформировало своеобразное миропонимание у людей. Все в этой жизни происходит по велению богов, а фараон – живой бог. Тут даже теоретически не может появиться сомнений по поводу необходимости подчинения фараону и его жрецам.

Очень интересна история христианской Европы… В мире, где образование – только религиозное, вся информация – через пастора каждое воскресенье, где вся территория опутана централизованной сетью соборов, храмов и приходов, власть сосредоточилась… в руках Церкви. Ведь только Церковь является универсальным посредником между людьми и Богом, только Церковь может интерпретировать Священное Писание и волю Господа, только Церковь знает Истину. Императоров короновали Папы, и они же могли отлучить от Церкви, т.е., по сути, лишить светскую власть легитимности. Помните это волшебное слово – легитимность? У Церкви только книги и монахи, а у королей – города, армии и налоги, но в Каноссе на коленях перед папой ползал почему-то именно император, а не наоборот. Люди были убеждены, что только Бог через Церковь дает право на власть, и так оно и было. Обращение в христианство (к тому времени уже мало общего имевшего с учением самого Христа) имело целью в первую очередь подчинить народы новой власти. И эта цель даже не скрывалась в мутной истории с крещением Руси (совпали интересы Запада по подчинению славян и желание незаконнорожденного Владимира консолидировать власть). Христианизация тысячу лет назад протекала примерно так же и с той же целью, как и демократизация в наши дни. Монополия была разорвана только в XVI в. взрывом внутри самой Церкви – Реформацией, эпохой Просвещения и сменой религии на иудо-сатанизм. В России суверенитета удалось добиться тоже только в конце XVI в. с введением автокефальной (независимой) патриархии (до этого подчинялись Константинополю).[136]

Но самое принципиальное значение для нашего современного мира имеет другая история – Библейская. Да-да, опять евреи… Левиты – представители колена Левия. Из левитов набирались служители (певчие, музыканты, стража и т. д.) в переносном храме – Скинии, а позднее – в Иерусалимском храме. В обязанности левитов традиционно входило служение Яхве, истолкование пророчеств, совершение жертвоприношений, обучение народа закону Яхве (Торе). В древности летописцы выходили по преимуществу из левитов. Левитам были выделены земельные наделы в окрестностях различных городов, при этом каждый город должен был поддерживать свое священство десятинами и пожертвованиями.[137] У евреев, оказывается, были свои "знающие люди", которые имели монополию на интерпретацию воли Яхве, обучение народа и написание книг. И, разумеется, таким бесценным кадрам работать было неприлично – остальные должны были их содержать.[138] Власть левитов была абсолютной. Вспомним историю с золотым тельцом:

26     И стал Моисей в воротах стана и сказал: кто Господень, - ко мне! И собрались к нему все сыны Левиины.

27     И он сказал им: так говорит Господь Бог Израилев: возложите каждый свой меч на бедро свое, пройдите по стану от ворот до ворот и обратно, и убивайте каждый брата своего, каждый друга своего, каждый ближнего своего.

28     И сделали сыны Левиины по слову Моисея: и пало в тот день из народа около трех тысяч человек (Исх. 32:25-28).

Именно левиты сочинили все эти зверские сказки про гонения на евреев, именно левиты учили иудеев обманывать и лицемерить, проявлять твердость и жестокость, беспрекословно подчиняться Яхве и левитам, именно левиты веками накачивали "избранный народ" ненавистью к своим "гонителям", что и в самом деле, в конечном счете, вызывало неприязнь со стороны других народов (так называемый самосбывающийся прогноз, визуализация). Левиты строили гетто, обучали, управляли, судили и карали иудеев. Внутри избранного народа есть свой избранный народ. Наверху пирамиды есть еще маленькая пирамидка. Среди иудеев был свой универсальный поставщик информации, была реальная жесткая власть. Потому что левиты знают, что знание – это сила, деньги и власть. И это племенное зло шагнуло в наш мир.

 

* * *

 

Выше мы уже говорили, что контроль и власть возможны только в условиях дефицита и несовершенства. Проясним это утверждение. Представим себе мошенника, предлагающего сыграть с ним в наперстки (или поиграть в лотерею, или купить билет МММ, без разницы). Для успешного бизнеса мало одного мошенника, нужен еще… лох. Наличие лоха – обязательное условие безбедного существования обманщика. Лох – это любой из нас, не знающий уловки, трюка. Думающий, что все по-честному. Видящий что угодно, кроме правды. Тот, у кого дефицит информации. Или знания которого несовершенны. Если бы все знали трюк, то мошенник остался бы без дохода, казино бы разорилось, никто бы не покупал билеты МММ.

Поэтому кое-кто очень заинтересован в том, чтобы люди оставались невежественны или же верили во всякую кривду – информацию, не соответствующую действительности. Знающий истину в этой ситуации всегда сможет превратить свое знание во власть. Собственно, само знание – это уже власть. И ее тем больше, чем меньше информации у остальных. Ну сами посудите, ведь понимание людьми, что фараон – вовсе не бог на земле, что папа римский имеет к Христу и уж тем более Богу очень касательное отношение, что левиты просто рассказывают жуткие сказки вмиг поломало бы всю систему управления и паразитирования. А уж что бы началось, раскройся все коммерческие тайны, даже страшно себе вообразить.

Что такое ложь? Предоставление заведомо искаженной информации. Но ведь еще бывает самый коварный способ солгать – не сказать всей правды. Окутать что-то тайной. Тайна создана для того, чтобы не показывать то, что не хочется показывать. А почему не хочется? Потому, что это что-то нехорошее. Всегда. Без исключений.[139] У Люцифера много имен, и среди них есть Дьявол – лукавый, клеветник, обманщик.[140] Зло – это всегда обман, ложь.

Ну сами подумайте: как может желающий нас убить, ограбить или поработить открыто выступать с такими намерениями? Никак, особенно если он хочет все сделать тихо, без рискованного открытого противоборства. Он будет громогласно трубить о нашем "здоровье", осыпать нас "дарами", нести нам "свободу" и т.д. и т.п. И чаще всего это будет почти правда. Умолчат лишь о "сущем пустяке"… Как в случае с Евой и яблоком. Да, змей был прав, не умерли первые люди, по последствия были поистине катастрофические. Зло всегда притворяется добром. Это всегда обман. Всегда. Зло и ложь – вообще синонимы.

Смотрите. Добро – всегда правда, поэтому оно всегда стремится к максимальному насыщению людей знаниями. Чтобы понимали добро: ведь любовь, как мы помним – это в первую очередь понимание.

А зло – всегда кривда, притворяющаяся добром и правдой, поэтому оно всегда стремится к максимальной тайне или умышленному запутыванию. Чтобы никто не догадался, что выдающееся за добро и благо на самом деле является страшной бедой, прикрытием для грабежа, порабощения, убийства.

Интересный, кстати, момент. Пока человек остается лохом, он не видит разницы между добром и злом (потому что с виду они одинаковые). Даже хуже – зло всегда соблазняет человека, и он всегда склонен сделать выбор в пользу "притворного добра и правды", т.е. зла. И поэтому зло повсеместно побеждает.[141] И даже есть предсказание, что оно-таки победит. И эта победа станет поражением. Потому что победа зла превратит мир в Ад, и в этот самый момент обманутые люди наконец-то узрят, что "благими намерениями" пришли в Ад, а вовсе не в "обещанный Рай", и раскроются их глаза, и отвернутся они от зла. Победа зла обернется его поражением. И станет началом пути к правде.

 

* * *

 

Если хочешь обезопасить свою монополию на знания и власть, то очень опасно оставлять людей перед выбором между правдой и кривдой. Ведь рано или поздно они ненароком могут и до правды докопаться. Поскольку люди очень любят искать и выбирать, то самый лучший способ сохранить власть – заставить массы делать выбор между кривдой-1, кривдой-2 и кривдой-n. Тогда шансы, что кто-то откроет правду, сведутся практически к нулю.

Как создать столько лжи? Да легко: просто расщепите истинное знание на осколки, и преподнесите каждый такой кусочек как "единственно верное учение". Например, заставьте людей выбирать между социализмом и капитализмом. Для фанатиков добавятся оттенки: монархия, анархия, фашизм, фабианство, монетаризм, кейнсианство, расизм и т.д. Устройте драку между христианами и мусульманами, а для пущей надежности добавьте в каждом течении выбор между католиками и православными, между суннитами и шиитами…[142]

Вообще-то, с ложью даже теоретически никаких проблем нет. Ложь… бесконечна! Смотрите. Правда всегда одна. Оценки, разумеется, могут быть разными, но истина одна. А лжи, неправильности, может быть сколько угодно. Если в уравнении единственный ответ 15, то количество неправильных, ложных ответов лежит в диапазоне от минус бесконечности до бесконечности (за исключением, разумеется, правильного ответа 15).

Итак, правда одна, лжи может быть сколько угодно.

Впрочем, ограничение все же есть. Ложь должна быть правдоподобной. И тут мы сталкиваемся с интересным явлением: чтобы выдать ложь за правду, а зло за добро, необходимо серьезное интеллектуальное усилие. Мошенник должен тонко разбираться в психологии людей, довести до абсолютного мастерства "ловкость рук", вору необходимо все четко спланировать и т.д. Обман всегда более интеллектуален, более сложен, нежели правда. Поэтому гений, умник, очень часто именно злой. Потому что все действительно гениальное просто и доступно обычному человеку. Добро всегда очевидно, а злу необходимы всевозможные ухищрения. Вспомним очень показательную сказку про голого короля. Весь фокус обманщиков строился на утверждении, что новую роскошную ткань способны видеть только умные. Поэтому каждый, кто ее реально не видел, в страхе прослыть дураком начинал громогласно утверждать, что он ткань на самом деле видит и она прекрасна. Также пришлось делать и королю. И только мальчик, пробегая мимо всех этих "умников", крикнул: "Смотрите, а король-то голый!" Теперь давайте переосмыслим все русские сказки про Иванушку-дурачка. Этот персонаж бесхитростен и идет прямой дорогой. Дорогой правды, истины. Такому "дураку" невозможно впарить пустоту под видом ткани, бумагу под видом акций, он не будет поддерживать пирамиду долгов под видом поддержки экономики, он не будет платить миллионы за откровенную мазню дегенератов, он не поймет заумные разговоры о "благе" закапывания талантов в землю из-за опасения, что их работа на обладателя приведет к "инфляции" и т.д. А вот "умные" псевдоинтеллектуалы – запросто. Это еще одно объяснение тому, почему рациональное мышление и технологическое развитие оборачиваются бедами для человека.

В общем, если нам нужно управлять человеком, то лучше не ставить его в ситуацию выбора между истиной и ложью, а заставить выбирать между одной ложью и другой. Итак, человек поставлен в ситуацию выбора между неограниченным количеством кривд. При этом образованный человек, знающий множество таких теорий-кривд, "прозревает" и начинает утверждать, что "все относительно", "одна теория не лучше другой, все они чем-то хороши, чем-то плохи". Правды-то он так и не знает, поэтому зажат между разнообразной ложью на любой вкус. По сути, это невозможность отличить правду ото лжи, непонимание различий между хорошим и плохим, без-различие, или же равно-душие, когда нам все равно (раз нет различий, то все кажется равным).

Если вокруг одна ложь, то очень скоро нам все становится безразлично, мы становимся равнодушными. Раз правильного ответа нет, то одна кривда ничем не лучше другой. Как бы диапазон "условно правильных" ответов раскидывается от минус бесконечности до бесконечности.

Отсюда, кстати, толерантность, т.е. "терпимость". Человек, знающий правду, не может терпеть ложь и беззаконие. А образованный идиот, загруженный огромным количеством разнообразной лжи, становится толерантным, т.е. терпимым к любой лжи, к любому злу. Потому что не видит, в чем разница.

Справедливости ради отметим, что такая образованщина все равно лучше тех невежд, которые начинают фанатично верить в одну из предложенных кривд. Все эти коммунисты, социалисты, либералы, фашисты – очень невежественные люди. Они умудряются одну ложь на полном серьезе объявлять истиной...

Кстати, у толерантности есть регулятор. Он называется политкорректностью.

Политкорректность – это запрет ставить под сомнение навязываемую нам кривду. Любая ложь должна приниматься наравне с другой ложью… и похороненной под ними правдой. С одной стороны, такой регулятор выступает защитой от обезумевших фанатиков-последователей одной из ложных концепций, но с другой (и это главное!) является универсальным оружием в борьбе против правды. Никто не смеет утверждать что-то с уверенностью, правда в любом случае должна быть поставлена в один ряд с бесконечной ложью. Должна там затеряться. Наше общество свободно, от нас ничего не прячут… но найти мы ничего не можем. Общество постепенно превращается в инертную серую массу, где все толерантны и политкорректны, т.е. равнодушны и безразличны. Непонимание различия – это как выравнивание температуры в среде. В физике такое явление получило название "тепловая смерть", когда любая работа больше невозможна.

Вот и все. А сама проблема с толерантностью и политкорректностью возникла в тот момент, когда вынужденно (из-за усложнения технической инфраструктуры) позволили населению стать образованным. Появилась опасность осознания управляемыми этой схемы, постижения ими истины. Толерантность и политкорректность – это зло.

Почему? Потому что толерантность и терпимость – на самом деле разные вещи.

Русь и Запад вкладывают разные образы в эти слова. Поэтому говорим вроде бы одно и то же, а понимаем несколько разные вещи.

Запад под толерантностью понимает равнодушное, безразличное, апатичное отношение к любым отклонениям. Потому что любые отклонения объявлены личным делом каждого. А поскольку строится общество индивидов, т.е. людей-атомов, то никакого давления, симпатии и прочего между независимыми атомами быть не должно. Должна быть полная "свобода". Поскольку общество погружено в ложь, то и любая идея объявляется полуправдивой, и к ней требуют уважения, т.е. политкорректности. Полной толерантности.

Это в теории. А на практике толерантный человек спокойно относится к различным религиям (потому что сам верит только в деньги): христианству, буддизму, протестантизму, иудаизму, сатанизму и т.д. Для него они все равны. Он к ним равнодушен, т.е. безразличен. Различий не видит. Далее толерантный человек спокойно относится к успехам других (точнее, завидует и хочет того же), но и не подумает о несправедливости неравенства. Все сами куют свое счастье. Он терпим к роскоши... но если на помойках роются сотни людей, дети живут в люках теплоцентрали... он тоже спокоен. Ведь если в жизни идет борьба за место под солнцем, то эти неудачники просто ни на что не способны. Он равнодушен. Толерантен. Он не видит разницы.

Это похоже на то, что мы называем терпимостью? Нет. Знаете, что такое для русских терпимость (и что мы, не задумываясь, переносим на толерантность)? Терпимость как проявление ответственной любви. Мы любим людей, но можем ненавидеть их пороки. Любящий человек пытается вмешаться, помочь (очень неполиткорректное и нетолерантное поведение), но при этом проявляет терпение, выдержку, т.к. понимает, что слаб человек, что просветление не приходит сразу. И, главное, он знает различие между хорошо и плохо.

Их толерантность – демоническое равнодушие, эгоизм, а наша терпимость – активное проявление любви и терпеливое ответственное поведение по отношению к слабым и заблудшим. Поэтому толерантный человек спокойно смотрит на дохнущих от голода, гомосеков, лесбиянок, педофилов, воров, коррупционеров и т.д. А терпеливый человек пытается вмешаться, исправить, помочь, но сдерживает себя и не доходит до крайностей, потому что знает, что такое любовь. Любящий человек никогда не пройдет мимо голодного и не потерпит содомию, но и ножом не ткнет опустившегося. Добрый человек по сути своей нетолерантен и неполиткорректен. Ведь "что может быть общего между светом и тьмой"?

 

* * *

 

После столь длинного, но необходимого вступления пришло время наконец-то поговорить и о том, что сегодня принято именовать средствами массовой информации (СМИ).

Как мы выяснили, власть в конечном итоге основана на контроле над информацией, а почти вся информация поступает к нам из внешнего источника. И если слова священника или базарные разговоры являются для нас глотком информации, книга или газета становятся ручейком, радио – мощным потоком, то телевидение… Телевидение по мощности воздействия на наше сознание, по интенсивности создаваемого информационного поля эквивалентно потопу… или атомной бомбе… Контроль над СМИ сегодня – это инструмент абсолютной власти.

Захват власти – это, в первую очередь, перехват контроля над информацией. Христиане с Библией и проповедью вытеснили волхвов, друидов и жрецов; протестанты с помощь книгопечатания потеснили христиан; просветители с помощью "свободы слова" перехватили управление у Церкви; коммунисты заставили слушать только себя, и истребили всех остальных; диссиденты через телевизор убедили людей в лживости коммунистов и собственной непогрешимой правоте и т.д.

А вспомним, что мы раньше говорили о видимости суверенитета отдельных стран Запада. Вся элита учится в англосаксонских странах или же по англосаксонским методикам и программам, население слушает новости от агентства британского еврея Рейтера или англосаксонских медиагигантов, экономика регулируется финансовыми спекулянтами Лондона и Нью-Йорка, которые одновременно являются ведущими аналитиками и экспертами – "знающими людьми". Мифология истории формируется для всех через продукцию Голливуда. Да вспомним хоть пресловутый канцлеракт ФРГ! Оценим кажущуюся безобидность пункта 2: "США осуществляют полный контроль над немецкими средствами массовой информации – над радио и телевидением, печатными изданиями (газетами, журналами, издательствами), кинопродукцией, театром, музыкой, школьными воспитательными программами, учебными планами и т.д. Правительство ФРГ обязано выполнять все указания и рекомендации США в этих областях". Это и есть абсолютная власть, а вовсе не наличие базы Раммштайн, членство в НАТО или верховенство доллара.

Телевизор сегодня – это наше все. Настоящий наркотик, люди жить без него не могут. Он информирует, он развлекает, он утешает. Он поставляет образы для копирования, наша личность формируется через телевизор. Мощное информационное поле способно за считанные месяцы полностью перепахать наше сознание и изменить личность, переписать нашу программу-веру. Телевизор может убедить в чем угодно. И почти никто ничего не замечает! Телевизор – это инструмент власти над нами. Именно он сегодня убеждает в необходимости подчинения или бесполезности сопротивления. Именно телевизор обеспечивает власти легитимность. Самый лучший раб – тот, который не знает, что он раб…

Написаны тонны книг о методах управления через СМИ. Но мы поговорим лишь об общих принципах. Наша задача – просто понять, что такая власть реальна. И от нее невозможно укрыться. Что мы все этому подвержены. Да, от этого не спрятаться, но само понимание наличия обмана – уже полпути к освобождению. Если перестанем быть лохами, то мошенник останется без работы.

Идет война. И фронт этой разрушительной борьбы проходит прямо в наших головах.

 

* * *

 

Итак, общее понимание сути власти как контроля над информацией мы получили, но как же конкретно это работает?[143] Да очень просто… Во-первых, надо очень четко отдавать себе отчет в том, что на самом деле мы живем в призрачном мире знаков, символов...

"Семиотикой называется наука о знаковых системах. Знаковой является структура, состоящая из двух частей: одна из них связана с формой, другая – с содержанием. При коммуникации мы обмениваемся структурами форм, получая в результате структуры значений. Примером элементарной знаковой системы является светофор. В нем есть три формы (красный, желтый, зеленый свет) и соответствующие им значения. Это сочетание "форма = значение" носит условный характер. Например, в Китае времен культурной революции "красный свет" как революционный не мог запрещать движение, а, наоборот, разрешал".[144]

"Каждая семиотическая система характеризуется наличием своего собственного кода, под которым понимается ряд соответствий между планом выражения (всех форм) и планом содержания (всех значений). <…> Любую страну можно рассматривать как систему семиотических кодов. Изменяя коды, вы изменяете страны [давайте вспомним, как в первой части мы говорили о перезагрузке программы-веры через изменение точек привязки]. Физически они остаются теми же, но как семиотические механизмы они уже другие. В результате таких столкновений кодов страны могут исчезать, оставляя свои коды нациям-победителям (нечто подобное произошло с Римской империей). Страны также могут исчезать, принимая чужие коды. Именно так произошло с бывшим Советским Союзом, который изменил свои коды [в ходе т.н. Перестройки]".[145]

Звучит заумно? Тогда давайте разберем все на пальцах…

Что такое "рыба"? Глупый вопрос: рыба – это существо, обитающее в воде. Но почему это существо обозначено у нас именно четырьмя буквами "р-ы-б-а"? Между прочим, то же самое существо называется еще и "fish": 4 буквы, 3 звука. Да как угодно оно может называться, главное, чтобы все понимали, о чем речь. Кстати, а почему именно РЫБА, а не RYBA, например? Почему FISH, а не ФИШ? Да это просто разные формы для передачи одного значения: "существо, живущее в воде".

Самое смешное, что даже буквы "Р" или "Ы" – это уже знаки. Ведь буквы – это просто картинки, графические изображения. И присваивать им значение в виде определенного звука – это кропотливая работа сотен тысяч учителей, родителей и воспитателей. В детстве все мы провели сотни часов, зазубривая значение 33х картинок из русского алфавита, потом чуть меньшее количество часов учили значение картинок из алфавита латинского или любого другого. Ведь звук [р] может передаваться как "P" или "R". А картинка "Р" означает у нас [р], а на Западе [п]. Это понять невозможно, это нужно запомнить. Потому что все это – условные знаки. Мы просто так договорились. А могли, вообще-то, договориться как угодно. И договоренность всегда можно изменить!

Мы тратим тысячи часов на то, чтобы выучить значение всех знаков. Я сейчас, например, бьюсь над задачей донести до своей двухлетней дочки, что картинка "2" и звук [два] обозначают количество двух предметов. И так же с "1", "3", "4" и т.д. То же самое и с цветами: учу ребенка называть цвета определенными звуковыми формами. Теперь уже красный предмет она называет "ка-ка", синий – "си-си", зеленый – "зе-зе", а я праздную великую победу. Теперь она знает форму, через которую мы можем обмениваться значениями. А вообще-то можно ребенка научить чему угодно, присвоить любое значение каждой из графических или звуковых форм. Например, научить ее, что значок "3" произносится как [четыре] и обозначает пять предметов, а синий цвет называется красным. Если так учить абсолютно всех, они будут понимать друг друга, и перестанут понимать нас.

И это еще "легкие" примеры… Довольно просто ткнуть пальцем в красную ягоду и сказать: "Это клубника". А если дело касается абстракций? Всякие там свободы, равенства и т.д.? Мы уже, кстати, раньше касались понятия "свобода". Слово (форма) одно, а значение может быть очень разным (например, у Гегеля и Ницше). Поэтому люди могут произносить одно и то же слово (форму), но понимать совершенно разные вещи! У них есть иллюзия, что они друг друга понимают, но часто это действительно лишь иллюзия…

Только что мы разбирали пример, что их толерантность, которая переводится в словаре как терпимость, и наша терпимость – это совсем не одно и то же! А люди почти никогда об этом не задумываются и по умолчанию предполагают, что собеседник в одно с ними слово вкладывает и одно значение. Это страшное заблуждение!

Смена значений слов и называется сменой семиотических кодов. Например, слову "Ленин" соответствовало значение "гений, герой-освободитель", а превратилось в "подонок, продажный садист". "КПСС" означало "народная партия, наша защитница", а превратилось в "скопище подонков-карьеристов". "Американские империалисты" имело значение "беспринципные дельцы-эксплуататоры, насильники, враги", а стало "высокоэффективные предприниматели, борцы за свободу, демократию и права человека". Все, СССР исчез. Его население в семиотическом плане считается убитым.

Двигаемся дальше. Простое соответствие формы и значения в такой знаковой системе, как наш язык – еще не самая серьезная проблема. Хуже другое…

Мы мыслим понятиями, выраженными через слова. Каждое понятие – это слово (форма) плюс образ (значение). Понятие при этом можно выразить через слово, лишенное образа, и тогда наше мышление также станет безобразным.

Всех нас в школе учили, что в словах есть корень, мы его даже зеленым цветом выделяли полукруглой скобочкой. Но задумывались ли мы, что это реальный корень слова? Понимать надо буквально! Это тот корень, который объединяет его с огромным массивом однокоренных слов, который наделяет слово глубинным смыслом, очень богатым образом (значением). А есть слова-обмылки. Амебы. По научному – эвфемизмы (слова-прикрытия). Например, можно сказать просто брокер (набор букв, у которого есть примерное значение, но вообще нет корней в языке), а можно биржевой делец. Почувствуйте разницу. Можно киллер, а можно убийца. Можно инвестор на рынке ценных бумаг, а можно биржевой спекулянт, торгаш. Если человек начинает мыслить такими словами-амебами, лишенными образа, то смысл уходит и из его мыслей… Мышление становится безобразным, идиотским. А за безобразным мышлением следуют и безобразные поступки.

Ну, вот самый классический пример: к нарушителям международного права можно применять санкции. В самых сложных ситуациях такие санкции могут выливаться во введение эмбарго. Согласны? А теперь думаем: что такое санкции, что такое эмбарго? Санкции – это наказание. Эмбарго – это блокада. Легко согласиться и подписаться под документом о санкциях и эмбарго. А вот применять наказание в виде блокады – совсем другое дело. За этими словами тянется длинный корень, мощный образ: преступление и наказание, блокада Ленинграда. Не было в нашей истории и культуре романа "Преступление и санкция", не было эмбарго Ленинграда. Эти слова – пустышки. А вот наказание и блокада – нет. Поэтому их и не применяют, используя пустышки-прикрытия, чтобы мышление стало безобразным, а мы согласились на мерзкие поступки.

Наш язык стремительно мутирует: менеджер вместо руководителя (руководитель ведет нас за руку или указывает рукой путь, а что делает менеджер?), позиция вместо должности (на должности мы исполняем свой долг, а на позиции чем занимаемся?), сэйлс вместо продавца, ритейлер вместо розничного торговца, бонус вместо премии, киллер вместо убийцы, саммит вместо встречи, вооруженный конфликт вместо войны. Этому перечню нет конца… Взять кредит у банкира звучит престижно, но суть-то одалживания у ростовщика от этого не меняется.

И даже это еще не все… Магия слов может влиять и на наше восприятие действительности. Ведь наши слова буквально – это форма категоризации того, что мы наблюдаем в окружающем нас мире. Для начала нужно понять, что, например, наш слух – это функция мозга. Если мы не знаем чужого языка, то для нас произносимые звуки будут просто шумом. Часть мы не поймем, но часть можем вообще не услышать. На полном серьезе. И так же со зрением, обонянием и т.д. Поступающие импульсы от рецепторов мозг должен сначала классифицировать и отбросить лишнее, и только тогда мы начинаем что-то воспринимать. А классифицирует мозг, как мы говорили, по имеющимся у него категориям, почти всегда выраженным через слова. Поэтому наше восприятие может изменяться: обострятся или притупляться. Зависит от необходимой точности настройки.

Для лучшего понимания сути вышесказанного давайте просто все проиллюстрируем примерами. Вот, допустим, в русском языке есть два разных слова: "голубой" и "синий", в то время как в английском для обозначения и синего, и голубого (в нашем, русском, понимании) используется лишь одно слово – blue. Правда, если нужно точнее передать оттенок, англоговорящие могут воспользоваться сочетанием двух слов – "light [светлый] blue" и "dark [темный] blue", соответственно. Спросите, ну и что такого? Влияет ли эта разница на восприятие цвета человеком, носителем языка? Оказывается, русскоговорящие на 10% быстрее отличают "синий" от "голубого", в сравнении с англоговорящими. Причем разница в скорости заметнее, когда разница между оттенками не слишком велика.[146] А вот многие тропические народы не различают синий и зеленый (для них это один цвет), зато жители Крайнего Севера распознают более десятка оттенков белого, имея для каждого отдельное слово. Профессиональные художники воспринимают палитру намного четче простых людей, имея намного больше слов для обозначения цветов. Обученный нотной азбуке лучше различает звуки и т.д. И дело тут вовсе не в физической возможности увидеть или услышать. "Основное отличие в этом случае состоит не в том, что английский язык не может различать светлый и темный оттенки синего, а в том, что русскоязычные люди не могут избежать различия между ними: они просто должны делать его".

Сталкиваясь с совершенно новым явлением, мы должны его описать через слово, только тогда мы начинаем четко его воспринимать, отличая от других категорий (это происходит и со звуками, и с цветами, и с любыми предметами и явлениями). Забавно понаблюдать за европейскими языками… Например, везде в Европе растут яблоки, и слово в языке есть. Но вот европейцы достигли далеких земель, и столкнулись с неведомыми плодами. Что же случилось? Они начали их описывать через знакомые категории! Так, картошка у французов стала "земляным яблоком", а гранат у англичан – "яблоком-гранатой" (по фильмам о Наполеоновских войнах все мы знаем, как выглядела пороховая граната в те времена: черный шар с небольшим выступом и торчащим из него фитилем). Ананас в английском – "сосновое яблоко" (а что, сладкий, как яблоко, и с виду похож на большую желтую сосновую шишку). А в русский из итальянского перешло слово помидор – дословно "золотое яблоко".[147] Англичане не могут произнести русскую букву "Щ" и заменяют ее сочетанием им известных "СЧ", зато в сербском есть аналогичная нашим "Ш-Щ" пара "?-Ч". Да, у меня нет такой буквы, а вот у них есть, и они ее четко слышат. В свою очередь и нам, и вообще очень многим народам трудно услышать и произнести английское "TH", и все его заменяют либо просто "Т", либо "С", либо "Ф". Поэтому "thank you" очень часто становится или "тэньк ю", или "сэньк ю", или "фэньк ю"…

Сложность и развитость азбуки и словарного запаса влияет не только на наше мышление, но и на восприятие физического мира. Если нет категории в языке, то мы не заметим, не услышим или не поймем какое-то явление. Нет слова – нет явления. Оно становится для нас незаметным, вроде как вовсе не существующим. Наличие или отсутствие слов может обострять или притуплять чувствительность. Поэтому более образованные, как правило, более утонченные люди. Как мы уже говорили, вот нет у англосаксов отдельных слов для синего и голубого, и они их плохо различают; нет отдельных слов для совести и сознания, так они и эти категории путают. Точнее, с сознанием у них полный порядок, зато совесть отсутствует начисто…

Измени слова, а еще лучше – вообще поменяй алфавит (например, с кириллицы на латиницу), и последствия будут вовсе не только политическими… Они будут глобальными.

Смена семиотических кодов, изменение слов (форм) языка ведет к слому, изменению восприятия и мышления, шизофренизации сознания, ошибочным умозаключениям. Мы незаметно слепнем и глохнем, становимся лохами.

 

* * *

 

Чтобы разобраться в методах манипуляции сознанием, надо, во-вторых, очень хорошо понимать психологию людей.

Вспомним, что мы говорили о роли смеха в разрушении символов, т.е. знаков. В начале этой главы мы опять коснулись проблемы телеразвлечений без понимания их психологического воздействия на молодежь. Мы уже говорили о роли женщин в смене ориентиров общества и сохранении программы-веры. В главе "Семья" мы затрагивали проблему обмена информацией между людьми с целью взращивания близости и гармонизации мыслительных процессов. Все это – кирпичики единого процесса. Все это можно использовать для разрушения (совершенствования) сознания, для управления (освобождения).

У каждого человека есть определенные привычки, стереотипы, наклонности, инстинкты, рефлексы, набор ассоциаций и т.д. Психоанализ научился оперировать всем этим для того, чтобы объяснять человеку причину внезапно возникшего у него психологического расстройства. Но всем этим можно пользоваться и для иных целей. И если семиотические коды можно условно сравнить с двоичным кодом современного электронного программирования, то все наши стереотипы, привычки, ассоциации, рефлексы – это уже отдельные модули процесса, который именуется "социальным программированием".

"Хорошо. Подглядывать за природой можно. Природа постоянна в своих законах, постоянна даже в своей изменчивости. Но человек? Разве он не свободное существо?

Свободное. Но мы недаром начали предисловие с разговора о стереотипах. Стереотипах восприятия, стереотипах мышления, стереотипах поведения. Чем они не похожи на постоянные законы природы? Подсматривая за людьми, систематизируя наблюдения за ними, моделируя их действия, экспериментируя и получая предположенный заранее результат, можно строить программу, сценарий, алгоритм.

Опять возражение: но человек же непостоянен! Ответ: в математике тоже есть понятие "переменной". Но если мы задали функцию, то какие бы значения переменная не принимала, мы всегда сможем построить график и указать, в каком месте он пересечется с другой кривой…

Способы "задания функций" в социальном программировании свои. Самый простой из них – это "публикация программы", на манер программы КПСС, или НДР, или "Единства". Тогда свободные переменные сами принимают на себя определенную функцию, коль они согласны с этими программами. Или не согласны с ними.

Социальное программирование не только не отрицает свободу, но и всячески поощряет ее проявления. 99% современных "программ" и не сработают, если человек, актор, не будет чувствовать себя свободным.

Как и в программировании компьютерном, в социальном программировании есть язык и для составления программ. Только он гораздо сложнее компьютерного. И, пожалуй, главный язык социального программирования – это сам естественный язык, ведь именно слова этого языка вызывают в сознании те или иные стереотипы. Я сказал "технарь" – и в ту же минуту в сознании нарисовался тип в очках; я сказал "выборы" – и сразу же возник пучок стандартных ассоциаций (реклама, кандидаты, агитаторы, кабинки для голосования, надежда на лучшее и т.д.). Но в отличие от природы, чьи законы не меняются, общество постоянно меняет и свой язык, и свои стереотипы. Причем чаще всего именно тогда, когда люди замечают, что эти стереотипы являются материалом для программирования".[148]

Давайте теперь кратко познакомимся с приемами и способами такой социальной инженерии. Все, написанное ниже, базируется на работе Д. Гусев, О. Матвейчев, Р. Хазеев, С. Чернаков "Уши машут ослом. Современное социальное программирование". Для того, чтобы понять все эти фокусы, обязательно надо примерить их на себя, представить, прочувствовать.

Итак, интрига, состязание. Кто кого? Один против другого. Неважно где: в футбольном матче, предвыборной кампании, на рынке… Если двое поочередно наносят друг другу удары и обороняются, если есть вызовы друг другу – значит, есть и вызов зрителю, перед которым ставится это шоу. Кто-то из бойцов должен вызвать симпатию (со-страдание или со-радость), кто-то антипатию. Все равно за кого-то придется болеть! Поэтому все превращается в состязание, игру. Только в этом случае обеспечивается высокая степень причастности, вовлеченности. Т.е. даже будучи просто зрителями, мы уже фактически становимся участниками чьей-то чужой игры. Мы вместе с игроками играем по чьим-то правилам. При этом зритель обычно ставит на сильного, удачливого, категоричного героя-бойца, а не на травоядного болтуна. Самое смешное, что подчас нас интересуют вовсе даже не игроки, кандидаты, лошади, а именно сама игра, состязание, гонка…

Выбор. Как только не восхваляют выбор! "Слава богу, что мы имеем возможность выбирать власть хоть иногда!", "Чем больше выбора – тем больше свободы!". Да что там! Выбор стал уже просто синонимом свободы. Есть выбор – есть свобода. Есть, например, выбор между пепси-колой и кока-колой. Ерунда, что они не отличаются по вкусу, зато отличаются по имиджу. Есть выбор между "марсом" и "сникерсом". Каждому надо дать свою игрушку. Главное, что и "марс", и "сникерс" принадлежат одной фирме и деньги идут в один карман. Так же, как "левых" и "правых" кандидатов финансируют одни и те же олигархи. Если есть выбор – значит, надо выбирать, значит, надо принимать решение, значит, надо проявлять-таки свою свободу, значит, надо брать ответственность за выбранный вариант и нести вину за вариант невыбранный. Выбор – важнейший способ провокации субъектности и одновременно самая большая ловушка. Варианты, возможные расписанные выборы лишают нас возможности выбрать что-то иное, кроме предлагаемого. Они приковывают к своей фактичности. Выбор – это ограничение возможностей, а не расширение, тем более что все псевдоальтернативы ведут к одному пути. Более того, наличие огромного количества предлагаемых вариантов не только создает лишь иллюзию выбора, на самом деле ограничивая нас в свободе действий, но и перегружает наш ум и волю настолько, что, в конце концов, многие опускают руки и вообще отказываются от решения, уступая его всевозможным "экспертам". Так наша свобода уплывает к кукловодам, а сами мы становимся рабами.

Самосбывающийся прогноз. Известно, что если на бирже (да вообще в мире финансов) некий "авторитет" (эксперт, аналитик) даст положительный (отрицательный) прогноз, то он сбудется. Если эксперты считают, что акции какой-то компании будут расти, они действительно будут расти, так как положительный прогноз увеличит спрос. И наоборот: если завтра газета напишет, что "банк Х" находится на грани краха, то, несмотря на отсутствие каких-либо финансово-экономических оснований, банк действительно окажется на грани краха. Ведь все вкладчики разом прибегут за деньгами, а этого ни один банк не выдержит. Как это работает? Очень просто.

С. Жижек приводит пример с дефицитом туалетной бумаги в магазине. Некая газета выдала такой прогноз: бумаги скоро не будет. Как думает дурак? "Газета написала, значит, надо идти покупать бумагу". И идет запасаться. Как думает умный? "Я знаю, что бумажная промышленность работает нормально. Кризиса и дефицита не будет. Газета врет. Но ведь найдутся дураки, которые поверят! И побегут покупать! И тогда действительно возникнет дефицит. И окажется, что все дураки будут с бумагой, а я, самый умный, буду у разбитого корыта как последний дурак!" И тоже идет покупать.

Такая же логика работает и на выборах, когда "мочат" оппонента, выливая море чернухи. Вообще, приятно чувствовать себя умным. И делать выбор на основе здравых размышлений. Не беда, что результат этого выбора такой же, как у того, кто не размышлял вовсе. Главное – субъект проявил свой разум и воспользовался им. На пользу социальному инженеру.

Вызов. Нельзя не ответить на унижение, на оскорбление, на брошенную в лицо перчатку. У субъекта есть гордость, достоинство, честь, чувства, наконец. Тем более, когда рядом кто-то подзуживает: а слабо ответить?! Когда рядом уже начали делать ставки: ответит или стерпит? Тварь он дрожащая или право имеет? И вся эта игра с вызовами и ответами может быть срежиссирована. Например, чтобы понравиться девушке, надо подговорить приятелей напасть на нее, а потом убежать, как только появится герой-спаситель. Или более тонко: вступить в неравный бой и остаться избитым на руках у обливающейся слезами дамы.

Вызов в политике – это провокация. Чтобы показать на весь мир "зверства кровавого режима", среди демонстрантов поместят крикунов с лозунгами "мочи ментов" или запасливых "товарищей", готовых метнуть камень в правоохранителей. А если служители закона даже это стерпят, то всегда можно посадить на крышу снайпера, который обеспечит "жертвы репрессивной системы". А бывает еще тоньше… Например, когда США заманили С. Хусейна в Кувейт, пообещав невмешательство. Но как только Ирак начал войну, они сразу же завопили "о защите маленьких гордых стран". Любопытный момент: если бы ограничились только этим, то иракцы сами бы ушли, поняв, что их подставили. Но нужна была война, и США начали мощное давление. И лидеру Ирака ничего не оставалось, как упереться, начать противостояние. Потому что лидер, и уж тем более диктатор народа не может прилюдно расписаться в своей слабости, для него это конец. Поэтому вместо тихого ухода ему пришлось демонстрировать силу. Пришлось ответить на вызов.

Формирующий (индуцирующий) опрос. Знаменитая фрекен Бок из "Карлсона" как-то в порыве гнева заявила, что на все вопросы надо отвечать "да" или "нет". На что Карлсон задал ей вопрос: "Перестали ли вы уже пить шампанское по утрам?" Такой вопрос заставляет задуматься над его содержанием, в отличие от обычных вопросов, которые используют социологи: "Как вы считаете, победит ли Путин в первом туре?" Совершенно безобидный вопрос. На самом деле он информирует респондента о том, что Путин близок к победе в первом туре, он может победить в отличие от других, у кого нет таких шансов. Можно и грубее: "Как вы считаете, что легче: критиковать или реально делать хоть что-то в сложных условиях?" Или еще грубее: "Как вы считаете, то, что кандидат Иванов связан с известной криминальной группировкой, сильно подрывает его шансы на выборах?"

На "наводящий" вопрос невозможно получить иной ответ, кроме симулированного, то есть воспроизводящего сам вопрос. Вообще, цель здесь не в ответе, а в том, чтобы человек услышал информацию в вопросе. Отвечающий на вопрос, хочет он того или нет, вынужден считаться с этой информацией.

Формирующий опрос – противоположность прессинговой агитации. Агитатор не спрашивает, он, напротив, отвечает на вопрос, который ему вообще-то и не задавали. Он бестактен и неуместен. Совсем другое дело – опрос. Тут никто не давит. Наоборот, к нам относятся чрезвычайно уважительно, как к эксперту. Нашим драгоценным мнением интересуются. И мы с готовностью слушаем вопросы и отвечаем на них…

Вовлечение. "Короля играет свита". Государь не потому государь, что у него есть подданные, а потому, что подданные относятся к нему как к государю (вспомним, что власть – это просто наша убежденность в необходимости подчинения). Отношение окружающих задает роль, которую начинает играть субъект. И даже если он не собирался играть эту роль, он начинает отвечать на ожидания.

Проявление дружелюбия и тут же демонстрация ожидания – вот стратегия вовлечения. Разве может субъект подвести такого симпатичного человека?! Веди себя с людьми так, как будто они уже твои сторонники, и они станут таковыми. И наоборот, если ты игнорируешь человека, не доверяешь ему, подозреваешь, то он в скором времени, даже если любит тебя как отца родного, станет твоим противником.

Интервью. Вопрос – жест власти. Вопрос – это допрос. Поэтому массам чрезвычайно приятно, когда кто-то из сильных мира сего отвечает на вопросы. В эту минуту уже как бы народ ведет допрос власти. Мастерски смонтировать интервью может далеко не каждый. В этом бою одинаково хорошо должны выглядеть оба. Один должен задавать острые вопросы, а другой не менее остро отвечать. Пример:

– Правда ли, что в вашем банке открыты счета всех милицейских начальников?

– Все-то вы знаете! Честно сказать, я не имею права разглашать информацию о счетах…

Сделано все: 1) журналист задал острый вопрос; 2) журналист сообщил нужные сведения о том, что банк под крышей милиции и гарантиями государства, что свидетельствует о его надежности, о чем не мог сказать сам банкир, так как это было бы хвастовство; 3) банкир подтвердил это косвенно (раз скрывает, значит, правда); 4) и сохранил репутацию человека, которому можно доверять секреты. Правильно построенное интервью интересует читателя тем больше, чем больше он облапошивается в ходе его чтения или просмотра.

Модели. Модель – это показ того, каким надо быть, чтобы быть лучшим: удачливым, богатым, красивым, умным, сильным (как раз об этом мы и говорили в самом начале этой главы). Модели существуют абсолютно для всего. В том числе и модели размышлений. Хотя каждый тут и там говорит "я думаю", "я считаю" – он, как правило, произносит слова других людей. Оригинальных мыслителей за всю историю наберется не так уж много, все остальное – "вторяк". И эти логики, модели размышлений, задаются извне (из внешнего источника информации). Поставкой таких моделей и заняты всякие "авторитетные люди", или "эксперты", или "аналитики", или "звезды"…

Нарциссизм. Пристальный, заинтересованный взгляд или же часто повторяющиеся взгляды, взгляды украдкой – соблазняют, выводят из спокойствия, заставляют в ответ интересоваться тем, кто смотрит. Почему? Потому что кто-то обратил внимание на меня, именно на меня, на меня и никого больше. Я-то отлично представляю, что я – это я, именно я, и никто другой. И вдруг кто-то другой стал относиться ко мне так же, как я отношусь к себе. Там – вне меня – нахожусь я, и поэтому это "я" мне становится интересно, я уже почти люблю его как себя… Нарцисс умер у ручья, влюбившись в свое собственное отражение.

Известно, что личный разговор может превратить ярого оппозиционера в горячего сторонника. Потому что с ним встретились лично. Отсюда все эти встречи с избирателями и президенты, отвечающие на прямые вопросы населения. В последнем случае важен не сам вопрос или встреча, а их возможность. Или же рассылка именных писем. Людям нравится, когда к ним обращаются по имени-отчеству, они долго хранят письма от "большого человека", ну или, по крайней мере, не выбрасывают конверт с собственной фамилией сразу, без прочтения.

Обращение к идентичности. Как современный человек строит себя, с чем себя отождествляет, а что в себе не признает – все это сложные философские проблемы. Но манипуляции с человеком происходят и на стадии формирования идентичности, и когда она уже сформирована. Например, можно искусственно "навязать идентичность" методом банального "навешивания ярлыков": если ты за справедливость – ты социалист, или коммунист, или фашист. Любишь русский народ – да ты, батенька, великодержавный шовинист, националист, расист и, не побоюсь этого слова, антисемит. Сомневаешься в тотальной приватизации? Значит, упертый марксист. Бунтуешь против родителей и любишь фэнтези – гот. Не любишь – эмо. Нравится рок-музыка? Металлист. И т.д. и т.п. до бесконечности. Нам подсовывают модели для самоидентификации, загоняя в узкие рамки некоего "правильного образа". И мы сами ищем этой самоидентификации, потому что очень страшно быть одному, хочется принадлежать к большой общности "похожих на тебя". Это может быть группа, в которой мы существуем (земляки, рабочие завода, коллектив фирмы); это может быть нечто менее сплоченное (социальная группа, например, инвалиды, меньшинства, представители какой-либо профессии, например врачей, или сообщества хакеров, разбросанных по всему миру). Называть человека по этой идентичности все равно, что называть по имени. А на такой зов принято откликаться. "Инвалиды за Иванова! Пенсионеры за Петрова! Коммунисты за Сидорова! Стой, молодой! Ты уже проголосовал за Кузнецова? Внимание, оптовики! Открылся новый рынок!"

Зона Уэйта. Таким термином называют манеру заглядывать за кулисы событий. Все враз стали "аналитиками", которым известно больше, чем показывают. Эта "осведомленность", знание того, что известно не многим, а "самым-самым", и есть крючок, на который ловится субъект. Поэтому статьи о закулисных интригах, о политических консультантах, о механизмах деланья товаров и кандидатов, о тайных раскладах сил влиятельных групп всегда вызывают жгучий интерес. Только целостный имидж вызывает доверие. Мы никогда не будем до конца верить человеку, который известен нам только с хорошей стороны. Доверять – значит знать, а знать – значит знать все. Все это "закулисье" доведено до абсурда: люди пишут компромат сами на себя; для того, чтобы факту поверили, его всячески опровергают и наоборот.

Повестка дня. Нас довольно трудно подтолкнуть к определенному решению, поэтому "за" или "против" мы всегда решаем сами (ведь мы свободны!), но вот вопрос, по которому нам предстоит принять решение, навязать через СМИ как раз легко. Что мы будем обсуждать, чем будем интересоваться – зависит от "главных тем" дня. И список этих тем нам подсовывают. Согласно исследованиям психологов, человек способен сосредоточить внимание максимум на 5-7 темах. Не более. Вот за это и идет борьба. Все хотят навязать повестку дня. Ведь если проблема не обсуждается, ее вроде как и нет вовсе.

Когда в СМИ мы видим десятки разных комментариев с разными точками зрения, рано радоваться, что мы имеем дело со свободной, объективной прессой. Главное – не комментарий, не "за" и "против". Это мишура. Главное – вопрос, который поднимают эти комментаторы.

Короче, нужные темы "раздуваются", неудобные – "замыливаются". И есть миллион способов, как это сделать. Главное в них, как в хорошем мошенничестве – переключение внимания.[149]

Ответственность. Любовь – это ответственность за любимого, чувство сопричастности. Ответственность – это серьезные узы, ограничение нашей "свободы" быть беспринципными и безответственными. И на этом нечистоплотные люди могут нас подловить. Мафия и разведка очень любят собирать компромат, чтобы потом шантажировать. Ведь шантажировать можно только того, кто чем-то дорожит, с чем-то связан. Точно так же часто проще выбить признание или добиться подчинения, воздействуя не напрямую, а через угрозу жизни, репутации, здоровью и т.д. людей или сообществ, которыми мы дорожим, за которые мы отвечаем.

Просвещение. Тут и говорить не о чем – перехват контроля над внешним источником информации (образование, новости и т.д.) дает полный контроль над людьми (ведь теперь они будут формироваться по программам и моделям, которые им поставляются новой властью). Книгопечатание и перевод Библии с латыни породили Реформацию, эпоха Просвещения сформировала современного рационально мыслящего индивида. Все мы стремимся к знанию, хотим стать на ступеньку выше – и на этом нас и ловят. Со всеми вытекающими последствиями.

Скандал, кризис. Почувствовать себя выше можно и в момент, когда кто-то стал ниже. Скандал – это и есть название для ситуации, когда кто-то попал в неловкое положение, сел в лужу. Оттого-то люди с нездоровой психикой, сформированной эпохой Просвещения, и любят скандалы. Сам по себе скандал – это неожиданное событие, мощный информационный повод, сразу попадающий в "повестку дня" СМИ и позволяющий познакомить людей с новой "звездой". Более того, можно еще высветить что-то скрытое у тех, кого скандал действительно застал врасплох. А еще можно ярким фоном "скандала" приглушить ("замылить") остроту  иного события, действительно важного и неудобного…

Кризис на китайском языке означает "опасность/возможность". По сути, это слом стабильной устоявшейся ситуации с последующим изменением расклада в свою пользу. Кризис-менеджмент на русский принято переводить как антикризисное управление, и это предполагает, что кризис случается сам по себе, подобно пожару или наводнению, а антикризисный управляющий, подобно пожарнику или врачу, приходит и оказывает помощь. На самом деле кризис-менеджер занимается прямо противоположным делом: он устраивает кризисы, разжигает пожары, но делает это так, чтобы кризис способствовал достижению его целей. Вот именно таким гадством постоянно и занимаются Англия и США, от переизбытка практики набившие в этом руку до виртуозности.

Тест. Помимо стремления к познанию, присуще нам также и стремление к самопознанию. Поиск самоидентификации по различным критериям – это поиск идентичности. В публикуемых тестах человеку в конце концов (в результате) предлагается навесить на себя тот ярлык, который получился, смириться с ним, жить с ним и даже корректировать себя. Естественно, что "коррекция" – это то, что нужно составителю теста, или же такая идентификация, на которую направлена рекламная компания. Тесты могут посылаться не в виде собственно тестов (т.е. вопросов и ответов): это могут быть типизации, разъяснения специалистов, введение нового термина в знакомый контекст и т.д. Главное, чтобы читатель (зритель) мысленно соотнес себя с набором признаков или же отнес себя к определенному типу. Когда такое соотнесение произошло, нас уже начинают ловить на идентичности (см. выше).

Тайна, секрет. Наше стремление к познанию и инстинктивное понимание информированности как власти словно магнитом тянет нас к всевозможным тайнам и секретам. Тут мы, с одной стороны, входим в зону Уэйта, где под видом секрета нам могут навешать все что угодно, а с другой становимся жертвами всевозможных "эзотерических тайных" знаний. Тут уже вовсю работают самосбывающиеся прогнозы.

Большие формы. Хочешь получить человека на пять минут – действуй листовкой, хочешь на неделю – действуй статьей, хочешь на всю жизнь – действуй книгой. Маркс убедил сотню людей толстым "Капиталом", эта сотня убедила тысячи – статьями, эти тысячи подняли миллионы – листовками. То же самое относится и к другим формам искусства. Например, архитектура – это мир, в котором человек постоянно живет. У человека из "хижины" одно сознание, у человека из "высотки" – другое. Но книги и фильмы несут в себе идеологию гораздо более насыщенную. Потому что там есть образы, есть язык. Главная ценность больших форм в том, что они работают всерьез и надолго. Они несут мировоззрение, представления об образе жизни, а каждый субъект, если он хочет быть субъектом, обязан иметь мировоззрение. А его не почерпнуть из газет. Это только фильмы и книги. От Библии и Корана до "Унесенных ветром". "Жизнь подражает искусству", – говорил О. Уайльд. Поэтому контроль над искусством и его производство – это контроль над жизнью и ее производством.

Зависть и ревность. Как ни странно, но любое наше желание имеет трехчленную структуру: кроме желаемого объекта и желающего субъекта обязательно должна присутствовать модель-соперник. Субъект желает объект только потому, что его желает модель-соперник. Это известно уже века и массово применяется в искусстве соблазнения. Если кто-то чем-то интересуется, то тем самым это "что-то" начинает интересовать и нас. Раз кому-то это нужно, значит, оно ценно… Поэтому специалисты и формируют реальные или виртуальные модели-соперники, чтобы привлечь наше внимание к какому-то объекту. Как только это сделано, за это наше внимание/желание уже можно ухватиться…

Дар. Дар символизирует высшую власть над вещью, и косвенно символизирует силу. Щедрый человек всегда вызывает симпатию. Поэтому принято козырять благотворительностью. С другой стороны, дар подразумевает некое обязательство со стороны одаряемого, необходимость отдариваться. А это уже зависимость, которую можно использовать. Еще тоньше: нереализованная потребность отдариться в ответ может повлечь невроз, который легко канализировать в отрицательное чувство к дарителю. Если не могу тебя отблагодарить, то уж навредить смогу. Человек хочет снять с себя напряжение, и находит такой абсурдный на первый взгляд выход. И это тоже можно использовать.

Месть. Просто универсальный, ничем не ограниченный и высокоэнергетический механизм воздействия на человека. Начала и конца в цепочке обид обычно не найти. Достаточно провокации, вызова, и лавина рухнет. Этому можно противопоставить только глубокое понимание действительности, истории и взращивание любви. Иначе умелые люди всегда найдут нужный им выход нашему "праведному гневу" и вовремя подтолкнут нас.

Угроза, опасность, страх. Мощнейшее и самое действенное оружие в руках социального инженера. Страх опасности – это не какой-то там жалкий стереотип или привычка, это инстинкт. Существует теория идентификации, согласно которой любое сближение индивидов возникает только при угрозе с третьей стороны. Иначе говоря, вопрос "Против кого дружим?" является основным вопросом для понимания мотивов общности. Нет большего проявления сплоченности, взаимовыручки, поддержки, дружбы, чем во время войны или катастрофы.[150] Поэтому тема "пугала" – главная тема для любой власти, жаждущей полного контроля над обществом.[151]

Юмор и сатира. Об этом мы уже подробно говорили в главе про идеологию, но все же повторимся. Смех – это реакция на неправильность, выражающаяся в сбросе напряжения. Можно серьезно пытаться исправить неправильность, а можно посмеяться и ничего не делать. Более того, юмор и сатира разрушают символы традиционного общества, сжигают важные точки привязки нашего сознания. Юмор и сатира исполняют роль истребителя прошлого, заливая грязью все святое и выпячивая все отвратительное, открывая путь бесконечному "реформированию" общества. Поэтому юмор – священная корова Запада. Ирония контролирует состояние серой массы индивидов, высмеивая "пафос" собравшихся с силами и подбадривая совсем опустивших руки.

Числа. Для обычного человека любое число больше тысячи – это уже много. Разницу между миллионом и миллиардом невозможно прочувствовать. Такие цифры просто воспринимаются мозгом, ставятся на одной плоскости: много. Поэтому можно спокойно кричать на всех углах о ста миллионах репрессированных Сталиным. Абсурдность такого утверждения почувствовать трудно, зато этого достаточно, чтобы ужаснуть публику: ведь магия цифр придает ореол достоверности и точности любой, даже самой абсурдной, информации. Еще интереснее всякие производные от чисел. Например, процент. Можно выдавать новости и сыпать процентами увеличения или уменьшения, что начисто лишает статью смысла. Человек перестает понимать абсолютные величины, а значит, не понимает ничего.

Ложь. Каждый человек знает, что он может соврать, и хоть раз в жизни делал это. Каждый способен на маленькую ложь. Ну, пусть даже на довольно большую. Более того, широкое хождение получил афоризм, что можно долго обманывать небольшое количество людей, можно какое-то время обманывать всех, но невозможно все время обманывать всех. И это заблуждение. Чем чудовищнее ложь, тем скорее в нее поверят. Человек искренне считает, что так врать невозможно! И даже если он и не верит, то все равно остается ощущение, что "дыма без огня не бывает". А в обществе тотальной лжи, в котором мы и живем, очень часто даже не надо скрывать правду – в нее все равно никто не поверит.

Время. Достаточно сместить события по оси времени в будущее, чтобы создать иллюзию кипучей деятельности, ничего при этом не делая. Например, можно громогласно трубить о перевооружении армии (удвоении ВВП) к 20хх году. Остается ощущение, что работа кипит, ведь обещание о результате отнесено в конкретное будущее. Но так будет каждый раз. В 20хх году станут еще громче устанавливать новые сроки. Это тактика бесконечного кормления обещаниями, которая оставляет постоянную иллюзию сытости.

И, наконец, страх манипуляции. Мы не хотим попадаться в лапы каких-нибудь манипуляторов, и этим тоже эффективно пользуются. Достаточно внушить нам мысль, что то, что мы хотим сделать, выдает в нас дурака, лоха. Жертву манипуляции, "черного пиара". Никто не хочет быть лохом, и начинает действовать наоборот, что и требовалось доказать. Такой подход становится серьезной проблемой. Под крики о "грязной кампании очернения честного борца за права народа" во власть пролезают невообразимые жулики и подонки. Таким образом они просто нейтрализуют в общем-то правдивую негативную информацию, которую распространяют о них конкуренты.

Надеюсь, вас уже тошнит от всего этого. Меня тоже. А ведь мы привели только очень грубые, примитивные, хрестоматийные примеры. В жизни же такими фокусами занимаются целые профессиональные армии очень умных и очень высокооплачиваемых людей…

 

* * *

 

В-третьих, надо очень четко понимать роль СМИ во всей этой системе.

У нас есть код (знаки), есть модули программы (вышеописанные психологические трюки), есть сами программы (наше миропонимание, вера, идеология), есть машины (мы с вами), есть даже программисты (власть, социальные инженеры). Чего не хватает? Правильно – устройств ввода-вывода. СМИ играют роль канала подключения к нашему сознанию для загрузки или управления загруженной программой.

СМИ могут добавить в наше сознание новые знаки, символы, образы, слова и понятия, могут их убрать, могут поменять их значение, через СМИ нам задалбливают до полного усвоения отдельные модули-стереотипы, иногда даже целые новые программы или языки (как в Перестройку в СССР), через СМИ мы находимся на постоянной связи с властью. Под постоянным контролем. Мы живем с "широко закрытыми глазами". Надеюсь, почему закрытыми, объяснять уже не нужно. Почему широко? Да потому, что закрывает их "широкий" спектр псевдовозможностей выбора или самореализации.

Ну, возьмем для примера хоть пресловутую "свободу слова". Ведь это ни что иное, как реализация идеи сокрытия правды под нагромождением лжи. "Свободные" СМИ вываливают на нас ежедневно потоки информации. Правда там, кое-где разбросанная по частям, конечно, есть, но она погружена в океан мусора и лжи. Мы просто не способны ее разглядеть и собрать в единое целое за всем этим криком, мельтешением и сенсационной ахинеей. Есть иллюзия информированности, но в действительности мы теряем способность понимать вообще хоть что-нибудь. Еще страшнее конкурирующая с осколками правды наукообразная высокоинтеллектуальная ложь всевозможных "экспертов, аналитиков и гуру". "Методология Тавистока и Стэнфорда гласит следующее: если необходимо разрекламировать что-то такое, что общественность еще не полностью приемлет вследствие недостаточной промывки мозгов, то следует заказать статью, раскрывающую все аспекты данного вопроса. Другой метод состоит в организации телевизионных ток-шоу в прямом эфире, в которых группа экспертов рекламирует продукты или идеи под видом их "обсуждения". Участники шоу демонстрируют различные точки зрения, сторонники и противники высказываются за или против. Когда все заканчивается, обсуждавшийся вопрос прочно застревает в сознании публики".[152]

Телевизор отключает наш мозг. Нас никто не спрашивает, что и когда мы хотим смотреть. Старая добрая книга, газета и даже Интернет дают нам хоть какую-то возможность самим решать, что и когда читать и читать ли вообще. Телевизор не столь либерален: репортажи на экране стремительно сменяют один другой, и нет никакой возможности сделать осознанный выбор: интересно мне это или нет. Могут показать новости о достижениях ученых, и следующим же кадром забить образы трупов, крови и насилия через "криминальную хронику". Мы вынуждены глотать то, что дают. Определенные визуальные образы, умело подобранная музыка и комментарии воздействуют в первую очередь на эмоции. За всплеском эмоций слабые доводы разума уже не слышны. Мозг какое-то время пытается фильтровать поток данных, но очень скоро наступает перегрузка, и он отключается. Мы просто превращаемся в собачек Павлова, которых стимулируют. Современные манипуляторы заслуживают совершенно иного титула: они не социологи, они – скотоводы.

 

* * *

 

Вообще, всеми этим приемами обработки нашего сознания можно добиться поистине удивительных результатов. Можно создать другую реальность (помните, мы говорили о параллельных мирах в главе про идеологию?), как в фильмах "Матрица", "13й этаж" или "Они живы!". "«Тинэйджерам» и в голову не могло прийти, что все «нетрадиционные» ценности, к которым они стремятся, были тщательно разработаны пожилыми учеными в мозговых центрах Англии и Стэнфорда. Они были бы потрясены, обнаружив, что большая часть их «клевых» привычек и выражений была специально создана группой пожилых социологов!"[153] К сожалению, это относится не только к молодежным субкультурам.

"Самую сильную метафору, объясняющую pоль ТВ в наше время, время видеократии, создал в IV веке до н.э. Платон. В седьмой книге своего труда «Республика» он изложил удивительно поэтическую и богатую аллегорию. Вот она, в кратком и бедном изложении:

В пещере, куда не проникает свет, находятся прикованные цепями люди. Они в этом плену давно, с детства. За спиной у них, на возвышении, горит огонь. Между ними и огнем – каменная стена, на которой, как в кукольном театре, шарлатаны двигают сделанные из дерева и камня фигурки людей, зверей, вещей. Двигают и говорят текст, и их слова эхом, в искаженном виде разносятся по пещере. Прикованные так, что могут смотреть только вперед перед собой, пленники видят огромные тени от фигурок на стене пещеры. Они уже забыли, как выглядит мир, свет на воле, и уверены, что эти тени на стене, это эхо и есть настоящий миp вещей и людей. Они живут в этом мире.

И вот, один из них ухитряется освободиться от цепей и карабкается наверх, к выходу. Дневной свет ослепляет его, причиняет ему тяжелые страдания. Затем, мало-помалу он осваивается и с удивлением всматривается в реальный мир, в звезды и солнце. Стремясь помочь товарищам, рассказать им об этом мире, он спускается обратно в пещеру.

Далее Платон рассуждает о том, как может произойти их встреча.

Пробравшись к товарищам, беглец хочет рассказать им о мире, но в темноте он теперь ничего не видит, еле различает мелькающие на стене тени. Вот, рассуждают пленники, – этот безумец покинул пещеру и ослеп, потерял рассудок. И когда он начинает убеждать их освободиться от цепей и подняться на свет, они убивают его как опасного помешанного.

Если же, освоившись в темноте, он рассказывает им о том, как выглядит реальный миp, они слушают его с удивлением и не верят, ибо его миp совершенно не похож на то, что они много лет видят своими глазами и слышат своими ушами. Если же, в лучшем случае, они следуют за ним к выходу, ушибаясь о камни, то клянут его, а, взглянув на солнце, стремятся назад к привычным и понятным теням, которые им кажутся несравненно более реальными, чем мир наверху, который они не могут разглядеть при режущем глаза свете.

Платона мучило это свойство человеческой натуры – предпочитать яркому свету истины и сложности реального мира фантастический мир театра теней. Но никогда его аллегория не сбывалась с такой точностью, как сегодня. ТВ создает для человека такой театр хорошо сделанных теней, что по сравнению с ним реальный мир кажется как раз серой тенью, причем гораздо менее истинной, чем образы на экране. И человек, с детства прикованный к телевизору, уже не хочет выходить в мир, полностью верит именно шарлатанам, которые манипулируют фигурками и кнопками, и готов убить товарища, убеждающего его выйти на свет. Как сказал устами героя фильма «Заводной апельсин» режиссер Стэнли Кубрик, сегодня «краски реального мира человек признает реальными только после того, как увидит их на экране»".[154]

 

* * *

 

Вот такие дела…

Неприятно, не хочется в это верить, появилось желание все это забыть? Да, свет режет глаза, становится страшно и неуютно, хочется обратно в пещеру.

Но давайте на минуту отбросим эмоции и подумаем. Для начала уясним, что нет почти никакой разницы между воспитанием и манипуляцией сознанием: и то, и другое – это промывка мозгов. Хм… Вообще-то, разница, конечно, есть: воспитанием добиваются изменения сознания на благо человека, а манипуляцией – ему во вред и на пользу манипулятору.

Отсюда расхожее мнение специалистов: нашей стране просто не хватает своих социальных инженеров, своей манипуляции. Вот будет она – и станет нам благо. Американцы, вон, особо не ноют по поводу промытых до девственной чистоты мозгов: зачем? Ведь все и так круто складывается.

Но это только пока… И не так уж и круто, если разобраться. Люди сидят, как батарейки в Матрице, и пока система их греет и питает. А если система перестанет? Какая же это свобода, если ты во всем зависим от кого-то? Более того, десятилетия все возрастающего насилия над сознанием (ведь что такое обман и манипуляция, если не насилие?) привели к его разрушению. Люди сходят с ума, кончают жизнь самоубийствами, безвылазно сидят на психотропных препаратах, постоянно находятся в состоянии стресса и депрессии, не могут обходиться без психологов и психоаналитиков. Грузнеют, спиваются, уходят в наркотический дурман, опускают руки. Тупеют. Ведь чем больше лохов и чем глубже бездна их невежества, тем эффективнее злая власть лжи.

Вспомним роман Стругацких "Обитаемый остров". Сцена, где Максим спрашивает подпольщиков об их планах в отношении башен. Они ему отвечают, что лидеры сопротивления хотят их сохранить и использовать в своих целях (типа, благих), на что Максим задает резонный циничный вопрос: "В каких своих?"

Что можно сказать о шарлатанах, которые держат остальных "в пещере с детства прикованными цепями так, что и пошевельнуться не могут", кто показывает им театр теней вместо реальной жизни? Они могут быть хорошими? Может это быть добром?

Мы так погрязли во лжи, что и представить себе не можем жизнь без нее. Нас пугают: а смогли бы вы жить в мире, где всем все про всех известно? Нет, страшно. У всех есть скелет в шкафу. И этот скелет довлеет над нашей жизнью, ведь мы все поступки соизмеряем с необходимостью его прятать. Мы все время хотим казаться, а не быть. Мы привыкли к тому, что реклама врет. Ведь никто же в здравом уме не поверит, что "крем разглаживает морщины на 17%" или что "с этой жвачкой или дезодорантом все красавицы (красавцы) немедленно упадут к нашим ногам". Нас не смущают бредовые обещания политиков. Мы спокойно относимся к всевозможным банковским, коммерческим, профессиональным и прочим тайнам и секретам. Мы привыкли ко лжи. Мы ничего, кроме лжи, уже не ожидаем. Мы никогда не поверим в правду, потому что по умолчанию примем ее за очередную ложь. Мы никогда не поверим в хорошее отношение, потому что посчитаем его прикрытой корыстью. Мы к этому привыкли. Так привыкли, что произнесение правды вслух уже считается совершенно неприличным поступком. Неприлично называть мазню дегенератов мазней, неприлично биржевых дельцов называть спекулянтами и мошенниками, неприлично интересоваться причиной чудовищной разницы в оплате труда между производителями и офисными дармоедами, а уж прямой открытый разговор в дипломатии стал настолько непривычным, что один только намек на общеизвестную правду, содержавшийся в стандартной лицемерно-корректной Мюнхенской речи Владимира Путина, вызвал настоящий шок, как будто российский президент сказал нечто совершенно непристойное. Зато несколькими годами ранее все внимательно слушали и кивали насквозь лживому, совершенно бредовому выступлению Колина Пауэлла в Совете Безопасности ООН по ситуации в Ираке. И так во всем.

Но среди нас, кстати, до сих пор живут другие люди. Мой дед верит рекламе. На полном серьезе. Говорит, что разве будут люди друг друга обманывать? Все над ним подшучивали, и я в том числе, пытались его переубедить… Ну а если подумать? Мы же просто скоты, лживые подлые твари. Мы к этому так привыкли, что даже вообразить себе не можем ничего другого! Мы спокойно принимаем ложь, считаем это нормальным! И смеемся над людьми, для которых то же самое – ненормально. Действительно, люди друг друга обманывать не будут, скоты – запросто.

Давайте пробежимся еще раз по списку всех этих фокусов-выкрутасов, которыми нами управляют. Они все основаны на нашей слабости, гордыне, невежественности, жадности. В первую очередь невежественности. Мы сами виноваты в том, что с нами происходит.

Выход есть, и он очень простой, и одновременно очень сложный: просто перестанем лгать друг другу, и в первую очередь самим себе. И перестанем терпеть любой обман от других. Перестанем его считать нормальным. Займемся собственным образованием. Узнаем реальный мир, поймем его во всей полноте, взрастим любовь.

Очень трудно поверить в то, что на самом деле сидишь в пещере. Мы прикованы. И это только в наших головах.[155] Стоит это понять, и путы исчезают. Но предстоит еще рассмотреть пещеру, увидеть свет у выхода, на ощупь, спотыкаясь в темноте, пробраться к нему, выйти на свет и долго терпеть боль и ужас от встречи с реальным миром. Но глаза скоро привыкают, и уже все кажется вполне привычным, нормальным, страх уходит. Главное, не струсить и не убежать обратно в пещеру.

Раньше мы уже предлагали использовать правду в управлении русскими людьми. И предложим это еще раз: нужна правда. Только так можно дать отпор злу, скрывающемуся за тайной и обманом. Другого пути нет.

И СМИ могут сыграть мощнейшую объединяющую, созидательную роль. В любом случае без каналов обмена информацией мы жить не можем. Нужно просто немного перенастроить их работу. Для этого в первую очередь нужно перенастроить сознание работающих там людей. Всех этих журналистов, маркетологов, имиджмейкеров, политологов и социологов.

Но можно (и нужно) и более грубо. Ответственность. Да-да, без нее никуда.

В который уже раз представим себе стакан чистой воды. И вот какая-то ушлая тварь через СМИ пускает ложь – каплю чернил. Попробуйте теперь достать ее из стакана. Да, мы не вольны забывать по своей воле. В мгновение ока телевидение способно заразить все население огромной страны, отравить сознание миллионов.

Что за это полагается? Тут без вариантов, система должна себя защищать. Это смертная казнь в любом случае. Распространение заведомо ложной информации – смертная казнь. По неосторожности – длительная каторга (или тоже смерть, если по халатности). Вопрос уж слишком серьезный, ставки чрезвычайно высоки. Источник должен оставаться чистым.

Но самое главное, конечно, просто взглянуть правде в глаза. Только так можно стать совершенными, как Отец наш небесный. Только так можно стать Человеком.

 

 

О смысле бытия.

 

В первой главе этой части мы говорили о смысле жизни: стремиться совершить максимальные действия и таким образом получить максимальные ощущения. А какие максимальные действия может совершить человек? Мы стремимся быть совершенными, как Отец наш Небесный. Тянемся к добру, т.е. взращиваем в себе любовь. А любовь – это ответственность, которая растет в меру нашего понимания действительности. Таким образом, цель – это максимальное распространение нашей любви через рост понимания, уподобление в пределе Богу.

А что значит максимальное распространение нашей любви? Это значит, что мы живем для того, чтобы максимально упорядочить пространство вокруг себя. Все должны быть здоровыми, умными, сытыми, дома должны быть крепкими, чистыми и уютными, улицы должны утопать в зелени, воздух и вода должны быть чистыми, отношения между людьми должны быть теплыми и дружественными. И всего этого должны добиться мы сами.

Человек создан по образу и подобию Бога. А Бог создал Вселенную, упорядочил Хаос. Вот и мы должны заниматься тем же самым – упорядочивать хаос. Либералы кричат о том, что, мол, в природе энтропия нарастает, значит, настоящая свобода индивида-атома может наступить только при разрушении всех структур, наступлении полного хаоса, который и есть естественное состояние. Нет, это не бред, все довольно логично. Это просто логика зла. Зло видит порядок в хаосе эгоизма, наживы и конкуренции.

Ну а как же нам упорядочить свою жизнь?...

Для начала нужно разобраться в самом себе. Это отправная точка. Что бы мы ни делали, все начинается с образа в нашей голове. Сначала кто-то представил себе доску, стол, дом, машину, ракету, семью, государство, и только потом образ воплотился в чертежах или планах и материализовался в нашем мире. Сначала меняется сознание, и только вслед за этим начинается изменение реальности. Именно поэтому власть над реальностью кроется в контроле над информацией, именно поэтому мы только что так подробно разбирали этот вопрос.

Любое упорядоченное действие вовне требует порядка у нас внутри. Познай самого себя – девиз еще древних греков. Ну, в самом деле, если в голове каша, то и действия наши становятся хаотичными. Отсюда "дурная голова рукам покоя не дает", "10 километров бешеной собаке не крюк" и прочие истины. Если в голове кривой, неполный или расплывчатый образ, то и результат наших действий тоже будет кривой, и потребуется много раз все переделывать, изменять и дополнять, прежде чем получится достичь цели. Так что в любом действии самое главное – упорядочить свое мышление, накопить достаточный объем информации, создать целостное непротиворечивое представление о реальности и об искомом результате. Только тогда можно добиться успеха в своих начинаниях.

Причем такой образ (мыслеформа) должен быть очень четким и детальным. Как чертеж реактивного двигателя. Детальное представление должно быть у людей о самих себе, о семье, обществе, государстве, праве, экономике, окружающей среде и т.д. Только тогда действия станут осмысленными, упорядоченными. Только тогда появится способность упорядочить бытие вокруг себя. Так что очень верно подметил Владимир Ульянов: "Учиться, учиться и еще раз учиться!"

Просто сказать себе: "Хочу счастливую семью!" так же глупо, как пожелать сверхсовременный сверхэкономичный реактивный двигатель и просто сидеть ждать, когда же он сам собой сложится. То же касается и государства, и экономики. Всего на свете.

Мы начинаем с самопознания, упорядочиваем сами себя. Если этот этап более-менее успешно пройден, мы можем учиться познавать реальность. Мы можем упорядочить свой быт, создать крепкую семью, обустроить дом, воспитать детей, вычистить и украсить округу, наладить управление и экономику.

Например, создание успешной семьи. Да, поиск подходящего человека – это важно, но в любом случае все мы обладаем способностью упорядочивать. Если есть какие-то проблемы, мы способны их понять и разрешить. Изменить себя и свои поступки, растолковать все своему супругу, чтобы изменился он. Не просто орать и требовать изменений, а разобраться в ситуации и все исправить, сделать правильно. Т.е. упорядочить свои мысли и поступки, упорядочить мысли и поступки супруга, упорядочить мысли и поступки детей (это называется воспитанием). Более того, мы способны влиять и на своих родителей, и на братьев-сестер, и на соседей. На работе мы можем изменять к лучшему уже большой мир.

Кто-то не способен разобраться даже в себе самом, и ничего у него не получается. Кто-то усвоил однобокую концепцию, и блистает или на работе, или дома, но никогда не может это совместить. Надо же разобраться во всем. Точнее, каждый человек должен усвоить гуманитарные знания. Потому что гуманитарные дисциплины – это и есть сама жизнь. Без них она станет корявой, в лучшем случае получится роль винтика в социальном механизме.

"Ликвидировать отставание в гуманитарных технологиях – сегодня задача номер один. Только тогда общество и государство станут единым, сложным целым, а внутренние противоречия этого целого будут работать на само это целое и на каждый из его моментов. Пока эта задача не только не решается, она даже не осознана как таковая".[156]

Мы можем изменять и себя, и людей вокруг. Упорядочивать. Спасись сам, и вокруг тебя спасутся тысячи.

История знает примеры людей, способность которых упорядочивать реальность охватывала целые континенты: Конфуций, Будда, Христос, Магомет. Каждый из нас тоже способен на это. Если мы созданы по образу и подобию Бога, значит, каждый из нас сам может стать богом. Совершенным существом, только маленьким. Мы способны даже нашу жизнь на Земле сделать Раем.

Но только в одном случае. Если создадим себе четкий, непротиворечивый образ желаемого Рая. Стоит только захотеть, именно как следует захотеть, хорошенько во всем разобраться и подумать, и все возможно. Психологи и мистики называют это визуализацией – материализацией желаний. Визуализация действительно существует, тут нет никакой мистики. Человек подобен Богу.

 

* * *

 

Без понимания сути вещей невозможно упорядочить нашу жизнь. Так что мы должны учиться. Мы создали экономику знаний, но так и не научились ею пользоваться.

В этой части мы постарались коротко рассмотреть суть нашей общественной жизни. Надеюсь, хоть что-то стало более понятным. Мы сделали еще один шажок к упорядочению бытия, к обретению смысла жизни.

Впрочем, материалисты утверждают, что именно бытие определяет сознание, а не наоборот. Хоть мы с ними и не совсем согласны, но пришло время окунуться и в это самое бытие, т.е. рассмотреть вопросы, как сейчас принято говорить, экономики и экологии. Тем более что именно здесь находится ключ к пониманию надвигающейся на человечество катастрофы.

 


 

Часть III.  Хозяйство

 

 

У нас не денег нет, у нас ума не хватает.

 

Самая общая теория.

 

Многие, наверняка, заметят, что говорить о любви и терпимости легко, но в реальной-то жизни все по-другому: приходится постоянно драться за кусок хлеба. Вокруг этой борьбы строится вообще вся идеология рыночного либерализма: все должны конкурировать за место под солнцем, и только самые агрессивные и изворотливые смогут получить свой кусок, отобрав его у других. Необходимость обеспечить свои потребности (в широком смысле) толкает людей в объятия зла, потому что они не видят другого пути, кроме как грызть друг другу глотки. Самое интересное, что если всем всего будет хватать, то зло уйдет само собой. Поэтому для продвижения скотского либерализма жизненно необходима нехватка, дефицит. Кусков всегда должно быть меньше, чем нужно, иначе драки не получится. Для этого умные книги ученых сатанистов вдалбливают молодежи, что "потребности человека бесконечны, а ресурсы ограничены", из чего плавно вытекает необходимость "конкуренции" за кусок хлеба как "естественное" состояние. Так что пока мы не разберемся с этим самым куском и нашими потребностями, вряд ли у нас получится принципиально изменить жизнь к лучшему. Фокус тут, правда, в том, что только серьезное просветление в головах способно каждому обеспечить достойную жизнь (ведь сначала появляется мыслеформа, и только потом – упорядоченное хозяйство). Получается, что в этом случае бытие и сознание идут рука об руку. Как, впрочем, и во всех других случаях. Так что попытаемся и теперь сначала упорядочить наше понимание того, каким же образом устроена материальная сторона нашей жизни, а потом постараемся определиться, что же нужно со всем этим делать.[157]

И пойдем мы немного необычным путем. Сейчас ведь столько говорят о повышении финансовой грамотности населения, что даже как-то стыдно лезть в это царство неуемных экономических гениев, вещающих на каждом углу о мерах повышения эффективности экономики и миллионах способов личного обогащения. Вот последнее время очень модно трубить о пенсионных накоплениях и инвестиционных фондах. Как нам говорят: вложите, и будет вам счастье, так ведь? А вам такое "повышение финансовой грамотности" ничего не напоминает?...

"– Умненький, благоразумненький Буратино, хотел бы ты, чтобы у тебя денег стало в десять раз больше?

– Конечно, хочу! А как это делается?

– Проще простого. Пойдем с нами.

– Куда?

– В Страну Дураков.

Буратино немного подумал.

– Нет, уж я, пожалуй, сейчас домой пойду.

– Пожалуйста, мы тебя за веревку не тянем, – сказала лиса, – тем хуже для тебя.

– Тем хуже для тебя, – проворчал кот.

– Ты сам себе враг, – сказала лиса.

– Ты сам себе враг, – проворчал кот.

– А то бы твои пять золотых превратились в кучу денег...

Буратино остановился, разинув рот...

– Врешь!

Лиса села на хвост, облизнулась:

– Я тебе сейчас объясню. В Стране Дураков есть волшебное поле, – называется Поле Чудес... На этом поле выкопай ямку, скажи три раза: "Крекс, фекс, пекс", положи в ямку золотой, засыпь землей, сверху посыпь солью, полей хорошенько и иди спать. Наутро из ямки вырастет небольшое деревце, на нем вместо листьев будут висеть золотые монеты. Понятно?

Буратино даже подпрыгнул:

– Врешь!

– Идем, Базилио, – обиженно свернув нос, сказала лиса, – нам не верят – и не надо...

– Нет, нет, – закричал Буратино, – верю, верю!.. Идемте скорее в Страну Дураков!.."

Ну так вот мы с вами туда не пойдем: там и так уже не протолкнуться. Постараемся сами все разобрать "на пальцах".

 

* * *

 

Для начала ответим на элементарный вопрос: чем занимается экономика? Какова цель всей нашей хозяйственной деятельности? Вопрос, кстати, вовсе не праздный, ведь от ответа на него зависит выбор критерия эффективности нашей работы.

Как ни странно, ответим на него с конца. Какую деятельность считают эффективной рыночные либералы? Прибыльную. Чем больше навар, тем эффективнее. А традиционные экономисты что говорят? Они полагают, что эффективность измеряется степенью удовлетворения потребностей населения. Итак, одни утверждают, что цель хозяйствования – максимизация прибыли; другие же говорят, что задача экономики – максимальное удовлетворение потребностей. Это очень любопытный момент.

Стараниями либералов эти две точки зрения приравнены друг к другу. Для получения прибыли человек якобы начинает искать то, что всем нужно, что пользуется спросом, и таким образом организует предприятие, которое одновременно приносит прибыль и удовлетворяет потребности населения. Действительно, удовлетворение потребностей – частный случай, производная от получения прибыли. Т.е. при определенных условиях два различных вида деятельности (получение навара и создание продукта) совпадают. Но не всегда. Скажем больше – почти никогда.

Ведь если цель – получение прибыли, то удовлетворение потребностей – лишь одно из средств. И далеко не самое эффективное. Намного эффективнее с точки зрения прибыльности устроить рэкет, т.е. просто отобрать продукт. Или торговать наркотиками, табаком, алкоголем и порнографией. Или организовать финансовые махинации. Еще эффективнее – просто присвоить себе право печатать в государстве деньги. Поэтому страны капитализма и особенно их колонии погрязли в пороке, всюду разгул преступности, экономика строится на биржевых спекуляциях, денежных долгах и ограблении колоний. Потому что очень прибыльно. При этом либералы не задумываются, а нужно ли нам такое "удовлетворение потребностей": если есть прибыль, значит, согласно их "единственно верному учению", просто необходимо.

Вообще-то, такая разница во взглядах формирует целые мировоззрения. Один ломает голову над тем, как бы всех одеть, накормить, обогреть, обучить, вылечить и защитить; а другой лишь о том, где что и как побольше урвать.

Либералы тут же возразят, что без алчности, без погони за деньгами любая экономическая деятельность тут же встанет, и потребности вообще никогда не будут удовлетворены, а даже если и удовлетворены, то никогда не будет стремления к росту, к чему-то лучшему. Что ж, каждый судит по себе. Возможно, либералы действительно без денежного подношения никогда и пальцем не шевельнут и ничего делать не будут (это косвенно подтверждается нашим каждодневным опытом, когда без взяток либеральная администрация делать ничего не собирается), но умный добрый человек всегда думает о том, как бы все получше наладить в своем доме, в своей стране. Желание улучшить жизнь людей автоматически толкает на поиск возможных вариантов сделать удовлетворение потребностей более полным и стабильным. А ведь это и есть рост, улучшение.

Короче, нас приучили не видеть разницы между двумя столь различными подходами. И порой даже кажется, что ну и пусть, ведь погоня за прибылью якобы эффективнее удовлетворяет наши потребности. Но не стоит спешить. И пора уже учиться отличать улыбку любящего отца от улыбки алчного торгаша.

В общем, давайте сразу договоримся о понятиях. Учение о том, каким образом эффективно удовлетворять потребности населения – это как раз экономика. А доктрина максимизации прибыли любой ценой – это капиталистическая "экономика". И даже не экономика, а хрематистика. "Разделение экономики на два класса возникло в глубокой древности, когда Аристотель (384-322 гг. до н.э.) ввел для их обозначения два разных термина: «экономика» (хозяйственная деятельность, связанная с производством продукции и услуг, с созиданием) и «хрематистика» (искусство наживать богатство и делать деньги). Аристотель указывал: «В искусстве наживать состояние никогда не бывает предела в достижении цели, т.к. целью-то здесь оказывается беспредельное богатство и обладание деньгами. Все занимающиеся денежными оборотами стремятся увеличить свои капиталы до бесконечности». Разработка схем и способов обогащения и получения прибыли в настоящее время провозглашена основной целью теорий, которые ошибочно именуются экономическими, оставаясь по своей сути чистейшей хрематистикой. О существе таких теорий и основанной на них практике достаточно точно высказался Макс Амстердам: «Бизнес – это искусство извлекать деньги из чужого кармана, не прибегая к насилию»".[158]

Именно поэтому выше мы назвали лозунг "эффективная либеральная экономика" ложью в кубе: это действительно даже не экономика (об эффективности и либеральности поговорим ниже). Если совсем откровенно, то алчная жажда денег – это маммонизм, религия денег. Но, раз уж так теперь принято, чтобы самим не путаться, мы и дальше при разговоре об особенностях современной системы хозяйствования будем пользоваться словом экономика. Так же как придется нам использовать неплохое, в общем-то, слово либерал (от лат. свободный) применительно к современным сатанистам, мечтающим о "технотронном концлагере-человейнике". В таком уж "королевстве кривых зеркал" мы живем.

 

* * *

 

Ответ на вопрос, когда же зародилась идеология капиталистической экономики, нам хорошо известен, но повторим его снова: примерно в XVI в. одновременно с появлением протестантизма, доктрины предопределения и избранного народа. Капитализм появился в момент слома христианского миропонимания.

Суть доктрины предопределения, как мы помним, проста: человек от рождения избран Богом для спасения, и вся его судьба наперед расписана от и до. Кто-то избран, а кто-то – нет, это уж как Бог решит, а пути его, как известно, неисповедимы. Однако, кое-как, по косвенным признакам, можно догадаться, избран человек или нет. Избранность якобы проявляется в этом мире через видимый успех человека, т.е. через его благосостояние. Кара небесная – это ущерб этому благосостоянию. Благодать – это полная мошна и высокое положение в обществе. Из всего этого родилась небезызвестная протестантская этика, которая перешла в дух капитализма. Какая связь с капитализмом? Самая прямая. Ведь что такое дух капитализма? Стремление к наживе любой ценой. В лучшем случае эта нажива будет направлена на получение еще большей наживы и, возможно, даже принесет какую-то пользу людям в виде появления товаров и услуг. И если "избранность" определяется размером мошны и полученных материальных благ, то человек начинает всеми силами пытаться доказать свою предопределенность и принадлежность к избранным, чтобы ни в коем случае тебя не записали в отбросы общества. Как? Набить мошну, урвать любыми путями (ведь получается, что избран тот, кто по факту смог хапнуть, а не избран тот, кто, соответственно, не смог).[159]

 

* * *

 

Сегодня экономическая теория строится на двух базовых предпосылках: максимизации прибыли и обеспечении роста. Так что давайте начнем разбираться именно с них.

 

 

Деньги, прибыль и рост.

 

"– Вот это меня и беспокоит, – заметил Смит. – Выпускать новые деньги – обязанность государства, но оно должно их чем-нибудь обеспечивать, например золотом или государственными облигациями.

– Но что же, Бог мой, должен представлять собой символ – кроме своего номинального участия в процессе?

– Вы говорите так, словно деньги – простая абстракция.

– А что же еще?

Смит ответил не сразу. Две несхожих, по-разному ориентированных концепции столкнулись – и завели собеседников в тупик".[160]

Можно найти уйму умопомрачительно сложных определений и теорий денег. Но суть, на самом деле, проста: деньги – это мера обмена продуктами. Разделяют, правда, деньги как средство обмена и как средство накопления, но копим-то мы ведь только для того, чтобы потом что-то купить, т.е. на что-то обменять.

В древности перед людьми встала проблема, каким образом обмениваться излишками произведенных продуктов. Например, у меня есть бык, а мне нужно 10 мешков зерна. Но продавцу зерна быки не нужны, зато ему нужна соль. Продавцу соли как раз нужен бык, и мы совершаем обмен по кругу. Довольно громоздкая система.

Для оптимизации были изобретены деньги. Ими могут быть любые предметы. Первоначально деньги были товарными, т.е. просто неким стандартным товаром-посредником. Например, морской раковиной, беличьей шкуркой или кусочком золота. Любую вещь можно сначала обменять у других на кусочки золота, и сразу же с этими деньгами отправиться к продавцу нужного нам продукта, избегая длинных цепочек прямого обмена. В конечном счете, золото и серебро вытеснили все другие деньги, потому что были довольно редкими (т.е. дорогими), компактными и долговечными. Но традиционно это был такой же товар, как и все остальное, только порционный и общеупотребительный.

Сознание цепляется за то, что, отдавая вещь за деньги, мы на самом деле меняем продукт на продукт, т.е. не остаемся с пустыми руками. Но на самом деле не имеет значения, чем является товар-посредник. Для функции денег важны свойства порционности и общеупотребительности, а вовсе не потребительские качества самих денег. Сейчас же никого не удивляет наличие пачки бумаги в кармане или виртуальных цифр в компьютере банковской системы. Какая от таких товаров-посредников практическая польза? Ну, купюрами можно стены оклеить, но цифры в компьютере – это вообще чистая абстракция, номинальные символы. На самом деле деньги – это просто символ, абстракция, независимо от их материального носителя (золота, серебра, меди, бумаги, электронов).

Нам ведь не нужны деньги как таковые, нам нужна возможность легко получить за них необходимые продукты и услуги (далее под словом продукты мы будем подразумевать и услуги тоже).[161] Мы меняем произведенные нами товары и проделанную работу на необходимые продукты, только для удобства нам их выдают не натурой, а символами, позволяющими забрать у других отмеренное на них количество продуктов. Главное, чтобы эти символы были стандартными и все за них отдавали реальные вещи и оказывали услуги. Грубо говоря, деньги – это договоренность между людьми, символ, абстракция. Введены для удобства. Как буквы, цифры, система мер и весов. Деньги, по идее, и должны входить в принятую систему мер и весов наравне с килограммами, метрами и градусами. Деньги просто отмеряют что-то реальное, при этом сами реальностью не являясь. А материал, из которого они сделаны, для нас так же безразличен, как и материал, из которого сделана линейка или гиря.

Ведь как без системы мер и весов невозможна современная наука и промышленность, так и без денежной системы невозможна современная экономика. С помощью этих систем мы измеряем, сравниваем, рассчитываем, планируем и проектируем. Деньги связывают всю хозяйственную систему в единый гармоничный организм. Они как кровь, которая циркулирует в нашем теле и связывает все органы воедино. При этом сами по себе деньги стоимости не имеют, так же как мера веса не есть сам этот вес. Грубо говоря, рубль в нашем кармане – это лишь возможность отмерить себе продуктов или услуг стоимостью рубль. Деньги – это просто эквивалент обмена. Деньги – это экономическая линейка.

Трудно свыкнуться с этой мыслью. Ведь на самом деле деньги в кармане и на нашем счете – это ничто. Они станут чем-то только в тот момент, когда мы на них что-то купим. Причем это "что-то" должно быть в экономике, иначе деньги так и останутся ничем.

Я вижу, что это плохо понимается нашим старшим поколением. Бытует уверенность, что в 1991-1993 гг. были украдены деньги, которые заморозили на счетах и которые съела инфляция. И теперь все требуют, чтобы им вернули их деньги. Правительство даже подыгрывает этому, потихоньку устраивая шоу под названием "выплата компенсаций". На самом деле возвращать-то нечего, потому что советские рубли были той мерой, которой измерялось реальное достояние СССР, вся совокупность его продуктов. За 20 лет наша страна разграблена до основания, а наши заводы, НИИ, колхозы и т.д. и были нашими деньгами, нашими продуктами. Исчез продукт – потеряли смысл и деньги. Допустим, всем сейчас вернут все деньги, "украденные" 20 лет назад, и даже пересчитают их на коэффициент инфляции (т.е. один советский рубль = около 180 рублей 2010 г.). Что случится? Да ничего хорошего. Количество товаров в стране не изменится, а денег станет море. Поэтому цены просто скачком подпрыгнут, чтобы компенсировать возникшее неравенство. За эти деньги больше купить не получится, потому что этого "больше" попросту нет в экономике.

Деньги обслуживают хозяйственные операции, поэтому количество денег должно равняться количеству производимых продуктов. Растет экономика – денег нужно добавить, падает – нужно убавить. Если денег становится больше, чем продуктов, то в стране начинается инфляция, т.е. все дорожает в денежном выражении; если меньше – дефляция, т.е. все дешевеет в денежном выражении. Если продолжить сравнение с кровью в организме, то маленькой девочке крови нужно заведомо меньше, чем взрослому мужчине. С ростом организма и крови должно становиться больше. От потери крови могут начаться проблемы во всем организме, поэтому в таком случае нужно срочное вливание. Баланс должен поддерживаться всегда. Иначе – смерть (либо реальная, либо экономическая).

 

* * *

 

Казалось бы, все просто. Но в реальности это не так. Чтобы понять систему, которая действует сегодня, нужно немного углубиться в историю.

Выше мы остановились на том, что деньгами стал порционный и общеупотребительный товар – золото. Добывали этого метала не так много, поэтому общий баланс золото-продукт поддерживался довольно неплохо. Экономика потихоньку росла, понемногу в нее добавлялось вновь добытое золото. Проблемы начались в XVI в. с открытием и разграблением сначала Америки, а затем Индии, Африки и Азии. Конкистадоры (исп. завоеватели золота) обрушили на Европу потоки золота и серебра. В итоге наступила, смешно сказать, золотая инфляция – товары стали дорожать в золоте (что естественно, ведь на то же самое количество производимых экономикой продуктов стало распределяться значительно большее количество денег-золота). Торговля резко стала настолько выгодным делом, что для ее расширения начали использовать кредит. Потоки денег подстегнули и производство, к золоту из колоний стали добавляться и продукты, так что экономика Европы начала стремительно расти. Поток награбленного золота довольно быстро по историческим меркам иссяк, а продуктов становилось все больше. Кредит, т.е. деньги взаймы, стал расширяться, ведь растущую экономику нужно насыщать деньгами, а количество золота – величина конечная. Напомним, что золото все еще считается товаром-посредником. Кредит позволил возвращать в экономику то золото, которое без дела лежало по сундукам в виде накоплений. Первоначально все было просто: у меня есть 100 золотых монет, покупать на них пока ничего не хочу, так что я готов одолжить их кому-то для дела. Но просто рисковать своими 100 монетами мне не хочется, поэтому я готов их отдать только за определенную плату. Допустим, 10% в год. Через год ко мне вернется 110 золотых монет.

Появились банки, которые обслуживали этот процесс: принимали на хранение лишнее золото у населения и возвращали его в экономику в виде кредитов. Банки росли, все больше людей хранили свои деньги именно в их сейфах. Банки давали бумажные расписки с указанием того количества золота, которое у них хранится. В случае необходимости купить какой-то продукт, можно было прийти с распиской в банк, забрать свое золото, отнести продавцу, тот бы пошел с этим золотом опять в банк и положил бы его в сейф, за что получил бы бумажную расписку. Очень быстро все сообразили, что намного легче просто обмениваться бумажными расписками, гарантирующими получение в банке определенного количества золота. Вот так, собственно, и появились современные деньги.

Точнее, почти современные. Экономика росла, росла и потребность в обслуживающих ее деньгах. Но столько дополнительного золота взять уже негде! Поэтому появилась система частичного резервирования и заработал банковский мультипликатор. Банкиры знали, что не все люди приходят за золотом, все больше операций ведется напрямую банковскими расписками. Т.е. вероятность того, что все владельцы расписок одновременно прибегут в банк за своим золотом, довольно низка. Поэтому можно выдавать в кредит расписок на большее количество золота, чем реально имеется в сейфах банка: все равно никто не заметит, зато в экономике появится больше столь ей необходимых денег. Главное, чтобы в банке всегда был резерв золота – процентов 10-15 от выданных расписок на случай обращения части клиентов за своими деньгами. Т.е. система частичного резервирования, по сути, позволила банкам делать деньги из воздуха.

Таким же свойством обладает и банковский мультипликатор. Допустим, я принес в банк 100 золотых монет. Банк выдал мне расписку о том, что на моем счете есть 100 монет, и я счастливый ушел домой. Завтра в банк обратился клиент с просьбой выдать кредит в 100 золотых. Банк отдает мои деньги клиенту под процент. Этот клиент тратит их на что-то у продавца, и продавец приносит 100 золотых на хранение в банк и получает расписку о том, что у него на счету 100 монет. За 2 дня банк из моих 100 золотых монет умудрился создать еще 100: в виде кредита и нового вклада. Если бы не система частичного резервирования, это могло бы продолжаться до бесконечности. Но все же банк вынужден часть денег сохранять про запас на всякий случай, так что со временем волна затухает. В современной экономике с 10% резервированием мой первоначальный вклад, в конечном счете, раздуется в 10 раз.

Экономика выскочила из золотой удавки, но почти сразу угодила в удавку процентную. Да, кредит временно увеличивает денежную массу в экономике, но после возвращения основной суммы долга мы уплачиваем и процент, а денежная масса, в конечном счете, реально сокращается еще больше на сумму этого процента. Чтобы компенсировать убыль, экономике приходится брать новые кредиты, и с каждым новым циклом количество золотых денег все уменьшается, зато растет объем кредитов. Элементарный пример. Если в экономику пришло 100 рублей кредитных денег под 10% годовых, то через год нужно вернуть 110 рублей. Хорошо, 100 нам дал банк, но где взять еще 10? Изъять из экономики. В конечном счете, все деньги в экономике станут кредитными, т.е. просто чьей-то долговой распиской. И в этот момент выпуск новых кредитных денег под процент приводит к тому, что вернуть долг уже принципиально невозможно. Мы получили 100 рублей кредитных денег на обслуживание хозяйственных операций, и через год вынуждены вернуть банку 110 рублей. Поскольку все деньги в экономике – это, условно говоря, те самые 100 кредитных рублей, то дополнительных 10 рублей под оплату процента просто физически не существует. Нужно снова брать кредит у банка. А учитывая, что нам нужно еще и восстановить прежний объем денежной массы, то новый кредит уже будет не меньше 110 рублей, и в конце года придется возвращать 121 рубль. Долги растут по экспоненте, т.е. с ускорением. Их вернуть принципиально невозможно.

Итак, что же у нас получается? Товарные деньги плохи тем, что жестко привязывают экономический рост к количеству некоего продукта, что рано или поздно вызывает перекосы. Кредитные деньги частично решили проблему гибкости денежной массы, но породили совершенно чудовищную проблему пирамиды принципиально невозвращаемого долга. Например, проследим историю денег в XX в. В начале все ведущие государства строили денежную систему на золотом стандарте, т.е. с привязкой валюты к золотому запасу. Естественно, приходилось добавлять гибкости этой системе с помощью банковского кредитования. В результате двух мировых войн все мировое золото перетекло в США, в результате чего Европе просто не на чем было строить свою денежную систему. Выход нашли своеобразный – все валюты привязали к доллару США, который, в свою очередь, обеспечивался золотом. Система проработала лишь 30 лет, после чего пришлось отвязываться от золота. Сегодня все деньги в мире – кредитные деньги. Финансовая система строится на пирамиде долга. Да, конечно, эту пирамиду пытаются удержать в рамках соответствия производимому продукту, но это уже не получается. Потому что процент растет по экспоненте, и рано или поздно выходит из-под контроля.

Вернемся к цитате, с который мы начали наш разговор. Мистер Смит говорит о товарных и кредитных деньгах, но его собеседник не может понять, зачем такую общепринятую абстракцию, как деньги, привязывать к столь несовершенным механизмам, как товар-посредник или же пирамида долга.

Современная система финансов крайне несовершенна. Она требует серьезного пересмотра.

 

* * *

 

Выяснив суть денег, теперь мы готовы перейти к еще одному любопытному моменту – прибыли. Прибыль объявлена целью всей хозяйственной деятельности, на получении прибыли строится вся философия и теория капитализма. Давайте же приглядимся к ней поближе. Итак, максимально упрощенная модель.

"Представьте себе "остров", на котором существует замкнутая экономика в виде одной деревни (наша Земля – это тот же остров, только побольше), которая на заводике производит некую "еду" и продает ее в своем "сельпо". Вся наша деревня работает (возможно, сама с себя собирает налог, с которого кормит этой "едой" десяток пенсионеров, одного инвалида, детский садик и сторожа возле леса).

Работающие получают зарплату (часть ее уходит в виде налогов на содержание вышеперечисленных "нетрудоспособных" и "армии"), еда раскупается, все довольны.

Если кто-то из работающих "недоедает", то он остается после работы на сверхурочные... производит больше "еды", получает больше зарплаты (и соответственно платит больше налогов и больше тратит в магазине). Ест и сам больше, и больше остается другим (нетрудоспособным).

Идиллия. Деньги вращаются по кругу. Каждый работает ровно столько, чтобы ему хватало.

А теперь представим, что у нашего заводика появился "хозяин".

Заводик за месяц произвел необходимое количество еды. Цена ее известна и устоялась, налоги уплачены, но... тут "хозяин" накидывает в цену 20% своей законной(!) прибыли, и выставляет "еду" на продажу в магазине.

Что происходит дальше?

Правильно. Продано будет только около 80%: строго говоря, сам хозяин также является потребителем, но весь избыток он все равно не съест – лопнет.

Потому что только на эту сумму выплачено зарплат и налогов. На остальные 20% деревня просто будет недоедать. Не потому что "еды" нет. Есть. Но купить ее нет денег. На их возмущение он им порекомендует не лениться, а лучше и больше работать.

В следующем месяце хозяин произведет только 80% от количества необходимой еды. (Зачем больше? У него и те 20% остались нераспроданными). Соответственно и его рабочие будут заняты на 20% меньше времени, и естественно получат настолько же меньшую зарплату...

С каждым циклом производство будет сворачиваться. В пределе этой сходящейся последовательности мы получим:

1.     Остановившееся производство.

2.     Полный склад товара ("еды"). (А мы еще удивлялись в Советском Союзе, откуда такое изобилие на витринах капитализма? Да просто денег у населения меньше, чем суммарная стоимость товара. Недальновидный Госкомцен, следивший за соответствием суммарной заработной платы – товарной массе, мог организовать изобилие витрин одним росчерком пера. Заодно и стимулы к интенсивной работе)

3.     Все деньги, стекшиеся к "хозяину".

4.     Голодную, безработную деревню, которой можно конечно посоветовать побольше работать, чтобы заработать денег, но особого смысла в этом нет. В нашей модели экономики просто не осталось денег. Они все выведены из нее и сосредоточились на одном из полюсов.

В учебниках по экономике такая патовая ситуация почему-то называется "кризисом перепроизводства". Хотя какое это ПЕРЕ-производство, когда полно голодных?"[162]

"Можно ли что-то сделать, чтобы наша экономическая система не сколлапсировала, а продолжала работать?

Да, можно.

1. Если хозяин, к примеру, купит у самого голодного "сарай с курями". Тот получит немного денег. Отдаст долги, отправит перевод матери, даст сынишке на карманные расходы… То есть в обороте нашей экономики снова появились деньги. В магазине купят еды. Значит, появился спрос. Раз есть спрос, то хозяин срочно наймет работников, раскрутит производство, появятся зарплаты и экономика оживет… Но!

Денег за сарай надолго не хватит. Через несколько циклов производства, чтобы его не останавливать, нужно будет покупать сарай уже у другого. Потом дома, землю… и так далее. Через какое-то количество времени все снова вернется к состоянию "Великой Депрессии", но ни у кого уже не будет ни земли, ни недвижимости, ни имущества.

2. Можно еще взять денег в долг у хозяина, а взамен предложить ему свою долговую расписку.

Это снова на какое-то время оживит экономику. Пока хозяину не надоест давать в долг. Он назовет всех дармоедами, лентяями, вечными должниками и остановит "кредит".

Вот тут уже сделать ничего нельзя. Если это остров, то все. Даже натуральное хозяйство здесь уже невозможно, потому что у большинства не осталось ни товаров, ни собственности для обмена.

Для дальнейшего функционирования систему нужно расширять. Иначе где брать новое залоговое имущество? В противном случае грабежи, гражданская война, голод. Других средств перераспределения не осталось. Но расширению какой-нибудь локальной системы всегда мешают соседи. И у них те же самые проблемы.

Что делать?

Да как всегда. Перебрасывать скопившиеся деньги с "вершины пирамиды" вниз. Инвестировать. Но во что?

Нужно куда-то направить энергию быстро нищающего и многочисленного "основания пирамиды". Нужно что-то делать. И для действий у хозяина есть все условия. Деньги все на вершине (у него). Товаров полные склады. Тоже принадлежат Хозяину (некуда девать и портятся). Снизу давит напряжение голодных масс, отделенных от этих товаров отсутствием денег (вот-вот все отберут).

Лучшей инвестиции, чем война, трудно себе представить. На скопленные хозяином деньги запускается производство оружия. Значит, есть работа. Тут же в виде зарплаты в основание пирамиды впрыскивается "платежеспособный спрос". Товары с переполненных складов начинают находить своего покупателя. Экономика снова оживает, причем вдвойне. Нужно ведь еще воспроизводить "еду", до тех пор, пока не накопятся склады оружия. Работы полно. Хватает всем. Все счастливы.

Но… когда склады оружия наполнены в избытке, деньги снова перестают поступать в основание пирамиды.

Что делать дальше? Можно конечно еще некоторое время "дороги строить" и "социал" раздавать за счет "печатаемых" государством денег. Увы, проблемы это не решит.

Но на сцене уже появилось "ружье". В следующем акте оживления экономики оно обязано выстрелить.

Если вокруг нашей экономики оказались не слишком удачливые соседи, они будут объявлены претендентами на Lebensraum (жизненное пространство), а значит врагами, подлежащими уничтожению. Их имущество будет захвачено. Продано за долги хозяину и экономика снова на какое-то конечное(!) время заработает".[163]

Мы видим, что такая безобидная вещь, как прибыль, может разрушать экономику. По той же схеме работает и банковский процент. Кредитные деньги – вещь крайне опасная.

Можно считать, что мы ознакомились с основными тезисами монументальной работы Карла Маркса "Капитал". Необходимость расширения системы и инвестиции в гонку вооружений названы у классика коммунизма переходом капитализма в стадию империализма. И высшая стадия этого процесса – фашизм.

Сам Маркс предлагал банально ликвидировать хозяев с их системой прибыли и процента, что должно было по идее уравновесить процесс. На самом деле классик коммунизма представлял себе ситуацию несколько иначе. Если стоимость продукта эквивалента затраченному на его создание труду, то для получения Хозяином прибыли ему приходится присваивать себе часть труда, т.е. часть создаваемой наемными работниками стоимости. Т.е. банально, с точки зрения Маркса, недоплачивать рабочим. Дальше ситуация развивается в точности по вышеописанному сценарию. Карл Маркс, наверное, совершенно сознательно сместил акцент на "эксплуатацию", чтобы разжечь идиотскую ненависть работников к управленцам, что и погубило, в конечном счете, всю систему социализма: хоть какая-то администрация все равно должна быть, а без грамотных предпринимателей-новаторов система коснеет и угасает.

Страны капитализма пытаются стабилизировать систему не столь радикально. Для этого с Хозяина всеми силами сдирают налоги и отправляют их в низ пирамиды – учителям, военным, пенсионерам и т.д.

Стабилизировать экономику предлагал и Джон М. Кейнс. Вышеприведенную модель он дополнил уточняющими деталями о тонкостях инвестирования сбережений. На самом деле, такое понятие, как кризис перепроизводства, имеет место быть. Все капиталисты стремятся к максимизации прибыли. Поэтому, получив свои 20% от заводика "еды", они немедленно пытаются их инвестировать еще во что-нибудь с целью и там заработать 20%. Допустим, решают построить еще один такой же заводик. Деньги направляются строителям, те тратят их в сельпо, и экономическая система работает дальше. Пока капиталисты надеются на рост системы и, соответственно, рост своей прибыли, они будут инвестировать капитал, т.е. тратить свою прибыль. Но с введением в строй второго, и уж тем более третьего заводика количество "еды" на рынке явно превысит возможности жителей деревни все это потребить. Даже снижение цен вряд ли поможет надолго, после чего "еда" останется нераспроданной. Все, Хозяин остановит строительство, т.е. прекратит инвестировать свою прибыль. Теперь цикл начнет неизбежно сворачиваться и приведет к вышеописанному сценарию. Чтобы этого избежать, Кейнс предложил государству вмешиваться и вбрасывать в экономику дополнительные деньги через организацию общественных работ: строительство дорог, мостов, портов и т.д. Рано или поздно люди оголодают и у них появятся деньги, капиталисты это почувствуют и снова начнут инвестировать капиталы в заводики, и цикл опять пойдет в рост. До следующего кризиса.

Продолжая аналогию с человеческим телом, можно сказать, что "в здоровом организме никакой орган не может "выводить из организма прибыль". Не может, к примеру, "мозг" задерживать у себя кровь как "прибыль от своей деятельности", так как это автоматически подавляет весь остальной организм. Равно как и не может вдруг "инвестировать" отобранную ранее кровь, под которую уже давно печень эмитировала новую, восполнив исчезнувший в свое время недостаток. Всему организму от такой эквилибристики хорошо не станет. Такой орган нужно удалять. Это опухоль. Любая задержка денежного обращения (или, наоборот, "необоснованная эмиссия") дестабилизирует работу сбалансированного единого организма экономики. Вплоть до "смерти".[164]

Самое главное во всем этом – капиталистическая "экономика" принципиально приводит к кризисам. Кризис – ее неотъемлемое свойство. Такое же неотъемлемое, как и рост.

Как раз сама по себе прибыль – еще полбеды. С нею можно бороться через правовое регулирование нормы прибыли, через установление прогрессивной шкалы налога или с помощью антимонопольных органов. Настоящая же беда – это рост.

 

* * *

 

Ох уж этот рост… Нам все уши прожужжали про экономический рост. Это такой незыблемый фетиш капитализма, что даже падение стали называть отрицательным ростом… Так что давайте поговорим и об этом тоже.

Мы так привыкли воспринимать экономическую информацию через призму концепции роста, что считаем ее естественной, незыблемой. Экономика должна расти, и для остановки роста даже придуманы страшные слова – стагнация, депрессия, кризис, сокращение темпов роста. И наши родители, и наши деды все время куда-то росли, кого-то догоняли и перегоняли, так что и мы сами уже не мыслим экономической жизни без роста. Мы не замечаем, что концепция роста – плоть от плоти капиталистической концепции максимизации прибыли. А взгляд на экономику с точки зрения роста – подход всего лишь последних 200-300 лет. Мы даже можем отследить, когда произошла смена мировоззрения на Руси. Вспомним, как юный Онегин читал Адама Смита и "ярем он барщины старинной оброком легким заменил". Иван Гончаров в своем романе "Обломов" (1859 г.) еще более точен на этот счет: "Старик Обломов как принял имение от отца, так передал его и сыну. Он хотя и жил весь век в деревне, но не мудрил, не ломал себе головы над разными затеями, как это делают нынешние: как бы там открыть какие-нибудь новые источники производительности земель или распространять и усиливать старые и т. п. Как и чем засевались поля при дедушке, какие были пути сбыта полевых продуктов тогда, такие остались и при нем.

Впрочем, старик бывал очень доволен, если хороший урожай или возвышенная цена даст дохода больше прошлогоднего: он называл это благословением божиим. Он только не любил выдумок и натяжек к приобретению денег.

– Отцы и деды не глупее нас были, – говорил он в ответ на какие-нибудь вредные, по его мнению, советы, – да прожили же век счастливо; проживем и мы: даст бог, сыты будем.

Получая, без всяких лукавых ухищрений, с имения столько дохода, сколько нужно было ему, чтоб каждый день обедать и ужинать без меры, с семьей и разными гостями, он благодарил бога и считал грехом стараться приобретать больше. <…>

Он [Обломов] уж был не в отца и не в деда. Он учился, жил в свете: все это наводило его на разные чуждые им соображения. Он понимал, что приобретение не только не грех, но что долг всякого гражданина честными трудами поддерживать общее благосостояние".

Вот так акценты в понимании задач хозяйственной деятельности с максимального удовлетворения потребностей сместились на капиталистическую максимизацию прибыли. Так рост стал закономерен, стяжательство получило научное обоснование и оправдание в глазах населения, а презренное ростовщичество потихоньку превратилось в респектабельную деятельность банкиров и финансистов.

На самом деле сама по себе идея роста неплохая – организм развивается, растет, усложняется, становится лучше. С ростом связано улучшение жизни, изобилие. Но, как оказывается, рост росту рознь…

"Мы склонны думать, что существует лишь одна разновидность роста, а именно та, которую мы знаем по собственному опыту. Наряду с ней, однако, существуют и другие, нам они известны меньше.

На рис. 1 кривая "а" показывает в упрощенной форме динамику роста в природе, которой подвластны и наш организм, и растения, и животные. На ранней стадии жизни мы растем довольно быстро, затем медленнее, а по достижении 21 года, как правило, расти прекращаем. С этого момента, в течение наиболее продолжительного периода нашей жизни, в нас происходят уже не "количественные", а "качественные" изменения, поэтому я хочу обозначить эту кривую как кривую "качественного" роста. Но кроме нее, как видно из рис. 1, существуют и две другие, совершенно различные кривые роста.

Кривая "б" иллюстрирует механический, или "линейный", рост, т.е. чем больше станков, тем больше товаров, чем больше угля, тем больше электроэнергии, и т.д. Для нашего анализа она имеет меньшее значение.

Важно, однако, понимание кривой "в" для так называемого экспоненциального роста, которую можно назвать прямой противоположностью кривой "а". Для кривой "в" рост вначале очень незначителен, затем, однако, неуклонно возрастает и, наконец, переходит в почти вертикальный количественный рост. В физическом мире такой рост обычно происходит там, где есть болезни или смерть. Например, рак развивается по сценарию экспоненциального роста. Сначала рост происходит медленно. Из одной клетки развиваются две, из них 4, 8, 16, 32, 64, 128, 256, 512 и т.д., то есть темпы роста постоянно ускоряются, и когда болезнь, наконец, выявлена, она уже на такой стадии роста, когда затормозить ее развитие зачастую уже невозможно. Показательный рост обычно завершается смертью "гостя" и организма, от которого он зависит. Поэтому непонимание такой разновидности роста приводит к заблуждению относительно функции денег, приводящему к тяжелым последствиям. За счет взимания процентов и сложных процентов денежные состояния удваиваются через регулярные промежутки времени, т.е. они имеют экспоненциальную динамику роста, что и объясняет, почему в прошлом через регулярные промежутки времени возникали сложности с системой денежного обращения, почему возникают они и сейчас. Фактически проценты на кредиты – это рак нашей социальной структуры.

На рис. 2 показан период времени, необходимый для удвоения размера вложенной суммы денег: при взимании 3% годовых для этого понадобится 24 года, при 6% – 12 лет, при 12% – 6 лет.

Даже при 1% проценты и сложные проценты обусловливают экспоненциальную динамику роста с удвоением через приблизительно 70 лет.

Рост нашего собственного тела позволил нам познакомиться только с естественной динамикой роста, который в природе прекращается по достижении оптимальной величины (кривая "а"). Поэтому людям трудно понять всю силу воздействия экспоненциального роста в денежной сфере.

Данные сложности в понимании можно проиллюстрировать на примере истории, происшедшей с одним персидским царем. Он был так восхищен новой игрой – шахматами, что пообещал исполнить любое желание их изобретателя. Умный математик решил преподать ему урок. Он попросил положить на первый квадрат шахматного поля одно хлебное зернышко, а на каждый последующий класть в два раза больше, чем на предыдущий. Вначале царь обрадовался скромности просьбы, но скоро понял, что во всем царстве не хватит зерна, чтобы исполнить это "скромное" желание. У кого есть компьютер, может рассчитать требуемое количество: оно составит 440 мировых урожаев зерновых за 1982 год.

Еще одна аналогия так же наглядно показывает невозможность продолжительного экспоненциального роста: если бы кто-нибудь вложил капитал в размере 1 пенни в год Рождества Христова с 4% годовых, то в 1750 году на вырученные деньги он смог бы купить золотой шар весом с Землю. В 1990 году он имел бы уже эквивалент 8 190 таких шаров. При 5% годовых он смог бы купить такой шар еще в 1403 году, а в 1990 году покупательная способность денег была бы равна 2 200 млрд. шаров из золота весом с Землю.

Пример показывает ту разницу, которая обусловлена действием 1% годовых в течение продолжительного отрезка времени. Кроме того, он доказывает, что в длительной перспективе выплата процентов как математически, так и практически – невозможна. Экономическая необходимость и математическая невозможность находятся здесь в неразрешимом противоречии. Такой механизм приводит к аккумуляции капитала в руках все меньшего количества людей (что приводило в прошлом к возникновению неисчислимых междоусобиц, войн и революций). Сегодня процентный механизм является основной причиной необходимости патологического роста экономики со всеми известными последствиями разрушения окружающей среды".[165]

Проблема роста в экономике – одна из важнейших для понимания. Так что давайте ее разжевывать дальше.

Допустим, я изобрел нечто полезное, например, робота-уборщика. Все в восторге! Заказы сыплются как из рога изобилия. Я развертываю и наращиваю производство, что постепенно снижает розничную цену, что делает мою машину более доступной, что в свою очередь еще больше подстегивает спрос на нее. Рано или поздно в результате моей хозяйственной деятельности робот-уборщик появляется в каждом доме. Теперь расти дальше некуда, мне нужно переключиться просто на восполнение ломающихся и устаревших машин. Таким образом, экономический рост очень похож на рост биологический, показанный выше на рис. 1 кривой "а": резкий рывок вверх, насыщение рынка, стабилизация на уровне изобилия.

Но в современной экономике, как мы говорили, это тут же приведет к "перепроизводству" и кризису. Поэтому останавливать рост нельзя. Точнее, нельзя останавливать рост прибыли, потому что именно на нее ориентируются предприниматели.

Более того, есть и еще одна проблема. Мы уже показали, что современные деньги – суть кредитные деньги, т.е. долги. И на них начисляется процент, который растет по экспоненте (кривая "в" на рис. 1 или все кривые на рис. 2). Если вся экономическая деятельность поставлена в зависимость от экспоненциального роста денежной массы, то и прибыль должна расти не просто так, а тоже по экспоненте! Иначе не сможешь вернуть долги.

Приглядимся к экономическим новостям – рост экономики, производства, ВВП и прибыли нам показывают в процентах! Из года в год значение роста в процентах должно быть стабильным или даже расти! Т.е. 5% роста считается лучше, чем 3%.

Что это означает в реальности? Придется читателю смириться с минутной лекцией по арифметике для детского сада. Каждый знает, что такое процент – это сотая часть чего-то: 5% = 0,05 от любой величины. Выше мы видели, какая есть особенность у роста, выраженного через процент – он экспоненциальный, т.е. идет с ускорением. И, главное, люди все время забывают, что процент – величина производная от какого-то абсолютного значения! Каждый раз, когда мы видим процент, нужно сразу же пытаться его пересчитать в абсолютные величины, но обычно мы забываем это сделать. А то ведь сообщение о том, что в прошлом году экономика упала на 50%, а в этом выросла на 50%, оставляет у нас ощущение, что мы вернулись туда, откуда начали падать. На самом деле в первый год падение составило 100х50% = 50, а во второй год рост получился 50х50% = 25.

Это с одной стороны. С другой, предположим, есть 2 экономики, и у одной ВВП равен, допустим, 100, а у другой – 100 000. Первая – дикая страна, а вторая – какая-нибудь Япония или США. Для первой экономики годовой рост в 10% – это 10, зато для второй – аж 10 000! Сравнивать их рост в процентах – это просто идиотизм! Чем сильнее и богаче экономика, тем, скорее всего, больше ее рост в абсолютных величинах, и уж точно все меньше и меньше в относительных, т.е. выраженных через процент. Например, если какие-нибудь папуасы добавят к своим 10 тракторам еще 5, то рост у них составит аж 50%, пусть в итоге на всю экономику будет лишь 15 машин. А вот если Германия или США произведут пусть даже 1 000 комбайнов, на фоне сотен тысяч уже обслуживающих их экономику машин рост, выраженный через проценты, будет практически незаметен.

Рост России в 6% и рост США в 4% – это несравнимые величины. Для США такой рост – это горы продуктов, для нас – лишь жалкие копейки. Потому что начальный уровень у нас очень разный.

Почему же так важен экономический рост, выраженный именно через процент? Потому что деньги выдаются под процент, а прекращение роста – смерть. Если вдруг прибыль перестанет расти экспоненциально, как деньги, то владельцы денег просто-напросто заберут их из реальной экономики и положат на более "прибыльные" банковские счета. И тогда конец.

Но ведь в реальности невозможно постоянно расти по экспоненте! Рано или поздно у каждого в доме будет нужный товар, и больше расти некуда. А владельцам денег это, грубо говоря, пофигу. Вот тут-то и кроется причина всех кризисов, с одной стороны, и некоторых специфических черт современной жизни – с другой.

Что же это за специфические черты? Давайте подумаем: если нам нужно все время демонстрировать рост прибыли, да не простой, а экспоненциальный, но рынок при этом не бесконечный (ведь в любом случае за пределы Земли шагнуть не получится), то остается только несколько выходов:

а) Поднимать цены на свой продукт. Поэтому с каждым годом мои роботы-уборщики будут дорожать (под любыми предлогами: новая модель, модный дизайн, сниженное энергопотребление и т.д.). Но это можно делать только до определенного предела, ведь на рынке есть конкуренты.

б) Снижать свои издержки. И это только так кажется, что данный процесс – благо, т.к. ведет к эффективности производства. Поначалу – да. Но у всего есть предел, а расти нужно все быстрее и быстрее. Поэтому к концу цикла роста мы видим, что даже Мерседесы начинают отделывать дешевой пластмассой, всякие товары "настоящего европейского качества" производятся бесплатными рабами в Азии, метраж новых квартир потихонечку усыхает (я наблюдал, как на пике ажиотажа перестали даже делать отдельные кухни, объявив это "модой"). А цены, в соответствии с п. "а", все растут и растут… Зарплаты же работников, как составная часть издержек, повышаются куда как медленнее…

в) Стимулировать потребление. Грубо говоря, надо заставить людей потреблять все больше и больше. На всю катушку включается реклама, навязывается всевозможная мода. Когда-то платья передавали из поколения в поколение, наши бабушки меняли гардероб каждые несколько лет. Теперь т.н. мода меняется каждый сезон. Мы должны покупать все больше и больше. Мы должны менять исправные мобильники каждые полгода-год, мы должны менять исправные машины каждые три года. Упаковки в супермаркетах и порции в ресторанах становятся все громаднее. Сами производители начинают делать вещи все недолговечнее, чтобы у нас была потребность их почаще менять, покупая новые. Законы капитализма требуют, чтобы все изнашивалось и устаревало как можно быстрее, потому что предприятие, выпускающее долговечные продукты, попросту встанет, не имея возможности наращивать сбыт, а значит и прибыль.[166]

Потребление становится краеугольным камнем хозяйственной деятельности. Многим кажется, что общество потребления – идеал, светлая мечта человечества, эльдорадо. Но на самом деле это всего лишь жестко обусловленная экономическая необходимость. Потому что и в экономике работает мультипликатор.

"Смысл появления мультипликатора легко увидеть на следующем простом примере. Предположим, вы решили построить дом. Нашли строительную фирму, заплатили ей, положим, 300 тыс. рублей, а она вам построила дом. Итого вы потратили 300 тыс. рублей, но этой суммой влияние вашей сделки на экономику в целом вовсе не ограничилось. Получившая деньги строительная фирма разделила их на три части: одна пошла на оплату товаров и услуг партнеров (скажем, поставщиков стройматериалов), вторая – на зарплату работникам, третья – в прибыль. Люди израсходуют свои деньги на обычные потребительские товары и услуги, а фирмы – да на что угодно, начиная от производственного оборудования и заканчивая новой кофеваркой для своих сотрудников. Но часть дохода будет сбережена: люди могут положить деньги в банк или купить облигации, а компании – например, занести их в статью баланса «нераспределенная прибыль». Иначе говоря, кому бы ни пришли эти деньги, они все будут либо потрачены, либо отложены.

Допустим, все новые владельцы этих денег решили в общей сложности потратить 90% из полученной суммы, а оставшиеся 10% отложить. Тогда они израсходуют в сумме 0,90*300 тыс., то есть 270 тыс., а отложат 0,10*300 тыс., то есть 30 тыс. В итоге, как видно, потраченные вами 300 тыс. породили вторую волну трат в размере 270 тыс. Но и это не все: последняя сумма так или иначе перейдет другим людям и фирмам, которые, в свою очередь, купят на 90% от нее потребные им товары – тем самым, возникнет третья волна затрат в сумме 0,90*270 тыс., то есть 243 тыс. Ну и так далее: всего ваша трата породит длинную цепочку затухающих волн расходов в общей сумме примерно 3 млн. рублей.

Соответственно, мультипликатор точно так же работает и в обратную сторону: если расходов у вас стало вдруг меньше на 1 тыс. рублей, то экономика недополучит из-за этого все 10 тыс. Очевидно, что чем выше склонность потреблять, тем больше мультипликатор. Напротив, если народ начинает «зажиматься», то есть стараться отложить каждый «сверхплановый» рубль, то величина мультипликатора падает, а за ним снижается и совокупный доход. Такая на первый взгляд странность получила в экономике название «парадокс бережливости»".[167]

Поэтому образованные жители западных стран чувствуют себя чуть ли не героями, когда с целеустремленностью вируса пожирают все возрастающее количество продуктов и ресурсов. А "ученые-экономисты" пишут учебники про "бесконечные потребности" человека.

Но становится ли наша жизнь от потребления лучше? Вначале – да. Но экспоненциальный рост навязывает дальнейшее потребление ради "увеличения ВВП", и за "эльдорадо" все явственнее проступает холодная экономическая целесообразность. Ведь "«велосипедист» (а тем более «пешеход») – бедствие для экономики. Он не покупает автомобилей и не берет под них кредит. Не покупает бензин. Не пользуется услугами ремонтных мастерских. Не страхует «гражданскую ответственность». Не пользуется платными стоянками. Не страдает от ожирения. Да он еще и здоров, черт возьми! ВВП валится просто на глазах.

Война, наоборот – благо для экономики. Особенно война на территории другой страны. А уж снабжение через подставные фирмы всех воюющих сторон других стран – просто мечта бизнесмена. Война – это спрос практически на все: лекарства, оружие, еду, дорогой высокотехнологичный транспорт, ритуальные услуги, место на кладбище…

Подумаем, способствуют ли росту экономики (ВВП) следующие события, и становится ли от этого лучше жизнь человека?...

§             Человек готовит дома. Или человек ест в Макдональдсе, а затем покупает лекарства от изжоги.

§             Человек ест в меру. Или человек объедается до ожирения, а потом покупает средства для похудения.

§             Человек ходит пешком. Или человек покупает автомобиль, а потом покупает беговую дорожку.

§             Человек дышит чистым воздухом. Или человек курит траву, нюхает пинзин, живет счастливо J, заболевает раком, что увеличивает производство лекарств.

§             Автомобиль попадает в аварию, что приводит к увеличению производства новых автомобилей.

§             Пожарник находится без работы, он поджигает лес, появляется работа и растет производство средств пожаротушения (реальный случай летом 2002 года в США).

§             Военная корпорация изготавливает ядерные ракеты, а затем систему противоракетной обороны (тоже реальный случай)".[168]

Устранив человеческий фактор, т.е. доведя жителей Запада до свинского состояния готовности сожрать все, что дают, система натолкнулась на естественное препятствие, называемое в народе "съесть-то он съест, да кто ж ему даст?" Ведь, как мы помним, с каждым циклом "производство-потребление" прибыль вытягивает все больше денег наверх, ограничивая тем самым способность обывателей делать покупки. Получается, что инфантильная дура, "не могущая жить" без каждой новой шмотки из каталога "весна-лето 20хх года", сталкивается с проблемой нехватки денег. И для этого предусмотрен "выход" – кредит. Так и быть, ей дадут денег, ведь "она этого достойна". И он тоже. Им дадут денег и они смогут потребить вожделенную вещь, тем самым обеспечив дальнейший рост системы. Но ведь кредит – обман. Проценты по нему только уменьшают покупательную способность населения. Ничего, людям дадут еще один кредит. И еще, и еще… Предел теперь на Западе установлен очень своеобразный: можно брать в долг, пока зарплаты хватает на его обслуживание, т.е. пока вся зарплата не станет уходить на ежемесячные платежи банку. А вот через этот барьер уже не перешагнуть – в этой точке обрушение системы будет просто катастрофическим, потому что перестанут покупать вообще. Даже то, что действительно нужно. Экономический рост, накачанный через кредитование потребления, рушится с оглушительным треском.

г) "Строить пирамиды" и "надувать пузыри". Звучит смешно, но реальный сектор, например, США уже лет 20 как только на этом и держится. Механизм надувания пузыря и создания иллюзорной стоимости мы подробно разберем в следующей главе на примере работы биржи. Просто отметим, что вместо акций могут торговаться, например, дома и квартиры. Рост цены превращает дома из семейного очага в предмет спекуляций, и их уже покупают не для того, чтобы жить, а чтобы позже перепродать с прибылью. Главное, что идет рост цены, а значит, и рост прибыли. И кому какая разница, что богатство это – иллюзорное? Главное, механизм работает без остановки, видимость создается. Если есть рост, то в отрасль жилищного строительства идут деньги. Оттуда они распределяются строителям, поставщикам стройматериалов, плотникам, сантехникам, электрикам, от них через мультипликатор поступают в сферу торговли и услуг. Простое надувание пузыря через механизм мультипликатора стимулирует реальную экономику! Да, рано или поздно все рухнет, но ведь потом можно надуть еще один пузырь… Например, США в 80-х под вывеской "Стратегической оборонной инициативы" надували пузырь акций оборонных предприятий, в 90-х – высокотехнологического сектора, потом переключились на строительство домов, параллельно начала строиться пирамида сферы общественной безопасности, попутно превратившая США в электронный концлагерь. Теперь они увлеченно занимаются надуванием "зеленого" пузыря – производством биотоплива и "альтернативных" источников энергии…

д) Банально мошенничать. Есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика. Это в первую очередь относится к современному капитализму. Все три вышеуказанных пункта имеют физические ограничения, и рано или поздно экономика в них упирается. Но нужно любыми способами демонстрировать успешность (т.е. рост). Вот ее и демонстрируют.

Наверное, все слышали про нашумевшее банкротство американской энергетической корпорации "Энрон". Долгие годы считавшаяся чемпионом по росту прибыли компания на деле просто использовала оффшоры и всевозможные уловки с отчетностью для завышения своих показателей и сокрытия убытков. Попросту говоря, врала. Демонстрировала успех. Недавно рухнул "суперуспешный" инвестиционный фонд Мэдоффа, который на деле оказался банальной финансовой пирамидой, вроде нашего МММ. Некоторые, наверное, также слышали историю краха банка "Бэрингз", когда всего один его трейдер так наловчился "работать" с финансовой отчетностью, что демонстрировал сумасшедшую прибыль там, где годами делал убытки. Его все превозносили, а кончилось тем, что он в одиночку потратил все деньги колоссальной международной финансовой корпорации: проигрался на бирже.

Сейчас вовсю идет шумиха вокруг долгов Греции. Оказывается, эта страна так хотела войти в зону евро, что стала корректировать свою статистику в сторону увеличения роста и снижения дефицита бюджета. В этом ей услужливо помогали некоторые американские финансовые корпорации, обеспечивая нужные показатели через игры с долгами и производными ценными бумагами. В такие же игры играла Венгрия.

В капитализме врут все. Обман – это норма поведения и жизненная необходимость.

Возьмем, кстати, самый классический пример – "рост" ВВП США.

Для начала приглядимся повнимательнее к тому, что все вышеописанные жульнические приемы – просто бухгалтерские трюки: грубо говоря, искаженное отражение реальной обстановки в отчетности. Бухгалтерия современного финансового капитализма – это вообще отдельная тема. Сейчас всех заставляют вести учет по т.н. Международным стандартам финансовой отчетности (МСФО, или IFRS), которые всем хороши, но вот в отношении основы современных финансов – виртуальных бумажных "активов" – "случайно" впитали в себя потрясающий набор всевозможных утонченных трюков по припискам, подтасовкам и сокрытиям, накопленный англосаксонскими интеллектуалами на протяжении последних десятилетий и доведенный до абсурда. Всякое ловкое мошенничество может служить основой для смешного анекдота, так что и мы для примера представим себе необитаемый остров, на котором очутились трое незадачливых туристов: Ваня, Петя и Коля.[169] В кармане у Вани обнаруживается мобильный телефон и купюра в 1 000 рублей, а у Пети – блокнот и шариковая ручка. Можно сказать, что на нашем острове есть материальные активы – телефон, блокнот и ручка, обеспеченные денежной массой в 1 000 рублей.

По идее, надо как-то обустраиваться: пальму потрясти или за моллюсками понырять. Но наши туристы – энергичные офисные интеллектуалы, и без дела им не сидится. Коля объявляет о создании банка и готов принять имеющиеся у населения денежные сбережения под 3% годовых! Ваня отдает ему 1 000 рублей, и Коля записывает их в блокнот в статью "Пассивы-Депозиты". Но и Петя у нас не дурак: он предлагает Ване взять у него деньги под 5% годовых, и на вырванном из блокнота листочке пишет "Облигация на 1 тыс. рублей под 5% годовых". Ваня забирает деньги у Коли и отдает Пете, а в обмен получает бумажку. Петя идет в банк и кладет эти деньги на депозит. Экономика острова заработала, все при делах.

Немного подумав, Петя предлагает Ване на пустом месте заработать еще 1% годовых: взять у Коли кредит под 4% и купить еще одну облигацию под 5%. Ваня с радостью бежит в банк, берет кредит в 1 000 рублей под залог первой облигации и приобретает у Пети вторую бумажку с соответствующей надписью: теперь у Вани Петиных облигаций на 2 тыс. рублей, а у Пети на 2 тыс. депозит в банке. А в это время Петя уже выписывает третью облигацию, а Ваня бежит в банк за кредитом под залог второй…

К вечеру, набегавшись с тысячей по острову и изодрав весь блокнот на облигации, складывается следующая картина: у Вани на 50 000 рублей Петиных облигаций, а у Пети на 50 000 рублей депозитов в банке. Теперь Петя предлагает Ване купить телефон за 1 тыс. рублей. Ваня упрямится, ведь телефон-то только один, и заламывает цену в 10 000! Но Петю это не смущает, ведь у него депозитов в банке аж на 50 000…

На последнем листочке Петя составляет платежное поручение Коле перевести 10 000 рублей со своего счета на счет Вани и забирает телефон. А теперь внимание: если эту бухгалтерию отдать американскому экономисту с гарвардским дипломом, он сообщит нам, что наш остров располагает 10 000 руб. материальных активов в виде телефона и 100 000 руб. финансовых активов в виде облигаций и депозитов. "Т. е. что стоимость нашего совокупного имущества увеличилась за день в 110 раз. Менее тонкий и образованный человек сказал бы, что мы – три дебила, у нас как был один телефон и 1 000, так и осталось, и что только конченые дебилы могли целый день рвать листочки из блокнота вместо того, чтобы нарвать кокосов".[170]

Посмеялись? А теперь давайте задумаемся и внимательно рассмотрим эти графики[171]

Ведь что же это получается? Предположим, что остров – это США. А рядом есть другой остров – СССР, в котором с бумажками не носятся, а стройными рядами работают на сборе орехов и моллюсков. Но по сравнению с безудержным "экономическим ростом", который демонстрируют США, СССР выглядит бледно – какой-то жалкий телефон, жалкая одна тысяча и небольшая горка орехов и морепродуктов. Через пару дней гиперактивные жители США просто накорню скупят и добытые продукты, и телефон, да и всех жителей СССР в придачу… Ведь вспомните, чем все у нас закончилось в реальности?... На самом деле дебилы – это те лохи, которые не способны отличить реальное хозяйство от бумажного мошенничества.

Помимо вышеописанных фокусов с финансами используют и тот факт, что ВВП считается в деньгах, и тут всегда стоит проблема: отделить рост реального продукта от обычного инфляционного раздувания цен (т.е. если ВВП вырос на 5%, то что это: рост экономики на 5% или же просто инфляция составила 5%?). Вот на этом и играют.

Инфляция рассчитывается по некой потребительской корзине, куда входит определенный набор продуктов. Смотрят, насколько этот набор подорожал за год, и на этом основании рассчитывают инфляцию. Но все не так просто. Оказывается, можно брать "однотипные" продукты, и из года в год играться с этим набором. Если вдруг что-то случайно подорожало "не так, как надо", то это заменят другим, "правильным" продуктом. И параметр инфляции получится "такой, какой надо".

Далее, США добавляют в свой ВВП так называемую вмененную ренту. Грубо говоря, считается, что собственник жилья как бы платит сам себе арендную плату, и эти суммы записываются в его доход и учитываются в ВВП.

"Самый смешной финт, который придумали в Статбюро – это корректировка цен по качеству, так называемая гедонистическая коррекция. Суть ее в том, что текущие цены корректируются на улучшение качества продукта за анализируемый период. Поясню на примере компьютеров. В 2001 г. типичной моделью домашнего компьютера был Pentium 4 1.7GHz/512Mb/40Gb ценой в 1 200 долларов (все цифры и параметры привожу условные). В следующем 2002 г. типичной моделью стал Pentium 4 2.0GHz/768Mb/60Gb ценой в 1 250 долларов. Нормальному человеку понятно, что типичный компьютер подорожал примерно на величину годовой потребительской инфляции, как и все остальные товары. Однако у Статбюро на эту тему другое мнение. С помощью своей "гедонистической" процедуры они рассчитывают рост качества этого типичного компьютера и выясняют, что он стал на 20% лучше. И пофигу, что весь софт за этот год стал на 30% жирнее и прожорливей, так что реально потребитель ничего и не выигрывает. А теперь – внимание! Они корректируют цену 1 250 долларов на 20% и получают цену типичного компьютера в 2002 – 1 000 долларов против 1 200 в 2001 г.! Т.е. получается, что компьютеры не только не подорожали, но, наоборот, в категории компьютеров годовая дефляция составила 20%. О как. Таким же образом рассчитывается улучшение товаров и услуг во всех остальных категориях, после чего текущие цены корректируются на гедонистический коэффициент. Мне очень интересно, как, например, рассчитывается улучшение юридических или парикмахерских услуг. Или, скажем, какой коэффициент улучшения получила жевательная резинка после добавления в нее ксилита, карбамида и загадочных голубых кристаллов".[172]

Фокусам этим нет числа, и каждый год потребность в них возрастает.

 

* * *

 

Подведем промежуточный итог.

Логика капитализма требует от предпринимателей стремиться к прибыли. С одной стороны, это хорошо, но с другой получается, что прибыль, оседающая в качестве сбережений и не возвращающаяся в экономику, начинает душить хозяйство – ему просто перестает хватать денег для нормального обмена произведенными продуктами.

Исторически так сложилось, что деньги в нашем обществе стали представлять пирамиду долга, растущую по экспоненте. Денежный процент навязывает необходимость такого же процентного роста прибыли. Т.е. нужно не просто получать прибыль, а с каждым годом ее наращивать! Если к 100 тракторам мы добавим в первый год 100, и во второй год тоже 100, то нам сообщат, что рост в первый год составил 100%, а во второй, оказывается, мы наблюдаем снижение темпов роста в 2 раза (со 100% до 50%)! Все начинают в отчаянии рвать волосы на голове, хотя экономика по-прежнему растет. Но само стремление наращивать размер прибыли только ускоряет сваливание экономики в кризис, ведь при росте дохода растет и та часть, которая оседает на депозитах в качестве сбережений.

Рост денежной массы по экспоненте, вызванный работой процента, подстегивает инфляцию. Требование экспоненциального роста прибыли навязывает обществу перепотребление, и не в последнюю очередь ресурсов. Концентрация денег на вершине пирамиды требует их вбрасывания в ее основание для продолжения роста – это снова инфляция. Более того, банковский процент гарантирует концентрацию всех материальных активов в руках собственников денег – этот перекос очень похож на уничтожение организма паразитом-кровососом.

При таких правилах игры система все равно рано или поздно пройдет пик и свалится в кризис – это просто неизбежно. Поэтому капиталистическая экономика живет циклами роста и падения.

На сегодняшний день придуманы остроумные механизмы обеспечения иллюзии экономического роста (помимо описанного выше жульничества), без которого система постоянно сваливалась бы в штопор. Но об этом мы поговорим в следующей главе.

А пока просто изложим некоторые соображения по обеспечению стабильности экономики.

Во-первых, пора отвязывать деньги от каких-либо товаров-посредников типа золота, и перестать их возвращать в экономику в виде процентных кредитов. Деньги должны стать тем, чем они и являются на самом деле – абстрактной мерой хозяйственного обмена в ведении министерства экономики.

Во-вторых, сама категория прибыли должна быть ликвидирована. Прибыль, условно говоря, должна стать одной из категорий издержек наравне с заработной платой. Все деньги должны возвращаться в экономику.

В-третьих, необходимо немедленно отказаться от концепции экспоненциального экономического роста. Рост должен быть биологическим, т.е. затухающим. Попытка экспоненциального роста ведет к перепотреблению и, как следствие, разрушению окружающей среды (но об этом мы поговорим ниже), и, в конечном счете, сбрасывает экономику в кризис. Кстати, обратите внимание, что поборники "естественных прав человека" и "естественных законов рынка" почему-то в основу реальной экономической жизни кладут концепцию неестественного роста!

 

 

Банки, биржи, валюты и национальные экономики.

 

Собственник денежных сбережений часто не хочет возиться с поисками реальных хозяйственных проектов, способных принести дополнительную прибыль, а просто одалживает эти средства другим предпринимателям, у которых много идей, но мало денег. Так со временем многие успешные предприятия реальной экономики обзаводятся собственными банками.

С другой стороны, профессиональные ростовщики с каждым циклом работы процента концентрируют в своих руках все большую экономическую мощь, ведь кредиты обеспечивают им постоянный экспоненциальный рост накоплений, а реальная экономика может дать собственнику предприятия рост в лучшем случае линейный. Мало-помалу одеяло экономического влияния перетягивается на сторону банков, и они начинают подминать под себя не выдержавшие этой гонки предприятия реального сектора экономики.

В результате этих двух процессов получается сращивание промышленного и банковского капитала. Появляются промышленно-финансовые группы. Из самой природы процессов также следует, что в каждой такой группе значение финансового блока по отношению к промышленному постоянно растет. Финансовый сектор начинает играть все большую роль в экономике, а денежное богатство все плотнее концентрируется на вершине пирамиды.

Довольно быстро экономика государства оказывается сконцентрирована в руках узкой группы семей. Параллельно идет экономическое подчинение средств массовой информации и, как следствие, власти. Если власть наследственная, то происходит буржуазная революция, и через подставных выборных марионеток у руля встают все те же хозяева денег.

Гремучая смесь контроля над деньгами, информацией и управлением в стране стремительно приводит к тому, что реальный сектор экономики поглощается владельцами денег. Во главе современного мироустройства встает банк, который осуществляет управление через деньги. Ведь что такое, например, монетаризм? Это учение о регулировании экономики посредством манипуляций с деньгами.

Деньги поступают в экономику как долговое обязательство, и должны быть возвращены с процентом. Возвратность долгов обеспечивается исключительно возможностью новых заимствований денег. Если банк остановит выдачу новых кредитов, то вся реальная экономика будет просто поставлена на колени, оставшись без денег.

Регулятором этого процесса выступает ставка процента, по которому банки готовы одалживать деньги. Если ставка процента низкая, у собственников денег появляется стимул искать прибыльные проекты в реальной экономике и направлять деньги туда. Если же ставка процента высокая, то собственнику денег проще изъять их из реальной экономики и просто положить в банк под процент. Именно так сейчас принято бороться с инфляцией: пока ставка низка, деньги идут в экономику и через мультипликатор вызывают рост операций, а стоит процентную ставку поднять, как деньги уходят из экономики, что создает иллюзию приостановки роста цен. Это все равно как при высоком давлении слить у человека из организма всю кровь. Да, действительно, давление упало. Только мертвенная бледность разлилась по лицу. Впрочем, такие фокусы со ставкой процента и вправду могут иногда помогать – в тех случаях, когда пытаются решить проблемы "пузырей", вызванные самим денежным процентом и манией роста.

Но не все гладко получается у капиталистов. Прибыль концентрирует богатство на одном из полюсов общества, поэтому приходится вбрасывать дополнительные (лишние) деньги в основание социальной пирамиды. Денежный же процент только ухудшает положение, обеспечивая постоянный рост денежной массы. Все это ведет к инфляции, что вредно для экономики в целом и для владельцев денег в частности. Денежная масса растет, и приходится искать пути для ее стерилизации (т.е. вывода из реальной экономики во избежание инфляции). Безусловно, выходы были найдены: это колонии и финансовые рынки.

 

* * *

 

Изначально фондовая биржа родилась как довольно прогрессивный, и даже полезный, инструмент: она позволила значительно облегчить собирание средств для крупных хозяйственных проектов, обеспечивая снижение рисков путем облегчения передачи долей участия (акций) в этих проектах. Каждый может прийти и купить на свои небольшие сбережения акции новых компаний, тем самым обеспечив крупный капитал какому-то хозяйственному проекту. Вознаграждением за это становится право получить часть прибыли, которую принесет это предприятие. Подстраховкой на всякий случай выступает биржа, куда можно прийти со своими акциями и довольно легко их продать, тем самым вернув свои деньги.

Но в обществе алчных индивидов любое начинание будет немедленно исковеркано до неузнаваемости. Почти сразу же после своего появления биржа стала приобретать современный характер: трансформировалась в казино надувания пузырей и построения пирамид. Главное на ней вовсе не реальный экономический проект… а прибыль.

Итак, что же произошло? Для понимания придется нам немного углубиться в ценообразование на бирже. Допустим, нашей компании для начала работы нужна 1 тыс. рублей: купить оборудование, лицензии, арендовать помещения и нанять работников. Мы выпускаем 100 акций по 10 рублей каждая, и когда все они будут проданы, мы как раз и наберем необходимую нам 1 тыс. рублей. Начав работу, мы за первый год получаем прибыль 100 рублей. Собрав вместе всех собственников наших акций, мы принимаем решение вложить эти деньги в расширение бизнеса, и на следующий год получаем уже 500 рублей чистой прибыли. Собравшись опять, на этот раз мы решаем воспользоваться успехами нашего начинания и постановляем распределить эти 500 рублей между всеми собственниками акций. Т.е. мы объявляем дивиденды: 5 рублей на акцию.

Сколько же стоят наши акции теперь? У нас было изначально 1 000 рублей, к ним мы добавили еще 100, т.е. всего теперь 1 100 рублей капитала. По всей видимости, одна акция теперь должна стоить не 10 рублей, а уже 11. Более того, наше предприятие настолько успешно, что объявило дивиденды аж 5 рублей на акцию, и никому не захочется продавать их всего за 11 рублей, ведь тогда право получать дивиденды в будущем перейдет уже новому владельцу акции. И если тот купит ее за 11 рублей, а компания объявит пару лет подряд дивиденды в 5 рублей на акцию, то она, по сути, окупится всего за 2 года. Поэтому стало общепринятым формировать цену исходя из простых соображений: учитывать в цене акции стоимость собственных активов компании и среднюю прибыль за 5-10 лет. Если предположить, что наша компания еще 5-10 лет сможет выплачивать по 5 рублей дивидендов, то стоимость акции уже сейчас должна быть 11 + 5 х 10 = 61 рубль. Или около того, смотря по обстоятельствам. Но, внимание, ни один человек, по идее, не захочет покупать акцию из расчета, что дивиденды по ней окупят это вложение лет через 100-200… Никто не захочет покупать нашу акцию за 511 рублей – это глупо.

Более того, из всего вышесказанного следует, что цена акций не может сильно колебаться. Это только в нашем простом примере прибыль столь огромна, и в зависимости от ожиданий в цену могут закладывать от 5 до 50 рублей предполагаемых дивидендов. Обычно основу стоимости все же составляет собственный капитал предприятия, который чисто физически не может быстро изменяться, а распределенная через дивиденды прибыль чаще всего не превышает 5-10% от капитала. Резко скакать цены на акции могут только в случае, если катаклизм разом разрушит все производственные мощности компании (тогда цена резко упадет), или же какое-нибудь предприятие станет ковырять совершенно бесперспективный холм и неожиданно наткнется на грандиозные залежи некоего ценного ресурса (тогда цена резко вырастет). Но такие случаи – из разряда 1 на миллион.

Но это только нормальным людям так кажется. Миром же правят неуемные финансовые гении. И эти эксперты знают, что существует и другая цена…

Допустим, у нас есть 100 почтовых марок, и мы решаем определить их стоимость. Как нас учит теория капитализма, лучше всего ее узнать методом свободного ценообразования. Допустим, один из нас предлагает за них 100 рублей. Итак, первая сделка прошла, и рынок зафиксировал цену одной марки в 1 рубль. К нам подходит еще один любитель и предлагает купить 10 марок за 20 рублей – и рынок фиксирует стоимость 1 марки уже в 2 рубля. По идее, если все деньги на рынке (120 рублей) распределить равномерно между всеми марками, то цена составит не 2 рубля, а лишь 1 рубль 20 копеек за марку. Но это в теории, а на практике вы можете принести на рынок свою марку и продать ее за 2 рубля.

Так уж получается, что 80 марок постоянно лежат у коллекционеров по альбомам, а на рынке осталось лишь 20 штук, и все вновь приходящие на рынок филателисты торгуются за эти 20 марок. Допустим, новые люди принесли на рынок еще 200 рублей, и цена 1 марки подскочила аж до 11-12 рублей за штуку! Ого, рынок растет, цены лезут вверх. Оказывается, торговать марками – отличный бизнес! Если кто-то изначально покупал марку по 1-2 рубля, то теперь он может принести ее на рынок и продать уже за 11-12 рублей.

Всем кажется, что текущая цена и есть реальная цена. На самом деле, если вдруг кто-то купит марку за 500 рублей, то реальной все начнут считать уже именно эту, или чуть меньшую, цену. Это называется теорией большего дурака. Цена чего угодно будет ползти вверх до тех пор, пока на рынке будут находиться лохи, готовые за кусочек бумажки вываливать все более безумные деньги.

Но вернемся к нашему рынку (сразу скажу, что именно таким рынком и становится в реальности биржа, где роль марок играют акции). Туда приходят все новые люди, приносят все больше денег: ведь каждому хочется поучаствовать в таких легких заработках. Кто-то додумывается выпускать другие серии марок, и они составляют отдельный повод для торговли. Теперь у нас есть разные типы марок, и все знают, какие более дорогие, какие менее, какие пользуются спросом, какие нет… Тем временем уже довольно много людей с приличными (допустим, 4 000 рублей) деньгами хотят купить наши изначальные марки. Теперь они это расценивают как отличное вложение сбережений, ведь цена марок все время растет. Проблема в том, что одновременно на нашем рынке торгуется не больше 10-20% от всех марок этой серии, и новые деньги распределяются именно между этими процентами, так что цена 1 марки взлетает до небес: всех денег на рынке около 4 300 рублей, всех марок – 20 штук. Так что цена 1 марки взмывает до 215 рублей! Ого!

Самое интересное, что купленные марки часто оседают в коллекциях, а некоторые акционеры приносят новые на рынок, и эти марки реально раскупаются за 215 рублей.

Предположим, когда-то давно мы купили 10 марок по 2 рубля. А теперь нам сообщают, что рыночная цена 1 марки – 215 рублей. Мысленно мы перемножаем наши 10 марок на 215 рублей и начинаем себя ощущать богатыми людьми с состоянием в 2 150 рублей в марках.

А теперь внимание – ключевой момент. Всех денег на рынке – 4 300 рублей. Всего у людей на руках и на рынке 100 марок. Все считают, что у них состояние в 100 х 215 = 21 500 рублей, что называлось бы капитализацией компании, если бы речь шла об акциях. Но реально-то если все 100 марок одновременно принесут на рынок и постараются продать, денег на всех не хватит. Реальная цена 1 марки будет 4 300 / 100 = 43 рубля. Все, что выше 43 – иллюзорное богатство.

Рост цены марок в нашем примере можно сравнить с ростом пирамиды или пузыря: чем больше приносят на рынок денег, тем сильнее раздуваются цены.

Но если вдруг все решат, что расти цены больше не будут, и лучше бы продать марки по текущей высокой цене, т.е. захотят забрать деньги из пирамиды, то первые счастливчики, скорее всего, соберут все сливки (продадут по 215 рублей), после чего цена начнет стремительно падать (все захотят продавать, и никто – покупать). Это падение будет катастрофой для тех, кто входил на рынок по ценам выше 200 рублей, потому что они не смогут вернуть даже 43 рубля. "Люди, решившие обналичить акции, вдруг выясняют, что покупателей нет. И не только потому, что все резко стали умнее, но и потому, что цена выросла намного сильнее, чем реально вошло денег. И, соответственно, цена акций вместе с виртуальным "богатством" их держателей будет падать, пока не сбалансируется с имеющейся на рынке наличностью. Ну а где она "сбалансируется" – это только богу известно, поскольку, с одной стороны, претендентов на кэш [деньги] много, а с другой – самого кэша мало, и его значительная часть обычно собрана в руках тех, кто падение инициировал. А вот среди них дураков точно нет".[173]

Именно так формируется сегодня цена на ценные бумаги. Раздувание пузыря по вышеописанной схеме называется опять-таки мультипликатором.

С одной стороны, у акции есть более-менее объективная стоимость, но с другой стороны, мультипликатор отрывается от нее и несется в небесную высь, чтобы потом рухнуть в пропасть. И профессиональные биржевые дельцы это прекрасно знают, но им все равно – они рассчитывают поживиться в процессе роста или же на начальных стадиях падения. Это напоминает казино, и поэтому на бирже не торгуют, а играют. К реальной экономике это заведение уже не имеет никакого отношения. "Когда лопнул Internet-bubble (интернет-пузырь), один только AOL списал со своих активов 100 млрд. долларов и… мир не перевернулся. Держатели акций просто остались ни с чем. А AOL как работал, так и работает. Что говорит о небольшом влиянии виртуального рынка акций на реальную экономику".[174]

Вот теперь хочется привести несколько наглядных примеров из нашей жизни. Все слышали про пенсионную реформу в России, но мало кто понимает ее суть. Не будем копаться в деталях, а сразу перейдем к главному: людям предлагается направлять пенсионные отчисления в управление профессиональным игрокам на рынке ценных бумаг (т.е. на бирже). И сулят за это золотые горы. Мол, наши сбережения под управлением опытных "профессионалов" будут там расти, как на дрожжах.

Что же получается в реальности? Наши деньги забирают ушлые дельцы и перенаправляют их на биржу, где покупают акции или другие бумаги, по недоразумению именуемые ценными. Такие колоссальные вливания (ведь деньги через налоги сдирают со всего населения) неминуемо вызывают рост биржевого пузыря. Управляющие компании рапортуют о бешеных доходах, просто пересчитывая стоимость запасенной бумаги на текущий биржевой курс. После этого все работники этих компаний отписывают себе невероятные премии в реальных деньгах. А доходы клиентов остаются в бумаге. Рано или поздно пузырь лопнет, и цены рухнут. Но профессионалы, разумеется, сумеют выпрыгнуть вовремя, зато население останется с горой дешевой бумаги на руках. На все недоуменные вопросы "профессионалы" ответят, что надо же понимать, что дело это рискованное, что бывают спады и кризисы, что такова конъюнктура рынка и т.д. и т.п. Главное, что пока рынок рос и они рисовали нам "доходы", они не забывали реальные деньги выплачивать себе в виде премий и прибыли. По сути, если уж быть совсем честными, такая "реформа" есть ни что иное, как развод лохов (населения) на деньги, потому что, в общем и целом, это просто механизм перекачивания денег от простых людей в карманы биржевых игроков. То же самое касается и т.н. ПИФов, которые настойчиво рекламировали на протяжении последних 5 лет.

Возьмем еще и "реформу" РАО ЕЭС. По сути, Анатолий Чубайс разодрал единую систему на кучу маленьких кусочков, навыпускал под это акций и отправил их на биржу. На вопрос, какой эффект получился от реформы, он гордо заявил, что капитализация компании выросла в х раз. По сути, под такую "реформу" просто привлекли море спекулятивного капитала, который раздул стоимость бумаги в х раз. Сами понимаете, реальной энергетике от этого ни жарко, ни холодно, ведь "в железе" ничего в х раз не увеличилось. Точнее, чего уж греха таить, стало много хуже.

Главное, что нужно понять: фондовые рынки (биржи) давным-давно оторвались о реальной экономики. Но при этом нам все время настойчиво рекомендуют нести деньги именно туда. Обратите внимание, даже все меры российского правительства по борьбе с кризисом были направлены… на спасение именно банков и фондовых рынков, а не предприятий реального сектора. Деньги давали банкам под поддержание курсов акций, а не предприятиям под выпуск продукции…

Как же это может быть?

 

* * *

 

Вернемся немного назад и вспомним, с чего мы начали разговор. Существует серьезная проблема – рост денежной массы в результате компенсации роста прибыли и работы банковского процента. Наверху социальной пирамиды скапливаются явно лишние деньги, которые некуда девать. Если они вернутся в реальную экономику, это вызовет дикий скачок цен и тотальное обнищание низов. И вот тут очень полезным инструментом стало биржевое пирамидостроение.

Фондовый рынок насосом вытягивает в надувающиеся пузыри море лишних денег. При этом никого заставлять не надо – люди сами несут. Над реальной экономикой начинает надуваться и нависать огромный пузырь виртуальных бумажных активов. Его стоимость уже давно в десятки раз превысила стоимость всех мыслимых материальных активов, но игра на то и игра, что захватывает своих участников. Она просто продолжается.

Фондовый рынок, по сути, стерилизует лишние деньги, порождаемые несовершенством капиталистической системы, а так же одновременно решает проблему обеспечения постоянного роста (пусть и на бумаге). И при этом сохраняется видимость стабильности системы, контроль и власть в которой осуществляют хозяева денежной пирамиды долга.

К сожалению, биржа может стерилизовать и вовсе не лишние деньги. Это когда в молодых экономиках вместо того, чтобы направлять деньги в растущие отрасли народного хозяйства, владельцы денег отправляют их на "более доходные" биржи. Именно такая бредовая ситуация наблюдается в России. Что для США хорошо, для нас – очень плохо. Фондовый рынок душит реальную экономику.

Впрочем, в этом есть и политический смысл. В мире реализуется доктрина "нулевого роста", и такое увлечение виртуальной экономикой очень способствует достижению поставленной цели: на бумаге необходимый рост есть, а в реальной жизни – нет.

 

* * *

 

Уверен, что вы обратили внимание на то, как часто мы говорим о реальной и виртуальной экономиках. Возможно, это вызывает недоумение: как же это финансовый сектор – кровеносная система нашей экономки, и вдруг – виртуальная?!

Да, денежная система очень важна для экономики. Но законы капитализма превратили ее из инструмента в паразита. Как мы помним, деньги – это символ, абстракция, мера стоимости. Без соответствующих продуктов в экономике, обмен которых они обеспечивают, деньги – ничто. Т.е. совсем ничто, ноль. Сами по себе деньги ничего не значат.

Но вот кто-то дает деньги в рост, и деньги начинают "работать". Т.е. приносят дополнительные деньги, на которые можно получить вполне реальные продукты. Но ведь реально же ничего не делается, никакой хозяйственной деятельности не ведется. Получается, что ничто порождает вполне ощутимое нечто. Хозяин денег, т.е. абстрактных символов, получает возможность вытягивать из экономики вполне реальные продукты. Он просто паразитирует, потому что у него реально предложить в обмен нечего, т.е. он просто забирает, ничего не давая взамен. Он умудряется заставить других работать на себя, используя для этого абстрактное ничто.

Дальше-больше. Деньги ведь приносят экспоненциальную прибыль, и хозяин денег получает возможность забирать все больше и больше реальных продуктов. Со временем он все деньги превращает в долг реальной экономики перед ним, и теперь уже получает абсолютную власть над созданием реальных продуктов. Может ведь не дать денег, и тогда все остановится.

Вот этот механизм самовоспроизводства денег в капиталистической финансовой системе и назовем виртуальным, потому что из ничего получается еще большее ничто, по недоразумению принимаемое за реальные деньги.

Так же является виртуальной пирамида бумажных активов, создаваемых на бирже. Владельцы бумаг считают, что обладают огромными богатствами, но ведь реальных продуктов под эти деньги нет, и все эти бумажки – иллюзорное богатство. Виртуальное.

Реальной можно считать только ту экономику, в которой осуществляется настоящая хозяйственная деятельность, приводящая к созданию какого-то реального продукта: товара или услуги. Вот обеспечение экономики деньгами – это важная реальная услуга, а денежное паразитирование и игры с бумажками – сплошная ненужная виртуальность.

 

* * *

 

Мы поговорили о финансовых рынках, а теперь перейдем к другому способу решения финансовых проблем – колониям.

Если денежная масса постоянно растет, опережая увеличение создания реальных продуктов в экономике, а инфляция нам не нужна, то необходимо где-то взять дополнительные продукты. Наиболее очевидное решение – можно награбить в колониях. Награбить, привезти к себе и запустить в свою экономику. Тогда растущая денежная масса будет обеспечена товарами. Не будет инфляции, население станет богатеть.

Помимо обычного насильственного изъятия существуют и более "цивилизованные" методы – т.н. "грабеж торговлей". Большинство из нас знают его под вывеской меркантилизма: метрополия должна закупать в колониях только сырье, а продавать исключительно промышленные товары. Более того, вся торговля между колониями должна вестись исключительно через метрополию. Следует запрещать или всячески сдерживать промышленное и торговое развитие колоний. Почему это грабеж? Ну, во-первых, можно купить древесину и железную руду довольно дешево, а обратно поставить лопату – очень дорого. И поспорить нельзя – лопата нужна, а своего производства нет. Так получается с любым промышленным товаром. В XVIII веке, например, в американских колониях Англии даже гвозди для подковки лошадей производить было запрещено – только завозить из метрополии. А давайте еще вспомним про действие мультипликатора… Если мы срубили и продали лес или накопали и продали руду, то на этом влияние нашей деятельности на экономику заканчивается. Но если мы покупаем лопату, то наши деньги создают расходящиеся круги различных операций: оплата выплавки стали, оплата формовки совка, оплата выточки деревянной палки, оплата создания удобной ручки. Экономика наполняется жизнью, развивается. Именно поэтому нужно заниматься промышленной деятельностью, а добычу ресурсов и потребление готовых изделий оставить колониям. Так же важно стимулировать в колониях потребление товаров роскоши: туземная модница купит обычную грошовую майку, на которой написано D&G, но при этом заплатит метрополии огромные деньги. Причем валюту на майку красотка может получить только за счет поставки в метрополию ресурсов своей страны по бросовым ценам. По сути, эти жизненно важные ресурсы достаются метрополии вообще бесплатно: просто за желание размалеванной дуры "приобщиться к высокой моде". Просто за фантом, образ, символ. За ничто. Еще хуже, когда напыщенный дурак купит себе Мерседес или Бэнтли: суть грабежа от этого не меняется, зато деньги из экономики уходят астрономические, а в метрополии создаются рабочие места от множества операций, необходимых для создания сложного промышленного изделия.

Во-вторых, грабеж торговлей подразумевает собственно саму торговлю, а точнее контроль над ней. Предположим, Индия выращивает и продает хлопок и чай, а США – кукурузу и сою. Но торговать можно только через Англию. Англия за копейки скупит в Индии хлопок и чай, переработает хлопок в материю, а чай расфасует в пакетики под этикеткой "настоящий английский чай!", и отправит в США, где продаст втридорога как "редкие заморские товары". Так же скупит за копейки кукурузу и сою и просто перевезет в Индию, где опять продаст втридорога под вывеской "редкие заморские товары". Вот и весь механизм: напрямую колонии торговать не могут, и вся прибыль оседает в карманах метрополии. Колонии вырваться из нищеты не могут.

Теперь, вроде бы, мрачные времена колониализма миновали, и повсюду царит свободная торговля и правила Всемирной Торговой Организации (ВТО), смотрящей за справедливостью. Только есть одно но: бывшие колонии все сильнее погружаются в нищету. Почему? Потому что грабеж продолжается. Создать на пустом месте промышленное предприятие очень сложно – при этом задействовано столько факторов, что все их учесть невозможно. Все приходится начинать с нуля, все получается или некачественно, или дорого. Но со временем завязываются деловые связи, рабочие и управленцы набираются опыта, изделия становятся и качественнее, и дешевле. Именно поэтому конкурировать со старыми промышленными державами при свободной торговле практически невозможно: они просто завалят колонию дешевыми качественными товарами и убьют любые ростки отечественной промышленности. Да даже если наш продукт каким-то чудом сразу получился и лучше, и дешевле, то крупные международные финансово-промышленные группы с практически неограниченными средствами либо просто скупят накорню наше предприятие, либо задушат нас через продажу своих товаров по заведомо заниженным ценам (они себе это позволить могут, мы же такой гонки на понижение не выдержим), либо же просто натравят на нас криминал или подкупят органы правопорядка, и просто уничтожат любые ростки будущей конкуренции. Такие ростки должно защищать государство через протекционистские меры, иначе погибнут.

А чем же занята ВТО? Она открыла рынки именно для промышленных товаров. И сырьевых ресурсов. Но производство сельхозпродукции как было защищено барьерами, так и остается. Бедной стране приходится открывать рынки для машин и прочего, тем самым теряя шанс на развитие собственной индустрии, но при этом она вынуждена наталкиваться на защитные барьеры при торговле сельхозпродуктами, теряя шанс успешно конкурировать с внутренними производителями метрополии. Колонии как были нищими, так и остаются.

Менее очевидны другие механизмы. Чтобы в них разобраться, придется нам кратко поговорить о такой ипостаси денег, как различные валюты.

Валюта – это просто деньги, выпускаемые определенным государством для обслуживания собственной экономики. В системе привязки денег к определенному товарному эквиваленту считается, что валюта определенной страны обеспечена ее запасами драгоценных металлов, или, понимая это более широко, всем достоянием государства. В системе кредитных денег, в которую выродилась система товарных денег, национальной валютой считаются обязательства, выпущенные центральным банком этой страны.

Валюта – просто деньги. Те деньги, тот абстрактный символ, о котором договорились жители данной территории. В одном государстве в единице денег оценивают килограмм зерна, и называют эту валюту, допустим, немецкой маркой, а в другой стране стоимость того же килограмма зерна измеряют двумя единицами денег, и называется такая валюта, например, французский франк. Если эти шкалы ценностей соотнести между собой по одному показателю (зерну), то получится, что 1 марка = 2 франкам. Так появился обменный курс.

Но так измерять курсы обмена валют довольно сложно, ведь товары на внутреннем рынке имеют разную относительную стоимость. Бутылка вина, например, во Франции стоит копейки, а в России – довольно приличные деньги. Просто потому, что французы в каждой деревне гонят его тоннами, а у русских этим могут заниматься только самые южные регионы, и вино превращается в определенную ценность.

Так может получиться, что по зерну 1 марка = 2 франкам, а по вину 1 марка = 1 франку. Путаница. С введением золотого обеспечения валют эта проблема решалась просто: если 1 марка обеспечена 2 граммами золота, а 1 франк – 1 граммом, то и курс будет, соответственно, 1 марка = 2 франкам.

Но даже у золотого стандарта были определенные проблемы, которые с годами только нарастали (что естественно для товарных денег и капиталистической хозяйственной системы). В 1944 г. золотое обеспечение сохранили только у доллара США, а все остальные валюты жестко привязали уже не к золоту, а к доллару. Доллар стал международной валютой, обслуживающей торговлю между государствами. Более того, в долларах стало принято хранить сбережения, ведь считалось, что доллар США – это почти синоним золота.

А теперь обратим внимание вот на что. Как мы говорили, деньги – просто абстрактный символ, обслуживающий обмен продуктами в экономике. Мы выпускаем рубли, чтобы иметь возможность ими расплачиваться при обмене продуктами. Наши продукты, наши символы.

Но вот кому-то в голову пришла странная мысль, что наш собственный абстрактный символ, рубль, чем-то хуже чужого символа, допустим, доллара. И требует, чтобы с ним расплачивались при обмене продуктами исключительно "надежными" долларами.

Что происходит? Теперь для того, чтобы получить символы, позволяющие вести обмен нашими продуктами, мы сначала должны отдать наши реальные продукты чужим дядям, рисующим свои символы. И только после получения от них абстрактных символов обмена продолжить хозяйственную деятельность у себя в стране. Мы отдаем реальные продукты за ничто, за абстракцию. Т.е. для того, чтобы получить возможность продавать и покупать у себя в стране собственные квартиры (да что угодно) "за доллары", мы (как экономика в целом) сначала должны поставить американцам реальных товаров на всю сумму этих долларов (точнее сказать, подарить, ведь эти доллары к ним уже не вернутся, потому что нужны нам самим в качестве денег). А сами вроде как наделать себе бумажек не можем. Такая особенность валют называется эмиссионным доходом (т.е. доходом от выпуска): печатающий деньги сразу же получает себе товаров на стоимость этих денег просто за право других пользоваться этими деньгами. В XVIII в., например, североамериканским колониям было запрещено печатать свои деньги, и они обязаны были использовать только английские.

Помните, какая у нас проблема? Избавиться от лишних денег. Вот и выход – заставить других вести у себя товарообмен посредством наших денег, тогда под весь объем их торговли им придется влить в нашу экономику реальных товаров и получить взамен наши лишние бумажки. И эти бумажки к нам уже не вернутся, т.е. никто нам их обратно не принесет и не будет просить отдать за них какой-нибудь наш реальный продукт. Таким образом, мы просто стерилизуем денежную массу, присваивая себе реальные продукты чужих экономик. Если вдуматься, то получается, что весь экономический рост других стран, по сути, уходит к нам за то, чтобы они получили необходимые деньги для обслуживания их выросшей экономики. Ха-ха.

Если весь мир торгует через доллары США… Это и нефть, и золото, и газ… Да абсолютно все! Получается, что под весь этот дикий объем торговли США напечатали бумаги, а получили несметное количество чужих реальных богатств. Если русские складывают у себя доллары и торгуют машинами и квартирами тоже в долларах, то мы просто дарим эти квартиры и машины американцам.

Еще давайте вспомним, что теперь в колониях принято складировать у себя доллары миллиардами и триллионами, называя это валютными резервами… Например, что означает резерв Китая в размере 2 трлн. долларов? Да, это его прибыль от торговли с США. Кажется, что США стали должником Китая. Формально – да. Но ведь если подумать, то китайцы тянут из себя жилы и заваливают США реальными продуктами, а в обмен получают триллионы абстрактных символов… и просто складывают их у себя. Т.е. Китай на эти 2 трлн. реально ничего не получил, просто США сбросили туда 2 трлн. лишних денег и получили на 2 трлн. бесплатных товаров (на самом деле намного больше, потому что 2 трлн. – это лишь сухой остаток, но ведь часть китайских товаров была оплачена американскими технологиями и всевозможными "финансовыми и юридическими" услугами по запредельным ценам). И инфляции, отметим, почти никакой. А откуда быть инфляции, если можно печатать деньги триллионами, за них получать товары, а деньги эти будут уходить из реальной экономики в виде "резервов" или на обслуживание других экономик. Экономическая цепочка, если избавиться от наукообразной шелухи, выглядит так: США печатают бумагу, Китай, Россия и т.д. отдают им реальные товары и ресурсы, после чего складируют бумагу у себя. И гордятся ростом этих бумажных складов. В таком виде система работает уже лет 12…

Есть и еще один фокус с валютами, точнее, с их обменными курсами. Этими курсами можно играть. Даже во времена золотого стандарта могло случиться так, что золота в стране мало, а продукта создается много, а у других – наоборот. Курс обмена определяется по золотому содержанию валют, но вот цены в государстве – соотношением денежной и товарной масс. Получается, что в первой экономике продукт стоит в золоте меньше, чем во второй. Теория говорит, что вторая экономика начнет усиленно импортировать дешевые товары, расплачиваясь золотом, и со временем ситуация выровняется. Но это только в теории… Более того, зачастую этому даже всячески препятствовали. Сейчас поговорим, почему. После отвязки валют от золота и введения плавающих курсов обмена относительная стоимость валют стала определяться на финансовых рынках (надеюсь, читатель уже вздрогнул)… Тут поле для спекуляций просто бескрайнее. Ведь на валютном рынке одномоментно торгуется лишь малая часть всех денег в стране, но по результатам таких торгов курс определяется для всей экономики. И если вдруг спекулянтам очень захочется иметь "сверхнадежные" доллары и перехочется иметь "деревянные" рубли, то спрос на доллары вырастет, и курс доллара поползет вверх, т.е. доллары начнут дорожать. Теория гласит, что рынок определит естественный спрос и предложение, но это опять-таки только теория. На самом деле тот, кто контролирует денежные потоки, может, по сути, просто назначать курс по собственному желанию, продавая или скупая на рынке большие объемы валют. Это, кстати, один из официальных инструментов регулирования курсов со стороны центробанков…

Да, кстати, центробанки… Центральный банк – это, по сути, то заведение, которое отвечает за поступление денег в экономику. Это дело такое важное, что всем подряд доверить его нельзя, и именно поэтому центральные банки независимы… от государств и правительств… Т.е. от народа. Предлог для этого – правительства, мол, слишком склонны печатать деньги под свои траты. На самом деле правительство обычно их печатает под траты общественные, но это так, неважно. А "эксперты-финансисты" из ЦБ, мол, не склонны. И чтобы им спокойнее работалось, структуры ЦБ выведены из подчинения правительствам: в Англии, США, России, Украине и т.д. Либералы утверждают, что независимый ЦБ – великое благо. Только независимость предполагает, что центральным банком не может руководить народ страны, но ведь властной пустоты не бывает. Значит, руководит ЦБ кто-то или что-то еще… Пусть даже нелепые догмы, ради которых они готовы удушить экономику, задирая ставки процентов по кредитам и снижая курс национальной валюты…

Про "независимые" центральные банки мы говорим только для того, чтобы лучше прочувствовать утверждение, что курсы валют, по сути, просто назначаются для каждой конкретной экономики. Таким образом осуществляется финансовый контроль над странами. Реальную важность игры с курсами легко проиллюстрировать следующим примером. Допустим, русский рабочий в сутки производит 10 единиц продукции и получает 10 рублей. Американский: 10 единиц продукции и 10 долларов соответственно. По идее, курс 1 доллар = 1 рубль был бы справедливым. Но на рынке немного поигрались, и теперь 1 доллар равен 10 рублям. Получается, что русский рабочий теперь получает в 10 раз меньше американского, а все русские продукты вдруг стали "выгодны для экспорта" и "конкурентоспособны на мировом рынке". Поэтому курс требуют снижать. Но давайте теперь посчитаем, каков будет для нас практический результат такого "эффективного экспорта".

"Неолиберальные экономические формулы доказывают, что свободный и саморегулирующийся рынок автоматически распределяет произведенные блага наиболее справедливым образом. Неолибералы убеждают, что свободный рынок постепенно стирает разницу между богатыми и бедными, если бедный прилагает для этого достаточно усилий.

Давайте проведем простые расчеты, исходя из того, что между бедными и богатыми странами изначально существует разница в средней оплате труда. При прямой торговле между этими странами из-за этой разницы в оплате труда возникает разница в накоплении материальных ценностей. Мы увидим, что разница в накоплении капитала выражается даже не линейной, а экспоненциальной (т.е. квадратичной) зависимостью.

Вначале рассмотрим, сколько часов надо трудиться рабочему в бедной стране, чтобы купить одну единицу товара, произведенного в богатой стране. А затем посмотрим, сколько единиц товара, произведенных бедным, сможет купить рабочий из богатой страны, если он будет работать такое же количество часов, как и бедный.

Разница в накоплении капитала увеличивается или уменьшается в экспоненциальной зависимости от разницы в оплате за одинаково производительный труд. Пусть рабочий в низкооплачиваемой стране третьего мира производит одну единицу товара в час и получает 1 доллар в час. Работающий с точно такой же производительностью труда рабочий в западной стране тоже производит одну единицу другого товара в час, но получает 10 долларов в час. Оба рабочих нуждаются в товарах, произведенных в другой стране. Примем цены производимых ими товаров равными 1 и 10 долларов соответственно. Для упрощения мы включаем в цену товара только стоимость труда и откидываем стоимость вложенного капитала, которая все равно уходит в западную страну и только увеличивает неравенство. Мы видим, что бедный рабочий должен трудиться 10 часов, чтобы заработать 10 долларов и купить одну единицу товара, произведенного западным рабочим. Но за те же 10 часов своей работы западный рабочий получит 100 долларов и сможет купить уже 100 единиц товара, произведенных бедным рабочим. Таким образом, хотя в усредненном рынке, где присутствует множество производителей (смесь высоко- и низкооплачиваемого труда), при 10-кратной разнице в зарплате существует только 10-кратная разница в покупательной силе, но при прямой торговле между высоко- и низкооплачиваемыми производителями – или странами – существует 100-кратная разница в покупательной силе и накоплении капитала.

В прямом обмене или в торговле между странами или людьми накопление капитала мгновенно растет по мере увеличения разницы в оплате за одинаково производительный труд. Если разница в оплате – в 5 раз, то разница в накоплении – в 25 раз, при разнице в оплате в 10 – 100, 20 – 400, 40 – 1 600. При разнице в 60 раз, которая существовала между победившей в холодной войне Америкой и проигравшей Россией (14 долларов в час против 23 центов в час), разница в накоплении капитала возрастает до 3 600 раз. И когда разница в оплате труда – 100, как это было между победившей Германией и поверженной Россией, то разница в накоплении капитала составит 10 000 раз.

Любое материальное богатство начинается с природных ресурсов, большинство этих ресурсов находится в слабом, обнищавшем мире. И это богатство перевозится в мощные центры имперского капитала через неравную оплату за равный труд: в развивающихся странах уровень оплаты труда составляет примерно 20% от уровня развитых стран за труд одинаковой производительности. После кризисов национальных валют он падает до 10%.

Неравная оплата за равный труд возникает через несправедливо высокие обменные курсы твердых валют. Используя их, Европе удается потреблять примерно в 14 раз больше природных ресурсов, чем находится в рамках ее границ. Если бы соотношение стоимости валют отражало бы стоимость затраченного труда, то преимущества Запада в накоплении капитала исчезли бы. Дефициты в торговле стран третьего мира стали бы огромными плюсами, и мировые ресурсы и произведенное на их основе материальное богатство делились бы более справедливо".[175]

Вот и весь фокус. Ничего сверхсложного для понимания сути дела тут нет.

 

* * *

 

Из всего вышесказанного можно уже самостоятельно подумать над состоянием и функционированием той или иной национальной экономики. Мы же остановимся лишь на одном примере (самом важном) – США.

Доллар США – общепринятая мировая резервная валюта. В ней идет практически вся международная торговля, и уж, по крайней мере, важнейшие ее части: золото, нефть, газ. Доллар выпускается американским ЦБ – Федеральной Резервной Системой (ФРС). ФРС – независимая частная структура, которая не просто печатает мировую валюту, но еще и запускает ее в оборот, одалживая правительству США под процент, из-за чего весь американский народ находится перед ней в вечном неоплатном долгу. Впрочем, это их личное дело, пусть сами между собой разбираются. Нас же интересует несколько иное.

США – классическая страна капитализма, и проблема экспоненциального накопления капитала через прибыль и процент стоит у них очень остро. Пройдя серию кризисов, США поначалу принялись подминать под себя колонии (войны с Испанией), да еще и собственный Юг превратили в своеобразную колонию – поставщика ресурсов. В 1913 г. создали ФРС, в 1944 г. собрали к себе все мировое золото и навязали доллар в качестве мировой валюты, т.е. выплеснули и стерилизовали излишки долларов из своей экономики, получив взамен бесплатные продукты. С тех пор весь рост мировой экономики и международной торговли в зоне доллара (т.е. везде, кроме СЭВ, а потом и у нас тоже) доставался США. Американцы же получили возможность выплескивать излишки своих денег за пределы страны и контролировать таким образом инфляцию.

Вовсю заработала экспоненциальная разница в накоплении капитала за счет заниженных курсов национальных валют по отношению к доллару и навязанной всему миру "свободной" торговли. Материальные ценности перераспределяются в пользу США.

Излюбленным приемом американцев стало предоставление долларовых займов "на развитие". Им дать такой кредит – просто бумаги напечатать или цифры вбить в платежную систему, зато должник обязан будет его вернуть с процентами. Где взять доллары на оплату процента? Правильно, придется что-то продать американцам за дополнительные доллары, т.е., по сути, отдать бесплатно и навсегда. Еще больше США любят, если предоставленные кредиты разворовываются. Воры тут же переводят деньги в банки США, т.е. возвращают все обратно, зато долг ложится на все население страны, которое теперь вынуждено будет его возвращать, поставляя на рынок реальные продукты. Происходит долговое закабаление целых стран и народов.

Есть и еще один милый трюк с займами… Деньги выдаются под высокий процент, но потом следует "настоятельная рекомендация международных экспертов" создать в стране валютный резерв "на всякий случай". Доллары не идут в реальную экономику, а откладываются "на черный день". Те же "эксперты" тут же советуют, чтобы деньги не лежали просто так, а приносили доход, для чего доллары нужно потратить на приобретение "сверхнадежных" облигаций казначейства США. Которые, естественно, приносят лишь маленький процент. В результате всей этой финансовой белиберды страна получает деньги под высокие проценты и тут же одалживает их обратно под низкие. Разница – чистый доход США. Ну, или другой развитой страны.

Американцам часто даже не приходится создавать деньги с нуля, провоцируя тем самым их обесценение. Во-первых, многие страны просто складируют у себя доллары в качестве "резервов". Во-вторых, на эти "резервы" покупают облигации казначейства США и складируют у себя именно эти бумаги, а деньги, таким образом, возвращаются к американцам, которые спокойно могут их пустить вновь по кругу. Да, при этом растет их долг, но зато механизм выкачивания материальных благ работает без сбоев.

Помимо займов, которые нынче почему-то проходят в экономтеории для студентов в качестве инвестиций, существуют и настоящие инвестиции, т.е. прямое участие западных компаний в капитале и работе отечественного предприятия. Нам говорят, что это безусловное благо, т.к. таким образом в стране создаются рабочие места, поступают новые технологии и т.д. и т.п. Да, отчасти это верно. Но давайте проследим всю цепочку. Сначала устанавливается заведомо заниженный курс национальной валюты по отношению к доллару, поэтому в стране все дешевеет. После этого за доллары по стране скупаются наиболее прибыльные предприятия. Цель – извлечение прибыли (в принципе, часто есть несколько иная цель – уничтожить конкурента, т.е. скупить предприятие, например, авиастроения, и обанкротить его, попутно разогнав специалистов и уничтожив конструкторские и производственные мощности). Таким образом в руках западников оказалось производство сигарет, пива, прохладительных напитков, частично добыча ресурсов (и то только потому, что по рукам дали, а то бы все забрали). И вот на московском заводе русские люди на отечественном оборудовании производят сигареты, допустим, "Ява Золотая". По телевизору даже скажут, что надо покупать именно их и "поддерживать отечественного производителя". В результате образуется прибыль (в рублях). Что с ней делать? Нормальный капиталист вложил бы ее в развитие экономики с целью получения дополнительной прибыли, но Западу это неинтересно. Они просто берут и выводят ее из страны. Для этого конвертируют рублевую прибыль в доллары. А откуда у нас доллары? Правильно, для их получения нам пришлось что-то ценное (нефть, газ, лес) поставить на Запад. Получается, что простая смена собственника на нашем заводе привела к тому, что из страны постоянно вымываются дополнительные ресурсы. Да, еще на пиве и сигаретах для туземцев появились красивые этикетки, и красочные ролики крутятся по телевизору. Никаких "дополнительных" рабочих мест не создано, и вряд ли нам были нужны "передовые технологии" пропитки резаной бумаги никотином.

Еще более коварным инструментом присвоения мировых ресурсов стал фондовый рынок США. Это тот институт, который позволяет стерилизовать излишки денег в виртуальных бумажных "активах". США зорко следят за тем, чтобы их биржа была самой доходной в мире, т.е. чтобы их бумажный пузырь рос быстрее аналогичных пузырей у других. Тут только подтолкни с самого начала, а дальше само пойдет: если тут растет быстрее, то деньги со всего мира устремляются именно в американский пузырь, что еще больше его надувает и одновременно сдувает чужие пузыри. Допустим, российский капиталист вывез из страны миллион тонн нефти и получил за это гору зеленой бумаги. Немножко отдал, конечно, туземным рабочим и правительству, но большую часть записал себе в прибыль. И тут вдруг оказывается, что намного прибыльнее вложить их в американскую биржу, нежели в отечественное производство. Фьють – и деньги убежали из страны в США. Экономика опять осталась без долларов, и мы опять напрягаемся и поставляем на Запад ресурсы, чтобы получить валюту (нас ведь убеждают, что без иностранных абстрактных денежных символов наша экономика работать не может). Но она опять уходит! Недостаток приходится восполнять западными валютными кредитами. Под процент (см. выше). Так в США стекаются продукты со всего мира, а колониальные "капиталисты" направляют вырученные деньги не в свою экономику, а в западный бумажный пузырь. Время от времени биржа там проседает, в считанные часы сжигая десятки миллиардов долларов, причем в основном тех, которые принадлежали туземным князькам (свои были предупреждены и выскочили из бумаги первыми). Приходится туземным "капиталистам" начинать все с начала. Издалека такой процесс чем-то напоминает пасеку: страны-колонии делают-делают мед, а потом раз! – и ничего не осталось, все забрал пасечник. А несчастные трудолюбивые пчелы снова загружены работой под бодрые крики "Накопим мёду!". И так снова и снова.

Такими нехитрыми способами поддерживается очень существенная разница в уровнях жизни населения метрополии и колоний. Молодые талантливые специалисты, особенно в технических областях, стремятся "вырваться из этой нищеты", и США их с радостью принимают, выплачивая приличные зарплаты с точки зрения колоний и низкие с точки зрения самих американцев. Скупленные за абстрактные символы умы создают вполне конкретные технологии, которые США продают по всему миру, сдирая с покупателей последнюю шкуру за "достижения американской мысли". Но продают не все. Кое-что существенное остается для внутреннего пользования армии и разведки США. Не все же дураки, иногда появляются люди, стремящиеся вырваться из этой паутины, и тут приходится действовать быстро и решительно, чтобы все "пчелы" не одумались. Чем-то все это напоминает интеллектуальных янычар: детей забирают захватчики, там они создают нечто технологичное, которое потом захватчики обрушивают на головы родных этих детей, еще сильнее порабощая страны.

Ну и в довершение всего западное образование делается в колониях престижным, и "элита" отправляет детей на обучение в США и Англию. Такое образование позволяет получать непропорционально высокие оклады и положение в колониальном обществе. Чему же учат "престижные колледжи" Запада? Невидимой руке рынка, саморегулирующейся свободной торговле, плавающим курсам валют, работе финансовых рынков и т.д. и т.п. Этих детей даже заставлять потом не надо – они сами все сделают так, как нужно. Еще их научат тому, какие высококвалифицированные профессионалы работают на Западе, и каждому русскому олигарху всегда будут помогать улыбчивые и, естественно, высоко- (чудовищно высоко) оплачиваемые юридические и финансовые консультанты с Запада…

"Надо сказать, США – это страна с исключительно высокой культурой воровства. Вот именно за это США любят и уважают лохи всего мира. Раз США тратят много денег, значит они богатые, а раз богатые, значит они умные. Но из того, что человек тратит много денег, вовсе не следует, что он богатый [в привычном понимании этого слова]".[176]

Но ребята там точно умные. Очень умные. Простыми, в общем-то, фокусами с абстрактными символами они заставляют уже 60 лет работать на себя весь мир. Да, себе они обеспечили такой нереальный уровень жизни и потребления, что даже при всех вышеописанных схемах умудрились залезть в грандиозные долги. На эти долги и наличие огромных долларовых резервов как раз очень любят указывать русские патриоты: мол, Америке крышка.

Но давайте подумаем. Во-первых, долги США номинированы… в долларах США. Им не нужно что-то пытаться продать на экспорт, чтобы выручить валюту и вернуть долги. Они могут просто напечатать долларов в сумме всех долгов и раздать кредиторам. Да, доллар рухнет, но все будет по закону. Во-вторых, крах доллара и экономики США означает крах всей мировой экономики, а этого никто не хочет. Поэтому даже если понимают, то терпят. И, в-третьих, 60 лет мир копил американскую бумагу, а США получали реальные продукты и ресурсы. Нам кажется, что мы держим их за горло, накопив кучу абстрактных символов, но попутно развалив свою промышленность и армию и загнав население в нищету. На самом деле все эти 60 лет они получали реальные товары и ресурсы, а это и есть реальные Деньги, а в обмен давали абстрактное ничто, которое у всех лежит в "резервах". Все эти годы, что мы считали копейки и отказывали себе во всем, США могли спокойно выделять абсолютно любые бюджеты и ассигнования на науку и исследовательские программы, создание лабораторий и новейших производств, строительство домов, дорог, школ и больниц. Теперь у США самые передовые технологии, самое передовое производство и сельское хозяйство, вся страна застроена прекрасными домами, дорогами, электростанциями, больницами и прочей инфраструктурой (даже не будем заикаться о таких мелочах, как горы потребительских товаров в каждом доме: качественных автомобилей, лучшей одежды, мебели, новейших аудио-видео систем; о накопленных культурных и прочих ценностях: картинах, скульптурах, книгах, коллекциях чего угодно, иконах, драгоценностях и т.д., хранящихся в частных домах и музеях США), и, главное, у США самая экипированная и обученная армия в мире. Более того, скупка "мозгов" – это ведь инвестиции в человеческий материал, собирание качественного генофонда. Все это – реальность. А долги – виртуальность. Мы копим их долговые расписки, все более деморализуя и ослабляя собственных военных и население, потому что реально не получаем ничего. Можно, конечно, прийти к ним с зеленой бумагой и грозиться все обрушить… только это смешно. Они позволяют этой системе работать потому, что пока за наращивание виртуального долга они получают реальные продукты. Когда кредиторы вздумают попросить что-нибудь реальное назад, их встретит откормленная и вооруженная до зубов армия США. И кому будет крышка? В любом случае, обратно они ничего не отдадут. По крайней мере добровольно.

Но кто будет пытаться? Надо учитывать, что экономика самих США контролируется через ФРС Лондонским Сити. Европа загнана в ЕС, где доминируют несуверенные Франция (марионетка Англии с 1815 года) и Германия (марионетка США с 1945 года). Бывшие социалистические страны погружены в нищету, вся экономика и инфраструктура за 20 лет уничтожены. Остается Китай. Но он здорово зависит от США и вряд ли первым пойдет на обострение.

Напоследок снова вернемся к нашему утверждению, что фраза "эффективная либеральная экономика" – это ложь в кубе. С экономикой разобрались, а теперь мы видим, что их т.н. "эффективность" – это эффективность вора. Сами США уже давно ничего не делают, а только услуги оказывают и оружие совершенствуют. И накопили 41 трлн. долларов долгов. "С 1968 по 2005 г. США перманентно находятся в кризисе [а c 2007 по 2010 – в острой форме]. Хотя реализация товаров, работ, услуг производится по рыночным ценам, эти цены ниже фактической себестоимости. Возникающий убыток (те самые жалкие 41 трлн.) финансируется займами, поступающими с финансовых рынков. Фактически это означает следующее – США в 1968 г. проиграли экономическое соревнование с СССР. Советский народ оказался более талантливым и трудолюбивым, чем американский. Но в составе советского руководства в то время уже не было гениального бухгалтера, коим, помимо прочего, являлся И. В. Сталин. Советское руководство просто не поняло этого простого факта".[177]

Что до либерализма… Если кто-то контролирует всю экономику США через деньги, а мировую экономику через курсы валют, процентные займы, подкуп и насилие – это свобода?

Вот на этой веселой ноте мы переходим к рассмотрению и вовсе уж специфических проблем нашего мира: психологических и экологических.

А пока сделаем некоторые выводы. Во-первых, сеть частных банков должна быть ликвидирована: в стране необходимо создать единую государственную платежную систему. Во-вторых, должны быть упразднены независимые центральные банки, а выпуск денег передан в ведение правительства, т.е. министерства экономики. В-третьих, фондовые рынки должны быть превращены в единую государственную систему учета перехода прав собственности в хозяйственных обществах, тем самым полностью исключив из нее деятельность спекулянтов и возможность надувания финансовых пузырей. В-четвертых, надо очень четко понимать экономическую роль различных национальных валют и жестко регулировать курсы обмена. В-пятых, необходимо держаться подальше от паразитов.

 

Прибыль и психология капитализма.

Сколько мы готовы заплатить за ведро воды, стоя по горло в воде? Примерно тот же ответ будет и для ситуации, когда мы находимся в ванне или на складе бутылированной питьевой воды.

В жаркий день где-нибудь в парке или летнем ресторанчике стакан воды приобретет для нас уже определенную привлекательность.

Посреди пустыни под палящим солнцем без капли воды даже один глоток станет для нас настолько вожделенным, что мы будем готовы отдать за него все, что угодно.

Если кто-то не изучал экономику в институте, то только что мы познакомились с теорией предельной полезности. Эта теория показывает, как в нашем сознании формируется ценность и стоимость продуктов. Если нам что-то очень нужно, что-то для нас представляет большую ценность, то наша готовность платить и, соответственно, стоимость – максимальны; если же вокруг изобилие, то продукт теряет свою важность и ценность для нас, и наша готовность платить – минимальна.

Мы смеемся над фразой "продавец воздуха". Это здесь и сейчас. На лунной базе она уже не будет такой смешной. Да и вообще, стоит изгадить атмосферу Земли, и продажа воздуха станет обычным прибыльным бизнесом, как после распада СССР пышным цветом расцвела продажа водяных фильтров и бутылированной воды.

Предположим, есть у нас государство в пустыне, где добывают алмазы. Воды почти нет, и за тонну жители готовы платить 10 камней (допустим, все они одинакового размера). Зная, что здесь вода пользуется таким спросом и так ценна, некий предприниматель нанимает пару автоцистерн и начинает возить сюда воду от источника за 500 километров. Один рейс, и он получает горсть камней – он богат. Он получает сверхприбыль! Глядя на него, и другие деловые люди начинают заниматься тем же самым. Воды в нашем пустынном государстве становится все больше, и новые предприниматели, чтобы успешнее входить на рынок, сбавляют цену, и теперь уже за тонну платят всего 1 камень. Но все равно бизнес приносит баснословный доход. Поставки воды растут, вот уже и трубопровод протянули, и воды стало очень много, жители даже стали купаться и заводить бассейны. Теперь за один алмаз здесь можно купить 1 000 тонн воды. Наступает насыщение, изобилие. Стоимость воды в нашем пустынном государстве почти сравнялась с затратами на ее доставку. Прибыли почти нет. Все, для капитализма этот рынок теряет привлекательность. Изобилие: нет ни прибыли, ни перспектив ее роста.

Отсюда первый вывод: для получения прибыли необходим дефицит, нехватка.

Но, как мы помним, капиталистическая экономика не может функционировать без прибыли и роста. Значит, она будет всегда стремиться сохранить состояние дефицита.

В принципе, дефицит – это не обязательно когда чего-то реально нет, а когда нам кажется, что чего-то не хватает. Как в позднем СССР: все завалено отечественной обувью, но никто не хочет брать – ждут итальянскую или немецкую. И страшно сокрушаются по поводу нехватки обуви. Помните, мы говорили, что для получения прибыли необходимо стимулировать потребление? Его можно стимулировать только через внушение нам дополнительных потребностей, чтобы у нас появлялось чувство, что "без этих новых очков (телефона, сумочки, машины) я жить не могу"! Отсюда все эти моды, "ограниченные серии", эксклюзивные издания и т.д. и т.п. Создается иллюзия дефицита для стимулирования потребления и набивания цены. Если "ограниченная" серия станет вдруг безграничной, то она никому не будет нужна. Точнее, покупать ее, может, будут даже больше, только вряд ли заплатят тройную цену. А без максимизации прибыли капиталист не видит смысла дергаться. Изобилие ему не нужно.

 

* * *

 

Теперь вернемся к нашему пустынному государству и предпринимателю с автоцистернами. Он знает, что здесь за тонну воды дадут 10 алмазов. А еще он знает, что за 500 километров отсюда есть источник, где можно качать практически бесплатно, зато за 10 алмазов дадут бешеные деньги. Затраты на грузовики и бензин на фоне этих 10 алмазов за тонну выглядят просто смехотворно. Он чует гигантскую прибыль.

Как ее получить? Он должен привезти воду в пустынное государство и продать ее по принятой там цене. Сам он знает, что эта вода ничего не стоит, но говорить об этом покупателям ни в коем случае нельзя, иначе цена рухнет. Сами посудите, ну разве можно сказать человеку: дорогой, я подобрал этот камень вчера на обочине дороги, там еще полно таких же, так что заплати мне за него 10 килограммов золота, как у вас тут принято. Я еще сбегаю и наберу. Это бред. Так что наш предприниматель для получения прибыли идет на сознательный обман. Он поддерживает иллюзию бешеной нехватки и сложности добычи, чтобы получать сверхприбыль, которую он считает "справедливым вознаграждением за труды".

Да, скоро о его деятельности узнают другие, начнут возить воду и проведут трубопровод, цены упадут, и прибыль пойдет на спад, зато потребности будут удовлетворены и наступит изобилие. Но для нашего предпринимателя это будет крахом всего бизнеса. Поэтому он постарается все держать в тайне, а если это не получится, то потребует себе всяческих исключительных прав на поставку воды и прочее. Сделает все, чтобы сохранить прибыль.

По такой же схеме европейские колонисты выменивали у туземцев стеклянные бусы и зеркальца на золотые украшения. Главное, не сообщать дикарям, что эти бусы и зеркальца практически ничего не стоят, потому что в Европе их на каждом углу, как грязи. А за свое золото туземцы могли бы получить все, что захотят.

Отсюда второй вывод: получение прибыли напрямую связано с обманом, тайной.

Поэтому таким пышным цветом в капиталистической экономике расцветает коммерческая, банковская и прочие тайны, бесконечная абсурдная защита авторских прав и патентов. Все это – поддержание неведения, обман потребителей для получения прибыли.[178]

При этом прибыль тем выше, чем острее нехватка и наглее обман.

Наиболее ярко обе эти тенденции выражены в торговле. Успех торговца определяется размером его прибыли. А прибыль для него – это разница между ценой закупки и ценой продажи. Поэтому он вынужден всячески принижать ценность и нужность товара для получения максимально низких цен в момент закупки, и всячески расписывать необходимость и редкость товара для получения максимальной цены в момент его перепродажи конечному покупателю. И торговец тем успешнее, чем лучше у него получается это жульничество, этот двойной обман. Успех тут отчасти зависит от его актерского мастерства, но отчасти – от способности себе внушить искренность своих утверждений. Он практически верит в то, что говорит. Это самая настоящая шизофрения, или же двойные стандарты.

Древние персы презирали греков за то, что у тех принято торговаться на рынке. Ведь что такое торговаться? Это пытаться изменить цену в свою пользу. Покупатель заведомо предполагает, что цена, установленная торговцем, несправедливая, т.е., по сути, уличает продавца в жульничестве. И сам начинает принижать качество, ценность и нужность товара в попытке сбить цену. Продавец же настаивает на том, что цена – самая что ни на есть настоящая, т.е. упорствует во лжи для максимизации прибыли. "Искусство" торговаться – это мастерство обмана. Рынок, где принято торговаться – это сходка жуликов. Настоящий купец должен ставить честную цену, и покупатель должен молча с ней соглашаться, предполагая, что купец – честный человек. Так ведут дела люди. Жулики же и подонки самозабвенно торгуются и получают от обмана, т.е. от психологического насилия, удовольствие.

Разная культура торговли порождает и разную психологию. Большинство русских людей находится в плену марксистского представления о стоимости как эквиваленте труда. Поэтому по умолчанию предполагают, что стоимость объективна, т.е. привязана к трудозатратам и ресурсам. Поэтому обычно не видят необходимости торговаться, потому что глупо пытаться снизить объективную цену. И цена у русских купцов тоже обычно объективная: затраты на закупку и доставку плюс нормальная прибыль, завязанная на себестоимость.

Но вот русские оказываются в средиземноморских странах. Придет ли нам в голову, что цена в магазине установлена "от фонаря"? Раза в три-четыре выше объективной. Кто был на Востоке, знает, что там запросто можно сбить цену на все, начиная от текстиля и заканчивая золотыми украшениями, раза в 2. Главное, эти народы вообще не понимают, что такое "объективная цена"! Цена – это то, что удалось выбить из покупателя. При этом предполагается, что покупатель прекрасно об этом знает и начнет торговаться, и в процессе этого поединка оба лжеца получат удовольствие от блефа.

И вот в магазин входит русский. Он склонен либо принять цену, либо отклонить. А если и будет торговаться, то только за жалкие 5-10%, но ему и в голову обычно не придет скинуть цену сразу процентов на 50-60%. Кстати, услужливые торгаши, видя колебания покупателя, с широкой улыбкой тут же предложат скидку процентов 15 "только для вас". И мы клюем на "вежливость и обходительность". В более серьезных делах, например, при покупке дома, русским называют заведомо нереальные цены в уверенности, что "эти безумные русские" согласятся почти без торговли. Русский при этом думает, что если купил дорого, то тем самым сделал приятное продавцу, а даже если и переплатил, то это залог будущих хороших отношений. К сожалению, это ошибка. Торгаш улыбается, но только тому, сколько он смог наварить на этом "русском лохе". Уважение исчезает мигом, и теперь русских дураков будут просто доить. Разумеется, с приторной улыбкой, лицемерно называя "русскими друзьями".

Самое страшное, что в условиях капитализма, когда капитал и средства производства концентрируются на одном полюсе, на другом полюсе появляется масса людей, лишенных имущества, которым остается только одно – продавать свой труд. Обычный найм на работу становится разновидностью торговли, где продавцом и товаром выступает сам человек. Трудоустройство на высокую зарплату начинают называть "дорого себя продал". Или дешево – это уж как сторговался. Зарплата перестает базироваться на объективных критериях и становится предметом торга. Человек превращается в товар. Каждый становится продавцом. Торгашом. Со всеми вытекающими. В первую очередь, нужно искать дефицитные специальности, потому что в условиях изобилия работников сходной квалификации рассчитывать на повышенный оклад не приходится. И нужно учиться себя продавать, т.е. подавать в выгодном свете. Учиться обманывать, блефовать. Всячески раздувать и превозносить свои достоинства и прятать недостатки. Ведь возьмут на работу и начислят зарплату по итогам собеседования, а не из учета реальных успехов. Есть успехи – хорошо. Нет – не беда. Можно навешать лапши на уши. Искусство блефа при трудоустройстве – желанное качество, ему даже специально учат. Поэтому в капитализме складывается специфический тип личности – индивид с маркетинговой ориентацией. Это означает, что главное – как ты выглядишь, твой имидж, а какой ты на самом деле – неважно. Казаться, а не быть – вот императив. И нас учат, как нужно улыбаться, как правильно двигать глазами и руками, что нужно сказать и как повернуться, чтобы привлечь внимание и расположить к себе собеседника. И т.д. и т.п. Нужно притвориться, сыграть роль, обмануть. Воспользоваться результатом, а там видно будет. Главное, не нужно совершенствовать себя (но свой имидж – обязательно), нет необходимости быть хорошим человеком, трудолюбивым и квалифицированным работником. Главное – нагло и нахраписто демонстрировать свою успешность, энергичность, размахивать дипломами и убеждать в своей невероятной ценности. Главное – создавать имитацию бурной деятельности. Чем отчаяннее блеф, тем больше прибыль, т.е. разница между тем, что ты есть на самом деле и тем, сколько тебе платят.

Впрочем, продажа самого себя – это все же не торговля, а некое ремесло. Чистые навыки торговли мы можем повсеместно наблюдать в современных офисах: начальник любого уровня начинает приписывать все успехи отдела лично себе (гениально организовал работу среди "тупых ленивых сотрудников"), а неудачи спихивать на "нерадивых подчиненных" (а что вы хотите от таких "тупых разгильдяев", с которыми "приходится" работать). По сути, это скупка труда задешево и перепродажа наверх задорого.

Англосаксы – старый торговый народ, ветераны капитализма. У них поколениями шел отбор по успешности в торговле. Они – генетические, патологические лжецы и шизофреники. И это очень страшно, ведь они могут на полном серьезе одновременно утверждать совершенно противоположные вещи. Отсюда их знаменитое лицемерие и политика двойных стандартов. Да даже любимые карточные игры англосаксов строятся на том, чтобы "отчаянно блефовать" и стать самым успешным в обмане.

Впрочем, не будем любую торговлю мазать черной краской, ведь она сама по себе – лишь инструмент, важный элемент системы распределения произведенного продукта. Как раз на примере торговли очень хорошо видна важность изначальных идеологических установок. Ведь указанные выше проблемы напрямую связаны с изначальной установкой торгаша на максимизацию прибыли. Его сознание действует в рамках, заданных хрематистикой. Но предположим, что торговлей занялся честный человек, заботящийся о максимальном удовлетворении потребностей своей общины. Назовем его купцом, сознание которого действует в рамках, заданных экономикой. Он забирает излишки произведенного общиной продукта и везет их на продажу (или обмен) на другие рынки, где в таких продуктах ощущается нехватка. В свою очередь он закупает на этих рынках те продукты, в которых нуждается его община, и доставляет их домой. Такая торговля связывает хозяйство страны в единый гармоничный организм. "Пока мы живы, мы никуда отсюда не уйдем и из последних сил будем честно служить людям. Потому что торговля, сэр – это нечто большее, чем подсчет доходов. Это возможность приносить пользу, возможность внести свой вклад. Торговля склеивает нашу цивилизацию в единое целое, и для человека, любого человека, не может быть более достойной профессии".[179]

 

* * *

 

Давайте представим, что есть у нас деревня, которой нужна соль. Своей нет, поэтому приходится покупать у городского торговца за приличные деньги – 100 рублей за ведро. Сколько она обходится самому торговцу – неважно. И вот однажды один из жителей, ломая себе для садовой дорожки камни в близлежащей горе, натыкается на пласт соли.

Как поступит русский "дурак"? Пойдет расскажет односельчанам о находке, и теперь у них будет вдоволь столь нужной им соли: просто изредка несколько мужиков будут ходить и добывать сколько нужно, за что им будут платить небольшие деньги. Просто за работу.

Как поступит "умный" западник? Прикроет находку землей, и тайком по ночам станет добывать соль. Потом на базаре начнет ею торговать по 95, всем говоря, что начал свое дело для пользы жителей деревни. Городской торговец тоже может снизить цены, а если он этого объективно сделать не может, то просто перестанет приезжать в эту деревню. Если же будет упорствовать, то наш "герой" может как-нибудь встретить того на дороге и разъяснить, что если еще раз его в этих краях увидит, все кости переломает. Потом на базаре будет громогласно возмущаться "городскими подонками", которые чуть не оставили деревню без соли. И по случаю "дефицита" поставит цену – 110 рублей. И все будут ему ноги целовать.

Наш солевой предприниматель, безусловно, захочет сохранить столь прибыльный и престижный бизнес. Во-первых, он постарается как можно дольше держать в тайне свою соляную копь. Во-вторых, постарается записать ее себе в частную собственность, чтобы эта соль стала всеми считаться его личной. В-третьих, постарается всем промыть мозги, чтобы не возмущались. Для этого наймет какого-нибудь грамотного сына местного священника и поручит ему написать наукообразную книгу, где будет убедительно доказана неприкосновенность частной собственности и всем будет внушаться мысль, что без такого частного предпринимательства деревня до сих пор не имела бы соли, и что если что-то пытаться изменить, то сразу же все развалится и деревня опять останется без соли. Потому что на предпринимателях "все держится".

Если отвлечься на секунду от нашей истории про соль, то тезис о том, что предприниматель является основой экономики – это базовое заклинание господствующей ныне экономической теории неолиберализма. Но давайте все же приглядимся к феномену предпринимательства поближе… В принципе, да, предприниматель энергичен и наделен творческими способностями, что позволяет ему находить возможности получать прибыль, одновременно придавая экономике динамизм и делая ее более инновационной. Вот, допустим, есть у нас 2 земледельца, оба выращивающих пшеницу, только один наделен предпринимательской жилкой, а другой нет. Предположим, в этом году на рынке много пшеницы, но не хватает ячменя, и цена последнего становится немного выше цены пшеницы. Один из наших землепашцев продолжает по привычке сеять пшеницу, а вот предприниматель в ожидании повышенной прибыли переключается на ячмень. На следующий год на рынке уже больше ячменя: недостаток восполнен, цены выравниваются. Хорошо? Да, неплохо. Но представим, что случилось бы, если бы все стали предпринимателями? Цена ячменя чуть выше, и все на следующий год сажают только его. В итоге все завалено ячменем и нет пшеницы. Соответственно, цена на последнюю резко подскакивает. Все бросаются сеять пшеницу, и еще через год уже все завалено хлебом, но нет ячменя… И так без конца.

Предприниматель – важный, но вовсе не основной элемент в экономике. Он как перчинка в супе. Без перца можно обойтись, но если насыпать его в кастрюлю лопатой, есть станет невозможно.

Возвращаемся, однако, к нашему солевому магнату. Как называется обман с целью отъема денег у людей? Правильно – мошенничество. Ориентированное на максимизацию прибыли сознание вынуждено прибегать к обману, тем самым отделяя себя от других людей и криминализируясь. Обман другого – это насилие над ним. Сознание обманщика таким образом ожесточается.

Вот так торговые города захлестнула волна индивидуализма, затем протестантизма, затем капитализма… Империализм и фашизм добавились чуть позже.[180]

Надо максимизировать свою прибыль и залезть как можно выше на денежную пирамиду. У индивида остается всего лишь 2 чувства: желание забраться еще выше, т.е. жадность, и нежелание упасть, т.е. страх. Страх и жадность, риск и доходность…

Абсолютно к тем же духовным результатам приводит и навязанная людям "культура" ускоренного потребления: для достижения максимальных продаж в людях стимулируется жадность (желание заполучить еще больше еще более дорогих вещей), зависть (беспокойство от отсутствия вещи, которой обладают другие, пусть даже эти "другие" живут лишь на экране телевизора) и страх (боязнь не успеть, недополучить все эти "ограниченные серии, эксклюзивные издания, ограниченные предложения и акции, которые действую лишь до х числа").

Бесчеловечность капиталистической системы хозяйствования обусловлена еще и тем, что ее субъектами выступают не люди, а бездушные абстракции – корпорации. И эти корпорации действуют по правилу максимизации прибыли, а вовсе не удовлетворения потребностей людей. Человек для них – либо составная часть издержек производства, либо потребитель-источник денег. Для чего нужна компания? Дать работу людям, объединить их усилия для создания сложных продуктов. Именно работа и создание продукта и есть, по идее, суть деятельности корпорации. Но только не капиталистической. "«В долгосрочной перспективе банкротство окажет благоприятное воздействие как на GM, так и на всю мировую автоиндустрию, – сказал РБК daily эксперт Лондонской школы экономики Том Кирхмайер. – GM сможет существенно снизить финансовые расходы на пенсионные выплаты бывшим сотрудникам, а также избавиться от лишних производственных мощностей». Эксперт Института транспорта при Мичиганском университете Брюс Белзовски отметил, что план по реструктуризации оптимизирует производство концерна и повысит его конкурентоспособность".[181] Смотрите, в царстве капитализма благоприятным воздействием названо лишение бывших сотрудников пенсий (а зачем? отработанный материал). Оказывается, это повысит конкурентоспособность компании. Только зачем нам такая корпорация, если люди выброшены на улицы? Что важнее: человек или корпорация? Ответ у капитализма один: важнее то, что приносит прибыль. Если люди этому мешают, тем хуже для людей. Один наш отечественный передовик капиталистического труда, по совместительству руководитель рабочей группы Российского союза промышленников и предпринимателей по развитию пенсионных систем, недавно сказал: "Социальные обязательства убивают бизнес". Трудно поспорить. Этих жалких людишек ведь еще кормить надо и зарплаты платить… И пенсии.

Капиталистическая экономика требует постоянного роста прибыли. Ее добиваются поддержанием дефицита, максимизацией обмана, расширением круга потребителей и навязывания им перепотребления. Капиталисты как демоны все усиливают насилие и все расширяют круг своих денежных рабов.

 

* * *

 

Отвлечемся на минутку и поразмышляем над следующим вопросом: почему же общество, следующее в своей хозяйственной жизни капиталистической модели, начинает с общего ожесточения и приходит к отрицанию Бога и сатанизму?

Ответ, на самом деле, очевиден: стремление к прибыли, накоплению и росту материального благосостояния фиксирует сознание человека на материальных вещах. Появляется восприятие истории человечества и смысла жизни как роста накопления материальных благ, что выливается в представления о техническом прогрессе цивилизации. Такие взгляды намертво прикрепляют помыслы человека к материальному миру, что немедленно приводит к обнищанию и деградации духовных ценностей. Само сознание воспринимается лишь как отражение ступени в покорении материального мира. Так сказать, бытие определяет сознание.[182] Главной становится материя, духовная же жизнь уходит на второй план – лишь как проявления электрических возмущений в нервной системе тела и инстинктов, заложенных опять же в теле.

И вот появляется общество материалистического атеизма. Становится принципиально важно, как выглядит тело человека и во что оно одето и обуто, какие украшения на него навешаны, какая прическа придана его волосам. Какая у него машина, какой дом, как выглядит жена/муж. Если упростить это описание, то получается, что человек – лишь отражение некоего цифрового стандарта.

"Номер 456 789 876, живущий в квартире 23 в доме 540 на 152-й улице, имеет доход за 2002 год в размере 2 480 долл. История человечества сводится к последовательности цифр. Такой-то год, такой-то доход. Или такой-то год, такой-то объем производства.

А теперь дорисуем нули. Представьте, что у него зарплата 1 000 000 долл. Он сразу становится интересен, этот номер. Американцы так и говорят о хороших людях: «Ты выглядишь на миллион!».

Как раньше узнавали человека? Это сложный вопрос. Как теперь? Его тело просто обмеривают цифрами – 90-60-90, 19 лет, 177 см, 55 кг. Добавьте номер телефона, и все остальное уже не важно. Смотрите, мы даже нашли пару для миллиона".[183]

Сам человек, т.е. его духовные качества, никому не интересны, ведь само наличие таких качеств отрицается материалистическим сознанием. Есть, оказывается, только деловые качества (т.е. животная хитрость и агрессивность) и куча комплексов, которые закладываются злыми родителями и всевозможными социальными потрясениями в раннем детстве. Человек воспринимается как машина, электрический манекен, снабженный программой. Цель жизни – карабкаться все выше по склонам денежной пирамиды. Чем больше число, тем лучше.

Счастье воспринимается лишь как обладание вещами. Вот будет у меня такая машина – будет мне счастье! Куплю новый мобильник – будет мне счастье! Накоплю еще больше денег – и будет мне счастье. Заполучу эту клевую телку – будет мне счастье… Но индивид получает вещь, а счастья как не было, так и нет: всегда есть еще лучшая вещь, которую надо получить. Или более новая. Или более модная.

Но он не видит иного пути к обретению счастья, кроме стремления к новой вещи. Если получил миллион, а счастья нет, он не скажет себе: "Не в деньгах счастье", а подумает, что, наверное, недостаточно еще накопил. И продолжит карабкаться по склонам пирамиды.

Чем больше накоплено вещей, тем больше хочется. Тем жаднее становится человек. С половиной куска хлеба расстаться легко, но поделить квартиру, машину, дачу и банковский счет уже не так просто. Жалко отдавать. Чем больше, тем жальче.

Кто брал кредит, наверное, почувствовал, как наступает эрозия добра. Допустим, живешь ты в хорошей квартире с дорогой мебелью, ездишь на прекрасной иномарке, много получаешь на работе… но квартира и машина оформлены в кредит. Потому что хотелось все получить именно сейчас, а не потом, когда накопишь. И вдруг оказывается, что денег у тебя много, но ощущение того, что ты должен банку, заставляет зажиматься. Сделать хороший подарок, просто дать деньги кому-то в помощь – жалко. Самому же не хватает! Даже если добро и любовь в сердце не угасли, то процент по кредиту обрезает их проявления вовне. Да, я тебя очень люблю, но сейчас помочь не могу – у самого кредит. А что такое любовь без реального проявления вовне? Фантом. Начинается все с отказа помочь, а за такими отказами сердце черствеет и уже даже не чувствует больше потребности: защищает само себя от душевных мук. Богатство оборачивается бесчувствием, умалением любви и эрозией добра. А это и есть зло.

Материя обладает огромной притягательной силой, ведь она находится под знаком звезды и представляет собой затягивающую энергетическую воронку. Начинается поклонение материи. Как составная часть этого культа появляется почитание человеком собственных материальных достижений. Человек начинает мнить себя богом на основании размера накопленных побрякушек и способности причинить ущерб все большему количеству живых существ. И мнит себя выше Бога, потому что отрицает само его существование. Так совершенно органично появляется культ Люцифера, который угостил людей яблоком познания и принес огонь, чтобы людям не было скучно. Люцифер – защитник и благодетель носителей материалистического сознания. Именно поэтому на Западе так широко распространился культ Люцифера и сатанизм. В основе лежит обыкновенная гордыня.

Вспомним, что Люцифер был первым из ангелов, самым прекрасным и могущественным. Даже имя его – Светоносный. Но возгордился, и решил стать выше Бога. За что и был страшно наказан. Также и наши материалисты: несколько сотен лет назад самые лучшие умы человечества приступили к исследованию материального мира, и достигли прекрасных результатов. Но зациклились на материи, возгордились, поставили себя выше Бога. Увидели в Сатане своего естественного друга и союзника.

Мы чуть ниже поговорим о результатах такого духовно-интеллектуального вырождения, а пока внимательно прочитаем и подумаем над словами из Библии.

"И вот, некто, подойдя, сказал Ему: Учитель благий! что сделать мне доброго, чтобы иметь жизнь вечную? Он же сказал ему: что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди. Говорит Ему: какие? Иисус же сказал: не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и люби ближнего твоего, как самого себя. Юноша говорит Ему: все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне? Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною. Услышав слово сие, юноша отошел с печалью, потому что у него было большое имение. Иисус же сказал ученикам Своим: истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие". (Мф. 19:16-24)

"Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут, но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут, ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше. Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне. Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?" (Мф. 6:19-25)

Притча о богатом юноше очень показательна. Учитель своим провокационным предложением заставил молодого человека задуматься о своих истинных ценностях, взглянуть более честно на себя и свою жизнь. Ведь было очевидно, что парень возомнил себя практически совершенным, потому что формально следовал определенным нравственным императивам. Но любил ли он реально ближнего, как самого себя? Да, он раздавал милостыню, но не более какой-то части от дохода, который на самом деле считал своим, и никогда об этом даже не задумывался. Радикальное предложение отдать другому как самому себе все свои вещи, тем самым продемонстрировав свое духовное совершенство, проявило истинную привязанность богача – не духовную, но материальную.

А вообще-то забавная ситуация. К вам подходит Бог, протягивает руку и предлагает пойти с ним. Но для этого нужно забросить успешную карьеру и распродать или раздать все свое имущество: с трудом купленную квартиру, сделанную под заказ мебель, любимую машину, доставшиеся от бабушки семейные драгоценности… Жалко. Очень жалко! И свою жадность мы тут же оправдываем через сомнения: а вдруг это не бог, а очередной шарлатан? Вот сейчас все брошу и попрусь, как дурак блаженный, шастать по округе, и помру в итоге в какой-нибудь придорожной канаве, голодный и замерзший… Чем меньше у нас вещей, тем легче от них оторваться. Тем меньше сомнений, тем проще все оставить и направиться на помощь к другим.

Но не надо понимать эти слова Учителя как призыв все бросить и вернуться в каменный век. Нет. В притче о богатом юноше такое предложение было скорее стимулом к размышлениям о собственной жизни и ценностях, нежели реальным призывом все бросить. Ведь если все всё бросят, то наступит страшное бедствие. Как же мы сможем помочь другому: накормить, обогреть и приютить, если у нас самих ничего не будет? Более того, достаточно вспомнить басню Крылова "Стрекоза и муравей", чтобы понять, что не все нуждающиеся достойны сочувствия (ведь можно проиграть, пропить, прогулять имущество, просто вести легкую жизнь, не задумываясь о будущем). И что созданное упорным трудом материальное благополучие вовсе не достойно порицания. Нет, мы просто должны задуматься о нашей страсти копить вещи в ущерб помощи людям. Обладание вещью только тогда благо, когда может помочь нам самим и помочь ближнему нашему. Вещи не должны умалять наше желание ими делиться, их отдавать; не должны становиться объектами вожделения и поклонения. И уж последнее дело начинать конфликты из-за обладания вещами. А ведь на самом деле весь прошедший век был затоплен кровью именно из-за дележа материального барахла…

 

* * *

 

Вернемся снова к нашему предпринимателю и пустынному государству. Он начал свой бизнес и получает сверхприбыль. Он потихоньку его расширяет, тем самым наращивая доход, но неожиданно в этот бизнес вступает еще один предприниматель со своей автоцистерной. Наш бизнесмен не дурак, и сразу понимает, чем это грозит – падением цен, переходом его покупателей к новому торговцу, а все вместе – сокращением прибыли. В перспективе можно вообще лишиться бизнеса.

Его охватывает животный страх. Страх лишиться дохода, вылететь из бизнеса, опуститься в денежной пирамиде на самый низ, где умереть голодной презренной смертью неизбранного… Еще ничего особенного не случилось, но индивид уже пылает от ненависти, он готов разорвать конкурента на куски. Жестокость вырывается наружу. Люди становятся зверями и грызут друг другу глотки.

Когда экспансия капитализма достигает границ государства, ему необходимо расширять зону своего влияния, иначе экономика рухнет. Но у соседей та же самая проблема. Начинается соревнование за колонии. Поскольку капиталистические экономики несамодостаточны и нуждаются в постоянном росте, они не могут просто соседствовать друг рядом с другом: им нужно расширяться, а для этого сначала остановить рост конкурента, а потом поглотить и его самого. Это для них само собой разумеется, потому что они абсолютно уверены, что если не они сделают это, то конкурент уничтожит их самих (ведь у того точно такие же проблемы). Но даже если сосед и на заражен бациллой капиталистического сатанизма, они все равно будут приписывать ему агрессивные стремления, ведь каждый судит по себе. Если ты патологический лжец, ты никогда не поверишь честному человеку. Честный же поверит и лжецу.

Русские этого не понимают. Нам не нужно чужое, нам не нужно расти за счет других. Мы никого не хотим обманывать и насиловать. И полагаем, что другие думают точно так же. Нет, они приписывают нам все свои грехи и всеми силами стремятся уничтожить. Это их естественное состояние.

И многие из нас тоже ожесточаются, и хотят ответить насилием на насилие, подлостью на подлость. Это не выход. Мы должны просто защитить свою землю и те несчастные народы, которые попали в капиталистическую систему в качестве колоний.

И еще мы должны защитить нашу Землю.

 

 

В физическом мире такой рост обычно происходит там, где есть болезни или смерть. Например, рак развивается по сценарию экспоненциального роста.  Маргрит Кеннеди

 

Экспоненциальный рост, общество и экология.

 

Мы вплотную подобрались к пониманию нависшей над нами опасности. Назовем же, наконец, все своими именами.

Экспоненциальный рост денежной массы тянет за собой неестественный рост всей экономики. Среди возможных средств достижения такого роста: повышение цен, снижение издержек, наращивание потребления.

Капиталистическая система устроена так, что снижение прибыли или даже просто прекращение ее роста приводит к кризису. Наступление изобилия – это вообще конец всей системы, потому что тогда расти будет некуда. Капитализму нужно периодическое обнуление, чтобы расчищать путь росту. Капитализму нужны кризисы. Капитализму нужно несовершенство. Чем его больше – тем прибыльнее. Тем больше возможностей для роста.

Вспомним историю, как Никола Тесла создал "электромобиль", питающийся от "эфира". По сути, это смертный приговор всей нефтяной промышленности и классическому двигателестроению той эпохи. Речь уже идет не просто о конкуренции, а об изменении структуры экономики, об изменении образа жизни. Об изменении общества.

Прибыль – это власть над ресурсами и над людьми, и никто добровольно от нее не откажется. Скажем больше – за нее будут драться до конца. Любыми методами. Никаких денег не пожалеют, чтобы убрать или прикрыть неудобных новаторов и изобретателей. Ведь ставка – работа всей экономики, миллионы рабочих мест. И власть, позволяющая держать в узде эти миллионы, угрожая им голодной смертью.

"– Арчи, ты в своей жизни читал хоть что-нибудь, кроме "Докладов американского общества инженеров-физиков"? Хотя бы Бернарда Шоу? У него в одной пьесе, кажется, "Назад к Мафусаилу", есть весьма язвительное описание того, как индустриальные корпорации противостоят любым переменам, угрожающим их прибылям. А ты, сынок, угрожаешь всему промышленному укладу – вот прямо сейчас сидишь и угрожаешь! Следовательно, с этого момента ты сам в опасности. Что, по-твоему, произошло с ядерной энергией?

Дуглас откинулся на спинку кресла.

– Да ерунда это все. Ты просто устала, вот и дергаешься. Индустрия всегда приветствовала изобретения. Все крупные корпорации имеют свои исследовательские отделы, где собирают лучших ученых страны. И именно сейчас они по горло заняты ядерной физикой.

– Конечно. И каждый молодой-талантливый может получить там работу. Вот тут-то он и попался, потому что изобретения его принадлежат компании, и только те из них, которые способны дать компании богатство и власть, имеют шанс когда-либо увидеть свет. А остальным – крышка! Ты что, думаешь, они позволят вольному стрелку вроде тебя пустить псу под хвост их миллиарды, уже вложенные в дело?

Он сдвинул брови, но затем рассмеялся.

– Да плюнь на них, малыш! Это несерьезно.

– Хорошо бы! Ты слыхал когда-нибудь о силанезной вуали? Нет? Это такой синтетический материал, вроде шифона, он лучше носится и легче стирается, и стоит около сорока центов за метр, а шифон – в четыре раза дороже. Но этого замечательного материала больше нигде не достанешь. А бритвенные лезвия? Пять лет назад мой брат купил одно. Его не нужно было затачивать, и он все еще им пользуется, но если когда-нибудь потеряет, придется опять вернуться к старым бритвам. В продаже таких больше нет. А приходилось ли тебе слышать о тех ребятах, которые нашли топливо куда лучше и дешевле газолина? Около четырех лет назад один из них все же появился на публике и доказал справедливость своих требований, однако через несколько недель утонул. Несчастный случай! Я не утверждаю, что его убили, но как ни смешно, его расчетов так и не нашли. Или вот еще. Я когда-то читала в "Лос-Анджелес Дейли Ньюс", что некто купил в Сан-Диего машину – обычную машину вроде пикапа, заправился и поехал в Лос-Анджелес. Бензина на это ушло всего два галлона. Затем он поехал в Агуа-Калиенте, а оттуда – обратно в Сан-Диего. И израсходовал три галлона. Через неделю фирма разыскала его и предложила крупную сумму, если он согласится вернуть машину. По ошибке ему достался образец, не предназначенный для продажи, карбюратор в нем был с каким-то фокусом. Ты видел когда-нибудь тяжелый лимузин, потребляющий галлон на семьдесят миль? Нет. То-то и оно. И не увидишь – пока делами заправляет "Брикейджес Лтд.". И это чистая правда, если хочешь, можешь посмотреть архивы. У нас ведь автомобили делают не для того, чтобы на них ездить, они должны быстрее изнашиваться, чтобы потребитель раскошеливался на новые. Вот паровые машины гораздо реже попадали бы в аварии, да вдобавок служили бы, по крайней мере, лет по тридцать.

Дуглас засмеялся.

– Балаболка ты моя, оставь эти мрачные мысли. Мания преследования какая-то.

<…>

Арчи нервно курил, расхаживая по лаборатории. Мэри Лу испуганно наблюдала за ним с рабочего табурета и, когда он остановился, чтобы прикурить новую сигарету от предыдущей, робко спросила:

– И как, титан мысли, идут наши дела?

Он прикурил, обжегся, невнятно выругался и ответил:

– Ты, Кассандра, пожалуй, была права. Теперь у нас неприятностей больше, чем я мог себе представить. Для начала: наш электромобильчик, работавший от солнечной энергии, кто-то облил керосином и сжег. Этому я значения не придал: думал, так себе, случайность. Но когда я отказался отдать им на откуп все наше дело, они буквально завалили нас дурацкими судебными исками! Выше крыши!

– Законных оснований у них нет.

– Знаю... Зато денег у них немерено, чего о нас не скажешь. Они в состоянии месяцами тянуть эти процессы. Может, и годами. Но мы-то и года не выдержим.

– Что будем делать? Ты пойдешь на переговоры?

– Не хотелось бы. Опять станут покупать или запугивать каким-нибудь новым хитроумным способом.

<…>

– Из-за чего они на нас взъелись?

– У нас есть то, что им требуется.

– Неправильно. У нас есть то, что они хотели бы спрятать подальше, чтобы этого вовсе никто никогда не узнал. Поэтому они пытаются купить тебя или запугать. А не подействует – придумают чего-нибудь и похлеще. Секрет в твоих руках, поэтому ты опасен для них, а значит, и сам в опасности. А если представить себе, что никакого секрета нет? Что он всем известен?

– Они здорово расстроятся!

– Да, но что они смогут сделать? Ничего! Эти бонзы практичны донельзя. Они за твою жизнь ни цента не дадут, если это не принесет им выгоды.

– Что же ты предлагаешь?

– Раскрыть секрет. Рассказать всему миру, как это делается!"[184]

Что случится с нашим миром, если он встанет на пороге изобилия, если вдруг будут изобретены вечные вещи и дешевые продукты питания? Капиталистический мир и вся социальная система капитализма рухнут.

И это не новость: вот отрывок из романа Клиффорда Саймака "Кольцо вокруг Солнца", который увидел свет в 1953 г.

"Виккерс удивленно взглянул на него. "Бог мой, – подумал он. – Эта туша говорит вполне серьезно. Ему действительно кажется, что мир стоит на краю пропасти".

– Вы слышали о вечмобиле? – спросил Крофорд.

Виккерс кивнул.

– Мне сегодня предлагали его купить.

– А вы знаете, что существуют вечные бритвенные лезвия, зажигалки и электрические лампочки?

– Я имею такое лезвие, – сказал Виккерс, – и оно лучше всех тех, которые я когда-либо покупал. Не думаю, что оно вечное, но пока я не правил его. А когда оно затупится, непременно куплю себе такое же.

– Если вы не потеряете свое лезвие, вам никогда не понадобится покупать другое, мистер Виккерс. Оно действительно вечное, как и машина, которую вам предлагали. Возможно, вы слышали и о домах?

– Я не в курсе дела.

– Речь идет о сборных домах, – пояснил Крофорд. – Их продают по пятьсот долларов за полностью обставленную комнату. Вам дают хорошую скидку за ваш старый дом и предоставляют рассрочку на оставшуюся сумму. Рассрочка эта значительно превосходит то, что может позволить себе нормальное кредитное общество. Обогрев домов и кондиционирование воздуха в них производятся с помощью солнечной батареи, которая на порядок лучше всех тех, что существовали до сих пор. Я мог бы рассказать и еще кое о чем, но, думаю, этого достаточно, чтобы вы получили общее представление о сложившейся ситуации.

– Мне кажется, дома – это хорошая идея. Долгие годы мы говорим о дешевом жилье. Быть может, это и есть то самое решение.

– Идея в самом деле хорошая, – согласился Крофорд, – и я бы стал ее самым горячим приверженцем, не повлеки она за собой гибель энергетической промышленности. Солнечная установка дает тепло, свет, энергию для работ по дому. Стоит вам купить этот дом, и у вас отпадает нужда в электроснабжении. Эти дома лишат работы тысячи плотников, маляров, каменщиков, и они попадут в лапы людей из "Синтетических углеводов". В конце концов, погибнет и лесная промышленность.

<…>

– Вы думаете, – сказал Виккерс, – что те люди, которые делают и продают дома, производят и вечмобили, и зажигалки, и лампочки...

Крофорд кивнул.

– И углеводы... Стоит задуматься, и цепенеешь от ужаса. Кто-то уничтожает нашу промышленность и отнимает работу у миллионов людей, потом делает поворот на сто восемьдесят градусов и кормит эти миллионы людей, кормит их без анкет, бумагомарания и прочих бюрократических штучек, которые всегда были отличительной чертой благотворительных организаций.

– Политический заговор?

– Больше того. Мы уверены, что ведется сознательное и хорошо организованное наступление на нашу экономику в мировом масштабе, налицо намеренная попытка подорвать социальную и экономическую основу нашего образа жизни и, следовательно, нашей политической системы. Наш образ жизни определяют капитал, будь он частный или государственный, и заработная плата, которую получают рабочие за свой повседневный труд. Устраните эти два фактора, и вы подорвете само основание нашего организованного общества.

<…>

– Вернемся немного назад, – сказал Крофорд, – и займемся историей. Тогда станет ясно, кто мы и чем занимаемся. Вспомните о бритвенном лезвии. Незатупляющемся бритвенном лезвии. Новость о нем распространилась с невероятной быстротой, и буквально каждый мужчина приобрел себе такое лезвие. Вам известно, что нормальный человек бреется одним лезвием пять-шесть раз. Затем выбрасывает его и берет другое. Это означает, что он постоянно покупает новые лезвия. Следовательно, производство бритвенных лезвий – очень выгодное дело. В этой отрасли были заняты тысячи людей, продажа лезвий давала некоторый заработок тысячам торговцев, кроме того, производство лезвий стимулировало выпуск определенных сталей. Иными словами, эта отрасль промышленности была одним из экономических факторов, который наряду с тысячами других схожих факторов формировал мировую промышленность в том виде, как мы ее понимаем. И что же случилось?

– Я, конечно, не экономист, но могу предположить: теперь никто не покупает бритвенных лезвий. Производство бритвенных лезвий вылетело в трубу, не так ли?

– Ну, все это происходит несколько медленнее, чем вы думаете, – сказал Крофорд. – Крупная отрасль промышленности – сложный механизм, который мгновенно не умирает. Даже если ничего нельзя сделать и сбыт постепенно сходит на нет. Но вы правы, именно сейчас предприятия, выпускающие бритвенные лезвия, терпят крах... Затем появилась зажигалка. Казалось бы, мелочь, но в мировом масштабе она перестает быть мелочью. Происходит то же самое, что и с производством лезвий. Затем приходит очередь электрических лампочек. И опять мы наблюдаем тот же процесс. Три отрасли промышленности приговорены к смерти, мистер Виккерс. Эти три отрасли уничтожены.

<…>

– Мы объединились, – продолжал Крофорд, – и в наших руках, как вы можете себе представить, сосредоточена значительная власть. Кое-что мы уже предприняли, кое-где нажали и кое-чего добились. Во-первых, ни одна газета, ни один журнал не рекламируют эти предметы и не публикуют никакой информации о них. Во-вторых, ни один уважающий себя магазин не продает этих лезвий, зажигалок, лампочек.

<…>

– Кажется, вы не поняли, какая роль во всем этом отводится вам? – спросил он.

– Не понял.

– Мы не можем сразу, без какой-либо подготовки заявить: "Люди! Перед вами союз мировых промышленных держав, борющихся за сохранение вашего образа жизни". Мы не можем сказать им о сложившейся ситуации. Нам рассмеются в лицо. Нельзя просто так объяснить людям, что вечный автомобиль и дом по пятьсот долларов за комнату обернутся для них катастрофой. Мы не можем этого сказать, но им необходимо это узнать. Мы хотим, чтобы вы написали об этом книгу".

В нашем реальном мире об этом тоже кое-что пишут… Давайте еще раз перечитаем и хорошенько прочувствуем следующие цитаты:

"...ты случайно узнаешь, что существуют сверхпрочные стиральные машины, которые, однако, не хочет выпускать ни один производитель; что какой-то тип изобрел нервущуюся нить для чулок, но крупная фирма колготок откупила у него патент и похерила его; что патент на "вечные" шины тоже спрятан в долгий ящик, и это при том, что ежегодно на дорогах гибнут тысячи людей; что нефтяное лобби делает все от него зависящее, дабы затормозить распространение электромобилей (ценой загрязнения атмосферы углекислым газом…); что даже зубная паста – совершенно бесполезный продукт, ибо зубам необходим только массаж щеткой, а паста всего лишь освежает дыхание; что все жидкости для мытья посуды абсолютно одинаковы, а главное, ее – посуду – отмывают вовсе не они, а машина; что компакт-диски так же непрочны, как обычные виниловые; что фольга гораздо вреднее асбеста; что состав кремов от солнца не менялся со времен Второй мировой войны (несмотря на возросшее число заболеваний меланомой, так как эти кремы защищают от безобидного ультрафиолета типа В, но не от вредного, типа А); что рекламные кампании «Nestle», нацеленные на сбыт порошкового молока для младенцев в странах третьего мира, повлекли за собой миллионы смертей, так как родители разводили его сырой водой. Царство рынка зиждется на сбыте товаров, а твое ремесло состоит в том, чтобы убедить потребителя выбрать из этих товаров самый недолговечный. Промышленники называют это "программированием морального износа". А тебе велено заткнуться и держать при себе свои переживания".  Фредерик Бегбедер "99 франков"

"Можно видеть, насколько позволяет история, что все, кто занимался выяснением загадки воды, были жестоко подавлены. Даже намеки, которые мы находим в древних книгах и которые объясняют нам сущность воды, в последующих изданиях исчезают. Сохранение тайны воды – это еще и средство гарантии силы денег. Проценты растут только в несовершенной экономике. Решив проблему генерации воды и сделав возможным получение любого объема и любого качества воды в каком угодно месте, человек вновь освоит огромные пустынные земли и понизит тем самым как продажную цену продовольствия, так и продажную цену машинных мощностей до такого минимума, что отпадет всякая выгода спекуляции этим. Обилие продовольствия и экономичная производительность машин являются такими сокрушительными доводами, что общее представление о мире, а также все мировоззрение претерпят изменения. Сохранение тайны воды – это крупнейший капитал из капиталов. По этой причине любой опыт, служащий ее раскрытию, беспощадно подавляется в зародыше".  Виктор Шаубергер

 

* * *

 

Да, развал глобальной капиталистической экономики – это, конечно, серьезная проблема. Впрочем, больше в головах, нежели на практике. Да и проблема в этом случае – вымышленная, искусственно созданная работой неестественного финансового механизма.

А вот зато сохранение капитализма в его теперешнем виде – это действительно просто катастрофа. Причем не виртуальная, а объективно обусловленная.

Во второй части мы говорили, что окружающую среду губит технология. Но на самом деле технология – лишь инструмент. Природу же уничтожает наша абсурдная система хозяйствования.

Как мы знаем, капитализму нужен рост. На его обеспечение брошены все силы, и силы эти борются за повышение потребления и расширение системы.

Когда-то это было даже благом. Но потом глобализация уперлась в непреодолимое пока препятствие – границы Земного шара.

Что такое рост потребления в условиях капитализма? Это обнищание для одних, и абсурдное перепотребление для других. Нам все время рекламируют т.н. "западный образ жизни", но никогда не говорят, что все население Земли ни в коем случае не сможет этого добиться – просто не хватит ресурсов.

Ведь что такое этот самый "образ жизни"? Это т.н. общество потребления. Для обеспечения роста оно просто обязано все быстрее прокачивать через себя поток разнообразных продуктов. Сама логика капитализма, с одной стороны, вроде бы борется за эффективность, но с другой стороны всячески ей противится. Очень забавно читать о том, какие меры по экономии топлива принимаются в США: они проектируют более экономичные двигатели. Каким образом? Снижают потребление топлива у излюбленных 3-4 литровых агрегатов на 5-10 процентов. Такое чувство, что идея пересесть на маленькие литровые машины и велосипеды и сократить потребление топлива сразу раза в 2-3 даже в голову никому не приходит. Собственно, и у нас теперь прицепить к заднице 3 тонны железа для того, чтобы переместить себя на 20 километров по городу, стало "престижным". Этого хотят все. По всему миру. Потому что именно такие желания увеличить потребление и навязываются нам хозяевами экономики.

Но это невозможно: рано или поздно мы превысим несущую способность Земли. Если уж говорить начистоту – уже превысили.

 

* * *

 

Давайте как раз и поговорим о нашей связи с биосферой планеты Земля. Как это ни странно звучит, но при всей шумихе вокруг экологической тематики и защиты окружающей среды у подавляющего большинства жителей развитых стран начисто отсутствует истинно экологическое сознание. Мы с умным видом рассуждаем о пользе или вреде продуктов, глобальном потеплении и чистоте воды и воздуха, но все эти рассуждения начисто лишены общего понимания проблемы. Об отсутствии такого понимания говорят наши конкретные каждодневные поступки и мысли.

Итак, краткое введение в настоящее природоведение.[185]

Возьмем участок земли площадью 10 гектар. На нем расположен небольшой лесок, луг, ручей и т.д. В дикой, т.е. естественной, природе этот участок густо заселен всевозможными представителями флоры (т.е. растений) и фауны (т.е. животных), включая всевозможных насекомых, червей, грибков, бактерий и т.д. и т.п. И включая человека.

Растения растут, поглощая содержащиеся в почве и воздухе вещества и энергию солнца. Травоядные питаются растениями, хищники – травоядными и другими хищниками. После смерти их останки разлагаются под действием насекомых и бактерий, и все вещества возвращаются в почву, чтобы дать жизнь новым поколениям растений. Система более-менее стабильна, но с учетом энергии, поставляемой Солнцем, общий объем биомассы имеет тенденцию к увеличению.

Внутри стабильность системы циклична. Неразумная жизнь стремится к росту, распространению. Допустим, изобилие растительной пищи привело к росту численности грызунов, а изобилие грызунов – к росту численности охотящихся на них хищников. Расплодившиеся грызуны способны съесть всю траву, после чего начать массово вымирать, чему способствуют и расплодившиеся хищники. Сначала истребляется растительная пища, затем массово вымирают грызуны, за ними массово вымирают хищники. Отсутствие животных позволяет растениям опять пойти в ускоряющийся рост, что опять приводит к изобилию растительной пищи, что вызывает взрывной рост численности животных. Но все же в жизни так бывает редко, и популяции более-менее стабильны.

Главное во всем этом то, что участок конечной площади может неопределенно долгое время поддерживать жизнь только конечного количества живых существ. Это конечное количество для каждой отдельно взятой территории и есть ее несущая способность. Превышение несущей способности участка приводит к его деградации и массовому вымиранию населяющих его живых существ.

В дикой природе различные живые существа соседствуют друг с другом, занимая отдельные экологические ниши в экосистеме. Мыши живут в норах и питаются зерном, а белки лазают по деревьям и питаются орехами. Они друг другу почти не мешают. Более того, обитатели разных ниш могут выстраиваться в пищевые цепочки, связывая воедино всю систему. Но каждый из обитателей любой из экологических ниш создает определенную нагрузку на несущую способность территории, т.е. при расчете несущей способности необходимо принимать во внимание всех обитателей всех экологических ниш на данной территории.

Допустим, 1 гектар территории способен стабильно поддерживать жизнь 10 человек, которые занимаются собирательством и охотой, т.е. с точки зрения экологии равновесно встроены в биосферу данного участка. Появление дополнительных людей приведет к поглощению растений и животных в количествах, которые не успевают восстанавливаться. Рано или поздно это кончится голодом, люди частично вымрут, и система вернется в равновесие.

Может ли человек повысить несущую способность территории таким образом, чтобы на ней могло проживать больше людей? Нет, повысить несущую способность территории без привлечения внешних ресурсов невозможно. Но обеспечить проживание большего количества людей можно.

Каким образом? Просто расширить экологическую нишу человека. Это делается исключительно за счет вытеснения и истребления других живых существ. Ведь если несущая способность территории конечна, то расширить свою нишу люди могут только за счет уменьшения или полного исчезновения ниш других существ. Допустим, человек изобрел сельское хозяйство, и начал засевать поля злаками, а огороды – овощами и фруктами. Под поля вырубаются или выжигаются леса, распахиваются поля. Все это – истребление деревьев, трав, грызунов и прочих живых существ, прежде занимавших эти территории. Поля и огороды пропалываются, к ним не допускаются грызуны и хищники. Т.е. человек истребляет конкурирующие с ним за территорию "сорняки", вытесняет и обрекает на голод и вымирание различные виды животных. При этом все "культурные" растения в большинстве своем выжить без человека не смогут, т.е. их ниша искусственно поддерживается людьми.

Всю историю человек наступал на экологические ниши, занятые другими живыми существами. Наше распространение по Земле неизбежно влекло за собой вымирание животных и растений, захваченные экологические ниши которых человек использовал для расширения своей. Мы просто вытесняли конкурентов в борьбе за несущую способность территории. Не было никакого "культурного возделывания пустующих земель" и "героического расширения границ", а было лишь яростное истребление жизни для роста популяции человека.

Но что делать, если человек захватил весь участок, т.е. несущая способность территории обслуживает только экологические ниши людей и необходимых ему культурных растений и животных? Ведь человеческая популяция как все живое стремится к росту, и рано или поздно среди людей наступит голод.

Но цивилизация научилась обходить естественные ограничения: к действительной несущей способности человек стал добавлять кажущуюся несущую способность.

Представим себе любую из развитых стран центральной Европы. Вся территория этих стран была прочно освоена человеком еще в Средние Века, но с тех пор мы не наблюдаем стабилизации населения, а, наоборот – за прошедшие 2 века произошел резкий скачок в численности проживающих на этих территориях людей. И это притом, что площади остались неизменны. Неужели технология все же добилась увеличения несущей способности?

Нет, не добилась. Технология позволила присоединить к этим государствам кажущиеся площадиторговые и рыбные. Европейцы принялись осваивать колонии и завозить продукты питания в метрополии. По сути, торговля просто позволяет подключить несущую способность колониальных площадей к метрополии, обеспечивая рост населения в последней. Ферма в американских колониях – это расширение ниши человека за счет вытеснения туземных живых существ американского континента. Собранные урожаи грузятся на корабли и отправляются в Европу, что позволяет поддерживать на территориях Старого Света все возрастающее население. Но, обратим внимание, если население Нового Света начнет расти, то ему самому понадобятся эти площади, и поток продуктов иссякнет, а в перенаселенной Европе начнется голод. Так что, по сути, просто произойдет перераспределение населения из Европы в Америку, а общая численность, обусловленная несущей способностью всех площадей, останется без изменений.

Такой же эффект получается и от рыбной ловли: человек поставил себе на службу продуктивные площади мирового океана, позволяя еще больше увеличить плотность населения старых цивилизаций. Ловля рыбы – это истребление промысловой рыбы за счет сужения биологических ниш тех обитателей моря, которые также питались этими видами рыб. Человек просто забрал эту еду себе и предоставил другим живым существам умирать от голода.

Как мы понимаем, кажущиеся площади также не бесконечны: рано или поздно, когда весь Земной шар уже освоен, а ловля рыбы начинает приводить к истощению ее "запасов"[186], наступает предел.

Нам возразят, что на практике человечество все же смогло перешагнуть и этот барьер, с помощью технологии увеличив урожайность сельскохозяйственной продукции с единицы площади. Этот прорыв получил название механизации сельского хозяйства, а позднее – Зеленой Революции.

Но на самом деле чуда не произошло. Человечество просто нащупало еще один способ подключения кажущихся площадей. На этот раз речь идет о перераспределении не в пространстве, как в случае с торговыми и рыбными площадями, а во времени, и говорим мы об ископаемом топливе.

Как мы понимаем, несущая способность территории обусловлена возможностью не только прокормить определенное количество живых существ, но также принять и переработать продукты их жизнедеятельности и снабдить их материалами для создания гнезд, берлог, нор и домов. С того момента, как человек освоил огонь, ему также понадобилось и топливо. Если говорить грубо, часть площадей мы просто вынуждены выделить под помойки и лесные хозяйства. В природе помойки перерабатываются насекомыми и бактериями, а дерево является возобновляемым источником топлива и стройматериалов.

Но вот человек открыл уголь, и проблема топлива решилась – теперь можно сократить площади лесов и увеличить, тем самым, посевные. Но настоящая революция произошла в 60-х годах XIX в. – американцы открыли нефть.

Чтобы понять, что такое нефть, достаточно оглядеться по сторонам: нас окружают синтетические продукты, в супермаркетах все упаковано в пластик, экономика движется и греется нефтью и газом, дороги мостятся нефтепродуктом – асфальтом, шины машин сделаны из синтетического каучука и т.д. и т.п. Но это все не так важно.

Важно другое: человечество подключило к своему хозяйству кажущиеся топливные площади. Доступное топливо дало нам машины, с помощью новой техники человек начал вести сельское хозяйство на тех площадях, которые прежде были ему недоступны. Нефтепродукты легли в основу всей промышленности удобрений (и даже если не напрямую, то через затраты энергии), усиленное внесение которых и позволило добиться тех ошеломительных урожаев, которыми была отмечена Зеленая Революция.

Если перевести все в дерево, то мы подключили к себе леса площадью в несколько Земных шаров.

Но что же такое уголь, нефть, газ? Самое смешное, что мы не знаем. Точнее, есть общепринятые теории. Например, что уголь – это окаменевшие за миллионы лет останки растений (деревьев). С нефтью сложнее. Общепринятая точка зрения – нефть схожа по происхождению с углем, т.е. представляет собой останки живых существ, превратившиеся за миллионы лет под высоким давлением и высокой температурой в жидкие углеводороды. Другая теория утверждает, что нефть вырабатывается в земной коре в результате какого-то нами пока неизученного процесса.

Итак, ископаемое топливо – это, скорее всего, энергия, накопленная живыми организмами в течение миллионов лет. И мы рывком высвободили ее, чтобы сжечь за считанные десятилетия.[187] Мы подключили к себе кажущиеся площади – территории древних лесов на протяжении миллионов лет.

И даже если нефть вырабатывается в земной коре, то мы в любом случае тратим ее быстрее, чем она восстанавливается. Намного быстрее. И если кто-то думает, что исчерпание нефти – дело далекого будущего, то это не так. Пик мы уже прошли. А потребление набрало такие обороты, что проблемы начнутся в течение ближайших 30-40 лет, если не раньше.

Топливные площади самые коварные – они дали нам невероятные возможности, но и загнали в ловушку. Мало того, что они потихоньку отравляют все вокруг, так ведь и запасы их не вечны. Это значит, что есть такая точка X, после которой эти невероятные возможности сойдут на нет. И это притом, что человечество увеличило свою численность и перешло на такой образ жизни, как будто эти кажущиеся площади будут с нами вечно…

Остроту проблеме исчерпания ископаемого топлива придает еще и тот факт, что замены этим энергоносителям нет. Человечество пока не изобрело альтернативных источников энергии. Света в конце туннеля не видно. "8 октября 1975 г. П. Л. Капица сделал концептуальный доклад, в котором, исходя из базовых физических принципов, по существу, похоронил все виды «альтернативной энергии», за исключением управляемого термоядерного синтеза. Если кратко изложить соображения академика Капицы, они сводятся к следующему: какой бы источник энергии ни рассматривать, его можно охарактеризовать двумя параметрами: плотностью энергии, то есть ее количеством в единице объема, и скоростью ее передачи (распространения). Произведение этих величин есть максимальная мощность, которую можно получить с единицы поверхности, используя энергию данного вида.

Вот, скажем, солнечная энергия. Как отмечал П. Капица, на уровне моря, с учетом потерь в атмосфере, реально человек может использовать поток в 100-200 ватт на квадратный метр. Даже сегодня КПД устройств, преобразующих солнечную энергию в электричество, составляет 15% [пусть даже 50%, сути это не меняет]. Чтобы покрыть только бытовые потребности одного современного домохозяйства, нужен преобразователь площадью не менее 40-50 квадратных метров. А для того, чтобы заменить солнечной энергией источники ископаемого топлива, нужно построить вдоль всей сухопутной части экватора сплошную полосу солнечных батарей шириной 50-60 километров. Совершенно очевидно, что подобный проект в обозримом будущем не может быть реализован ни по техническим, ни по финансовым, ни по политическим причинам.

Противоположный пример – топливные элементы, где происходит прямое превращение химической энергии окисления водорода в электроэнергию. Здесь плотность энергии велика, высока и эффективность такого преобразования, достигающая 70 и более процентов. Зато крайне мала скорость ее передачи, ограниченная очень низкой скоростью диффузии ионов в электролитах. В результате плотность потока энергии оказывается примерно такой же, как и для солнечной энергии. Значит, топливные элементы можно использовать только там, где не нужны большие мощности. Но для макроэнергетики они бесполезны.

Так, последовательно оценивая ветровую энергетику, геотермальную энергетику, волновую энергетику, гидроэнергетику, Капица доказывал, что все эти, на взгляд дилетанта вполне перспективные, источники никогда не смогут составить серьезную конкуренцию ископаемому топливу: низка плотность ветровой энергии и энергии морских волн; низкая теплопроводность пород ограничивает скромными масштабами геотермальные станции; всем хороша гидроэнергетика, однако для того, чтобы она была эффективной, либо нужны горные реки (когда уровень воды можно поднять на большую высоту и обеспечить тем самым высокую плотность гравитационной энергии воды), но их мало, либо необходимо обеспечивать огромные площади водохранилищ и губить плодородные земли [с которыми и так проблема].

В своем докладе П. Л. Капица особо коснулся атомной энергетики и отметил три главные проблемы на пути ее становления в качестве главного источника энергии для человечества: проблему захоронения радиоактивных отходов, критическую опасность катастроф на атомных станциях и проблему неконтролируемого распространения плутония и ядерных технологий. Так что пока речи о переводе мировой энергетики на ядерное топливо нет, хотя можно ожидать увеличения ее доли в промышленном производстве электроэнергии. Наибольшие надежды Петр Капица связывал с термоядерной энергетикой. Однако за прошедшие тридцать с лишним лет, несмотря на гигантские усилия ученых разных стран, проблема управляемого термояда не только не была решена, но со временем понимание сложности проблемы, скорее, только выросло.

А как же водородная энергетика и пресловутое биотопливо, которые сегодня пропагандируются наиболее активно? Почему Капица не обращал на них внимания вообще? Ведь биотопливо в виде дров человечество использует уже веками, а водородная энергетика сегодня кажется настолько перспективной, что едва ли не каждый день приходят сообщения о том, что крупнейшие автомобильные компании демонстрируют концепт-кары на водородном топливе! Неужели академик был настолько недальновиден? Увы... Никакой водородной и даже биоэнергетики в буквальном смысле слова не может существовать.

Что касается водородной энергетики, то, поскольку природные месторождения водорода на Земле отсутствуют, ее адепты пытаются изобрести вечный двигатель планетарного масштаба, не более и не менее того. Есть два способа получить водород в промышленных масштабах: либо путем электролиза разложить воду на водород и кислород, но это требует энергии, заведомо превосходящей ту, что потом выделится при сжигании водорода и превращении его опять в воду, либо... из природного газа с помощью катализаторов и опять-таки затрат энергии, которую нужно получить... опять-таки сжигая природные горючие ископаемые! Правда, в последнем случае это все-таки не «вечный двигатель»: некоторая дополнительная энергия при сжигании водорода, полученного таким путем, все же образуется. Но она будет гораздо меньше той, что была бы получена при непосредственном сжигании природного газа, минуя его конверсию в водород. Значит, «электролитический водород» – это вообще не топливо, это просто «аккумулятор» энергии, полученной из другого источника... которого как раз и нет. Использование же водорода, полученного из природного газа, возможно, и сократит несколько выбросы углекислого газа в атмосферу, так как эти выбросы будут связаны только с генерацией энергии, необходимой для получения водорода. Но зато в результате процесса общее потребление невозобновляемых горючих ископаемых только вырастет!

Ничуть не лучше обстоят дела и с «биоэнергетикой». В этом случае речь идет либо о реанимации старинной идеи использования растительных и животных жиров для питания двигателей внутреннего сгорания (первый «дизель» Дизеля работал на арахисовом масле), либо об использовании этилового спирта, полученного путем брожения натуральных (зерна, кукурузы, риса, тростника и т.д.) или подвергнутых гидролизу (то есть разложению клетчатки на сахара) агропродуктов.

Что касается производства масел, то это крайне низкоэффективное, по «критериям Капицы», производство. Так, например, урожайность арахиса составляет в лучшем случае 50 ц/га. Даже при трех урожаях в год выход орехов едва ли превысит 2 кг в год с квадратного метра. Из этого количества орехов получится в лучшем случае 1 кг масла: выход энергии получается чуть больше 1 ватта с квадратного метра – то есть на два порядка меньше, чем солнечная энергия, доступная с того же квадратного метра. При этом мы не учли того, что получение таких урожаев требует интенсивного применения энергоемких удобрений, затрат энергии на обработку почвы и полив. То есть, чтобы покрыть сегодняшние потребности человечества, пришлось бы полностью засеять арахисом пару-тройку земных шаров. Проведя аналогичный расчет для «спиртовой» энергетики, нетрудно убедиться, что ее эффективность еще ниже, чем у «дизельного» агро-цикла".[188]

На самом деле человечество уже превысило несущую способность планеты Земля.

 

* * *

 

В процессе своей экспансии человек вытеснял другие виды живых существ, которые конкурировали с ним за территории. Народы увеличивали свою численность, культивировали новые площади, пока не сталкивались на границе с увеличивающейся нишей еще одного успешного биологического вида… Другого человеческого народа.

Русский живет в избе, ест квашеную капусту с курицей и пьет квас. Немец живет в доме, есть тушеную капусту с сосисками и пьет пиво. Щебечут на разных языках. Если вдуматься, то это два разных биологических вида, со своими повадками и образом жизни. А уж если сравнить того же немца с каким-нибудь африканцем, живущим в шалаше и жующим жареных гусениц… В общем, в древности именно так и считали. Не наш – не человек вовсе.

Разные народы представляют собой различные биологические виды, борющиеся за расширение своего ареала обитания. Именно такой взгляд на вещи и лег в конце XIX века в основу новой науки – геополитики. Такой взгляд, кстати, господствует и поныне, и не надо обольщаться и вводить себя в заблуждение.

Просто сейчас все усложнилось. Помимо самих территорий государств, для разных народов стали все более важными кажущиеся площади: торговые, рыбные и топливные (сырьевые). Вспомним, как грамотно американцы используют торговые площади. Япония держится за счет рыбных и торговых площадей. Все вместе опираются на возможности, предоставленные топливом. Вот и идет борьба за "площади", только зачастую непрямая.

Кстати, доктрина избранности не только усилила это биологическое чувство между народами, породив национализм, но и расслоила людей на разные виды по социальным признакам. Ведь что общего в образе жизни между потомственным финансовым олигархом, интеллигентом, наемным городским рабочим и земледельцем? Если подумать, они занимают в человеческих джунглях различные экологические ниши. У кого-то суп жидок, а у кого-то жемчуг мелок. Вспомним фильмы, в которых представители определенных социальных слоев оказывались в непривычном окружении. Чаще всего, это комедии. Отличаются привычки в питании, манера разговора, образ мыслей, отношение к труду. Это у нас, русских, 70 лет советской власти сгладили разницу, но у англосаксов социальный расизм цветет махровейшим цветом.

Последняя открытая борьба народов как биологических видов была не так давно – это Вторая мировая война. Собственно, любая война – такая борьба, но 60 лет назад цели декларировались открыто – завоевание жизненного пространства на Востоке. Это для немцев. Японцы бились за завоевание жизненного пространства в Азии. Англосаксы же бились за сохранение и расширение своих торговых площадей и глобальное доминирование. Мы бились просто за выживание.

Прошу запомнить вышеизложенную логику, потому что она понадобится нам позднее для понимания очень важных вещей.

 

* * *

 

Помимо самих себя есть у нас и другие конкуренты за территории.

Машины. Или, если говорить более широко, технология.

Мы застраиваем земли многополосными дорогами, занимаем их парковками. Наши механические помощники очень прожорливы, и мы большую часть ресурсов отдаем именно им. По сути, нефть питает нашу механическую цивилизацию. Конкуренция за пищу между машинами и людьми еще нагляднее, когда речь заходит о биотопливе: теперь площади засеваются культурами, которые будут переработаны в пищу для машин (спирт), а не для людей. Бедные жители Азии и Африки теперь вынуждены напрямую конкурировать за еду с автомобилями американцев и европейцев.

Но что такое машины? Это протезы. Велосипед помогает человеку передвигаться быстрее и легче, автомобиль еще больше облегчает этот процесс. По сути, выполняет его за нас, как кресло-каталка. Самолет – это протез для перелетов. Любая машина – это механическое приложение к человеку. Нам уже лень пройти 500 метров – мы скорее сядем в машину и поедем. Нам лень вставать с дивана – мы лучше нажмем кнопку пульта ДУ. А потом побежим к доктору с жалобой на ожирение и гиподинамию.

Но помимо ухудшающегося здоровья есть и другая плата за удобства…

В школе мы проходили, что засеянное какой-либо одной культурой поле через год-два деградирует и перестает давать урожай. Древние народы чередовали поля и культуры или вели так называемое подсечно-огневое земледелие: просто подрубали деревья в лесу, выжигали участок, собирали пару раз хороший урожай и переходили на новое место. Даже теперь часть полей стоит "под парами", т.е. отдыхает от человека. Потому что человек своими методами не учитывает тонкости взаимосвязей жизни в экосистеме: мы сеем одну культуру, уничтожаем все "сорняки", и через год получаем мертвую землю. Не беда, технология научила нас, как реанимировать труп: мы заливаем земли тоннами синтетических удобрений, пестицидов, гербицидов и т.д. Почва превращается просто в некую субстанцию, далекую от жизни. И реанимировать эту субстанцию становится все сложнее: "игнорирование воздействия новых технологий на экосистему уже через 30-40 лет обернулось усиленной эрозией почвы, загрязнением поверхностных и грунтовых вод, нарушением устойчивости экосистемы, серьезными заболеваниями населения и социальными конфликтами".[189] "Великими экологами Одумами (отцом и сыном) были произведены подсчеты роста энергетических затрат на производство единицы сельскохозяйственной продукции (не в стоимости, а в тоннах условного топлива). Оказалось, что в самых разных странах (например, в Индии и Англии) наблюдается одна и та же картина – для поддержания постоянной урожайности требуется 10-кратное увеличение энергетического вклада за период в 15 лет. Объяснение этому явлению – выжигание почвенного гумуса (органической компоненты почв) за счет интенсивной земледельческой технологии. Высокопродуктивные сорта, приведшие к так называемой "зеленой революции", требуют высоких доз удобрений. Органические удобрения (навоз, компосты и т.п.), обеспечивающие сохранение гумуса в почве, в промышленных масштабах использоваться не могут из-за малого удельного содержания биогенных элементов. Поэтому используются минеральные удобрения. А первыми на их привнесение реагируют почвенные бактерии, активно перерабатывающие тот же гумус. По прогнозам специалистов (не тиражируемым прессой) нам следует думать не о "биотопливе", а о том, как бы прокормить самих себя..."[190] Мы теряем плодородную почву, а источники агрохимии лежат на кажущихся, истощающихся топливных площадях…

Для расширения участков под сельское хозяйство мы вырубаем леса, еще больше усугубляя проблему эрозии почвы. Вырубка лесов ведет и к другой проблеме: воздуху и воде. Пресной воды, между прочим, на планете всего 3%. А уж чистой и того меньше…

Для создания своих механических протезов мы вынуждены зарываться в землю в поисках ресурсов, оставляя на поверхности глубокие незаживающие язвы. "В настоящее время «полезным» стало практически все, что входит в таблицу Менделеева, а также разнообразнейшие соединения химических элементов, применяемые сами по себе и для создания новых материалов и веществ. На каждого американца ежегодно приходится более 20 т. новых материалов. Производство одной тонны материала связано с перемещением или использованием до 15 т. воды, земли или воздуха. Для золота это соотношение равно 1:350 000. Все это изымается у природы и практически немедленно превращается в бесполезные отходы, которые, в свою очередь, становятся вредными: они не только отнимают место у сельскохозяйственных угодий, но и отравляют почву, грунтовые и поверхностные воды, а также воздух.

Только в США каждый год закапывают 3,5 млн. т. промышленных отходов в дополнение к 160 млн. т. бытовых и прочих отходов. В Украине общий объем отходов, накопленный со времен начала индустриализации, оценивается в 20 млрд. т. (по 400 т. на человека!). Если судить по результатам, то промышленность создана для производства отходов, а товары являются побочным продуктом".[191]

Технология губит землю, отравляет воздух и воду, сушит души людей и превращает их в придатки механизмов. Деградация идет все быстрее.[192]

Возможно, и на этот раз человек что-нибудь придумает, как-нибудь выкрутится? Именно так и размышляет большинство, предпочитая не задумываться над источниками своего благополучия. Возможно, и придумает. А если нет? Или чуть позже, чем надо? В качестве ответа на такие вопросы Уильям Каттон написал книгу с многозначительным названием "Конец техноутопии", в предисловии к которой мы можем прочитать следующее: "Учитывая, что атомная эпоха была эпохой завышенных ожиданий, для нас чрезвычайно важно было реально оценить технологические возможности страны, лучше понять их сильные и слабые стороны. Для этого потребовалась переоценка вклада технических достижений (и дешевой нефти) в послевоенный период. Такое исследование показало, например, что т.н. "Зеленая революция" далеко не представляет собой триумф науки и техники. Какая часть производительности нашего сельского хозяйства, например, обеспечивалась научными изысканиями, а какая – дешевой нефтью, почвой или благоприятной погодой?

Несомненно, научные достижения в земледелии, генетике растений, новые методы уничтожения вредителей и сорняков, применение удобрений и механизация фермерского труда помогли существенно поднять урожаи. Но главную роль по-прежнему играла дешевая нефть, питающая иллюзии о вечном изобилии: она приводила в действие орошение, перерабатывающие фабрики и уборочные машины; с ее помощью получали сырье для удобрений, гербицидов и инсектицидов. Кроме того, оказалось, что пищевая и легкая промышленность – самый большой потребитель энергии в стране. Отсюда следует вывод: вклад науки и техники в успех сельского хозяйства сильно преувеличен.

Полезно также взглянуть на транспорт – еще один сектор, в котором отмечались большие инженерные достижения. И здесь есть немало свидетельств того, что вклад техники преувеличен, а роль дешевой нефти приуменьшена. Начиная с Генри Форда и братьев Райт, американцы занимались техническими усовершенствованиями всего и вся. Можно отметить замечательные достижения в области создания легковых автомобилей, грузовиков, самолетов и ракет. Но сколько таких достижений было бы возможно, не будь Соединенные Штаты богаты нефтью? Могли бы мы построить громадные города и автомобильный транспорт, не располагая дешевой нефтью?

Жители Нью-Йорка или Нью-Джерси, отапливающие дома техасским газом, должны быть благодарны не столько достижениям в области трубопроводов, сколько счастливой возможности использовать большие запасы природного газа в стране (которые отнюдь не вечны). Развитие воздушного транспорта также нельзя отнести исключительно за счет мастерства аэрокосмических инженеров – именно наличие дешевой нефти позволило нам "летать".[193]

Пора поумерить свою гордыню[194] и взглянуть правде в глаза: наши "достижения" во многом обусловлены дарами природы, а вовсе не "гениальными технологиями". Наши технологии все эти дары просто истребляют, заодно убивая людей. Мы усиленно пилим сук, на котором не просто сидим, но к которому присоединена питающая нас пуповина.

 

* * *

 

Есть еще один аспект проблемы: чисто человеческий. Получили ли мы реальный комфорт от нашей культуры механических протезов и одноразовых стаканов? Ведь что такое комфорт? Удобство, покой и отсутствие скуки.

Казалось бы, жить становится все удобнее: машины все лучше, телефоны и компьютеры все мобильнее, кинотеатры все домашнее… Теперь не нужно куда-то там ехать, достаточно поставить диск и увидеть фильм в шикарном качестве картинки и звука прямо не вставая с кресла. Скоро картинка станет объемной, чуть позже вообще будут передавать сигналы прямо в мозг. Станет так удобно, что жизнь станет неотличима ото сна, а если посмотреть со стороны – от смерти. Мы делаем свою жизнь такой легкой, что даже перестаем ее замечать…

Эта невыносимая легкость бытия порождает скуку, которую мы спешим заполнить все равно чем. Сначала наши механические протезы экономят нам время, а потом мы ищем способы это "лишнее" время хоть как-то убить: ходим пить в клубы, смотрим бесконечные сериалы, сутками играем в компьютерные игры. Спешим жить, спешим отдохнуть.

Все вместе это порождает беспокойство. Действительно, покой в наши дни найти очень трудно… Почему?

Для ответа на этот вопрос нам придется задуматься над таким понятием, как перенаселенность. Как ни странно, перенаселенность характеризуется вовсе не плотностью населения, а демографическим стрессом. "При всех прочих равных условиях, большая плотность населения создает больший стресс. Но стресс и плотность не одно и то же. Стресс, вызванный перенаселенностью, можно определить как частоту взаимных помех, создаваемых людьми (в день на одного человека) из-за присутствия посторонних в конечной среде обитания. Две страны с одинаковой плотностью населения могут иметь различный стресс от перенаселения, если их граждане отличаются по уровню активности. Население, использующее больше протезного оборудования, будет оказывать больший стресс на своих представителей, поскольку выполняет большее число операций".[195]

Грубо говоря, демографический стресс – это плотность населения, помноженная на образ жизни людей. Именно образ жизни может в разы увеличить частоту создаваемых людьми взаимных помех при стабильном населении. Ведь насвистывание под нос мелодии и проигрывание тяжелого металла или техно на "крутом бумбоксе" создают совершенно разные неудобства для окружающих. Просмотр фотоальбома или немого пленочного фильма несопоставимо по созданному беспокойству с домашним кинотеатром (ведь какой смысл включать его тихо, когда невозможно насладиться звуковыми эффектами?). Поход пешком затронет меньшее число людей, чем поездка на джипе. Машина – это и шум, и вонь, и свет, да и просто железка болтается поперек дороги. Одно дело, ножницами кусты подстричь, и совсем другое – запустить газонокосилку, которая огласит ревом все метров на 500 в округе.

Использование людьми механических протезов можно выразить через потребление энергии на душу населения. Чем больше такое потребление, тем выше демографический стресс при одинаковой плотности. Если, например, средний американец потребляет в 60 раз больше энергии, чем средний индиец, то на самом деле демографический стресс на территории США эквивалентен тому, который создали бы 18 млрд. индусов (300 млн. х 60). И кто после этого перенаселен?

А как мы помним, энергия – это ресурсы. Так что 300 млн. жителей США со своими механическими протезами поглощают ресурсы планеты Земля в объеме, эквивалентном потребностям 18 млрд. индусов. И дело не только в минеральном сырье, но и в пище: там, где индус или китаец удовольствуются чашкой риса в день, американец или европеец потребит горы круп, овощей и мяса. А ведь мясо – один из самых ресурсоемких продуктов.[196] Более того, в обществе изобилия и порожденного им разврата от 10% до 30% всей еды залеживается в холодильниках и попросту выбрасывается; в супермаркетах от 10% до 50% скоропортящихся продуктов тоже окажется на помойке. Именно поэтому мы говорили, что все жители Земли ни при каких обстоятельствах не добьются такого уровня жизни, как в "передовых демократиях".

И еще не надо забывать о культуре… Следует различать цивилизацию как эволюцию в господстве над материальным миром и культуру как эволюцию духовную. Могут существовать развитые цивилизации с бедной культурой (современный Запад) и развитые культуры с бедной цивилизацией (Япония и Индия в XIX в). Выше мы как раз говорили о том, что материализм обедняет духовную жизнь, но и богатая духовность может приводить к недооценке материальной стороны бытия. Гармонии добиться сложно. Впрочем, мы немного отвлеклись…

Если общество поражено индивидуализмом, то каждый его представитель считает неуместным соотносить свои поступки с интересами окружающих (ведь весь мир для него, он этого достоин). Индивид будет громко слушать музыку в многоквартирном доме, устраивать шумные вечеринки, ходить в доме на каблуках, оглашать всю округу ревом своего "горячего" автопротеза[197] и т.д. На любые замечания резко ответит, что "тут свободная страна" и "вам самим так делать никто не запрещает". Вот такая "культура", снабженная энергоемкими протезами, создает очень серьезный демографический стресс.

А как у нас принято с ним бороться? Мы отдыхаем, а поскольку покоя нигде не найти, мы развлекаемся. А что такое развлечение? Это обратное от увлечения. Развлечение – это отвлечение от нагнетающей стресс действительности. И если увлечение – это концентрация нашего внимания на чем-то, то развлечение – по сути, его рассеивание. А ведь человек, не способный сконцентрироваться – это попросту идиот. Только кретины все время ходят и улыбаются, потому что ни о чем не думают, ничем не увлечены. Что мы получаем в итоге? Стресс порождает усталость, бесконечные развлечения – отупение. Это у взрослых. У детей, растущих в таком обществе, повсеместно наблюдается синдром дефицита внимания и гиперактивности: суетность у них от общего стресса, а неспособность сконцентрироваться – от бесконечных возможностей развлечься, которыми их заваливают взрослые (это и невообразимое разнообразие игрушек, и телевизор, и компьютерные игры). Демографический стресс ведет к усталости и отупению людей.

Впрочем, численность населения Земли тоже не соответствует ее несущей способности. Точнее, такая численность, ведущая такой образ жизни. Мы периодически удваиваем население и ведем борьбу за "высокие стандарты жизни", не задумываясь о том, что сама возможность нашего существования опирается на зыбкие кажущиеся площади… Люди и сегодня плодятся, как безмозглые животные.[198]

 

* * *

 

Впрочем, не будем все валить с больной головы на здоровую. Технология – лишь инструмент. Наша реальная проблема – капиталистическая экономика и порожденная ею психология людей.

Классическая политэкономия зародилась во времена, когда население было относительно небольшим, а просторы Земли представлялись безграничными. Еще в XIX в. экономтеория определяла стоимость (т.е. ценность) природного ресурса через труд, затраченный на его добычу. По сути, ресурсы по умолчанию считались неисчерпаемыми, а их поступление в экономику ограничивалось якобы лишь производительностью труда добывающих отраслей.

Впрочем, эта точка зрения обычно корректируется законами рынка, которые сами определяют стоимость ресурса исходя из спроса и предложения. Считается, что рынок способен учесть в цене все аспекты, включая затраты на добычу, текущие потребности и риски исчерпания. Но, как всегда, есть одно но…

Каков риск для 30 летнего индивида, торгующего нефтью на бирже (да-да, опять биржа), что запасы углеводородов будут исчерпаны через 40 лет? Очень низкий. Почему? Во-первых, потому что он не верит в эту "паранойю" (мол, уже сколько лет пугают, а ничего не происходит). Во-вторых, даже если он и допускает такую возможность, то только в отдаленном будущем, а психология индивида в этом отношении базируется на принципе "после меня хоть потоп". И, в-третьих, наш индивид не простой, а ученый. В своей гордыне он уверен в человеческом гении, который "что-нибудь придумает". Он верит в техноутопию.

Как вы думаете, а что по этому поводу думают наши внуки? Ведь вопрос, в общем-то, касается именно их… Не знаете, ведь они еще не родились? Правильно: будущее объективно не проявляется в настоящем и не может влиять на рынок. Спрос и предложение, формирующие цену на рынке, задаются исключительно бездумным настоящим. "Будущее не голосует, оно не оказывается влияния на рынок, его не видно. Поэтому настоящее стало красть у потомков".[199] В хваленых сдержках и противовесах нарушена балансировка…

И ведь это все не простое теоретизирование… Возьмем, к примеру, США – страну, которая возвестила миру о начале нефтяной эры. Страну с богатейшими запасами нефти. Добыча началась в 1860-х, но уже через 100 лет, к 1960-м, экспорт из страны сошел на нет, а с 1970-х США и вовсе стали все больше наращивать импорт. Кто сегодня не слышал о том, как важна для США нефть и ее поставки? А ведь они заливали нефтью весь мир на протяжении 100 лет! Кто бы мог подумать?! Или, например, Индонезия… Страна-участница ОПЕК. Ее нефтяная эра продлилась и того меньше, и теперь "страна-экспортер" почти полностью прекратила экспорт и потихоньку приступила к импорту. Великобритания и Норвегия, открыв 50 лет назад гигантские запасы в Северном море, сегодня уже исчерпали их: Англия почти полностью, Норвегия исчерпает в ближайшие 10-20 лет…

С точки зрения экономической теории и сам человек – ресурс. Трудовой, или, как еще говорят, людской. Определяется количественно (численность этих самых ресурсов) и качественно (возраст, здоровье, образование и производительность труда). Предполагается, что увеличение населения и повышение его производительности, ведущее к росту объема создаваемого продукта – благо. Для капиталистической экономики, ориентированной на рост – безусловно.

Впрочем, не все так однозначно. Во-первых, нетрудно понять, что требующийся для капитализма экспоненциальный рост даже теоретически достигнут быть не может, потому что рано или поздно будет остановлен ограничениями несущей способности площадей. Это касается как численности людей, так и производительности их труда, достигаемой путем применения все более энергоемких механических протезов. Во-вторых, повышение производительности труда на конечном рынке приводит к рабской эксплуатации одних и безработице и обнищанию других: получается, что одного рабочего заставляют работать за десятерых, а десять "освободившихся" выбрасывают на улицу, называя этот нездоровый процесс "повышением производительности труда" и "экономией на издержках производства". Безработные становятся "лишними", поэтому получается, что рост производительности труда противоречит росту численности населения. В-третьих, точно к такому же результату приводит работа механизма роста прибыли: деньги все плотнее концентрируются на вершине пирамиды, и бедняки снизу становятся "лишними" и "выводятся из экономического оборота".

Как мы говорили, с этим пытаются бороться, перераспределяя деньги через налоги и любыми средствами растягивая конечный объем рынка, не в последнюю очередь через наращивание потребления.

Выше мы отмечали, что власть и контроль над информацией суть одно и то же. Административный ресурс и управление общественным мнением приносят деньги, но и деньги могут покупать власть и средства массовой информации. Деньги, власть и информация – одно есть.

Поэтому мы не очень-то и замечаем, как нам потихоньку промывают мозги в плане потребления: есть экономически обусловленная необходимость, и власти через телевизор меняют наше сознание. Мы теперь не просто разделяем идеалы общества потребления, но и сами всеми силами хотим довести это потребление до абсурда. Мы этого желаем сами, и называем это модой, развитостью вкуса и прочими эвфемизмами. На самом деле все это просто прокачка с ускорением ресурсов и продуктов через потребителей для сохранения роста прибыли и поддержания абсурдной хозяйственной системы в рабочем состоянии.

Эффективные инновации, ведущие к увеличению срока службы продуктов, остаются нереализованными. Вводится мода на все одноразовое, на постоянное обновление. Мы должны безостановочно покупать, немедленно признавать это "устаревшим" или "отслужившим" и бежать покупать новое. И покупать все больше. Получается замкнутый круг: экономика требует роста, для обеспечения которого у населения всеми силами стимулируется похоть до вещей и тяга к перепотреблению; на основе наблюдения за оболваненными людьми теоретики делают вывод о "бесконечности" потребностей человека и записывают его в учебники как оправдание для бесконечного роста экономики… Бесконечность потребностей человека – один из фундаментальных мифов капиталистической экономики. Самосбывающийся прогноз…

Но так ли это? Действительно ли наши потребности бесконечны? Вопрос, на самом деле, чисто философский. Духовный. Безусловно, мы нуждаемся в пище, воде и жилище.[200] Но над бесконечностью таких потребностей посмеивались еще Стругацкие при описании модели универсального потребителя в своем романе "Понедельник начинается в субботу". Да и мы обычно осаживаем маленьких детей, которым хочется все на свете, разъясняя им разницу между словами хочу и надо. Теплая квартира, мясо с овощами зимой и фрукты летом – вот наши естественные потребности. Клубника и ананасы зимой, а горные лыжи летом – это обычный детский каприз, инфантилизм. Такой же каприз – паштет из циррозной печени гуся или вино за 1 000 долларов. Наша потребность – переместиться в пространстве, а сделать это именно на джипе последней модели с 6-литровым мотором – баловство. Наша потребность – теплая удобная одежда, а ярлык Кристиан Диор – каприз. И т.д. и т.п.

Но поговорите с автолюбителями – они поголовно мечтают о мощных двигателях. И это в городах, где ограничение по скорости – 100 км/час. Зачем им это? А потому что круто! И должна быть не просто машина, а крупная – потому что круто! Могут еще что-то наговорить про безопасность и проходимость, но все это лишь оправдание своей похоти. Вместо того чтобы пройтись минут 20 пешком и минут 40 проехаться на общественном транспорте, будут часами стоять в пробках, а потом убиваться в спортивных залах. Один человек в 2 тоннах железа и пластика, сжигающего 10-15 литров бесценного топлива в час… Из часа в час, изо дня в день, из года в год…

И машину нужно обновлять – раз в 3 года. Никто и не проектирует долговечные механизмы – все равно бараны-потребители выкинут почти новую машину, обменяв ее на нечто "крутое". Так же поступят с любым электронным устройством – выкинут работающий механизм через полгода-год. А наша манера использовать одноразовую посуду и радоваться этому? Кто не оставлял после себя груду обертки после посещения Макдональдса? Кто радуется "бесплатным" пластиковым пакетам в супермаркетах? Удобно, видите ли…

А ведь все это – не только огромная растрата невозобновляемых ресурсов. В результате прокачки через себя этого потока продуктов человечество оставляет после себя горы мусора… И этот мусор – не менее страшная проблема.

Многие ли задумывались, куда деваются все эти наши отходы? И еще ладно очистки от овощей и бумага… А пластиковая упаковка и всевозможная тара? Автомобильные покрышки, сами старые машины, устаревшая электроника и бытовая техника?...

"Ежегодно американцы используют около 14 миллиардов полиэтиленовых пакетов. Приблизительно по 425 мешков на человека. Пакеты эти разлагаются лет за 10-20, а стоят копейки или же выдаются в магазинах бесплатно. На сегодняшний день в Америке в переработку попадает всего лишь 5% мешков, а 95%, в лучшем случае, закапывается на свалках. В худшем же – уносится ветром куда попало".[201] Помимо общей захламленности пластиковые пакеты, лежащие на земле или плавающие в воде, затрудняют газообмен. На практике это означает, что вода в море перестает насыщаться кислородом и появляются мертвые зоны: пластиковая пленка душит Землю точно так же, как душит человека полиэтиленовый пакет, надетый на голову. Самое плохое во всем этом – "вечность" пластика. "Бутылки пластиковые не разлагаются. Никаким микроорганизмам они не по зубам, оттого и называют такие бутылки "вечными".[202] Вот с годами и накапливаются целые горы пластиковых продуктов нашей жизнедеятельности.

"35 лет назад кому-то в голову пришла "гениальная" идея: затопить использованные автомобильные шины. Они утонули. А расхлебывать последствия придется еще долго. Весной 1972 года некоммерческая группа "Искусственный риф округа Бровард" разработала план по утилизации старых покрышек путем создания из них на морском дне самого большого в мире искусственного рифа, занимающего площадь порядка 150 тысяч квадратных метров! Идея была простой: расширить и разнообразить среду обитания для морских существ (в том числе в интересах спортивной рыбалки), а также сделать альтернативные места для дайвинга. Кроме того, создатели искусственного рифа хотели хоть как-то использовать захламляющие огромные пространства старые шины. За несколько десятилетий было утоплено больше 2 миллионов покрышек, но теперь их придется вытаскивать обратно.

Как ни странно, многих подобный пейзаж совершенно не радует! (фото с сайта netsciencenews.no-ip.org).

Как вам такой отдых? Это в Северной Каролине, после урагана Бонни. Больше всех, наверное, веселились дети (фото с сайта fishingnj.org).

Так называемый Риф Осборна не только не стал приютом для рыб, ракообразных и прочих, но и начал разрушать естественную экосистему".[203]

"Океанские течения образуют крупные водовороты. В этих относительно спокойных местах скапливаются миллиарды тонн мусора, который попадает в океан благодаря людской невнимательности. Большое тихоокеанское мусорное пятно (Great Pacific Garbage Patch или, как его еще называют, Pacific Trash Vortex) образовалось в северной части Тихого океана между Гавайями и Калифорнией. Предполагается, что размеры "мусороворота" превышают удвоенную площадь Техаса, второго по величине после Аляски американского штата".[204] "Плавучий «мусорный остров», в состав которого входят леска, буи, зажигалки, зубные щетки и, главным образом, пластиковые бутылки, часть из которых плавает в воде десятилетиями, расположен приблизительно в 1 600 км к западу от побережья Калифорнии".[205] "Как международный мусор попадает туда? Для того чтобы понять это, достаточно проследить путь пластиковой чашечки от кофе, которую ненароком сдуло ветром, скажем, с берега Сан-Франциско. Легкую посудину подхватывает Калифорнийское течение, которое несет ее к побережью Центральной Америки. Примерно в районе Мексики чашка переходит во власть Североэкваториального течения, которое уходит в сторону Азии. У берегов Японии течение Куросио снова перенаправляет многострадальную чашку-путешественницу на восток. Далее эстафету перенимает Северное Тихоокеанское течение, которое и выносит мусор мимо Гавайских островов к гигантскому "мусоровороту".[206] "Специалисты склонны оценивать проблему объективно и не исключают, что ликвидировать океанскую мусорную свалку уже невозможно. Дело в том, что огромная часть пластмассы представляет собой крошечные фрагменты. Пластик становится ломким под воздействием солнечных лучей и, в конечном счете, рассыпается на очень маленькие частички подобно конфетти. Миллиарды таких частиц плавают чуть ниже поверхности воды, и масштабы такого загрязнения определить еще труднее".[207] "Согласно данным Программы ООН по окружающей среде, около 70% попавшего в океан мусора тонет. Так что пока неизвестно, какие кучи отходов образуются еще и на дне океана и доберутся ли биологи до них когда-нибудь.

Отметим, что не только разложение пластика вредно для окружающей среды. В старые никому ненужные рыболовные сети попадаются морские черепахи и дельфины, что, конечно же, угрожает численности их популяций. Птицы по ошибке скармливают пластиковые куски своим птенцам, которые не только давятся, но и травятся продуктами разложения вредных веществ в организме.

Медузы и некоторые другие существа [в том числе и рыба] путают все то же "конфетти" с планктоном и также заболевают. Постепенно пластик встраивается в пищевые цепи, отравляя все больше морских существ, а вместе с ними и человека!"[208] Но мы этого не замечаем, и человечество с каждым годом все наращивает производство пластмасс, все более распространенными становятся одноразовые продукты…

"Потребительская схема "купил-использовал-выбросил" становится в мире все популярнее, а уж в Америке – так вообще. Там к одноразовым шприцам, подгузникам, посуде и бритвенным станкам уже присоединяются DVD, телефоны и даже компьютеры. Причина для беспокойства – понятней некуда: все одноразовое тут же выбрасывается, мусора становится больше и больше, а Земля-то предназначена для многоразового использования. Меньше выбрасываем – дольше живем. Разовые товары – камень преткновения.

Тем временем, в США даже компьютеры стали в некотором смысле одноразовыми. Согласно данным Национального совета по безопасности, в 1994 году продолжительность жизни компьютера составляла в среднем 4-6 лет. К 2004 году срок сократится до двух лет. По оценкам Американского агентства по охране окружающей среды, 75% от устаревшего компьютерного оборудования осело в туалетах, подвалах и чердаках, поскольку владельцы не знают, что со всем этим делать. 6 миллионов компьютеров и телевизоров собирают пыль в домах жителей одной только Калифорнии! Компьютеры и телевизоры – одни из самых неприятных видов хлама, поскольку компоненты их содержимого могут однажды просочиться в питьевую воду, что скажется на здоровье граждан.

Руководитель организации "Калифорнийцы против мусора" Марк Мюррэй считает, что производителям крайне выгодно выпускать одноразовую продукцию: "Бизнес-модель нашей высокотехнологической промышленности устроена таким образом, чтобы мы продолжали покупать, потреблять и выбрасывать. Вот в чем проблема! Им невыгодно разрабатывать вещи, которые будут служить долго. Главное, чтобы мы выбросили старое и пошли к ним же за новым товаром".[209]

"Оказывается, в пределах трех лет американцы выйдут на новый уровень – они будут выбрасывать в мусорники уже 130 миллионов мобильных телефонов в год. У ученых и экологов такая перспектива вызывает серьезную обеспокоенность, если не сказать панику, ведь эти выброшенные телефоны – ни что иное, как 65 тысяч тонн ядовитых отходов, представляющих опасность для здоровья американцев. Смертельную, в том числе.

Весьма кстати пришлись данные Американской ассоциации телекоммуникаций и Интернета, согласно которым на сегодняшний день в США более 135 миллионов зарегистрированных пользователей сотовых телефонов, и их количество неуклонно растет. В то же время, исследователи из Inform выяснили, что в среднем мобильный телефон "живет" 18 месяцев, после чего либо выбрасывается на помойку, либо оказывается в куче домашнего хлама. По прогнозам рыночных аналитиков, к 2005 году в США будет использоваться не менее 200 миллионов телефонов. При этом около 500 миллионов устаревших мобильников так или иначе будут выброшены. Что делать-то?

Экологи убеждены, что надо бы разработать специальные технологии переработки и утилизации мобильных телефонов, потому как закапывать их или сжигать как обычный мусор очень опасно. Особенно для детей. И вот почему: ядовитые химикаты в батареях и других компонентах, а также мышьяк, сурьма, бериллий, кадмий, ртуть, медь, свинец, никель и цинк – все это вместе и по отдельности может спровоцировать опаснейшие заболевания, например, рак".[210]

Людей отучили думать за всех, каждый сосредоточен только на себе. И мы не замечаем, как действия каждого из нас в совокупности влекут за собой страшные проблемы. Ну кто обращает внимание на "бесплатные" пакетики, выдающиеся на кассах магазинов? А ведь на них расходуется до 4% всей добытой в мире нефти! А кто внимательно присматривается к своей "крутой" электронике? "Подумаешь, ну горит какая-то красная лампочка", – говорят многие люди, отправляющие телевизор в режим ожидания (Stand-by). А англичане подсчитали и прослезились: из-за "спящего" оборудования у них ежегодно впустую расходуется количество энергии, эквивалентное годовой выработке двух электростанций – 7 тераватт-часов плюс выброс 800 тысяч тонн углерода!

Как видим, связанные со Stand-by дикие расходы электричества впустую – глобальная проблема. И решать ее надо комплексно, на самых разных уровнях. Но если на помощь осознанно не придет простой потребитель, не погасит свои "красные лампочки", может ничего не получиться".[211]

Обратим внимание, что все вышеперечисленные проблемы порождены Западом, и даже более конкретно – США. Эпицентром общества потребления, оплотом капитализма.

Однако сейчас очень модно кивать на "экологичность" развитых капиталистических стран: мол, смотрите, какое у них все чистое и зеленое… Неувязка какая-то…

На самом деле все очень просто объясняется.

Во-первых, еще каких-нибудь 30-40 лет назад там города задыхались от дыма и выхлопов, водоемы представляли собой жидкие помойки, территории отравлялись токсичными отходами… А потом случилось "чудо", о котором скажем ниже. Да и сейчас все не так безоблачно, раз уж люди бьют тревогу: на самом деле проблема все равно усугубляется.[212]

Во-вторых, Запад придумал довольно нехитрый фокус, который ныне принято считать "великим достижением Западной культуры": они научились выпихивать отходы за пределы своей территории. Для начала под предлогом экономии издержек и инвестиций в развивающиеся страны они перенесли все грязное производство к другим. Теперь "почетное право" добывать и перерабатывать ресурсы, одновременно захламляя свою территорию отходами и отравляя водоемы и воздух, принадлежит странам третьего мира. На Запад уходит только чистенький готовый продукт в яркой упаковке. Производство большинства товаров потребления также перенесли подальше, куда-нибудь в Азию, и Западу уже даже не надо возиться с обработкой чистого сырья – они опять-таки получат только готовый к употреблению продукт. Все связанные с его производством экологические проблемы достаются кому-то другому.

Да, но на Западе тоже есть производство, даже те же металлургические комбинаты. Да, есть. Но тут опять нехитрый фокус. На самом деле оставшиеся предприятия покрывают лишь небольшую долю потребностей развитых стран, все остальное завозится извне. Эти предприятия работают на привезенной извне чистенькой обогащенной руде. И эти предприятия оборудованы невероятно сложными и дорогими системами очистки воды и воздуха. Такое предприятие никогда не смогло бы выдержать конкуренции, если бы не входило в международные промышленные концерны. За счет высоких зарплат рабочих и дорогих систем очистки такой завод совершенно неконкурентоспособен, но внутри группы деньги можно немного перераспределить. И за счет экономии на системах очистки и зарплатах рабочих где-нибудь в России, Африке или Латинской Америке, корпорация все равно показывает прибыль. Туземцев же приучают гордиться своими мизерными зарплатами и наплевательским отношением к природе под соусом повышения конкурентоспособности. Еще кивают на "культурность": мол, смотрите, какое у них там правильное законодательство об экологии, а у нас – дикость, ничего нет. И даже невдомек, что в системе рыночной демократии эти дикие законы проплачены самими же "цивилизованными и культурными" западниками. Потому что им жизненно необходима помойка, иначе придется гадить у себя.

Выше мы говорили, как работает денежный механизм выкачивания продуктов со всего мира. Именно этот денежный механизм и позволяет забирать у других только готовый продукт, расплачиваясь абстрактными символами. Этот же механизм позволяет делать невероятно дорогие инвестиции в высокотехнологичные системы очистки отходов оставшегося производства и внедрять передовые системы переработки мусора.

Ну сами посудите, что скажет население полуголодной нищей страны на неожиданные инициативы государства по инвестиции сотен миллиардов с трудом заработанных чужих денег на всевозможные фильтры для стоков и разноцветные контейнеры для сбора пластика, металла, бумаги и стекла и соответствующие предприятия по переработке? Особенно учитывая, что продукция этих заводов все равно уходит на экспорт, оставляя народу только горы отходов, а проблема сбора потребительского мусора стоит не очень-то и остро, потому что само потребление находится на крайне низком уровне… А ведь еще постоянно раздаются крики об экономии и повышении конкурентоспособности… Более того, бедное население не может себе позволить покупать дорогие автомобили с высокотехнологичными двигателями (разработка которых тоже требует громадных денег) и системами очистки выхлопов, а промышленность, соответственно, таких и не производит. Бедные люди не могут себе позволить массово заменить окна на эффективные "евростеклопакеты", бедняки не могут улучшить теплоизоляцию своих домов и часто менять климатическое оборудование на более современное и экономичное. И так во всем…

Наконец, в-третьих, мусор открыто или почти открыто просто отправляется "на экспорт". Например, отработанное ядерное топливо за символическую плату только что напечатанными деньгами уходит к туземцам на вечное хранение. Или еще циничнее: собирается устаревшая электроника и бытовая техника, грузится в контейнеры и отправляется куда-нибудь в Африку в качестве "гуманитарной помощи". По сути, это просто способ избавиться от токсичного мусора.

И вот все это называют "чудом" и "развитым экологическим сознанием"…

В общем-то, верно. Оно у них действительно "развито". Потому что потребительское отношение к природе превратило их страны в помойки, и они схватились за головы, их сознание "просветлело". Какие они сделали выводы? Стали меньше потреблять? Нет, как нам такое могло прийти в голову?! Они начали героически сортировать горы своего мусора по категориям, чтобы переработкой небольшой их части создать у себя иллюзию решения проблемы, или же просто выпихнули отходы в другие страны или слили в океан с глаз долой и сделали умильные лица… Наверное, не слышали пословицу, что не там чисто, где метут, а там, где не сорят. Помните, что мы говорили про лицемерие и шизофреническое сознание? Вот лишь одно из его проявлений… Впрочем, с точки зрения всего человечества одно из самых страшных.

 

* * *

 

Итак, что же мы видим?

Да ничего хорошего. Основанная на экспоненциальном процентном росте денежная система образца каменного века требует такого же роста и от реальной экономики, которую она призвана обслуживать. В эпоху промышленного производства и шестимиллиардного населения такой рост приводит ко всё ускоряющемуся потреблению невозобновляемых ресурсов и невообразимым горам мусора и отходов, что в свою очередь ведет к исчерпанию несущей способности занимаемых человеком площадей. В нашем веке глобализации это означает, что человечество достигло пределов роста.

Точнее, пределов нездорового роста, навязанного капитализмом. Капиталистическая система хозяйствования – невообразимо уродливый механизм. Более того, такое хозяйство по определению несамодостаточно, что в рамках одной планеты ведет к катастрофе. Как мы увидели, капиталистическая экономика невозможна без постоянного потока продуктов (товаров и ресурсов), поступающих извне, и постоянного потока отходов и лишних денег, выталкиваемых вовне. Предоставленная сама себе, капиталистическая экономика неизбежно коллапсирует.

Уродливая система деформирует сознание людей и искажает их представления о мире: капитализм держится на самом обыкновенном невежестве. Давайте оглянемся назад и вспомним все, что мы обсуждали в главах этой части. Разве было что-то сложное для понимания? Разве мы когда-нибудь об этом думали? Нет.

Человечество стоит перед очень серьезной проблемой, которая в ближайшей перспективе обещает привести к настоящей катастрофе. Но мы этого не осознаем. Мы бездумно спешим наращивать потребление и обеспечивать рост капиталистической экономики, мы не задумываемся о ресурсах и перенаселенности. Мы вообще ни о чем не думаем. "Здесь вообще все просто так, кроме денег".[213] Меньше знаешь – лучше спишь.

Но есть люди, которые думают. Которые думают за всех. Которые видят проблему.

И собираются ее решить. По-своему.

 

 

И дивилась вся земля, следя за зверем, и поклонились дракону, который дал власть зверю, и поклонились зверю, говоря: кто подобен зверю сему? и кто может сразиться с ним? (Откр.13:3-4)

 

Апокалипсис капитализма.

 

Апокалипсис с греческого переводится как раскрытие, откровение. В сложные, переходные периоды многие явления, скрывающиеся в тени, проступают более четко. Сегодня, когда наша система мироустройства столкнулась с серьезной проблемой и находится в кризисе, мы имеем редкую возможность заглянуть поглубже в суть вещей. Происходит то самое раскрытие. Откровение. Апокалипсис капитализма.

На страницах этой книги мы уже много раз затрагивали феномен власти, и пришло время поговорить об этом еще раз. На этот раз представим себе модель трансформации власти в Европе за последнюю тысячу лет. Обратим внимание, что это именно модель, т.е. максимальное абстрагирование, которое может иметь лишь очень отдаленное сходство с тем, что имело место в реальности. Но все же…

Вспомним, что мы давали определение государству как структуре, выполняющей функции концентрации усилий всех членов общества на решении задач, приносящих опосредованную пользу всем, и где всегда возникает проблема "отлынивания" части сообщества, что несправедливо перераспределяет тяжесть выполнения общего проекта на оставшихся участников. Власть зарождается как функция координации этих общих усилий. Решение о необходимости неких работ и их координации решает вся община сообща, управленца выбирают из самых способных и все вместе его содержат и договариваются между собой исполнять его распоряжения и рекомендации (ведь для того и была учреждена его должность). Управленец – часть целого, общины, и чувствует себя ответственным за всеобщее благополучие. Власть же представляет собой общее решение – народовластие.

Управленец – часть целого, но при этом поставлен вроде бы как над этим целым. Самое интересное, что довольно быстро он теряет ощущение необходимости "держаться группами, коллективно решать проблемы и вместе встречать невзгоды", ведь эти невзгоды как бы обходят его стороной: его содержит община, и в любом случае он получает свое содержание. Как мы говорили, появляется самоощущение индивида. Управленец-индивид мыслит себя невероятной звездой, его просто распирает от собственной значимости и образованности, он начинает смотреть сверху вниз на своих сородичей, усилиями которых он и стал таким знающим и незаменимым. К этому добавляется еще и агрессивная самоуверенность профессиональных военных, которых община содержит для самозащиты. Потеря веры, трансформация людей в индивидов очень быстро приводит к тому, что союз знаний координатора и силы защитника приводит к перевороту: теперь уже власть осуществляют они, а община у них в подчинении и обязана их содержать.

Так власть от народа перешла к военно-административной верхушке – аристократии. Легитимность ей придавал изначальный авторитет виднейших управленцев и военных, представления о передаче выдающихся способностей по наследству в прямых линиях потомков и понимание власти как привилегии, дарованной высшими силами. Все вместе это заставляло людей верить в необходимость подчинения, на которой и основана любая власть.

Ведь, как мы помним, власть – это контроль над информацией. И именно на этом был основан тот удар по устоявшейся системе, который нанесло христианство. Был создан мир, где образование – только религиозное, вся информация – через пастора каждое воскресенье, где вся территория опутана централизованной сетью соборов, храмов и приходов, а власть, соответственно, сосредоточилась в руках Церкви. Ведь только Церковь являлась универсальным посредником между людьми и Богом, только Церковь могла интерпретировать Священное Писание и волю Господа, только Церковь знала Истину. Императоров короновали Папы, и они же могли отлучить от Церкви, т.е., по сути, лишить светскую власть легитимности. Люди были убеждены, что только Бог через Церковь дает право на власть, и так оно и было.

Все это обусловило переход власти от аристократии к духовенству. Впрочем, очень быстро эти две линии срослись, т.к. в высшее духовенство реально могли пробиться только представители привилегированных сословий, которые стали управлять Церковью в чисто политических целях. Но в любом случае высшее духовное лицо считалось наместником Бога на земле, а власть монарха – лишь производной от власти Церкви.

Следующую смену конфигурации властных институтов повлек за собой зародившийся 500 лет назад капитализм…

 

* * *

 

Выше мы говорили, как на рубеже XV и XVI вв. в Европе в связи с захватом колоний начался период экономического роста и финансовой нестабильности: сначала наплыв золота вызвал инфляцию, а затем рост производства и торговли перестал в должной мере обеспечиваться иссякшим потоком драгоценных металлов из колоний. Выход нашли в системе кредита, который привел к созданию частных банков.

Целые народы, например голландцы или англичане, становились торговыми нациями со всеми вытекающими изменениями в психике людей: раздвоением сознания, патологической лживостью, ростом агрессивности и индивидуализма.

Банки с каждым циклом работы процента концентрировали в своих руках все большую экономическую мощь, ведь кредиты обеспечивали им постоянный экспоненциальный рост накоплений. Мало-помалу одеяло экономического влияния перетягивалось на сторону банков, и они начинали подминать под себя не выдерживавшие этой гонки предприятия реального сектора. Довольно быстро экономика государства оказывалась сконцентрирована в руках узкой группы семей. Такая финансовая олигархия обеспечивала экономическое подчинение средств массовой информации и, как следствие, власти…

Первый звонок прозвучал в XVI в. с приходом Реформации: индивиды вырвали бразды правления из рук Церкви, начали нагнетать в сознании населения культ стяжательства и материализма. Остатки наследственной военно-административной власти были ликвидированы начиная с середины XVII в. в череде кровавых буржуазных революций, и у руля через подставных выборных марионеток вставали все те же хозяева денег.

Началось бурное строительство общества по образу денежной пирамиды, где положение человека определяется количеством принадлежащих ему материальных ценностей.

Изменения не так уж сильно бросались в глаза, ведь мы помним, что успешный капиталист в первую очередь – обманщик. Для людей сохранялась видимость неизменности: христианство заменили на протестантский иудо-сатанизм, а аристократы превратились в самых свирепых капиталистических эксплуататоров: вспомним хотя бы Огораживания в Англии. Но с виду все было на месте: и церкви, и аристократы…

Стремящаяся к росту капиталистическая система рано или поздно выходит на естественные государственные границы, после чего начинается захват колоний и конкуренция олигархических группировок различных стран за место под солнцем: капитализм переходит в стадию империализма.

Вот на этом моменте остановимся и обратим внимание на одну важную вещь: в капиталистическом обществе приветствуется конкуренция индивидов и групп между собой, но на верхушке пирамиды, в среде правящей финансовой олигархии, царит семейная круговая порука. Да, они там тоже грызутся между собой, но не больше, чем волки внутри одной стаи. Главное, что при встрече с чужаками такие олигархические стаи выступают единым фронтом.

И какая же стая была наиболее успешной, наиболее агрессивной и коварной? Олигархи какой страны вышли победителями в войне всех против всех?

 

* * *

 

Для ответа на этот вопрос хватит общих знаний по истории. Вспомним основных геополитических игроков на протяжении последних 500 лет. Это Испания, Португалия, Франция, Голландия, Англия, Швеция, Австрия, Германия, США, Турция, Япония и Россия. И евреи.

Итак, по порядку. Испания и Португалия тонут в золоте, награбленном в Америке, становятся сверхдержавами XVI века, но сами не поднимают промышленность, а предпочитают закупать все у других – голландцев и англичан. А у тех как раз зарождается капитализм под маской протестантской Реформации. Уже в XVII в. окрепшие Голландия и Англия начинают соперничество с Испанией и Португалией, наносят им несколько неприятных поражений и добивают "грабежом торговлей". Морское и торговое соперничество Голландии и Англии между собой к XVIII в. заканчивается победой последней. И опять инструментом удушения выступает торговля. Отметим новый стиль борьбы – торговля. Проигравшие входят в систему производства-потребления выигравшей стороны, занимая место в основании пирамиды выкачивания прибыли.

Взмывшая к вершинам могущества в результате Тридцатилетней войны 1618-1648 гг. протестантская Швеция устранена с арены борьбы уже в первой половине XVIII в. русским императором Петром I. В процессе "прорубания окна в Европу" мы убрали опасного конкурента англичан. На протяжении XVIII и XIX вв. Россия практически в одиночку уничтожила как сверхдержаву и Турцию.

Конец XVIII и начало XIX веков отмечены схваткой не на жизнь, а на смерть между Англией и Францией. Поддержавшая было Францию Россия Павла I неожиданно теряет императора в результате устроенного англичанами переворота, и на сцену выходит враждебная Франции Россия Александра I. В результате кровавой каши, заваренной из Лондона, Франция терпит сокрушительное поражение от России, теряет колонии в Индии и Америке в пользу Англии и сходит с мировой арены. Точнее, она по-прежнему фигурирует среди великих держав, но только лишь как сателлит Великобритании.

1815 год, год поражения Франции, замечателен во многих отношениях. "В 1815 году Джеймс Ротшильд, наследник французской ветви Ротшильдов, "стоил" 600 млн. французских франков, что на 150 млн. франков превышало капитал всех остальных банков Франции, взятых вместе. <…> Ряд историков пишет о том, что в течение нескольких часов после битвы при Ватерлоо [18 июня 1815 г.] Натан Ротшильд захватил контроль не только над английским рынком правительственных облигаций, но и над Банком Англии. Получила ли семья Ротшильдов контроль над первым и крупнейшим в мире частным центральным банком самой могущественной державы того времени или нет, одно можно сказать с определенностью – к середине XIX века Ротшильды стали богатейшей семьей мира".[214]

Натан и Джеймс Ротшильды – родные братья, внуки франкфуртского ювелира-еврея Анхеля Мозеса Бауэра, сын которого, Майер Анхель, сменил фамилию на Ротшильда. Тут мы непосредственно сталкиваемся с еще одной силой на мировой арене – евреями.

Мы уже много говорили об этом в первой части книги, так что сейчас подчеркнем лишь некоторые важные для понимания моменты. Во-первых, евреи всегда существовали как единая организованная сила, несмотря на их рассеяние по всей Европе, а затем и всему миру. Ведь евреи – избранный народ, противопоставленный тупым гоям. На протяжении столетий евреи держались обособленно, концентрировали свою жизнь в рамках гетто и практически не имели смешанных браков. Власть тоже присутствовала – через систему синагог и раввинов. Евреи всегда были государством в государстве с жесткой иерархией и следовали только своим интересам. Во-вторых, евреи исторически занимались ювелирным делом и ростовщичеством, торговлей и оказанием всевозможных квалифицированных услуг: юридических, бухгалтерских, медицинских. Ростовщичество было повсеместно презираемым занятием, и у еврейских ювелиров практически не было гоев-конкурентов. А вот не очень-то умная и разборчивая военно-религиозная аристократия гойских народов не гнушалась занимать деньги у евреев для финансирования своих авантюр и прихотей. Монарх, занявший под процент, по-рыцарски считал делом чести вернуть долг, перекладывая это бремя и процентное ярмо на плечи своих подданных через повышенные налоги. А с каждым циклом работы процента ростовщики концентрировали в своих руках все большую экономическую мощь… И эта мощь к концу XVIII в. стала столь значительной, что один "французский исследователь XVIII века выразил свое отношение следующим образом: "В Европе существует только одна власть – это власть Ротшильдов".[215]

В 1815 г. английские Ротшильды финансируют окончательный разгром Франции при Ватерлоо, а их французские родственники, неимоверно разбогатевшие за время Наполеоновских войн, ничего не делают для спасения "своей" страны. Почему? Потому что ставка, по всей видимости, была сделана на англосаксов.

Более двухсот лет развития капитализма и протестантской этики оставили неизгладимый отпечаток на англичанах. Во-первых, пуритане считали себя также избранным народом наравне именно с иудеями. Во-вторых, опирающиеся в своей религии в основном на Ветхий Завет/Танах англичане принимали евреев с большим уважением, нежели, например, католики Франции. И, в-третьих, островитяне, следующие в своих воззрениях капиталистическим концепциям стяжательства и роста, за два века превратили свое общество в денежную пирамиду: положение и достоинство человека определялось исключительно через размер его богатства.[216] Элита англичан, максимизируя свою прибыль, превратилась в бездушных, насквозь лживых, агрессивных, жестоких и лицемерных подонков – бестий. В общем, с иудейской элитой они нашли полное взаимопонимание. На богатого еврея смотрели как на достойного человека, а религия даже способствовала уважительному принятию евреев в обществе. Так что евреи выбрали симбиоз именно с англосаксами.

Английские капиталисты приняли такое положение вещей благосклонно, полагая, что богатые евреи будут способствовать росту могущества страны (а это уже была ошибка, потому что евреи плевать хотели на гойские страны, на которых они паразитируют, и помогают только до тех пор, пока это выгодно им самим[217]), но не учли одну вещь… Британцы основывали свое господство на торговле и промышленности, которые давали солидную прибыль. Да, в их обществе шла концентрация богатства наверху. Казалось бы, у евреев то же самое. За одним маленьким исключением: евреи занимались ростовщичеством и биржевой игрой, и их прибыли росли по экспоненте. Сначала они не шли ни в какое сравнение с прибылями промышленников, но с каждым циклом работы процента значение и влияние финансового блока по отношению к промышленному росло. А это значит, что в денежной пирамиде английского общества рыночной демократии реальная власть постепенно переходила к банкирам, а банкирами были евреи…

Итак, в 1815 г. Натан Ротшильд перехватывает контроль над финансовой системой Великобритании, которая наносит окончательное поражение Франции, где финансы контролирует его родной брат – Джеймс Ротшильд. Еще три брата держат под контролем Вену, Франкфурт и Неаполь. В 1868 г. еврей Беньямин Дизраэли становится уже премьер-министром Великобритании. Он же возглавляет королевство с 1874 по 1880 гг., и как раз в это время начинается массовая иммиграция евреев в Англию.

А что же происходит в другой англосаксонской стране, которая расположилась в Америке? Да то же самое. Вспомним известные имена финансистов США: Пол Варбург, Бернард Барух, Якоб Шифф, Абрам Кун и Соломон Леб, братья Леманы, братья Саломон… Крупнейший "туземец" в банковском бизнесе США – Джон П. Морган, и тот оказался "лишь слугой Ротшильдов. Как только завещание Моргана было предано огласке, раскрылось, что он владел лишь 19% своих компаний".[218]

А люди все видные… Возьмем, к примеру, Пола Варбурга. Происходит из старинного еврейского рода немецких банкиров (как и Ротшильды), родился в Гамбурге и потом переехал в США. "1 октября 1895 года Пол Варбург женился на Нине Лёб, дочери Соломона Лёба, одного из основателей Kuhn, Loeb & Company. Таким образом, он стал свояком директору Kuhn, Loeb & Co. Якобу Шиффу, который был женат на Терезе Лёб".[219] А Якоб Шифф сам из старинного еврейского рода немецких банкиров. Во Франкфурте в конце XVIII в. семьи Ротшильдов и Шиффов делили один особняк на двоих. Так что все свои, из одной синагоги. Пол Варбург, кстати – главный идеолог создания Федеральной Резервной Системы (ФРС) США. Той организации, которая с 1913 г. контролирует денежную систему США, потому что именно она занята выпуском доллара США, а с 1944 г. – всю денежную систему мира. Среди владельцев ФРС почти наверняка фигурируют все вышеперечисленные семьи.

А как к такому захвату власти отнеслись коренные англосаксы? Ну, простые люди ничего не заметили, а вот промышленники… "Мы не против того, чтобы занимать деньги, мы также и не против банкиров. Мы только против попытки поставить кредит на место работы. Мы против всякого банкира, смотрящего на предпринимателя, как на предмет эксплуатации, т.е. как на объект ростовщического паразитизма", – говорил Генри Форд.[220] Тот самый Генри Форд, который изобрел конвейер, создал автоиндустрию, стремился заботиться о своих рабочих и написал книгу "Международное еврейство", за что банкиры чуть не угробили его бизнес… Не очень-то был рад и Дуглас Рид, когда писал свой "Спор о Сионе". Но поздно: капитал контролирует СМИ, а ценности англосаксов полностью завязаны на обладании деньгами. Все англосаксонские страны оказались под плотным контролем.

Например, еврей Бернард Барух, сделавший состояние на биржевых спекуляциях, начал активное проникновение в политическую жизнь США в 1912 г., когда "своими деньгами он поддержал Вудро Вильсона в его президентской компании". Того самого Вудро Вильсона, который в 1913 г. подписал Закон о создании ФРС, передав тем самым всю власть в государстве в руки банкиров (Морганов-Ротшильдов, Варбургов, Шиффов и т.д.). "В благодарность за это Вильсон назначил его в ведомство национальной обороны. Во время Первой мировой войны он стал главой Военно-Промышленного Комитета и сыграл ключевую роль в переориентировании американской промышленности под военные нужды. После Первой мировой войны работал в Высшем экономическом совете Версальской конференции и был личным экономическим советником президента В. Вильсона. После Вудро Вильсона он оставался неизменным спутником президентов Уоррена Гардинга, Герберта Гувера, Франклина Рузвельта и Гарри Трумэна".[221] Это вся первая половина XX века. А с 1934 по 1945 гг. министром финансов США являлся еще один еврей – Генри Моргентау. Тот самый автор "Плана Моргентау", который предусматривал расчленение Германии, переход важных промышленных районов под международный контроль, ликвидацию тяжелой промышленности, демилитаризацию и превращение Германии в аграрную страну.

В общем, банковские дома тесно повязали Англию и США. В эту же связку угодила и Франция. Все страны с т.н. демократической системой пали к ногам власти денег.

Оставались наследственные монархии: Россия, Австрия и объединенная Бисмарком Германия. Каждая сама по себе – соперница Великобритании. Более того, в России для евреев была установлена черта оседлости (видимо, понимали, к чему может привести свободное "творчество" "избранного народа"), а в жесткой сословной системе Германии власть отказывалась ускользать в карманы банкиров…

С конца XVIII в. основным конкурентом Англии стала Россия. Первый удар наносится сразу же: в 1801 г. английское посольство финансирует и координирует заговор с целью убийства императора Павла I и разрыва намечающегося Русско-Французского союза против Соединенного королевства. Далее на протяжении всего XIX в. всевозможные вольнодумцы, бунтари и провокаторы будут находить дружеский прием и щедрую помощь у англичан. Вспомним хотя бы, что все первые съезды РСДРП проводились именно в Лондоне. В Лондоне же творил небезызвестный еврей Карл Маркс, сочинивший книгу, содержащую абсурдную социально-экономическую теорию, и очень преуспевший в разжигании социальной напряженности в странах-конкурентах Англии: Германии, Австрии и России.

Последнее – самое поразительное. Вспомним, кто творил революции: Клара Цеткин, Роза Люксембург, Карл Либкнехт, Лев Бронштейн (Троцкий), Яков Свердлов, Лев Розенфельд (Каменев), Бела Кун и т.д. Деньги получали от Якоба Шиффа через Кун, Леб и Ко. (Тот же Якоб Шифф в 1905 г. всеми силами помогал Японии получить громадные деньги для войны с Россией). Троцкий прибыл в Россию из США, будучи их гражданином. Да и вообще, все революционные правительства что в России, что в Германии, Австрии или Венгрии – одни евреи. Проплаченные еврейскими банкирами из Англии или США… Просто поразительно. Что за удивительная избирательность у "патриотичных" евреев Германии и России? Ведь, казалось бы, самая страшная капиталистическая эксплуатация как раз у англосаксов…

Но вернемся назад, в самое начало XX в. Стремительно набирающая силу Германия бросает открытый вызов Англии. Финал известен: Россия натравливается на Германию, как когда-то на Францию, выносит на своих плечах всю тяжесть борьбы, а победу между собой в Версале делят Англия, США и Франция. Точнее, Англия все забирает себе. В России и Германии – хаос и красный террор под предводительством еврейских комиссаров в пыльных шлемах. Но, как оказалось, это еще не полная победа…

В России к власти приходит Иосиф Сталин. Старую революционную гвардию, особо отличившуюся в расправах над русским народом[222], решительно и жестко убирают, и СССР превращается в Красную Империю. Немедленно при поддержке американских банкиров к власти в разоренной Германии приходит Адольф Гитлер. Поставленный для определенных целей, Гитлер все же рискнул повести свою собственную игру, и Германия на несколько лет снова стала независимой. Но инерция системы была слишком велика, и Россия с Германией снова сцепились во взаимоистребительной схватке. Германия лежит в руинах, 7,5 миллионов убитых. СССР лежит в руинах, 27 миллионов убитых. Япония лежит в руинах, 2,5 миллиона убитых.

Англия и США целы и невредимы, 0,7 миллионов убитых на двоих. И получают власть над всем миром через доллар США и контроль над международными организациями: ООН, ГАТС (ВТО), МВФ, ВБ, НАТО и т.д. Германия и Япония подключаются к англосаксонской империи на "французских правах".

Полуфинал закончился, в финал вышли русские (со сломанным марксистской идеологией сознанием и разрушенной германской войной экономикой) и англосаксы. Пока Сталин занимается восстановлением страны, наши "друзья" делают немедленный выпад: У. Черчилль произносит знаменитую речь в Фултоне (5 марта 1946 года, всего через 6 месяцев после окончания Мировой войны (2 сентября 1945)!!!). О чем же говорит эта жирная скотина?

"Мы не можем закрыть глаза на то, что свободы, которые имеют граждане в США, в Британской империи, не существуют в значительном числе стран, некоторые из которых очень сильны. В этих странах контроль над простыми людьми навязан сверху через разного рода полицейские правительства до такой степени, что это противоречит всем принципам демократии. Единственным инструментом, способным в данный исторический момент предотвратить войну и оказать сопротивление тирании является «братская ассоциация англоговорящих народов. Это означает специальные отношения между Британским содружеством и Империей и Соединенными Штатами Америки»".[223]

Про свободу русским людям говорит раб власти денег, руководитель страны, которая неимоверной жестокостью, подлостью и "грабежом торговлей" создала мировую империю, базирующуюся на порабощении и присвоении ресурсов всего мира. Не забывает он подчеркнуть и тот факт, что единственным избранным народом "в данный исторический момент" являются англосаксы…

"От Штеттина на Балтике до Триеста на Адриатике, через весь континент, был опущен «железный занавес». За этой линией располагаются все столицы древних государств Центральной и Восточной Европы: Варшава, Берлин, Прага, Вена, Будапешт, Белград, Бухарест и София, все эти знаменитые города с населением вокруг них находятся в том, что я должен назвать советской сферой, и все они, в той или иной форме, объекты не только советского влияния, но и очень высокого, а в некоторых случаях и растущего контроля со стороны Москвы… Коммунистические партии, которые были очень маленькими во всех этих восточноевропейских государствах, были выращены до положения и силы, значительно превосходящих их численность, и они стараются достичь во всем тоталитарного контроля".[224]

Каждый судит по себе. Эту бестию бесит то, что контроль идет не из Лондона и Вашингтона, а из Москвы. Потому что не будь коммунистической партии, там бы уже были "миротворцы", доллар США, а также "общечеловеческие ценности" либерального маммонизма и продажной демократии англосаксонского разлива.

14 марта И. В. Сталин в интервью "Правде" поставил Черчилля в один ряд с Гитлером и заявил, что в своей речи тот призвал Запад к войне с СССР, а также обвинил его в расизме: "Следует отметить, что господин Черчилль и его друзья поразительно напоминают в этом отношении Гитлера и его друзей. Гитлер начал дело развязывания войны с того, что провозгласил расовую теорию, объявив, что только люди, говорящие на немецком языке, представляют полноценную нацию. Господин Черчилль начинает дело развязывания войны тоже с расовой теории, утверждая, что только нации, говорящие на английском языке, являются полноценными нациями, призванными вершить судьбы всего мира. Немецкая расовая теория привела Гитлера и его друзей к тому выводу, что немцы как единственно полноценная нация должны господствовать над другими нациями. Английская расовая теория приводит господина Черчилля и его друзей к тому выводу, что нации, говорящие на английском языке, как единственно полноценные должны господствовать над остальными нациями мира".[225] Просто поразительно! Сталин ведь все прекрасно понимал и о сути речи, и об истоках режима Гитлера, и о характере англосаксонских "избранных" рабовладельцев… "По мнению бывшего президента США Рональда Рейгана, из Фултонской речи родился не только современный Запад, но и мир на нашей планете. Сам Черчилль назвал эту речь самой важной во всей его карьере".[226]

Итак, железный занавес был опущен с Запада. Ровно через год, 16 апреля 1947 г., еврейский суфлер американского руководства Бернард Барух первым в мире возвестил о начале "холодной войны", употребив этот термин в речи перед палатой представителей Южной Каролины для обозначения конфликта между США и Советским Союзом.[227] Грубо говоря, был дан свисток к началу финального матча на "великой шахматной доске", которой отныне являлся весь Земной шар…

С историей этой финальной игры наше поколение более-менее хорошо знакомо. Опять откуда ни возьмись в СССР появились "диссиденты", все как на подбор либо евреи, либо блаженные русские интеллигенты с женами-еврейками.[228] Перелом же наступил в 70-х годах, когда с 1968 по 1982 гг. КГБ СССР возглавил Юрий Андропов – тщательно скрывавший свое происхождение сын Вэлва (Владимира) Либермана и Гении (Евгении) Файнштейн, взявший измененную на русский лад фамилию второго мужа матери, моздокского грека Андропулу. Хитрая, скрытная бестия. На протяжении 14 лет безопасность русского государства была поручена этому индивиду. А с 1982 по 1984 г. Андропов так и вообще встал у руля СССР.

Как можно охарактеризовать период с 1968 по 1984 гг.? Коротко – застой. Такое чувство, что кто-то специально гноил пропагандистский аппарат СССР, органы безопасности умудрялись в упор не видеть тотальное разложение партийной верхушки.

Какая бывает безопасность? Внешняя (военная), внутренняя (охрана общественного порядка), ресурсная (в первую очередь продукты питания и полезные ископаемые), финансовая, информационная. Приглядимся к результатам деятельности этого борца за безопасность "своей родины". Армия оставалась сильной, но к 80-м была втянута в Афганскую авантюру и была насквозь поражена отторжением официальной пропаганды. Органы правопорядка внутри ничего не могли сделать с валом коррупции, захлестнувшим страну. С ресурсами все стало совсем плохо: сделав ставку на экспорт нефти и газа, страна все больше губила собственное сельское хозяйство. Без переизбытка нефти СССР еще мог держаться, но без еды – нет. В этом отношении мы были поставлены в полную зависимость от своего злейшего врага – США. В такую же зависимость стала попадать и финансовая сфера СССР, все более нуждающаяся в долларе США…

Но хуже всего было с безопасностью информационной. Лишившись собственной идеологической основы, население пало жертвой массированной информационной атаки с Запада. Страну стали захлестывать семантические коды врага: то самое насаждение культа секса, насилия, садизма, предательства, хамства, пьянства и ненависти к русскому народу…

Точку в этом процессе поставили 2 года правления Юрия Андропова. "В первые месяцы своего правления он провозгласил курс, направленный на социально-экономические преобразования. В некоторых городах СССР силовые органы стали применять меры, жесткость которых в 1980-е годы населению показалась необычной. Например, в Ленинграде в рабочее время стали проводиться милицейские облавы в кинотеатрах, крупных универмагах и других местах скопления людей, во время которых тотально проверялись документы с целью выявить прогульщиков работы. В начале 1983 г. были повышены цены на многие товары, но на водку цена снизилась. При Андропове начался массовый выпуск лицензионных грампластинок популярных западных исполнителей тех жанров (рок, диско, синти-поп), которые раньше считались идеологически неприемлемыми. Политическая и экономическая система оставалась неизменной. А идеологический контроль и репрессии против инакомыслящих ужесточились".[229]

Итак, Перестройку в СССР на самом деле начал именно Ю. Андропов. А М.С. Горбачев, между прочим, протеже и ставленник Андропова, просто продолжил его курс. Спокойно наблюдавший за разложением общества председатель КГБ неожиданно развертывает по всей стране настоящие репрессии, удивляющие народ своей жестокостью. Это закручивание гаек через несколько лет, уже при Горбачеве, даст лишний аргумент диссидентам орать о тираническом режиме, душащем свободу (а простые люди будут реально опасаться "вернуться в ТО время"). Цены на товары повышаются, но водка дешевеет: народ с ускорением спаивают, чтобы через несколько лет резко отобрать бутылку и вызвать взрыв опохмельного возмущения, направленного против СССР. При этом реально Андропов не трогает ущербную политическую и экономическую систему, зато настежь открывает окна страны для проникновения западной поп-культуры, несущей семантические коды врага. Все, почва для Перестройки Горбачева готова. Население запугано, пьяно, беднеет, хочет перемен под звуки "Wind of Change"… И, самое страшное, подорвана легитимность советского строя: люди начинают сомневаться в необходимости подчиняться КПСС и все больше прислушиваются к "аналитикам" и "экспертам" врага.

Затем наступает Перестройка, целенаправленный развал хозяйственной системы СССР, проводимый по "передовым западным образцам", опереточный путч, переворот, Беловежские соглашения, развал СССР, демонтаж промышленности. Население погружается в нищету и начинает вымирать. Страна встраивается в глобальный мировой порядок англо-саксонского капитализма. А наблюдают за этим евреи в новом "демократическом" правительстве. И наши новые англосаксонские "партнеры"… Все, финал окончен.

Победителями объявляется стая англо-иудейских финансовых олигархов.

 

* * *

 

Полагаю, сама идея единой мировой власти многим покажется параноидальным бредом человека, помешанного на теории заговора. Но давайте все же рассмотрим эту идею со всех сторон. Недавно я вычитал у Н. Старикова любопытный анекдот, который он приводит в качестве аргумента для скептиков:

"Стоят две коровы. Одна говорит:

– Ты знаешь, у меня есть подозрение, что нас доят, чтобы пить наше молоко, а потом они нас убивают и съедают!

– Да брось ты эту конспирологию, над тобой уже все стадо смеется!"

Есть ли у людей заговор против коров? Нет. Ничего личного, просто есть хочется.

Это с одной стороны. А с другой… Что, собственно, такого в самой идее единой власти на всем Земном шаре? Да ничего. Она всегда была, есть и будет. Еще Александр Великий вел греков в битвы с общим намерением объединить все народы в границах одной империи, тем самым навсегда прекратив войны и обеспечив всеобщее процветание. Ну а мы сами, советские люди, разве не мечтали и не боролись за освобождение трудящихся от гнета по всему миру? Разве не было на нашем гербе изображения Земного шара? Победа коммунизма во всем мире – вот будущее нашей мечты. Так чем же другие такие же мечтатели хуже?

Вспомним купюру в 1 доллар США… Там изображена пирамида со Всевидящим Оком на вершине, а под пирамидой идет надпись: "Novus Ordo Seclorum", что означает "Новый Порядок навеки (на века)". Эта идея была сформулирована даже раньше 1776 г., когда надпись поместили на Большую Печать Соединенных Штатов… И это тот самый доллар, который выпускается ФРС, контролируемой не в последнюю очередь Ротшильдами. Теми самыми, которые не без оснований как-то заявили: "Дайте мне контролировать выпуск денег в государстве, и мне нет дела до тех, кто пишет его законы".

Как мы помним, замысел прекрасен – объединить все человечество в единую строго научно обусловленную систему с целью всеобщего процветания (в специфическом зверином понимании всеобщности как закона джунглей для всех, а процветания – как выживания сильнейших). В этой системе будет и конкуренция, и естественный отбор. Прекрасный мир Великого Архитектора, населенный сильными и свободными бестиями! И их рабами.

Как мы уже говорили, те мечтатели, которые стремятся к такой всеобщности (под знаками пирамиды и звезды) – вполне сознательные сатанисты.

"То, что имею сказать Тебе, все Тебе уже известно, я читаю это в глазах Твоих. И я ли скрою от Тебя тайну нашу? Может быть, Ты именно хочешь услышать ее из уст моих, слушай же: мы не с Тобой [Христом], а с НИМ [Сатаной], вот наша тайна! Мы давно уже не с Тобою, а с НИМ, уже восемь веков. Ровно восемь веков назад как мы взяли от него то, что Ты с негодованием отверг, тот последний дар, который он предлагал Тебе, показав Тебе все царства земные: мы взяли от него Рим и меч кесаря и объявили себя царями земными, царями едиными, хотя и доныне не успели еще привести наше дело к полному окончанию. Но кто виноват?

О, дело это до сих пор лишь в начале, но оно началось. Долго еще ждать завершения его, и еще много выстрадает земля, но мы достигнем и будем кесарями и тогда уже помыслим о всемирном счастии людей. А между тем Ты бы мог еще и тогда взять меч кесаря. Зачем Ты отверг этот последний дар? Приняв этот третий совет могучего духа [Сатаны], Ты восполнил бы все, чего ищет человек на земле, то есть: пред кем преклониться, кому вручить совесть и каким образом соединиться наконец всем в бесспорный общий и согласный муравейник, ибо потребность всемирного соединения есть третье и последнее мучение людей.

Всегда человечество в целом своем стремилось устроиться непременно всемирно. Много было великих народов с великою историей, но чем выше были эти народы, тем были и несчастнее, ибо сильнее других сознавали потребность всемирности соединения людей. Великие завоеватели, Тимуры и Чингиз-ханы, пролетели как вихрь по земле, стремясь завоевать вселенную, но и те, хотя и бессознательно, выразили ту же самую великую потребность человечества ко всемирному и всеобщему единению. Приняв мир и порфиру кесаря, основал бы всемирное царство и дал всемирный покой. Ибо кому же владеть людьми как не тем, которые владеют их совестью и в чьих руках хлебы их. Мы и взяли меч кесаря, а взяв его, конечно, отвергли Тебя и пошли за НИМ".[230]

В общем, идея мирового правительства витает в воздухе очень давно. Сын уже известного нам отца ФРС Пола Варбурга, Джеймс Пол Варбург, на сенатских слушаниях 1950 г. обронил получившую известный резонанс фразу: "Мы должны иметь мировое правительство, нравится это вам или нет. Вопрос лишь в том, добьемся ли мы этого силой или миром".[231]

А что, как не идею мирового правительства привез в Версаль ставленник Баруха и родоначальник ФРС Вудро Вильсон под видом Лиги Наций? Потом та же идея воскресла в 1944 г. в форме Организации Объединенных Наций, НАТО, Международного Валютного Фонда, Всемирного Банка и т.д. Это уже и Правительство, и Армия, и Центральный Банк. Полный комплект. И все, разумеется, для блага всего человечества.

Впрочем, это все видимая сторона вопроса. Но есть же и теневая. Как можно охарактеризовать клуб, в котором встречаются люди, контролирующие выпуск денег, производство, СМИ, занимающие должности президентов и министров? Обладающие всей полнотой информации обо всем, происходящем в мире? Причем не всех стран, а всего лишь 5-10 ведущих. Если эти ребята что-то решат за чашкой кофе, то они так и сделают. Нас заставят силой (президент – верховный главнокомандующий), заставят через рукотворный финансовый кризис (возьмут, и остановят поток кредитных денег, или поднимут ставки процента до небес) или же просто промоют мозги через СМИ, и мы сами захотим того же. И тут даже не в масонах дело. Есть же Большая Семерка (англосаксонские Англия, США, Канада и их сателлиты: Италия, Германия, Франция и Япония), есть встреча ведущих экономистов в Давосе. Есть ООН, НАТО, ВТО и т.д. и т.п. И есть еще невидимая сеть владельцев банков, связанных семейными, клановыми и религиозными узами.

Можно возразить, что о единой власти и речи быть не может, ведь мы видим постоянную конфронтацию между странами! Но на самом деле надо отличать реальный конфликт от виртуального спектакля.

Допустим, по телевизору передают пафосный парад военной техники, а пара бомбардировщиков уходит в полет над морем. Что это может быть?

Возможно, это гордый, сильный и независимый народ показывает своим врагам, что готов защищать свой дом до последнего. Армия сильна, промышленность мощна. А летчики совершают очередной облет моря с целью разведки, да и вообще просто налетать часы, чтобы не терять квалификацию. Обычная каждодневная рутина сильной страны.

А может быть и другое: в умирающем под пятой оккупационного режима некогда великом государстве растет возмущение народа, а олигархам страны-оккупанта нужен хороший предлог для вытягивания из собственного населения дополнительных денег. Поэтому правители-марионетки сгоняют со всей страны остатки былой военной мощи, на скорую руку их ремонтируют и красят и под оглушительные фанфары прогоняют парадом перед сотнями телекамер. Точно так же в полет уходит пара самолетов, о чем будут трубить все СМИ. В народе просыпается забытая гордость, и он на время успокаивается. Не важно, что на площади показали чуть ли не все, что осталось, а летчики после этого демонстративного полета опять месяцами не увидят неба… Главное, усмирили, усыпили население. А олигархи врага получили прекрасный повод тыкать жирными пальцами в экраны телевизоров и требовать увеличения военных расходов под предлогом "красной, русской и т.д. угрозы". Такой "конфликт" – просто грамотный спектакль.

Впрочем, может быть и еще один вариант. Всегда существует опасность, что поверженный некогда могущественный противник сможет снова подняться и бросить вызов врагам. Поэтому надо сначала расчленить его государство на маленькие части, а затем под любыми предлогами создать конфликтные ситуации между этими частями, чтобы население приучилось ненавидеть своих братьев-соседей. Таким образом создаются дополнительные препятствия на пути возрождения великой державы. Все просто: разделяй и властвуй.

Большинство конфликтов, которые мы каждый день видим по телевизору – просто кукольный спектакль. Кукловоды по обе стороны одни и те же.

 

* * *

 

Итак, в 1991 г. победа досталась англосаксам, а Фрэнсис Фукуяма поспешил возвестить миру о конце истории (мол, жизнеспособных альтернатив либеральной идее, т.е. англосаксонскому миропорядку, не осталось). И что же мы видим? Весь мир загоняется в единую денежную пирамиду англосаксонского образца.

Как раз в 90-х годах стартовала глобализация – встраивание стран в единый международный механизм. Господствующая экономическая доктрина – рыночный либерализм англосаксонского образца. Система правления – принятая у англосаксов продажная демократия. Общая валюта – доллар США (или контролируемый теми же кланами банкиров Евро). Новости все мировые СМИ (тоже, кстати, из США или Великобритании) черпают из созданного на английские деньги информационного агентства еврея Рейтера. Торговля регулируется ВТО, мировые финансы – МВФ и ВБ. Во всех трех организациях ведущая скрипка принадлежит США. Самое престижное образование и профессиональные квалификации – англосаксонские.

В общем, более-менее ясно, кто сегодня хозяин на планете.

И власть этого хозяина тотальна. Достаточно просто поставить себя на место господствующей финансовой олигархии… Если ты контролируешь мировые деньги, то с самого детства можешь посвятить себя исключительно искусству управления. Более того, ты имеешь доступ ко всей достоверной информации о мире: через спецслужбы контролируемых тобой государств и новостные ленты принадлежащих тебе СМИ. Собственно, именно ты сам и определяешь, что из всей этой информации можно сообщить подданным, а что не стоит (чем закрепляешь свою власть среди созданных тобою же дезинформированных слепых котят). У тебя не только длинные уши, но и длинный язык, ведь ты можешь навязать свое мнение через СМИ. У тебя длинные руки: через спецслужбы и армии контролируемых государств. Да и частные спецслужбы весьма эффективны. Ты контролируешь все: души, благосостояние и безопасность людей. Ты можешь забрать деньги из экономики и создать кризис, а можешь организовать экономический подъем; можешь через СМИ и марионеточные правительства натравить один народ на другой, а можешь и помирить врагов; можешь душить страны и сокращать население, а можешь обеспечивать невиданный расцвет. Ты все знаешь, ты можешь все, что захочешь. Ты – бог.

А что же хотят эти "боги"? Чтобы лучше понять этих людей, надо перечитать главы о евреях и англосаксах из первой части этой книги, а также вспомнить все, что мы говорили о миропонимании индивидов. Эти люди – не боги. Они – бестии, интеллектуальные животные. "Избранный" народ Зверя.[232]

Они в курсе всех мировых проблем, о которых мы только что говорили. И у них есть единый план решения. А также воля и средства, чтобы его осуществить.

 

* * *

 

В 1972 г. увидел свет знаменитый доклад Римского клуба "Пределы роста", в котором на основе построения компьютерных моделей был дан анализ пяти основных глобальных процессов: быстрой индустриализации, роста численности населения, увеличивающейся нехватки продуктов питания, истощения запасов невозобновляемых ресурсов и деградации природной среды. Всего того, о чем мы говорили в предыдущей главе.

В докладе было также предложено решение проблемы – так называемая доктрина "нулевого роста". Она включает в себя жесткий контроль над рождаемостью и замораживание промышленного развития на достигнутом уровне при одновременной интенсификации поиска технического решения возникшей проблемы (при этом допускается возможность отсутствия такого решения). Впрочем, экспоненциальный рост признается "естественной" проблемой, а вовсе не порождением господствующих экономических теорий.

Казалось бы, верный диагноз и более-менее правильное лечение. Но тут на первый план выходит не вопрос о том, что делать, а о том, как. И тут необходимо вспомнить миропонимание двух наших "избранных" народов, делящее население планеты на избранных победителей и неизбранных расово/генетически неполноценных неудачников (гоев). Поэтому все изменения планируются из расчета сохранения такой структуры. В предельно тоталитарной денежной пирамиде борющихся за жизнь индивидов проблема перерасхода ресурсов решается не пересмотром ценностей и выравниванием потребления, а отсечением лишних нижних, "неполноценных", уровней (тем самым сохраняется пирамида как целостность и не затрагивается положение избранной верхушки). Так появляется доктрина "золотого миллиарда". "Лишних" же предполагается вывести из экономического оборота и потихоньку "сократить". Как и принято у бестий, все четко рассчитано и спланировано. Этическая же сторона сомнений также не вызывает, ведь сокращению подлежат лишь самые "неполноценные недочеловеки", что является естественным отбором.

Вспомним широко известную фразу Маргарет Тэтчер о том, что на территории России экономически целесообразно проживание 15 миллионов человек. Остальные с точки зрения современных хозяев планеты – лишние. Ничего личного, просто трезвый расчет. У бестий нет души, только холодный интеллект (чем, собственно, они особенно гордятся).

Обращали внимание, что во всех странах Запада население остановило свой рост или начало сокращаться? Россия год от года теряет по 1 миллиону человек (и полностью лишена промышленности). Китай жестко следует системе "одна семья – один ребенок", что должно вести к уменьшению населения вдвое лет за 50. Все это осуществляется планомерно. Неужели действительно кто-то верит, что проецируемый с экрана вал разнузданной похоти, вредных привычек и завышенных потребительских притязаний, не оставляющих времени и денег на детей, – это случайность?

При этом "лишние" люди вполне довольны: у них есть телевизор и компьютерные игры, свободный секс и все возможные виды спиртного, табака и наркотиков. Им не нужны семьи, им вообще ничего не нужно. Они "счастливы". И спокойно вымирают.

Африка задыхается от нищеты и болезней, но ее упорно заваливают презервативами и одноразовыми шприцами, одновременно подсаживая на душащие экономику кредиты. И щедро снабжают стрелковым оружием.

Под предлогом заботы об окружающей среде всех заставляют подписаться под Киотскими соглашениями, предусматривающими сокращение выбросов парниковых газов на 5% ниже уровня 1990 года. Под гуманной вывеской скрывается запрет на промышленное развитие для стран третьего мира, ведь такое развитие всегда и везде ведет к увеличению потребления энергии и выбросов продуктов сгорания ископаемого топлива (а средств на "высокие энергосберегающие и экологичные технологии" у этих бедных стран нет). По сути, замораживается состояние страшного неравенства между народами.

Повсеместно насаждаются генно-модифицированные продукты. Крупнейшие корпорации, например химический концерн "Монсанто", снабжают свою продукцию т.н. генами-терминаторами, стерилизующими семена. Это делается для того, чтобы фермеры каждый год закупали семена только у корпорации (под предлогом защиты патента на ГМО). А по сути это уже привело к тому, что многие страны потеряли пищевую независимость, т.к. семена растений стерильны и они вынуждены их закупать вовне. Все хорошо, пока однажды корпорация не заломит астрономическую цену или вообще откажется их продать.

Кстати, о корпорациях…

Мы ведь не случайно сказали, что победителями вышли не Англия и США, а англо-иудейские финансовые олигархи. Ведь для таких олигархов и собственное население – лишь рабы на нижних этажах пирамиды. Пусть даже и более качественные, нежели совсем расово неполноценные русские, негры и азиаты. Грубо говоря, если русские находятся в самом низу пирамиды, то какие-нибудь англо-американские (и даже израильские) рабочие и фермеры – где-то посередине. Но для вершины даже эта середина – все равно внизу.

Помните, мы говорили, что и сами рядовые англосаксы не очень-то рады тому, что оказались на правах слуг и рабов у финансовых олигархов? Генри Форд, Дуглас Рид, Патрик Бьюкенен, Джон Колеман – имя им легион. А уж среди остальных покоренных народов нет им числа. В каждом американце, немце, французе, русском или украинце есть частичка национальной гордости, чувство ответственности за родную землю и свой народ. Такой "национализм" – серьезная угроза глобальному денежному миропорядку. И с ним борются.

Агрессивно насаждается идеал общечеловека без рода, без племени. Еще более агрессивно среди покоренных народов ведется борьба с любыми проявлениями чувства национальной гордости и самосохранения (под предлогами борьбы с экстремизмом, фашизмом, терроризмом, ксенофобией и (в обязательном порядке) антисемитизмом).

Сами национальные государства, попавшие под власть финансовой олигархии, становятся, во-первых, естественной угрозой сложившейся структуре управления, и, во-вторых, ненужной дорогостоящей помехой. Ведь структурно любое государство и правительство все же устроены таким образом, чтобы выражать интересы определенного народа, а такие интересы практически всегда противоречат интересам правящей олигархии. Более того, если абсолютная власть и тотальный контроль принадлежат хозяевам денег, то весь этот цирк с выборами, имитацией защиты национальных интересов и т.д. и т.п. – досадное неудобство. Поэтому государства подтачиваются изнутри и заводятся во всевозможные международные союзы и объединения (зачастую именно экономические, т.е. связанные через деньги). Ведется активная антигосударственная пропаганда, поощряется коррупция, всеми силами сокращается роль государства в политике и экономике. И это чуть ли не в первую очередь касается самих "победителей" – США, которые сегодня выполняют для олигархов всю грязную работу. Но и они сами будут уничтожены, как только работа по устранению конкурентов и противников Нового Порядка будет завершена.

Место государственных институтов занимают армии религии денег – частные корпорации. Каждый офицер такой корпорации должен занимать свою позицию, на которой ведет оборону частной собственности своего хозяина-акционера или ведет наступление с целью присвоить в пользу своего хозяина чужое имущество.

Место милиции занимают частные охранные предприятия, за пенсии начинают отвечать частные фонды. В США даже армия и служба по борьбе с чрезвычайными ситуациями заменены частными компаниями, специализирующимися на безопасности. На самом деле эти корпорации защищают только один интерес – своего денежного босса. Олигархи заинтересованы в отмирании или приватизации национальных государств с заменой всех социальных институтов филиалами принадлежащих им корпораций. А все население должно быть представлено алчными общечеловеками, органично интегрированными в эту структуру собственности.

Метод контроля – деньги и тотальная слежка. За последнее десятилетие под предлогом "защиты от терроризма" все развитые страны были покрыты густой сетью камер слежения. Разработаны программы, позволяющие сканировать видеоизображение и распознавать отдельных людей. Кто хотел получить визу в Англию, наверняка сталкивался с процедурой снятия отпечатков пальцев и сканирования радужной оболочки глаза. По всему миру вводятся паспорта с биометрическими данными. Уже сейчас каждый наш шаг можно отследить: это и камеры наблюдения, и идентификационные карточки на турникетах, и мобильные телефоны. Абсолютно все наши покупки в больших магазинах, сделанные с помощью пластиковой карточки, сохраняются в базе данных, так что можно отследить, что и когда покупал каждый из нас (ведь каждый товар опознается через штрих-код[233], а мы сами – через наш "пластик"). Именные дисконтные карты магазинов только облегчают этот процесс. Идет повсеместное внедрение чипов радиочастотной идентификации, позволяющей отслеживать перемещение каждой единицы товара. Аналогичные чипы предлагают внедрять под кожу домашних животных и человека – чтоб "не потерялись". И даже больше… Если завести на этот чип информацию о нашем банковском счете, то в магазине можно будет просто рукой помахать перед считывающим устройством, чтобы расплатиться за покупки… Вся информация накапливается в огромных базах данных.[234] Очень комфортный и удобный мир. Пока не станешь задаваться вопросом, а почему собственно наша экономическая система так абсурдно устроена и власть принадлежит тем, кому она принадлежит.

"И он сделает то, что всем, малым и великим, богатым и нищим, свободным и рабам, положено будет начертание на правую руку их или на чело их, и что никому нельзя будет ни покупать, ни продавать, кроме того, кто имеет это начертание, или имя зверя, или число имени его. Здесь мудрость. Кто имеет ум, тот сочти число зверя, ибо это число человеческое; число его шестьсот шестьдесят шесть".[235] (Откр.13:16-18)

В итоге вырисовывается следующая картина будущего. Население Земли должно быть сокращено до 1 млрд. и стабилизировано на этом уровне. Методы: спровоцированные войны, инициированные болезни, организованная нищета, нестабильность, неуверенность, стресс. Поощрение распутного образа жизни, всевозможных пороков (алкоголь, табак, наркотики) и т.д. Экономика будет стабилизирована через глобальное корпоративное планирование, где все ресурсы и продукты будут четко распределяться, а отходы – перерабатываться, что решит проблему нагрузки на окружающую среду. Политическая сфера увидит глобальное объединение человечества под эгидой наднационального мирового правительства, представленного главами олигархических семей или их ставленниками. Сами национальные государства будут полностью ликвидированы через всевозможные таможенные, экономические, политические, военные и прочие союзы и альянсы. Социальная система полностью уподобится пирамидальной структуре собственности в корпорации: крупные акционеры, мелкие акционеры, руководство, менеджеры среднего звена, клерки и сотни миллионов работников. Все это будет стабилизировано через пропаганду "равных возможностей", сознательное отупление и инфантизилизацию нижних и средних слоев общества и тотальную слежку и контроль с помощью электронных систем через корпоративные службы безопасности. И, самое главное, по мнению новых правителей, счастье неполноценного быдла состоит в удовлетворении низменных потребностей, поэтому подданным Нового мирового порядка будет разрешено развлекаться до полного отупения…

Один большой "веселый" капиталистический концлагерь. Человейник.

Novus Ordo Seclorum.

 

* * *

 

"А видишь ли сии камни в этой нагой раскаленной пустыне? Обрати их в хлебы, и за Тобой побежит человечество как стадо, благодарное и послушное, хотя и вечно трепещущее, что Ты отымешь руку Свою и прекратятся им хлебы Твои. Но Ты не захотел лишить человека свободы и отверг предложение, ибо какая же свобода, рассудил Ты, если послушание куплено хлебами? Ты возразил, что человек жив не единым хлебом, но знаешь ли, что во имя этого самого хлеба земного и восстанет на Тебя дух земли, и сразится с Тобою, и победит Тебя, и все пойдут за ним, восклицая: "Кто подобен зверю сему, он дал нам огонь с небеси!" Знаешь ли Ты, что пройдут века и человечество провозгласит устами своей премудрости и науки, что преступления нет, а стало быть, нет и греха, а есть лишь только голодные. "Накорми, тогда и спрашивай с них добродетели!" – вот что напишут на знамени, которое воздвигнут против Тебя и которым разрушится храм Твой. На месте храма Твоего воздвигнется новое здание, воздвигнется вновь страшная Вавилонская башня, и хотя и эта не достроится, как и прежняя, но все же Ты бы мог избежать этой новой башни и на тысячу лет сократить страдания людей, ибо к нам же ведь придут они, промучившись тысячу лет со своей башней! Они отыщут нас тогда опять под землей, в катакомбах, скрывающихся (ибо мы будем вновь гонимы и мучимы), найдут нас и возопиют к нам: "Накормите нас, ибо те, которые обещали нам огонь с небеси, его не дали". И тогда уже мы и достроим их башню, ибо достроит тот, кто накормит, а накормим лишь мы, во имя Твое, и солжем, что во имя Твое. О, никогда без нас они не накормят себя! Никакая наука не даст им хлеба, пока они будут оставаться свободными, но кончится тем, что они принесут свою свободу к ногам нашим и скажут нам: "Лучше поработите нас, но накормите нас". Поймут наконец сами, что свобода и хлеб земной вдоволь для всякого вместе немыслимы, ибо никогда, никогда не сумеют они разделиться между собою! Убедятся тоже, что не могут быть никогда и свободными, потому что малосильны, порочны, ничтожны и бунтовщики. Ты обещал им хлеб небесный, но, повторяю опять, может ли он сравниться в глазах слабого, вечно порочного и вечно неблагодарного людского племени с земным? И если за Тобою во имя хлеба небесного пойдут тысячи и десятки тысяч, то что станет с миллионами и с десятками тысяч миллионов существ, которые не в силах будут пренебречь хлебом земным для небесного? <…>

У нас же все будут счастливы и не будут более ни бунтовать, ни истреблять друг друга, как в свободе Твоей, повсеместно. О, мы убедим их, что они тогда только и станут свободными, когда откажутся от свободы своей для нас и нам покорятся. И что же, правы мы будем или солжем? Они сами убедятся, что правы, ибо вспомнят, до каких ужасов рабства и смятения доводила их свобода Твоя. Свобода, свободный ум и наука заведут их в такие дебри и поставят пред такими чудами и неразрешимыми тайнами, что одни из них, непокорные и свирепые, истребят себя сами, другие, непокорные, но малосильные, истребят друг друга, а третьи, оставшиеся, слабосильные и несчастные, приползут к ногам нашим и возопиют к нам: "Да, вы были правы, вы одни владели тайной Его, и мы возвращаемся к вам, спасите нас от себя самих".

Получая от нас хлебы, конечно, они ясно будут видеть, что мы их же хлебы, их же руками добытые, берем у них, чтобы им же раздать, безо всякого чуда, увидят, что не обратили мы камней в хлебы, но воистину более, чем самому хлебу, рады они будут тому, что получают его из рук наших! Ибо слишком будут помнить, что прежде, без нас, самые хлебы, добытые ими, обращались в руках их лишь в камни, а когда они воротились к нам, то самые камни обратились в руках их в хлебы. Слишком, слишком оценят они, что значит раз навсегда подчиниться! И пока люди не поймут сего, они будут несчастны. <…>

О, мы убедим их наконец не гордиться, ибо Ты вознес их и тем научил гордиться; докажем им, что они слабосильны, что они только жалкие дети, но что детское счастье слаще всякого. Они станут робки и станут смотреть на нас и прижиматься к нам в страхе, как птенцы к наседке. Они будут дивиться и ужасаться на нас и гордиться тем, что мы так могучи и так умны, что могли усмирить такое буйное тысячемиллионное стадо. Они будут расслабленно трепетать гнева нашего, умы их оробеют, глаза их станут слезоточивы, как у детей и женщин, но столь же легко будут переходить они по нашему мановению к веселью и смеху, светлой радости и счастливой детской песенке.

Да, мы заставим их работать, но в свободные от труда часы мы устроим им жизнь как детскую игру, с детскими песнями, хором, с невинными плясками.

О, мы разрешим им и грех, они слабы и бессильны, и они будут любить нас как дети за то, что мы им позволим грешить. Мы скажем им, что всякий грех будет искуплен, если сделан будет с нашего позволения; позволяем же им грешить потому, что их любим, наказание же за эти грехи, так и быть, возьмем на себя. И возьмем на себя, а нас они будут обожать, как благодетелей, понесших на себе их грехи пред Богом. И не будет у них никаких от нас тайн.

Мы будем позволять или запрещать им жить с их женами и любовницами, иметь или не иметь детей – все судя по их послушанию – и они будут нам покоряться с весельем и радостью. Самые мучительные тайны их совести – все, все понесут они нам, и мы все разрешим, и они поверят решению нашему с радостию, потому что оно избавит их от великой заботы и страшных теперешних мук решения личного и свободного. И все будут счастливы, все миллионы существ, кроме сотни тысяч управляющих ими. Ибо лишь мы, мы, хранящие тайну, только мы будем несчастны".

Это цитата из последнего романа Ф.М. Достоевского "Братья Карамазовы", 1880 год.

Так что нам есть о чем подумать…

 


Перезагрузка:  Очертания Будущего

 

 

Ох, нелегкая это работа –
Из болота тащить бегемота!

 

На вопросы, кто виноват и почему, мы уже, вроде бы, ответили, но остается не менее важная проблема: что делать?

Для ее решения давайте просто помечтаем. Конец истории пока не наступил, а денежная пирамида держится лишь за счет фальшивого мирка, надвинутого на наши глаза. Ничего еще не решено, и будущее – открытая книга. Ведь нет никакого предопределения и всяческих детерминизмов: настоящее зависит лишь от нас самих, от наших представлений о прошлом и нашего видения будущего. Стоит нам только захотеть, четко и детально представить желаемую организацию жизни, и мы начнем потихоньку менять действительность вокруг себя, подгонять ее под наш воображаемый мир. Заработает уже известная нам визуализация – материализация наших желаний. По сути, мы способны творить миры силой своей мечты. И пусть это будет что-то светлое, а не залитая кровью и потом золотая пирамида…

Думать и мечтать, продумывать до деталей свое будущее никогда не поздно. И мы просто обязаны это сделать. Потому что свой мир мы должны создать сами: в англо-иудейской золотой пирамиде у русских нет будущего.

Но с чего начать строить наш сияющий город на холме? После ознакомления с работой существующей капиталистической экономики первое, что приходит в голову – изменить финансовую систему. Кредитные деньги – вот, казалось бы, корень всех зол.

Но не будем спешить. Копнем еще глубже и вспомним общие подходы к ведению хозяйства как способу удовлетворения потребностей населения (экономика) или же методу получения максимального богатства (хрематистика). В первом случае человек думает обо всех, распространяет свою ответственность на других, а во втором индивид загребает только под себя. Проблема ведь не в деньгах как таковых, а в психологии максимизирующих свою прибыль алчных индивидов. Так что, как ни крути, но мы должны сначала переместиться из мира материального в мир духовный и разобраться с понятиями любви и безразличия, добра и зла. Начать с азбучных истин. Как раз им посвящена первая часть нашей книги.

Простой реформой мы не отделаемся. Нам нужно откровение. Мы должны познать самих себя. И только потом действовать.

Сначала мы должны разобраться с такими вопросами, как наша вера и наше понимание личности. Правильное формирование человека напрямую зависит от четких представлений о роли семьи, функциях государства и регулирующей его деятельность правовой системы. Ведь ключевую роль в образовании молодежи играет именно государство и все общество в целом: это и общий подход к формированию личности, и система учебных заведений, и армия, и контроль над СМИ. А успешная деятельность государства обусловлена правильной работой его хозяйственной системы. Нет ни одного независимого или незначительного элемента – каждый из них чрезвычайно важен для жизни общества. И о каждом из них мы говорили в этой книге.

Нужны очень глубокие изменения в сознании людей и работе социального механизма, но при этом перемены непременно должны быть постепенными. Придется набраться терпения, потому что резкие движения всегда приводят к взрыву и несовершенству. Это только недалекие либеральные шокотерапевты могли рассуждать о мощных внезапных сдвигах в общественном сознании. Мол, киньте детей в воду, и они сами научаться плавать. А кто утонет – тех не жалко: естественный отбор. Но ведь что реально получится из такой "инициативы"? Процентов 10 сразу утонет, абсолютное большинство научится лишь держаться на воде, а кое-кто даже сможет, неуклюже барахтаясь, плыть, и будут лишь единицы, таланты от природы, кто освоит плаванье в совершенстве. Постепенно, методом проб и страшных ошибок, но освоит. Весь процесс будет долгим, горьким и страшным. А результат… очень посредственным (впрочем, именно такого результата и хотели наши "реформаторы", потому что задача ведь состояла вовсе не в подготовке достойного капиталистического конкурента Западу, а в его уничтожении).

Но допустим, что этих же ребятишек распределили между несколькими тренерами. Постепенно детей приучат к воде, научат держаться, покажут и объяснят различные техники плавания. Да, кто-то все же так и не освоится в воде, и ему дадут спасательный круг, но большинство научится сравнительно уверенно плыть. А самые лучшие, самородки, получат достойную подготовку и их таланты засверкают всеми гранями. Думаю, этот процесс получится не длиннее шокового "самообразования", зато обойдется без жертв и ненужных страданий. Более того, большинство все же составят вполне квалифицированные пловцы (а не барахтающиеся выжившие), что и нужно для нашей команды.

Так что сейчас хотелось бы более-менее детально описать необходимые изменения, пусть даже они покажутся слишком радикальными. Будет у нас своеобразная программа-максимум, ориентир. И не станем вдаваться в обсуждение вопросов о готовности людей, их природных склонностях и всевозможных проблемах на пути. Люди готовы всегда, только сами этого не понимают. Природу человека можно изменить через изменение его сознания и представлений о мире. А проблемы… Проблем всегда много, а если сидеть и только обсуждать проблемы, то никогда ничего не добьешься.

 

* * *

 

Первое, что необходимо сделать – это переосмыслить свое место в мире и обществе, разобраться с теми узами, которые связывают человека со всем человечеством. Понять, что любовь – это ответственность за любимого, единение с ним. Мы много об этом говорили, так что не будем повторяться. Добавим лишь, что такое единение должно выйти на новый уровень. Веками человека заставляли растворять свое "Я" в коллективном "Мы" семьи, рода, племени, нации или класса. Неизбежным в этой ситуации личным протестом воспользовались бестии, насаждающие сегодня индивидуализм как абсолютный примат "Я" над "Мы", что является злом. Нам же необходимо добиться коллективного индивидуализма: понимания, что человек индивидуален, уважения к его личности при одновременном осознании каждым человеком своей связи с обществом и ответственности за коллектив. Должно появиться братство самодостаточных ответственных добрых людей. Русское братство.

Такие люди будут понимать свою ответственность перед миллионами предков и миллиардами потомков, ощущать свою тесную связь со своим народом. Они позаботятся о чистоте, совершенстве и силе своего тела и духа, взрастят детей как продолжение самих себя в будущем, позаботятся о родителях и дедах как о самих себе в прошлом.

Сильные духом и телом люди обретают полноценность только в рамках созданной ими семьи, поэтому именно семья, муж и жена, будут признаваться общественной единицей. "Семья – основа всего. Все общество должно быть построено вокруг семьи. Не семья должна приспосабливаться к экономике, деньгам и производительным силам, а они должны приспосабливаться к семье. Семья начинается с мужа и жены, семья продолжается до всей страны. Как создать крепкие семьи? Хозяйство, воспитание, образование, жилье, медицина, культура, законы – все вокруг семьи, все для сохранения и развития семьи. Во всех случаях должна рассматриваться не отдельная личность, а семья. Не сознание отдельного человека, а сознание семьи как целого и неделимого. Общество должно быть направлено на создание у семей общих точек привязки, на создание общих интересов, общих ценностей у мужа и жены, у родителей и их детей. Общество должно быть построено так, чтобы семьи хотели и могли проводить вместе как можно больше времени".[236] Практически это выразится в привязке всех прав, льгот и пособий исключительно к парам (а не к индивидам). Государство будет заботиться только о полноценных семьях (включая семьи, потерявшие кормильцев). Не будет, например, никакого материнского капитала, а только семейный и т.д.

"Долой «В человеке все должно быть прекрасно». В семье все должно быть прекрасно. Долой «Все для блага человека, все во имя человека». Все для блага семьи, все во имя семьи. Нет – личности. Да – семье".[237]

Если же кто-то считает себя настолько неповторимым и индивидуальным, что не способен упорядочить пространство вокруг себя и создать семью, то пусть принимает и последствия: бестия должна рассчитывать только сама на себя.

 

* * *

 

Более серьезные перемены затронут форму общежития народа – государство. Его ожидают две тенденции: восстановление зоны естественной ответственности в экономике, а в политической сфере – установление прямой связи с народом и максимальное снижение вмешательства в жизнь граждан. Государство должно, наконец, стать тем, чем оно и является на самом деле – координатором общих усилий общества. Которого по возможности не видно и не слышно. Помогут нам в этом компьютерные технологии.

В момент регистрации родившегося ребенка родители будут сообщать его имя и дату появления на свет. В свидетельстве о рождении появится стандартная запись, к которой будет добавлено еще одно двузначное число. Отныне и на всю жизнь "Иванов Иван Иванович 01.01.2000 01" станет универсальным опознавательным кодом этого человека. Это будет его номером паспорта, номером социального страхования, номером налогоплательщика, номером банковского счета и т.д. Двузначное число будет добавляться лишь как подстраховка на случай, если в этот день в России родилось несколько людей с одним и тем же полным именем. Но, полагаю, у большинства этот номер не выйдет за пределы первой десятки.

А в центральной правительственной базе данных появится новая запись. Теперь все анкетные данные человека будут автоматически собираться в ней, и больше никогда людей не потревожат регистрациями, сменами кодов учета, сменами паспортов, доказыванием трудового стажа и т.д. и т.п. Каждый гражданин по достижении 16 лет будет получать доступ к своей анкете. В его обязанности будет заносить туда данные о смене места жительства и т.д.

Для обеспечения стабильной безопасной работы правительство внедрит систему защищенного доступа к информационным файлам наподобие современного удаленного доступа к банковским счетам. Безопасность понадобиться не только для конфиденциальности (которая будет условной, потому что и работодатели, и учебные заведения, и медицинские учреждения будут иметь право делать запросы на получение информации и нести обязанность обновлять файлы через органы внутренней безопасности), но и потому, что доступ к электронной анкете гражданина будет обеспечивать участие в управлении государством.

Во второй части книги, говоря о проблемах демократии, мы упоминали систему рейтингов или, иначе говоря, голосов. С ее помощью мы предполагали сконцентрировать право принятия решений у самых выдающихся, ответственных, зрелых граждан нашей страны. Именно такая система и будет введена.

Первая возможность заработать голос появится у подростка в 15-16 лет в момент окончания средней школы. Если успеваемость была выше средней, то голос вручается вместе с сертификатом об окончании учебы. Тот же принцип сработает в следующий год во время обязательной всеобщей военной подготовки. Хорошие успехи и положительная характеристика дадут при демобилизации еще один голос. Следующий этап – ВУЗ или техникум. Успеваемость выше средней и успешное окончание – еще один голос. Защита диссертации – еще.

За каждые 10 лет продуктивного труда работник будет получать 1 дополнительный голос. Рейтинг кадровых военнослужащих тоже будет зависеть от выслуги лет и продвижения по службе (офицерское звание +1, генеральское +1 и т.д.)

Довесок в виде дополнительных голосов будет сопровождать каждое заметное достижение человека: важную научную работу или открытие; реализацию успешного инженерного или иного проекта; поступок, отмеченный государственной наградой. Рейтинг в виде голосов будет тенью реальных успехов и достижений.

Грубо говоря, средний молодой человек получит 1 голос в 15 лет, второй – в 16, еще один – в 22. Разгильдяй не получит ни одного, тунеядец тоже. Судимость лишит всех голосов.

Зачем все это нужно?

Ну, хотя бы для того, чтобы ввести альтернативный денежному состоянию ориентир.

А еще для того, чтобы сконцентрировать власть действительно у лучших.

Совершеннолетие будет наступать в 25 лет – только с этого возраста человек получит право участвовать в принятии важных решений. Помимо возраста, будет и еще одно важное условие – создание семьи.

Полноправными гражданами будут признаваться только лица, достигшие 25 лет и состоящие в браке. Только семья может выступать ответственной социальной единицей.

Помимо права голосования рейтинг будет определять и право заводить потомство. Каждая семья получит право только на 2 детей. Трех и больше смогут заводить только те, чей совокупный рейтинг превышает определенный уровень. Судимости и т.д. полностью лишат родительских прав.

Семейный статус повлияет и на некоторые имущественные права. Право собственности на жилую недвижимость будет принадлежать только семьям, но не индивидам и не юридическим лицам. При этом на начальном этапе объекты жилья, принадлежащие одной паре, будут ограничены количеством 2 (дом/квартира + дача). Развод, т.е. распад семьи, вынудит продать всю недвижимость, поделить вырученные за нее деньги и разъехаться к родителям или друзьям…

Впрочем, вернемся к управлению в государстве.

Каждый гражданин нашей новой страны подойдет к совершеннолетию, 25 годам, с определенным рейтингом. У кого-то будет 1 голос, у кого-то 3-4, а у некоторых ни одного. И если к этому моменту они уже вступили в официальный брак, то через созданную семью получат право принимать участие в определении жизни своей общины и всего государства.

Важные для жизни района, округа или города решения будут выноситься на голосование населения. Поскольку каждый гражданин сам вносит в свою анкету данные об адресе места проживания, то система легко будет находить всех заинтересованных лиц. Это как раз и станет стимулом не забывать обновлять свой файл. На своей странице в базе данных люди будут видеть разосланное сообщение с изложением проблемы и возможными вариантами решения. Подготовка таких сообщений войдет в обязанности местных руководителей. По итогам голосования будет приниматься решение. При этом в перечне вариантов ответов появится графа "Другое" с возможностью изложить свое предложение. Так будет обеспечена обратная связь народа и власти. При этом администрация при отсутствии категорического единодушия (например, 70%) людей не будет связана их решением. Просто действия управленца вопреки итогам голосования будут заноситься в его анкету: если он настоял на своем и ошибся – это черная метка самодура на всю жизнь; если гнул свою линию и в итоге оказался прав – это показатель незаурядного ума и лидерских качеств, дающий хорошие шансы на карьеру в большой политике.

Чтобы вся эта процедура не захлебнулась в безответственности людей, главной задачей системы всеобщего образования как раз и будет воспитание в детях ответственности, а это значит и взращивание любви. Более того, хоть каждый человек и добивается дополнительных голосов самостоятельно, но голосовать смогут только семьи. Вся совокупность голосов мужа и жены будет складываться (допустим, 3 + 3 = 6), и семья выступит как единое целое, как единый избиратель. Поэтому каждую пару будет ожидать промежуточный этап – обсудить и согласовать общее решение внутри семьи. И чье мнение будет при этом доминировать (мужа, жены или сообща) уже останется частным делом каждой пары. Но на выходе мнение должно быть единым.

Аналогично будет проходить процедура принятия решений и в масштабах всего государства. Это будет что-то вроде часто проводимого общенародного референдума. Обязательные вопросы для вынесения на общее голосование найдут закрепление в законодательных актах (например, объявление войны, налоговая политика, система образования и т.д.). Но, учитывая бесконечность нашего бытия, которое невозможно втиснуть в узкие рамки закона, и манипулятивный характер повестки дня, когда составители играют на том, что необходимые им вопросы включаются в списки для голосования, а неудобные – нет, инициация общенародных референдумов будет принадлежать и населению. Например, если администрация по каким-либо причинам не спешит вносить необходимые изменения в функционирование государства, или наоборот, начинает абсурдные реформы, и в обоих случаях не спрашивает мнение народа, то вопросы на общее обсуждение могут быть выдвинуты группами активистов. Например, в общей базе данных формулируется вопрос, и инициатор приглашает всех своих соседей (опознанных через адрес проживания) поддержать его. Если речь идет о предложении партии, то все соратники проводят поиск по данной формулировке, находят предложение и тоже его поддерживают (и просят своих соседей и знакомых сделать то же самое). Если какой-либо вопрос наберет определенный минимум одобрений (например, 100 тыс. семей для всенародного голосования), то он автоматически будет задан всем жителям страны. И власти придется считаться с этим.

Так страна приблизится к настоящему народовластию.

 

* * *

 

Максимальное снижение вмешательства государства в жизнь народа будет обеспечено как на философском, так и на организационном уровне.

В первую очередь воспитание в школах должно включать в себя формирование у детей ответственности за коллектив, за общее дело, а это невозможно без глубокого изучения работы государственного механизма и понимания функций власти как координации общих усилий общества. С детства молодежь будут учить, что управление – долг человека перед народом. Никто ничего чиновнику не должен, это администрация обязана обеспечить людям бесперебойную работу государственного аппарата. Как мы говорили, честь чиновника – хорошо отлаженное функционирование доверенного ему участка. И за эту работу народ обязуется кормить и содержать непроизводительные чиновничьи единицы.

В техническом плане будет организована правительственная курьерская служба, которую станут осуществлять студенты учебных заведений внутренних войск в качестве дежурства. Допустим, правительство по каким-либо причинам решило сменить паспорта. Отлично, флаг вам в руки. Мы как жители страны вполне отлично жили и со старыми, и никакой необходимости, и уж тем более обязанности, их менять не чувствуем. Но если вам нужно, то и делайте, мы вас за это кормим. Вся информация о населении в органах внутренней безопасности есть, тем более что можно свериться с электронной анкетой на каждого человека. Администрация подготовит паспорта и будет рассылать их с курьерами внутренних войск. Из рук в руки. Если не хватает информации, курьеры будут договариваться о визите и на месте ее собирать. Для молодых же воинов внутренней безопасности это станет хорошей практикой работы с людьми.

И так будет с любой документацией, справками и анкетами. Человек в случае необходимости сделает запрос стандартной формы через свою электронную страницу, канцелярия администрации спокойно все подготовит и пришлет с курьером. Тихо, спокойно, удобно. Если необходимо личное присутствие, то заработает система записи на конкретное время, без живых очередей и часов работы. Позвонил, назначил, пришел.

Чиновников научат общаться между собой. Больше не нужно будет сто раз предоставлять в различные органы подтверждение прописки, места и даты рождения, работы и т.д. Если, например, Службе земельного реестра и учета прав собственности на недвижимость потребуется такая информация, она сама ее запросит у органов внутренней безопасности. Население эта кутерьма больше не потревожит.

Изменятся полномочия и функции всевозможных инспекций: санитарной, пожарной и прочих. Инспекторы этих служб станут в первую очередь советниками. В функции этих высококвалифицированных специалистов будет входить анализ обстановки на местах и выработка грамотного и максимально удобного решения обнаруженных проблем. Они будут не столько делать замечания и выносить предупреждения, сколько констатировать проблемы и предлагать их решения, советовать. Инспектор не только предложит решение, но и поможет связаться в случае необходимости с квалифицированными подрядчиками для проведения необходимых работ. В целом, службы будут творчески подходить к упорядочиванию пространства и налаживанию хорошей работы на своем участке, и перестанут требовать формального соблюдения правил и выбивать деньги. Да, функции контроля сохранятся, и при злостном игнорировании всех рекомендаций и настойчивых требований инспекторы смогут призывать нарушителей к ответственности. Это будет считаться последним крайним средством, но зато и санкции станут намного жестче.

 

* * *

 

Серьезные изменения ждут и правовую систему.

Во-первых, серьезные усилия будут направлены на то, чтобы стабилизировать содержание законов. Правила игры в обществе должны оставаться неизменными.

Во-вторых, тексты законов пройдут проверку на доступность в понимании среднему гражданину. Т.н. юридическая техника будет принесена в жертву простоте и очевидности содержания.

В-третьих, произойдет, с точки зрения профессиональных российских юристов, настоящая революция: в основу конструирования правовых норм будет положен принцип "достаточной разумной осторожности". Это означает, что из законов уйдут бесконечные перечни, содержащие детальную регламентацию необходимых действий, отступление от которых признается нарушением. Будут задаваться только общие принципы и ориентировочные варианты решений. Люди сами станут ломать голову, насколько достаточно, разумно и осторожно они исполняют такие общие принципы. Многие, наверное, сейчас подумали, что в стране тогда начнется беспредел… Но это не так. Потому что именно такая система положена в основу англосаксонского права – это раз. А два – за игнорирование общих принципов люди предстанут перед судом, и если окажется, что они действовали неразумно и неосторожно, то ничего хорошего их ждать не будет.

Сегодня серьезной проблемой тотальной регламентации становится растворение совести людей. Право убивает мораль и нравственность. Потому что привыкший тупо следовать букве закона индивид не способен остановить себя сам, когда находит в тексте нормативного документа какой-то пробел. После реформы он десять раз подумает, потому что формальное следование букве уже не будет считаться прикрытием для любой мерзости.

В-четвертых, изменится подход к оценке вины и наказанию за правонарушения. Как известно, преступления бывают умышленными и совершенными по неосторожности. Умысел означает, что скотина в облике человека сознательно пошла на причинение вреда другим. Умысел указывает на полную деградацию души. Умышленные преступления будут караться самым суровым, свирепым образом. Безжалостно. Смертная казнь и каторга станут самыми частыми наказаниями за преступный умысел. Рецидив (даже обычной кражи) будет автоматически означать смертную казнь.

Напротив, совершенные по неосторожности преступления суд по возможности спустит на тормозах, потому что неосторожность – это просто глупость. Серьезные штрафы и общественные работы будут применяться в таких случаях наиболее широко. Рецидив, впрочем, также станет дорогой на каторгу.

Тюрьмы и колонии будут в большинстве своем упразднены как рассадники криминальной психологии. За самые серьезные преступления упыри будут караться смертью, за серьезные – каторгой. За преступления средней и легкой тяжести суд ограничится штрафами и общественными работами: будет делаться все возможное, чтобы не допустить контакта уголовников с молодыми оступившимися ребятами. Впрочем, второго шанса исправиться система уже не даст (не дошло с первого раза, добро пожаловать на рудники).

Если такой подход к уголовному праву представляется лишь небольшой корректировкой, то более серьезные изменения коснутся административных правонарушений. По той же логике резкого разделения умысла и неосторожности будут самым серьезным образом ужесточены наказания за умышленные правонарушения. Умысел всегда говорит о духовной деградации, позволяющей индивиду планировать вред другим ради своей пользы. Нет принципиальной разницы между уголовными и административными проступками, совершенными умышленно. Неосторожность опять-таки будет спускаться на тормозах. Рецидив приравняют к уголовному преступлению.

Радикально изменится подход к наказанию детей и несовершеннолетних. Почему, собственно, малолетний звереныш, способный причинить ущерб по-взрослому, должен как-то иначе наказываться? Если это было по неосторожности, глупости, то подростку дадут второй шанс (через общественные работы, потому что глупо налагать штраф на его родителей). Рецидив или с умыслом – по всей строгости.

Впрочем, помимо общественных работ молодежь ожидает еще один воспитательный процесс – публичные телесные наказания. За серьезные административные и некоторые легкие уголовные нарушения провинившегося будут пороть розгами перед всей школой. В некоторых случаях публичной порке будет одновременно подвергнут и отец – за недостаточно хорошее воспитание ребенка. Это самым серьезным образом простимулирует родителей ответственнее подходить к формированию личности ребенка.[238]

В-пятых, радикальным изменениям подвергнется область гражданско-правовых отношений. Помимо концентрации правосубъектности вокруг семьи, а не личности, будет иначе регулироваться исполнение обязательств. Неисполнение гражданско-правового обязательства, совершенное с умыслом получить выгоду или избежать убытка, будет приравнено к уголовному преступлению. Логика та же: умысел на причинение вреда – деградация души. Какая разница, грабят человека с ножом в руке или контрактом в папке?

Умышленное введение в заблуждение контрагента по сделке также будет считаться преступлением. Например, распространенная практика наших банков обманывать людей насчет своих процентных ставок и комиссий будет уже не просто нарушением или "коммерческой уловкой", но уголовным преступлением из разряда мошенничества. Продавец должен сообщать покупателю обо всех существенных недостатках, которые ему известны или должны быть известны. Письменное заявление покупателя об ознакомлении с недостатками и согласием принять товар как есть должен содержать перечень сообщенных ему проблем и недостатков. В противном случае сделку можно будет обжаловать с неприятными последствиями для хитрого торговца.

Договор должен быть коротким, четким, крупным шрифтом, с изложением всех существенных условий (которых, кстати, обычно очень мало). Оговорки в договорах, изменяющие суть общего соглашения, перестанут приниматься в расчет. Объявил, что кредит беспроцентный, значит беспроцентный. А за попытку обмана придется поработать метлой или киркой (впрочем, банки – плохой пример, потому что изменения в финансовой сфере полностью исключат саму возможность такого обмана, но об этом ниже).

И в-шестых, изменится роль суда. С одной стороны должность судьи станет практически недосягаемой мечтой, добиться которой смогут только самые выдающиеся умом и духом граждане нашей страны. В обязательном порядке судьи будут постоянно охраняться сотрудниками органов внутренней безопасности, давление или покушение на них будут караться очень жестоко. Все это поднимет авторитет правосудия на должную высоту.

С другой же стороны значение судов будет снижаться. Обращение в суд означает неспособность людей договориться и твердо соблюдать данные обещания. Это демонстрация отсутствия ума и совести, это – страшный позор. Более того, введение уголовной ответственности за умышленное неисполнение обязательств или умышленное введение в заблуждение относительно сути соглашения будет означать высокую вероятность для проигравшей стороны прямиком отправиться из суда на принудительные общественные работы или на каторгу. Так что охотников судиться резко поубавится.

Следует отметить, что принятый нами метод постепенности изменений потребует от нас очень осторожного введения таких радикальных новых правил, особенно в отношении наказаний. Сегодня мы живем в непростое время, когда практически любая профессиональная деятельность требует от нас сделок с совестью ради выживания. Так что на первых порах переустройства общества изменений в праве почти не будет, все станет работать по-прежнему. Но и потом, прежде чем переключиться на новую систему в новой стране, мы должны будем пройти через обязательную процедуру – прощение грехов. Амнистию. И только после нее те, кто не захочет жить по-новому, столкнуться со свирепой системой социальной защиты.

 

* * *

 

Как мы уже неоднократно говорили, одними реформами ничего не добьешься. Нужно откровение, т.е. глубокие изменения в душах людей, в их видении мира и своего места в нем. Таких изменений невозможно добиться быстро. Для обретения людьми новой веры, более полного понимания действительности, необходимы будут самые серьезные изменения в процессах формирования личности, и в первую очередь это коснется системы воспитания и образования.

Самым первым шагом на этом поприще станет немедленная остановка процесса оскотинивания и оболванивания молодежи, проводящегося через разрушение классического образования методом его бесконечного "реформирования". Тупая, агрессивная, алчная, готовая к звериной конкуренции масса индивидов необходима Новому порядку, но не человечеству. Люди должны уподобляться Богу, а Бог есть любовь, а любовь – в первую очередь понимание общности. Поэтому глубокие познания о мире и широкий кругозор есть первейшая необходимость для здорового доброго общества.

Нам даже придумывать ничего не надо – мы можем для начала ввести по всей стране унифицированную и тщательно проработанную советскую школьную программу образца середины 1980х годов. Все уже готово, только пользуйся. Такая унификация сегодня жизненно необходима для объединения распадающегося общества. Ведь единая школьная программа гармонизирует сознание молодых людей, сближает их. У них анализ ситуации начинает строиться на основе почти идентичной веры (базы и опыта) и выводы одинаковы и обоим понятны. Взаимопонимание – основа общности.

В университетах же просто отменят все это баловство с бакалавриатом и магистратурой, но программы оставят современные. Более или менее. Так будет быстро пройден первый этап оздоровления.

Но поскольку нам нужен поистине титанический перелом миропонимания, этот первый этап станет лишь начальным вынужденным шагом долгого и сложного пути.

С первых же дней даже советская программа изменится. Курсы истории и литературы будут, во-первых, увеличены (за счет полной ликвидации бреда под вывесками "Обществознание", "ОБЖ" и т.д.), а во-вторых, изменятся радикально. Детей станут учить чувствовать историю, понимать ее относительность, переживать как собственный опыт. Только имея общее представление о нашем прошлом можно согласиться о путях построения нашего будущего.

Литература превратится в класс, где ребята не только будут знакомиться с гуманистическими воззрениями, но и получат форум для самовыражения. Главным станет не заучивание мнений классиков, а понимание сути и формулирование своего мнения, собственного взгляда. Дети перестанут читать и отвечать, а начнут разговаривать с учителем. Литература должна стать для молодежи окном в мир любви как ответственности и понимания единства, свободы как осознанной необходимости и т.д. Для этого классы на уроках литературы начнут делить на небольшие группы по 5-7 человек, как это делается сейчас для изучения иностранных языков. Необходимо обеспечить тесный контакт детей между собой и с учителем.

В старших классах появится предмет "Экономика", где будут учить понимать экономику, а не зазубривать и вникать в догмы хрематистики. Эта наука, Бог даст, поможет сформировать у детей любовь к созидательному труду, а не будет, как сейчас, штамповать "инвесторов-паразитов". Заодно появится и курс "Политика", где ребятам разъяснят суть системы управления в государстве и подготовят принять в ней активное участие с осознанием ответственности за общее дело.

Серьезное внимание станет уделяться физической подготовке. Как мы помним, важен не только дух, но и тело. Ответственная добрая личность может быть только сильной.

Школа будет уделять намного больше времени формированию у детей полезных навыков, нежели заучиванию конкретной информации. Например, быстрое чтение, проведение сложных расчетов в уме, изучение языков.

Следующим шагом станет интенсификация образования. Даже советская программа была сильно растянута, так что теперь процессы пойдут намного бодрее. У детей не должно оставаться времени на глупости: они постоянно будут заняты либо в школе, либо дома, либо в спортивных и прочих кружках и секциях, которые возродятся с новой силой.

Таким образом, время, проведенное в школе, где упор будет делаться на формировании полезных общих навыков в ущерб конкретным знаниям, сократится. Глубокое же изучение выбранного предмета переместится в институты и техникумы, где и пригодится сэкономленное в школе время.

Окончательным этапом формирования новой школьной системы станет создание учебных центров. В Крыму, в Карелии, на Байкале и в других благоприятных местах будут возведены гигантские городки, куда со всей страны на учебный год стекутся ровесники (в переходный период, пока не достроят все объекты, туда направятся лишь лучшие ученики из обычных школ). Чтобы не превращать эти центры в детский сад, ими охватят только среднюю школу, т.е. учащихся от 10 до 15-17 лет. За счет масштабов в таких городках будут первоклассные стадионы, игровые площадки, лаборатории, зоологические сады, поликлиники, больницы и прочее и прочее. Дети будут при деле и под присмотром круглые сутки. Озера и леса научат их понимать и чувствовать природу, дадут им здоровое место для отдыха и игр. Ребят научат жить и работать в коллективе, уважать личность каждого. Интенсивные занятия наделят их полезными общими навыками и глубокими познаниями, сформируют у них развитые крепкие тела и сильную волю. Они будут готовы к жизни и работе в рамках единого сплоченного народа.

Само собой разумеется, все это "бесплатно", т.е. за счет налогов, собранных со всей страны. Просто со стороны будет казаться, что это действительно бесплатно.

Система техникумов сформируется вокруг потребностей отраслей промышленности нашей страны. Подготовка будет вестись с расчетом на конкретное трудоустройство.

Высшее образование сконцентрируется в университетах, т.е. больших научных городках, занятых различными факультетами, охватывающими все области человеческого знания. Тут структурно ничего нового не появится – все это и так уже существует. Разве что будет доведено до логического конца и оснащено современными лабораториями.

Да, кстати, ужесточение подготовки сократит число желающих получать высшее образование. Специалист с дипломом института вновь станет образованным человеком, а не оболтусом с синей картонкой. Всех оболтусов с радостью научат (а где надо, и заставят) работать в техникумах. Впрочем, новая организация народного хозяйства превратит нищие и презираемые сегодня производящие классы в уважаемых людей с хорошим достатком, так что ничего страшного в этом не будет.

 

* * *

 

Но между школой и высшим/профессиональным образованием вклинится еще один общеобязательный этап – вооруженные силы. Точнее сказать, военная подготовка, потому что действующую армию новой России, русскую дружину, составят исключительно профессиональные воины.

По окончании восьми лет школы (3х лет начальной и 5ти лет средней) подростки в возрасте 15 лет будут попадать в военные учебные лагеря. Срок службы – 1 год. Но это будут именно учебные заведения, где будущих граждан нашей страны научат войне.

Общая физическая подготовка, навыки рукопашного боя и умение обращаться с холодным и некоторыми видами стрелкового оружия, основы первой помощи и навыки ориентирования на местности – все это будет дано еще в школьных учебных центрах. Военные лагеря сосредоточатся на непосредственных боевых науках: тактике, стратегии, изучении сложных оружейных систем, логистике, связи и т.д. и т.п. Ребят научат уже действительно серьезным смертельным приемам ведения рукопашного боя, натренируют в управлении современными боевыми комплексами, научат управлять и действовать в составе больших организованных групп. Каждый выпускник таких лагерей должен стать обученным бойцом, готовым в любой момент встать под знамена своей Родины. Заодно будет вестись проверка на пригодность к профессиональной военной службе, и по итогам этого года многим ребятам будет сделано предложение продолжить обучение в профессиональных военных училищах.

В 15-16 лет детей будут просто учить. Военными они смогут стать только после профессиональной подготовки в возрасте 20-21 года.

Почему военная служба идет раньше высшего и специального технического образования? Потому что, во-первых, за этот год подростки лучше смогут понять самих себя и разобраться, нужно ли им именно высшее образование, или они больше склонны к производительному труду и военной службе, а во-вторых, после получения образования лучше сразу переходить к практике, а не отвлекаться на целый год.

Но какой бы путь ни выбрал молодой человек, в любых учебных заведениях у него будет возможность сохранять и развивать боевые навыки и знания, полученные в военных лагерях. Курс "Военное дело" будет везде: и в пищевом техникуме, и на кафедре философии.

Самым серьезным образом изменится статус милиции. В стране будет создано единое мощное министерство внутренней безопасности, отвечающее за охрану порядка и контрразведку. Более того, будет полностью запрещена деятельность частных охранных предприятий. Милиция с удовольствием примет в свои ряды профессиональных служащих и с еще большим удовольствием будет получать плату от частных структур за усиленную охрану. Статус и зарплата работников органов внутренних дел будут повышены, имидж этих структур постепенно изменится через жесткий отбор новых сотрудников. Милиция перестанет тонуть в нищете, а мы больше не будем ее бояться и презирать.

Да, кстати… За должностные преступления (например, коррупцию) работники внутренних дел будут подвергаться смертной казни. Большие полномочия напрямую связаны и с огромной ответственностью.

 

* * *

 

Помимо всеобщей военной подготовки, закаляющей тело и волю, и образования, формирующего сильных ответственных людей, в стране будет создан еще один оплот безопасности – контроль над СМИ. Мы уже говорили, что власть осуществляется через контроль над информацией, а самым общепринятым методом борьбы сегодня стала широко распространяемая ложь и разрушение сознания людей. СМИ – страшное оружие.

Впрочем, как любое оружие, СМИ – просто инструмент. Причем очень мощный. Они могут творить колоссальное зло и сеять разрушение, но одновременно способны лечить души, объединять рассыпанных по всей стране людей в единый народ, сообщать населению необходимую информацию и новости. Все зависит от людей.

В первую очередь появится цензура. Не политическая, а морально-этическая. Любая пропаганда вредных привычек, разнузданного поведения или звериной конкуренции между людьми исчезнет с экранов телевизоров и страниц газет и журналов. Этот запрет в первую очередь коснется рекламы, которой придется переориентироваться с пропаганды иллюзии человеческого счастья от обладания вещью на раскрытие полезных свойств продукта. Да, реклама станет скучнее, но и безвреднее. Ведь, по сути, реклама – это способ для производителей сообщить о своем продукте людям. Вот этим она и займется – будет просто информировать.

Как мы говорили, русскими людьми необходимо управлять правдой. Вот присмотром за достоверностью сообщаемой информации и станет заниматься цензура. И здесь нам опять пригодится концепция умысла и неосторожности. Умышленное сообщение заведомо ложной информации по каналам СМИ – смертная казнь. Дело уж очень серьезное. Введение в заблуждение по неосторожности лишит журналиста работы навсегда. Цензура будет не предварительной, а по факту. СМИ смогут показывать все, что захотят, но потом будут отвечать за то, что сообщили. И спрос с них будет самый строгий. Потому что на них колоссальная ответственность.

Большое место на телевидении займет социальная информация. Это значит, что людям будут подробно разъяснять, как что работает в государстве. Еще до начала проведения какой-либо реформы каждый человек должен четко себе представлять, что меняется, почему и зачем. И, главное, куда ему пойти, что прочитать и с кем поговорить, чтобы полностью освоится с этими изменениями. А то вспомним наши реформы ЖКХ и пенсионного обеспечения – ведь ничего же не разберешь!

Точно так же на экранах будет представлена политическая жизнь страны. Прежде чем приступить к голосованию через электронную систему, русские люди познакомятся со всеми за и против, о которых им расскажут сторонники и противники предполагаемых действий. Аналогично различные партии не только получат возможность выступить на телевидении, но и будут обязаны публиковать подробное изложение своих программ.

СМИ из орудия манипуляции снова станут инструментом информирования общества.

 

* * *

 

После ознакомления с третьей частью нашей книги может сложиться впечатление, что современные экономические проблемы – это исторически сложившийся случайный набор всевозможных несуразностей и глупостей. Но если присмотреться, то мы увидим, что через все эти "неправильности" и "нелогичности" на Земле вдумчиво создана эффективная система экономического рабства. И для ее исправления придется преодолевать не только человеческое невежество, но и скоординированное сопротивление бесчеловечной алчности некоторых весьма информированных индивидов.

Итак, мы приступаем к размышлениям о будущем экономическом устройстве нашего общества.[239] И начнем с самого начала – финансовой системы. В первую очередь необходимо вырвать у дракона зубы.

Как мы помним, основанная на процентном экспоненциальном росте денежная система приводит к концентрации экономической мощи и, как результат, политической власти в руках у владельцев абстрактных мер обмена продуктами – денег. Это следует прекратить. Как альтернативу можно использовать идею "свободных денег", предложенную сто лет назад Сильвио Гезелем.

Итак, частная банковская деятельность будет запрещена, а банки упразднены: в стране останется только Единая государственная расчетная система. Впрочем, большая часть современных отделений различных банков сохранится и лишь сменит вывеску (ведь зачем выдумывать что-то новое, когда уже есть отлаженный механизм). За выпуск денег станет отвечать специальное финансовое подразделение Министерства экономики. Самым революционным изменением при этом станет не структурная реформа, а принцип действия системы. Сейчас владелец денег считает себя вправе получать на них процент, и выходит, что владелец мешка денег, ничего не делая, забирает из реальной экономики продукты. Просто паразитирует. В новой системе владелец денег будет обязан платить процент. Это, с одной стороны, решит проблему денежного паразитирования, а с другой стороны обеспечит нормальное циркулирование денег в экономике, ведь все будут стараться побыстрее избавиться от денег и приобрести на них продукты. Одно это самым серьезным образом простимулирует производство в стране.

Технически все будет выглядеть следующим образом. Деньги на расчетных счетах будут облагаться небольшим процентом (допустим, 5-10% годовых) с ежедневной капитализацией. Спасти свои средства можно будет двумя способами: побыстрее приобрести на них какой-нибудь продукт или положить на депозит. Депозит будет только одного вида со ставкой 0%. Там деньги смогут храниться без потерь. Не будет ограничений на пополнение депозита, но на снятие – допустим, максимум 5 тыс. рублей в день (в нынешних ценах). Поскольку расчетная система у нас одна, а денежная организация стимулирует людей все свободные средства хранить на депозитах, проблемы потери устойчивости из-за внезапного изъятия денег с депозитов не будет.

Наша новая финансовая система станет не только обслуживать взаиморасчеты, но и кредитовать экономику. Впрочем, прекратится выдача денег под потребительские расходы частных лиц. Пожалуй, единственной возможностью получить деньги на потребление останется покупка жилой недвижимости. Кредит в таком случае будет даваться беспроцентный (как все деньги в нашей экономике), но заявителю необходимо будет оплатить организационные расходы банка (тысяч 10-20 рублей в нынешних ценах). Ну, и на должнике повиснет риск обратного процента за слишком долгое хранение денег на расчетном счете, которого легко можно будет избежать, если объект недвижимости уже найден (тогда платеж из банка пойдет напрямую строителям).

Разумеется, сохранится кредитование предпринимательской деятельности. Через стандартную процедуру: предоставление бизнес плана, его оценка сотрудниками расчетной системы, оформление договора. Плата стандартная – покрытие организационных расходов банка. Впрочем, некоторые изменения в корпоративном праве резко снизят спрос на кредиты со стороны предпринимателей, но об этом ниже.

Как мы помним, деньги обслуживают хозяйственные операции, поэтому количество денег должно равняться количеству производимых продуктов. Растет экономика – денег нужно добавить, падает – нужно убавить. В нашей системе обратного процента с убавить проблем не будет, потому что денежная масса и так стремится к сжатию. Другое дело – добавить. В пирамиде долга это выглядит так: центральный банк выдает кредиты правительству или напрямую крупнейшим банкам, и дальше по экономике расходятся волны дальнейшего кредитования. В новой системе все будет иначе. При регистрации рождения ребенка ему автоматически открывается счет в единой расчетной системе, который несет его полное имя и дату рождения. Т.е. у каждого жителя нашей страны будет свой банковский счет (текущий и депозит). Если Министерство экономики установит, что экономика выросла и ей необходимы дополнительные деньги, оно просто выпустит эти деньги и распределит их поровну между всеми жителями страны. Например, при выпуске 140 млрд. рублей каждому на депозит упадет по 1 тыс. С высокой степенью вероятности эти деньги в скором времени уйдут в реальный сектор через текущие траты людей.

Политика ориентации хозяйственной жизни на нужды семьи в денежной сфере выразится в том, что счета лиц, вступивших в брак, автоматически станут совместными. Т.е. останутся отдельные личные счета, но баланс на них будет общий.

Такая специфическая организация денежного обращения создаст одну проблему – наличные деньги. Как организовать обращение наличности с одновременной уплатой процента за пользование деньгами? В принципе, "свободные деньги" именно с оборота наличными и начинались, так что некоторый опыт в этом отношении уже накоплен. В Европе на купюры каждый месяц наклеиваются марки (например, при налоге на деньги в 10% годовых достаточно на купюру в 100 рублей наклеивать раз в месяц марку стоимостью 1 рубль). Каждый год будет меняться цвет купюр с бросающимся в глаза годом выпуска. Например, купюра 2007 года будет действительна и все последующие годы, но с вычетом налога за пользование. Так, 100 рублей 2007 года в 2010 году будут стоить около 70 рублей (точнее, будут стоить те же сто, но за 3 года придется выложить где-то 30 рублей налога). Чтобы люди не копили монеты, будут введены ограничения на прием платежей металлическими деньгами (например, не больше 20 монет на сумму не больше 10 рублей за раз). Примерно так.

В результате наши деньги, хранящиеся на депозитах, и через 10 лет будут иметь ту же покупательную способность, что и сегодня.

Дополнительной мерой по борьбе с инфляцией станет создание помех на пути раздувания финансовых пузырей, искусственно толкающих цены вверх. В первую очередь это касается работы финансовых рынков. Прекратится торговля валютами: обменные курсы станет устанавливать отвечающее за эмиссию денег Министерство экономики на основании объективных показателей. Беспроцентное кредитование бизнеса устранит необходимость в рынке облигаций (который сегодня все равно используется больше для спекуляций, нежели чем для одалживания денег). А рынок акций, необходимый для аккумулирования средств в крупных проектах, вольется составной частью в единую расчетную систему. Каждый человек через свой банковский счет будет иметь доступ к приобретению акций различных предприятий. Цена акций будет базироваться на бухгалтерской отчетности компании и рассчитанного системой баланса спроса и предложения. Ограничителем для спекуляций станет временной лимит (например, 1 год), в течение которого акции не должны менять собственника. Точнее, продать их будет технически возможно, но вся прибавка в цене автоматически уйдет государству (при этом убыль компенсирована, разумеется, не будет). Новые выпуски существующих или новых предприятий будут доводиться до сведения населения через извещения внутри расчетной системы (с изложением всех фактов: бизнес плана, имен и биографий руководителей, данных бухгалтерской отчетности и т.д.). Так мы приблизимся к идеалу либералов: обществу собственников.

 

* * *

 

Очень большую роль в гармоничном развитии народного хозяйства играет устранение социального неравенства. Тут нам придется вспомнить размышления Дж. Кейнса о совокупном спросе, инвестициях, сбережении и мультипликаторе. "В качестве примера рассмотрим небольшую фирму, в которой работает 11 человек: 1 начальник («топ-менеджер») и 10 рядовых сотрудников. Пусть зарплата рядового персонала составляет 8 тыс. рублей, а начальника – 30 тыс. В сумме имеем 10*8 тыс. + 1*30 тыс. = 110 тыс., то есть в среднем по 10 тыс. на человека.

А теперь немного изменим условия: зарплату рядовых сотрудников понизим до 4 тыс., а оклад начальника повысим до 70 тыс. Сумма та же (10*4 тыс. + 1*70 тыс. = 110 тыс.), стало быть, и средняя зарплата не изменилась, составляя все те же 10 тыс. Но теперь определим совокупный спрос в обоих случаях, помня о законе уменьшения склонности к потреблению по мере роста дохода.

Предположим, что при зарплате 4 тыс. рублей человек тратит все 100% (какие тут могут быть сбережения), но если его доход повысится до 8 тыс., то из этих дополнительных 4 тыс. он потратит только 90%, а остальное сбережет. То же самое проделаем и с доходами начальника: пусть из своих 30 тыс. он тратит 80%, а если его доход повысится до 70 тыс., то из этих дополнительных 40 тыс. он потратит только 70%.

Вот что мы получим тогда в первом случае: каждый рядовой сотрудник потратит из своих первых 4 тыс. рублей всю сумму, а из дополнительных 4 тыс. – только 3.6 тыс. (90%). Стало быть, в целом они все (10 человек) израсходуют сумму в (4 тыс.+3.6 тыс.)*10 человек = 76 тыс. Начальник истратит 80% от своих 30 тыс., то есть 24 тыс. Итого все вместе они израсходуют 100 тыс. рублей (76 тыс. + 24 тыс.).

Рассмотрим теперь второй случай. С рядовыми сотрудниками все просто: все свои 4 тыс. каждый из них потратит – стало быть, их суммарный спрос составит 40 тыс. Начальник из 30 тыс. израсходует 80%, то есть 24 тыс., а из дополнительных 40 тыс. – только 70%, или 28 тыс. Его совокупные затраты составляют, стало быть, 52 тыс. Получается, что все сотрудники истратят во втором варианте 92 тыс. (40 тыс. + 52 тыс.), то есть на 8 тыс. меньше, чем в первом.

В результате выходит, что при формально одной и той же средней зарплате реальный совокупный спрос уменьшился на 8% только за счет усиления неравенства в распределении доходов. Отметим, что те же самые 8 тыс. рублей потерь общественного спроса можно получить, если вместо снижения зарплаты персоналу просто уволить одного из сотрудников. Иначе говоря, увеличение разрыва между доходами богатых и бедных порождает такое же снижение совокупного спроса, какое бы возникло при заметном росте безработицы".[240]

Дальше – больше. Нужно проанализировать, на что именно тратятся деньги. Бедняки покупают только самое необходимое: еду и одежду. Дополнительные деньги они потратят на улучшение рациона, более качественную одежду, театр, кино. Дальше – бытовая электроника, машина. Мечта среднего класса – квартира и дом. "Когда вы покупаете телевизор, полученные его производителем средства пойдут и на потребительские товары (через зарплату сотрудников), и на оплату сотен комплектующих. Последние, в свою очередь, поставлялись десятками предприятий самых разных отраслей промышленности – значит, от последних «расходные волны» разойдутся уже почти равномерно по всей экономике".[241] Так работает мультипликатор, увеличивая совокупный доход.

А на что тратят свои сверхдоходы "начальники"? Бриллианты, меховые шубы, Мерседесы и Бэнтли… Толку от таких трат для экономики – 0. Мультипликатор в отношении предметов роскоши почти не работает: "промежуточных стадий в этом производстве крайне мало или нет совсем, так что деньги пойдут на те же простые потребительские товары (опять через зарплату сотрудников), а кроме них, только в одно-два предприятия узкой специализации – равномерной волны по всей национальной экономике не образуется".[242] Импортные же предметы роскоши можно вообще рассматривать как чистый убыток для страны.

Это значит, что экономически целесообразно сглаживать социальное неравенство, т.е. равномернее распределять совокупный доход между всеми жителями страны. Для этого будет введена прогрессивная система налогообложения.

Сегодня действует прямая шкала: 13% платит и работник с окладом в 10 тыс. в месяц, и "предприниматель" с доходом в 10 миллионов. Такого нет почти нигде в мире. Прогрессивная шкала означает, что ставка налога постепенно увеличивается пропорционально росту дохода человека. В общем, это будет выглядеть следующим образом. На доходы до 20 тыс. рублей в месяц ставка налога будет 0%, т.е. работник не заплатит ничего. На дополнительные 20 тыс. начислят, допустим, 10% (т.е. человек с зарплатой в 40 тыс. рублей в месяц заплатит 2 тыс. подоходного налога). На следующие 60 тыс. – 20%. Все, что свыше 100 тыс. рублей в месяц – 30%. Свыше 200 тыс. рублей – 50%. В принципе, шкалу можно сделать еще круче: 0% – 15% – 25% – 50% – 70%, или, наоборот, более пологой. Но суть не изменится: низкооплачиваемые работники должны платить меньше налогов, чем высокооплачиваемые. Потому что это экономически целесообразно.

Дополнительной мерой может стать законодательное закрепление ограничений на разницу в оплате труда. Например, в рамках одной организации доход самого высокооплачиваемого сотрудника не может превышать доход самого низкооплачиваемого больше, чем в 10 раз. В такой ситуации хочешь себе зарплату поднять, поднимай и курьерам с уборщицами. И, кроме того, в непроизводительных секторах (офисах) будет полностью запрещена практика премий. Вся оплата труда пойдет только через ежемесячные зарплаты. Хорошо поработал – получи повышение.

Как нетрудно догадаться из самого факта ликвидации финансовых рынков, пенсионная система вернется к работе, знакомой русским людям по бывшему СССР (т.е. прекратится весь это бред со спекуляциями на рынке ценных бумаг). Поскольку все данные о работе, занимаемых должностях и получаемых окладах (т.е. и об уплаченных налогах) будет накапливаться в электронной анкете каждого жителя, не составит никакого труда соотнести с этими данными пенсионные выплаты. В переходный период придется, конечно, по старинке опираться на налоговые декларации и трудовые книжки, но с течением времени все заработает гладко. Помимо таких чисто организационных моментов, каждому сопляку в стране доведут до сведения, что пройдет совсем немного времени, и он сам окажется на месте этих старичков и старушек. И поэтому забота о старшем поколении – это не только святая обязанность и самый верный показатель человечности и цивилизованности, но и чисто шкурный интерес каждого человека.

Заботой о жителях страны и выравниванием социального неравенства будет обусловлена и структура медицинского обеспечения. Первым шагом станет запрет частной страховой деятельности. В теории касса взаимопомощи устроена просто: все скидываются понемногу, чтобы оказать существенную помощь некоторым нуждающимся. Т.е. общественные средства аккумулируются на случай острой нужды. Задача кассы – простое перераспределение. А теперь, внимание, вопрос: откуда у страховых компаний образуется прибыль? И каким образом страховые агенты умудряются покупать себе Мерседесы?... Ответ прост. Во-первых, содрать с людей завышенную страховую премию, основанную на некоей "статистике", проверить которую все равно никто не может. И, во-вторых, в случае наступления страховых случаев, когда людям остро нужна помощь по страховке, найти любой предлог или лазейку в договоре, чтобы отказать в выплатах. Ведь для максимизирующего свою прибыль индивида любая такая выплата – это убыток. Значит тот, кто много выплачивает по страховкам, уменьшает свой доход, а это в нынешних правилах игры означает… неэффективность. Есть и обратная проблема… Если кто-то заплатил 30 тыс. рублей в год за медицинскую страховку и ни разу не заболел, то он чувствует себя в убытке. Максимизирующий свою выгоду потребитель инстинктивно пытается "отбить" стоимость страховки, чтобы не быть "лохом". И вот уже 25-летние девушки не вылезают от докторов, делают всевозможные обследования и анализы, обосновывая это "заботой о здоровье". Но если ты, здоровая молодая дура, все деньги истратишь на это баловство, что же останется пожилой больной женщине, которой помощь действительно нужна? Ничего, потому что нечего перераспределять. Точнее, пожилому человеку достается заоблачная цена страхового полиса. В общем, медицина снова станет всеобщей и "бесплатной". Т.е. будет финансироваться государством за счет налогов и дохода от работающего в финансовой системе обратного процента. И молодежи снова расхочется болеть и бегать по врачам, а старики получат столь необходимую помощь и заботу.

Вторым шагом станет изменение подхода к лечению. Сейчас мы абсурдным образом вознаграждаем врачей за лечение болезней, а не за сохранение здоровья. Т.е. медицинским работникам выгодно, чтобы вокруг было много больных. Для современной медицины отсутствие больных – это вообще финансовая катастрофа. Ситуацию пора изменить. За врачами будут закреплены участки, как в советское время. И оплата будет тем выше, чем меньше заболеваемость. У врача будет выбор: много работы и мало денег, или мало работы и большой оклад. Придется каждому посуетиться насчет профилактики. Специалисты будут получать надбавки за успешность лечения. Над деталями этой системы, конечно, нужно еще подумать, но общий подход будет вышеуказанным.

 

* * *

 

Для решения проблемы жилья в стране будет создан четкий земельный реестр. Это означает, что вся территория страны постепенно будет обмерена, разбита на равные участки, записи о которых сведутся в единый реестр. Там же будут храниться планы и чертежи всех построек и коммуникаций, находящихся на этих территориях. Работа громадная, но она должны быть проделана, а ее результаты упорядочены.

После создания такой системы учет прав собственности станет просто элементарной задачей. Каждый житель нашей страны сможет получить сертификаты на свою недвижимость, являющиеся выписками из реестра на определенную дату. При смене собственника обе стороны должны будут зайти в отделение службы реестра и подписать стандартные формы, после чего запись в системе будет изменена (с сохранением всей истории). Служба земельного реестра объединит в себе и современное БТИ, и комитет по городскому планированию, и архитектурные инспекции. Строитель будет приобретать участок и регистрировать право собственности в реестре, после чего подаст туда же планы застройки (кстати, общее планирование поселений станет одной из важнейших функций службы земельного реестра). По завершении строительства из реестра придет комиссия с проверкой соответствия инженерным стандартам и качеству работы, после чего в реестре появится запись о новом объекте недвижимости (в случае многоквартирного дома автоматически будут созданы отдельные записи под каждую квартиру). После этого операции с недвижимостью станут не сложнее похода в супермаркет.

Чтобы обуздать спекуляции на рынке жилья, право собственности на объекты жилой недвижимости будут, во-первых, привязаны к семьям, а во-вторых, ограничены определенным числом (для начала, например, двумя). Это значит, что одна семья (муж, жена и несовершеннолетние дети) могут владеть на праве собственности только двумя квартирами (или домами) одновременно. В принципе, чтобы не превращать эту систему в абсурд, заработает правило "2+", которое будет означать, что возможно владеть двумя объектами жилья и параллельно являться собственником иного строящегося или ремонтирующегося помещения (например, покупка квартиры в строящемся доме с целью переехать, или покупка участка и возведение на нем загородного дома с той же целью). В перспективе, после насыщения рынка жильем, ограничение можно будет поднять и до 3 единиц. Дополнительно будет установлен и временной лимит (допустим, 3 года), в течение которого вся прибыль от перепродажи дома или квартиры будет автоматически изыматься государством.

Главной особенностью системы станет запрет на владение жилой недвижимостью для юридических лиц и индивидов. Строящийся дом может быть продан только семьям (в процессе, или по завершении работ). Исчезнут профессиональные "инвесторы" на рынке жилья. Дом – это семейный очаг, а не объект для спекуляций.

 

* * *

 

Серьезные изменения затронут промышленность и торговлю.

Как мы говорили, государство должно восстановить естественную зону ответственности в экономике. Что можно отнести к этой зоне? Все опосредованные общественные блага, которые никаким другим способом, кроме как через государство, эффективно получить не удается. В первую очередь это военно-промышленный комплекс. Заводы должны работать и выпускать современные высокотехнологические образцы боевой техники не на экспорт, а для собственных вооруженных сил (т.е. для собственных братьев и сыновей).

Далее будут национализированы отрасли, связанные с добычей важнейших полезных ископаемых (напомним, невозобновляемых): нефти, газа, угля, металлов. Потому что это народное достояние, и государство не станет стараться наспех хапнуть и убежать, а терпеливо и заботливо организует добычу и переработку на благо всей страны. Все вопросы топлива и энергетики также отойдут к государству (т.е., по сути, будет свернута реформа А. Чубайса) (больше не надо будет экономить на средствах безопасности для горняков или гонять вразнос турбины гидроэлектростанций). Абсурдно разбивать единую энергосистему и передавать ее максимизирующим свою прибыль частникам. Это дезорганизует ее работу и повышает цены. Да и как можно конкурировать на рынке электроснабжения? Что, разные провода тянуть к отдельным квартирам одного дома?... По этой же логике государство вернет контроль над объектами жилищно-коммунального хозяйства. Во всех домах появятся счетчики для воды, газа и электричества: пора учить людей думать не в абстрактных категориях цен, а в реальных категориях физической экономии.

Связь, как один из основных в наше время ресурсов, также будет централизована в руках государства. Это, во-первых, позволит создать единую сеть вместо нескольких конкурирующих, что снизит стоимость инфраструктуры и, соответственно, себестоимость услуг. Во-вторых, отсутствие требования со стороны частных акционеров максимизировать прибыль также существенно понизит тарифы на связь. И, в-третьих, государству будет проще централизованно защищать информационные каналы, необходимые для успешной работы создаваемой в стране системы народовластия.

Важнейшим изменением станет возвращение государственной монополии внешней торговли. На первом этапе будет резко изменена таможенная политика: ввозные пошлины на промышленное оборудование и отсутствующие в стране ресурсы понизятся или вообще обнулятся, а на импорт потребительских товаров, наоборот, существенно повысятся. Вывозные пошлины на ресурсы резко повысятся, а на экспорт промышленных товаров, наоборот, понизятся или вообще обнулятся.

Через некоторое время, после национализации вышеуказанных отраслей и создания соответствующих эффективных структур наподобие советского министерства внешней торговли и внешнеторговых объединений, товарообмен с иностранными государствами будет полностью поставлен под контроль. Основная задача – прекратить обмен нефти на "сникерсы", высокотехнологического оружия на китайские трусы. Впрочем, дело тут вовсе не в абстрактной великодержавной гордости. Мы должны делать и сникерсы, и трусы у себя дома. Пусть это будет дороже (что очень относительно, ведь внутри мы все обмениваем на свои рубли, а за рубежом приходится расплачиваться безумно дорогой, оплаченной невозобновляемыми ресурсами, валютой), но так мы, во-первых, дадим работу своему народу, и русские продукты удовлетворят потребности населения и накормят тысячи семей работников промышленности и сельского хозяйства; во-вторых, освободимся от позорной необходимости торговать задешево своими ресурсами в обмен на дорогие промышленные товары и еду (ведь грабеж торговлей никто не отменял); и, в-третьих, восстановим свою промышленность и сельское хозяйство, и тем самым вернем себе свободу и независимость. Попутно мы таким образом решим и острейшую проблему вывода капиталов из страны.

Внешнеторговое ведомство по запросам предприятий будет рассылать рекламные буклеты ведущих производителей оборудования, после чего соберет заказы и на максимально выгодных условиях оптом закупит все необходимое и передаст по назначению. Ни таможенной волокиты, ни бешеных надбавок.

Сложнее будет с потребительскими товарами, особенно на первом этапе. Мы так сильно разрушили свое производство, что поначалу придется централизованно закупать электронику, обувь и продукты питания. Постепенно, координируя работу с министерством экономики, которое займется организацией отечественного производства, мы сможем заменить многие из этих товаров русскими аналогами.

Экспорт также будет поставлен под контроль. Впрочем, вывоз готовой продукции (а не сырья) найдет самую горячую поддержку со стороны государства, так что настоящим предпринимателям опасаться таких мер не стоит.

Одним из приоритетов экономического развития станет поддержка малого и среднего бизнеса. Необходимо стимулировать предприимчивость людей на местах, а для этого нужно убрать все административные препятствия у них на пути. Будет максимально упрощена регистрация юридических лиц и предпринимателей без образования юр. лица, будут введены налоговые льготы (вплоть до отмены налогов на начальный период). Такой подход позволит высвободить творческий потенциал, и у нас появится красивая мебель, одежда, посуда и прочие вещи, сделанные под заказ. И, самое главное, мы таким образом поможем сельскому хозяйству и пищевой промышленности.

Огромные усилия будут направлены на возрождение русского сельского хозяйства. Самообеспечение продуктами питания – задача не меньшей важности, чем создание современной армии. Более того, здоровое тело и душу трудно сформировать в отрыве от земли. В единый процесс сольется расселение городов, возвращение людей на землю и подъем сельского хозяйства.

Сейчас земледелец – это презираемый нищий неудачник. Бедный, необразованный, спившийся. Наше сельское хозяйство, лишившись перспектив, растеряло всю молодежь. Пора обратить этот процесс вспять. Пора рассказать нашим детям, что булки не растут на деревьях. Пора понять, что батон хлеба каждый день к обеду в сто раз важнее плоского телевизора. И в миллиард раз важнее перебирания бумажек в офисах.

Мы научим молодежь понимать и любить природу. Мы покажем им, как земля наполняет нас энергией. Мы откроем им чудо созидания жизни. Мы научим их принимать здоровые плоды родной земли.

Будет создана широкая сеть средних технических и высших учебных заведений, ориентированных на сельское хозяйство. Попутно начнет развиваться инфраструктура деревни. Молодые люди должны жить в современных домах, но днем выходить на работу в поле. Что лучше: просидеть сутки перед экраном компьютера и не сделать, по сути, ни-че-го, или провести день на природе, сидя в кабине современного комбайна и понимая, что ты кормишь всю страну? Уметь разбираться в растениях, знать биохимию, понимать животных. Наша молодежь будет умной, сильной и доброй. Когда современные поселки и поля вокруг них наполнятся молодыми юношами, девушками и их ребятишками, образ деревни изменится. Самым важным стимулом станет, разумеется, оплата труда. В новом обществе земледелец станет высокооплачиваемым работником за счет высоких закупочных цен на продукты питания и растительное сырье. По сути, доход перераспределится из сферы торговли и сферы всевозможных услуг (финансовых и прочих) в пользу сельского хозяйства.

Деревня опять будет давать нашему народу умных, сильных и самостоятельных людей, которые станут основой общества.

Обеспечить благоприятную для сельского хозяйства ценовую политику поможет развертывание по всей стране государственной торговой сети (в качестве конкурента существующим частным сетям), которая и станет с минимальными издержками распределять произведенные по стране продукты. Таким образом мы избавимся от бешеных торговых наценок и коррупции в сфере торговли, когда крупным частным розничным сетям подчас выгоднее закупать французскую говядину и финский сыр вместо продукции отечественных производителей, которые разоряются, не находя сбыта для своих продуктов.

Кстати, продажа (и производство) всех видов табака, спиртного и наркотиков будет постепенно свернута. При массированной на первом этапе пропаганде отвращения к индивидам, не заботящимся о своем здоровье (и здоровье семьи и детей), будет организована продажа высококачественных спиртных напитков по низким ценам в специализированных государственных магазинах. Для самых слабых и опустившихся. По предъявлении паспорта с занесением информации в общедоступную базу данных. И только после 25 лет.

 

* * *

 

Ориентация в образовании на сближение с природой будет преследовать и еще одну жизненно важную цель – сформировать у молодежи здоровое экологическое сознание. Ведь без понимания своей тесной связи с биосферой планеты Земля подрастающее поколение, как мы знаем, столкнется с поистине катастрофическими проблемами.

Параллельно начнется экологическое переустройство экономики. Самым важным шагом станет резкое сокращение потребления. Как этого добиться без существенного снижения уровня жизни? Во-первых, вся мощь научной и инженерной мысли будет направлена на создание экономичных и долговечных вещей. Если автомобиль работает 20 лет, то это означает 3-4 кратное снижение потребления. Будет сокращено разнообразие модельных рядов с целью унификации, ненужная в условиях городов мощность будет принесена в жертву экономичности и бесшумности. Во-вторых, людей будут неустанно приучать к бережливости, главным девизом станет "Не расточай!" Мы должны быть одеты чисто и опрятно, а не модно. Стыдно станет приходить каждый раз в новом платье, а не наоборот. Удобная и долговечная одежда и обувь должны вытеснить дизайнерский беспредел. Все вновь научатся ходить в магазин с собственной сумкой и покупать масло в разлив. Наконец-то все убедятся, что при правильном использовании мобильный телефон работает 5-6 лет без сбоев и т.д. В-третьих, будет создана мощная индустрия новых экологичных материалов и переработки отходов. Впрочем, это лишь вспомогательное средство, ведь и биоразлагаемая пластмасса, и сортировка отходов – это тупик, если не заменить бесконечный рост стабильной экономикой, ориентированной на сокращение отходов (через более эффективное потребление). Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят.

Архитектура и планирование городов должны выйти на новый уровень. Долговечность конструкции, удобство эксплуатации и энергетическая эффективность – вот базовые принципы нового подхода. Мы будем строить на века (и уже другой вопрос, сможет ли это столько простоять из-за войн или перепланировок, но в любом случае дома не будут жалкими гнилушками, скроенными на скорую руку). Возможно, наилучшим подходом станет совмещение централизации с расселением. Это значит, что дома возведут на приличном расстоянии друг от друга, и между ними разобьют парки, а за городом – поля и сады. Но сами дома будут большими вертикальными деревнями: многоквартирными, с просторными апартаментами, с мощной теплоизоляцией, максимально автономные в плане водо- и электроснабжения. Такие крупные здания-комплексы будут включать и подземные парковки, и кинозалы, и бассейны с тренажерными залами, и небольшие магазины с ресторанами. Через такую интеграцию мы сможем повысить энергоэффективность, автономность и комфортность строений с одновременным снижением общей нагрузки на территорию.

Мы также должны будем пересмотреть некоторые направления развития. Сейчас огромные средства тратятся на полеты в космос на химических ракетах, при этом в мировом океане человечество ведет себя, как в каменном веке – занимается собирательством (причем самым варварским технологическим способом). Придется несколько сместить акценты. Ни о какой пилотируемой космонавтике больше и речи быть не может. Все финансирование космоса пойдет на чисто прикладные нужды: спутники связи, материаловедение, астрономия. И на расширение исследовательских программ по новым принципам движения в космосе. Прежде чем человечество сделает следующий шаг, мы должны придумать что-то иное, нежели горящие бочки с керосином. А высвободившиеся из пилотируемой космонавтики силы и средства будут брошены на исследование мирового океана. Человечество должно, наконец, освоить 2/3 своей планеты, и при этом перестать ее разрушать. Проект не менее грандиозный, нежели полеты в космос, и намного более перспективный на данном этапе. При этом остается незыблемым понимание, что будущее людей – на звездах. Но именно будущее, которое сможет наступить только после серьезного прорыва в теоретической и прикладной физике.

Одним из основных направлений научных исследований станет попытка выйти на новый уровень в понимании структуры и свойств воды и энергетического поля: мы должны освоить магию Н. Теслы и В. Шаубергера. Индустрия перестанет брать у природы методом истребления, а станет существовать с нею в гармонии.

А до наступления такой технической революции человечеству придется всерьез задуматься над контролем численности населения. Современная власть тотальной лжи добивается стабилизации через навязывание "культуры" гламура, завышенных материальных притязаний, растление и развращение молодежи, пропаганду алкоголя, табака и наркотиков, распространение бесконечных развлечений (телевизионных шоу и сериалов, он-лайн игр, компьютерных приставок, клубов и проч.), погружение огромных масс людей в беспросветную нищету с одновременной ликвидацией системы всеобщего здравоохранения, разжигание розни и организации бесконечных конфликтов и т.д. Все это ведет к сокращению населения. Но мы должны взглянуть правде в глаза и сами сделать свой выбор, сами ограничить себя. Свобода – осознанная необходимость. Мы не должны иметь больше двух детей в семье, только самые лучшие из нас (вспомним систему рейтингов) могут получать право на третьего, а худшие вообще лишаться права на потомство. Пока мы не преодолеем границы нашей планеты, население должно оставаться стабильным. Иначе начнутся проблемы с ресурсами и яростная схватка между народами за их остатки. Человечество не может продолжать жить, как животные. Мы – люди.

 

* * *

 

Переустройство экономики невозможно без определенных корректировок в правилах игры для корпоративного сектора. Сегодня бесконечные цепочки юридических лиц скрывают за собой реальный контроль над экономикой со стороны нескольких олигархических групп. Те же цепочки служат для уклонения от уплаты налогов, сокрытия прибыли и избежания государственного контроля. У юристов даже есть профессиональный термин для пустой цепочки юр. лиц – матрешка.

Итак, первым революционным принципом станет запрет юридическим лицам быть участниками и акционерами в других юридических лицах. Ни в каком виде. Так мы решим одни ударом целый ворох проблем. Это и сокрытие структуры собственности, и вывод капиталов через создание холдингов за рубежом (что, кстати, в любом случае заблокируется монополией внешней торговли, включающей запрет на банковские переводы заграницу). Все оффшоры, само собой, отсекутся все той же монополией внешней торговли. В случае необходимости создать новую компанию потенциальные акционеры будут напрямую выкупать ее акции или же выставлять их на продажу через единую расчетную систему (с предварительным подробным изложением бизнес проекта).

Следующим революционным принципом станет запрет юридическим лицам распределять прибыль в случаях, когда на балансе компании есть заемные средства. Сначала расплатись с долгами, и только после этого получишь право заплатить себе дивиденды. Это изменение резко снизит спрос на заемные средства (которые будут, как мы помним, беспроцентными), и экономика отучится работать в долг. Так мы избавимся от абсурдной ситуации, когда наши крупные компании сначала требуют льготных кредитов, потому что у них якобы нет средств для финансирования проектов по развитию, и буквально через месяц объявляют многомиллиардные выплаты дивидендов (которые шизофренически объясняют тем, что, мол, эта прибыль – за предыдущие периоды, а убытки у них только теперь).

И третьим принципиальным изменением станет контроль над нормой прибыли. Понятие сверхприбыли должно исчезнуть. Сверхприбыль – это гиперобман, супернасилие над людьми. Для юридических лиц также будет введено понятие прогрессивной шкалы налогов, только рассчитываться она будет не в абсолютных величинах, а в относительных, отталкивающихся от собственного капитала компании и торгового оборота. Предприниматели будут назначать себе и своим сотрудникам (не забываем об ограничении на разницу между максимумом и минимумом) крупные оклады, но выводить бешеные деньги в карманы акционеров не смогут. Акция будет способом поучаствовать в общем деле, а не средством контролировать экономику через деньги. Доход от любой экономической деятельности должны получать работники, а не собственники денег.

Еще одним нововведением станет ограничение коммерческой и прочих тайн. Авторские права будут закрепляться только за физическими лицами, но их защита будет строиться на примате общего интереса. Т.е. автор должен быть вознагражден, но его частный интерес никогда не сможет встать на пути общественной пользы. Будет ликвидирована система, когда собственники патентов могут держать завышенные цены на свои продукты в то время, когда люди страдают или даже умирают без них.

 

* * *

 

Контролировать весь этот сложный процесс станет реформированная государственная налоговая служба. Сегодняшнее мироустройство знает несколько элементов финансового контроля: налоговые органы, аудиторы и рейтинговые агентства. Аудиторы – это высококвалифицированные (в теории) бухгалтеры, которые проверяют отчетность компаний с целью выявления неточностей, ошибок и жульничества. Предполагается, что аудиторы – независимые эксперты, на отчеты которых ориентируются люди при принятии решения о покупке акций или облигаций тех или иных компаний. На практике аудиторы – тоже люди, работающие за деньги и максимизирующие свою прибыль, поэтому в случае больших гонораров склонные на многое закрывать глаза.[243] А ведь налоговые органы ориентируются на их отчеты. Следующий элемент – рейтинговые агентства. Они, опираясь на аудированную отчетность компаний и прочие бизнес-факторы, оценивают стабильность и надежность по некоей шкале. И на оценки этих агентств точно так же ориентируются люди при принятии важных финансовых решений. Сегодня все такие крупные агентства (Standard & Poors, Fitch, Moody's) – американские. Поэтому у лопающейся от нефти и газа России рейтинги стабильно низкие, а у США, банкротов с 1969 г. – стабильно максимальные. Вся эта выстроенная англосаксами структура – одна большая ложь, призванная контролировать систему экономического порабощения.

Функции финансового контроля (аудита) и выставления рейтингов в нашем государстве будут принадлежать тем, кому они и должны принадлежать по логике – налоговым органам. Ежегодный аудит станет одновременно и налоговой проверкой. И по итогам этой процедуры компании получат соответствующие рейтинги. При этом налоговики, являясь государственными служащими, будут нести серьезную ответственность за нарушение служебных обязанностей. Аудиторы перестанут закрывать глаза на недочеты, прикрытые жирными гонорарами.

А налоговой службе больше не понадобится проводить отдельные расследования или любой ценой сдирать с людей и компаний налоги. Процесс будет стабильным и открытым.

 

* * *

 

Наверное, самым последним изменением станет восстановление эффективного права на труд. Повышение производительности труда и постепенное насыщение рынка продуктами приводит к тому, что люди остаются без работы. Получается, что все меньшая часть населения надрывается на работе, в то время как все большая часть эту работу теряет. Кто-то получает все больше, а кто-то – вообще ничего. Сегодня один земледелец может кормить 20-30 человек. Один рабочий способен создать сотни единиц продукта. Что делать остальным? Запад ответил на это четко: "управлять", сидя в офисах, или оказывать услуги. Или становиться "экономически нецелесообразными" и умирать.

А как ответил на это СССР? Все получали работу, и миллионы людей сидели в конторах или НИИ и ничего не делали, потому что реально работы на всех не хватало. Но сидеть приходилось от звонка до звонка, и получать за это стандартную зарплату. Спрашивается, что было неправильно в этой системе? Ошибкой стала необходимость сидеть на работе.

Почему нельзя приходить на работу пару дней в неделю, делать все дела, а остальное время проводить дома? Зарплата же все равно стандартная, положена всем. Некоторые будут приходить по одним дням, другие – по другим. То же самое на заводах, стройках и в колхозах: можно обеспечить занятость большего числа людей, если делить эффективную работу на меньшие участки. Идея, с первого взгляда, абсурдная, но если подумать…

Чем займется человек в свободное время? Все зависит от него самого. Можно пойти погулять, можно напиться с друзьями, можно убить время перед телевизором или компьютером. Индивиды именно так и сделают. Но ведь можно и своими делами заняться. Например, написать книгу, нарисовать картину. Что-нибудь изобрести в гараже. Заняться воспитанием ребенка, построить дом или дачу, освоить в совершенстве какое-нибудь искусство. Наличие большого количества свободного времени заставит многих людей искать себе занятие, работу. Кто-то займется разведением клубники на своем участке, и достигнет такого совершенства, что обеспечит себя и своих соседей. А ведь это не пустяк. Общество сможет раскрыть истинное призвание каждого человека: дать ему возможность творить. В поле, гараже, оранжерее, мастерской, на кухне или за письменным столом. Люди познают самих себя. "Избранный, он как влюбленный. Кто знает, что ты влюблен? Только ты сам".[244]

 

* * *

 

Но, как мы уже много раз говорили, любые реформы (особенно вышеописанный подход к труду) бессмысленны без изменений в самих себе. Мы должны начать перемены с себя: со своего разума, воли, тела и духа. Путь известен, теперь нам остается только по нему пройти. И это будет нелегко. Впрочем, любая дорога длиной в тысячу километров начинается с одного единственного шага. И теперь мы готовы этот шаг сделать.

Правда одна, и, соответственно, правильная организация может быть тоже только одна. Так что наша цель – приблизиться к истине, создать гармоничную систему, которая в силу своей непротиворечивости будет максимально стабильна, но одновременно и гибка, сохраняя способность к изменениям под влиянием только внешних причин. Ведь не стоит забывать, что система, требующая постоянного реформирования в силу внутренних причин, очевидно несовершенна, т.е. ошибочна.

 


 


Заключение.

 

Итак, мы приближаемся к концу нашего повествования. На страницах этой книги мы постарались собрать воедино все известные нам факты с целью сфокусироваться на общей картине, лучше понять нашу жизнь и окружающие нас события. Надеюсь, это помогло нам немного разобраться в самих себе и уяснить, что же и почему на самом деле важно, а что есть просто иллюзии.

Теперь, когда мы кое-что поняли, каждый из нас оказывается перед выбором. И выбор этот, как всегда, – выбор веры.

 

* * *

 

Можно просто рассмеяться. Не поверить. Сказать себе, что все это дилетантская чушь, параноидальный бред и религиозная демагогия. Как мы помним, смех снимает напряжение. Посмеемся, и напряжение уйдет. Завтра утром все будет казаться дурным сном, а еще через неделю и вовсе забудется. Как сказал один неглупый персонаж из фильма "Матрица": "Знаете, что я понял за десять лет, проведенные на свободе? Счастье в неведении".

Не все готовы к правде. В общем, никто не готов. Да и зачем? Ведь система "заботится" о человеке. Нас развлекают, нам прощают все грехи и слабости, стараются не перетруждать наш мозг, поставляют продукты для бесконечного потребления. Разве кто-нибудь из нас замечает, что он экономический раб? Нет. Разве мы чувствуем, как нас потихонечку "сокращают"? Нет. Все проходит тихо и спокойно, безболезненно, с заботой о наших правах и трепетных личностях. Нас пасут, как стадо овец. Иногда стригут, кое-кого съедают, но в целом хозяин заботиться о нас. Вполне возможно, что без хозяина мы бы пали жертвами собственной животной тупости и злобы: разбрелись, поумирали с голоду или передрались между собой. А так система работает, сумма человеческого "счастья", выраженного через материальную похоть, увеличивается. В общем, отрицание – неплохой выбор.

 

* * *

 

Можно решительно встать на сторону сатанинских ценностей, где "человек человеку – волк". Ведь если отбросить все эти "розовые сопли" про человечность, добро, любовь и Бога, то получится, что "т.н. Зверь" – это всего лишь Природа. А евреи и англосаксы – просто самые успешные народы с точки зрения эволюции. Настоящие победители, наделенные массой талантов, а их доминирование – закономерный итог развития.

Сильные и смелые индивиды посчитают справедливым построение общества по принципу "выживает сильнейший", и примкнут ко всеобщей борьбе-конкуренции. Слабые должны уступить место сильным – это естественно. Так что и такое решение вполне понятно.

Наш выбор веры, ценностей, мировоззрения придает действительности определенную этическую окраску. Например, может показаться, что в этой книге выражено негативное отношение к евреям и англосаксам. На самом деле изложенная здесь информация объективна. Вспомним, что именно мы говорили. Что профессии ростовщика (банкира), адвоката (юриста), лицедея (артиста) и торговца стали почитаемыми и престижными, так что мы все сегодня живем в Еврейский Век. А потому следовало бы честно признать их превосходство в области финансов, математики и шоу-бизнеса. Мы отмечали, что на нашем дегенеративном фоне высокомерно-немощных "христиан" иудеи и англосаксы со своей звериной энергетикой и интеллектом выглядят очень даже привлекательно. Ну и, наконец, мы просто честно признали тот факт, что сегодня победу за господство над миром одержала группировка англо-иудейских финансовых олигархов. А ведь победа эта досталась умом и железной волей. Все это просто факты, и они говорят нам, что евреи и англосаксы как народы добились поистине выдающихся результатов.

Мы не можем оспаривать то, что есть, но остается принципиальный вопрос: а хорошо ли это или плохо? Что несут нам "избранные" народы? В этой книге максимально аргументированно изложено понимание таких материй, как добро и зло, и четко сформулирована основа для оценки тех или иных событий и явлений. Именно поэтому блестящие, по мнению многих, достижения евреев и англосаксов представлены здесь в негативном свете как попытка создания миропорядка на основе зла.

Как же так получилось, что некогда позитивные тенденции либерализации общества, экономического роста и технического прогресса сегодня обернулись серьезными проблемами? Просто мы не задумывались об истинном смысле этих процессов. Суть их – разрушение.

Стабильное общество со временем может коснеть и становиться слишком инертным. Ничто новое уже не способно пробить многолетние пласты устоявшихся представлений, традиций, привычек. Нужна серьезная встряска, чтобы такое общество не угасло. А евреи по сути своей – реформаторы. Они энергично берутся за дело разрушения в качестве предпосылки для созидания. И это очень полезная функция для коснеющего общества. Ведь реформа – это слом структуры, без нее ничего нового не создашь. И порой обновление – благо. Но сегодня, в эпоху доминирования еврейского миропонимания, мы стали забывать, что бесконечное реформирование – это бесконечное разрушение. А война всех против всех – это все-таки именно война. И жить приходится соответственно.

Преуспев в деле разрушения традиционных обществ, Новый Порядок столкнулся с проблемой созидания. Оказалось, что бесконечно обновляющаяся пирамида конкурирующих индивидов крайне нестабильна и склонна к саморазрушению, а упорядочивание пирамидального общества может быть достигнуто только самым жестким ограничением прав и свобод, т.е. приводит к полной анемии общественной структуры с последующим угасанием системы. Зло может только разрушать.

Так что выбор сатанинских ценностей хоть и понятен, но не разумен. Он ведет к саморазрушению или концлагерю Нового Порядка. Парадокс, но стремление к "освобождению" приведет людей в рабство. Более того, не стоит забывать, что у выбравших путь звериной борьбы на самом деле нет никаких шансов победить, т.е. достигнуть вершины пирамиды. На этой вершине – хозяева, а стать скотоводами могут только "избранные". Для всех остальных уготована роль простых баранов, пусть и злобных, и лишь для самых успешных – роль сторожевой собаки. Да, есть шанс стать здоровенным злобным псом, погонщиком миллионов овец и вожаком среди других псов. Возможно, даже получится укусить хозяина… Но участь собаки – верно служить. На строптивых натравливают других собак или же их просто пристреливают.

 

* * *

 

Именно поэтому вся настоящая книга посвящена только одному – побудить людей сделать третий выбор. Опомниться и встать на сторону добра, где "человек человеку – брат". Принять любовь как понимание единства с другими людьми и окружающей нас природой, как осознание нашей взаимосвязи и ответственности друг за друга. Остановить всеразрушающее доминирование частных эгоизмов и их "потребностей", прекратить истребление жизни на планете посредством ее бесконечной "перестройки" под собственные узкопонимаемые корыстные нужды, гармонизировать свою жизнь, экономику и техническое развитие со своими реальными возможностями.

Мы не можем продолжать жить, как овцы, и мечтать о роли злобной сторожевой собаки. Ведь мы – Люди. И жить на Земле должны как Люди.

Мы уже неоднократно говорили, что сегодня борьба за наш выбор ведется в наших головах и сердцах. Эта скрытая внутренняя битва лишь недалекому человеку может показаться незначительной. В случае поражения нас ждет вовсе не одно только массовое отупение и озлобление. Мы с ужасом увидим наши города в руинах, а припорошенные снегом трупы наших детей – в придорожных канавах. Останется лишь 15 миллионов самых "эффективных".

Победа же дает нам надежду. Она станет началом долгого и трудного пути созидания и самосовершенствования. Это нелегкий выбор, ведь он означает новую схватку со злобными бестиями-скотоводами, постоянную работу над собой и бремя служения людям и всей жизни во Вселенной, выраженное через любовь. Но это единственно правильный выбор.

Пришло время новых людей. Сильных, умных, добрых. Терпение и сдержанность станут основными ценностями для нового общества, ограниченного рамками Земли. Время агрессивных и энергичных еще придет, когда человечество перешагнет и этот рубеж, но сегодня такие ведут нас лишь к бойне за ресурсы. Поначалу нас ждут довольно бурные времена консолидации сил добра и обращения бестий-индивидов в новую веру, но в последующем человечество получит некоторую передышку, чтобы собраться с силами для нового рывка вперед.

Не будем обманывать сами себя. Речь идет не о какой-то новой концепции или идеологии. Мы говорим о принципиальном выборе веры. Это уже не идеология, это – новая религия. Новая идея, новая вера (пусть и старая, как мир).

Вокруг нас миллионы наши братьев-носителей новой веры, просто мы смотрим друг на друга, не видя. Мы носимся с кусочками правды, считая их истиной, и противопоставляем себя сторонникам других кусочков правды. Ведь где мы видим сильных ответственных людей, готовых ставить общие интересы выше собственного эгоизма? Это почти все верующие православные христиане. И правоверные мусульмане. И одновременно это русские советские коммунисты. Таких людей большинство в русской армии и среди нашей научно-технической интеллигенции. А разве сторонники Концепции Общественной Безопасности (КОБ), Русского Национального Единства, Армии Воли Народа или партии "Воля" – не те же самые братья и сестры, активно стремящиеся к одному и тому же, но расколотые фальшивым мирком, надвинутым на наш разум? Мы все – одно есть. Мы все – Русское Братство.

Такие же, как мы, живут в Украине, Беларуси и Казахстане. Везде есть Человеки. Мы разбросаны по всему миру.

Ну так протянем друг другу руки. Отныне и вовеки веков.

 

"Сейчас происходит консолидация Запада как единого глобального субъекта, объединенного религиозной идеей создания глобального анти-государства с антихристом во главе. Эта, как пишет А. Панарин, «глобализация гегемонистских сил, выступающих как организованный мировой субъект, обязывает и оппонентов этого замысла принять форму глобально организованного субъекта».

При этом Россия, оказавшаяся в рядах не-Запада, самим провидением обречена консолидировать не-Запад, превратив его в единый планетарный субъект. «Речь идет о том, каким образом его разрозненные и намеренно противопоставляемые части может объединить Небо – новая нравственно-религиозная реформация»".[245]

 

"– Послушайте меня, Отец. Мы [Молодые Люди] не собираемся воевать с вами. Напротив, мы намерены прославить вас еще больше. Объявите себя царем всего сущего под солнцем. Мы будем вашими наместниками и распространим ваше владычество на все создания, которые ходят, плавают или ползают по земле. Вы воссядете на троне в ореоле повелителя, в сиянии победной славы. Мы сохраним древние знания для тех, кто их понимает, а ничтожные твари пусть довольствуются своим невежеством. Не следует всем без разбора открывать святая святых. Наоборот пусть многие служат горсточке избранных, и тогда, объединив свои усилия, мы быстро продвинемся вперед по пути, одинаково выгодному и для хозяина, и для слуг его. Ведите нас, Отец! Будьте нашим царем.

Старик медленно покачал головой.

– Ты ошибаешься. Не существует других познаний, кроме познания человеком самого себя. А это познание должно быть доступно любому, у кого хватит сообразительности, чтобы научиться. И не существует другой власти, кроме власти над самим собой. А ее невозможно ни дать, ни отнять. Что же до очарования верховной власти, так это уже было. Ни к чему начинать все заново. Если романтика подобного рода привлекает вас, наслаждайтесь ею, перечитывая архивы, не стоит снова заливать планету кровью.

<…>

После отречения Старших Молодые Люди добились своего и установили свой порядок. Установили огнем и мечом, обманом и мошенничеством. Будучи убеждены, что власть принадлежит им по праву, они убедили себя и в том, что любые средства хороши для достижения цели.

<…>

– Мы считаем, что нам пора приниматься за работу. Правда, мы обучились далеко не всему, но можем уже применить полученные знания.

– Хорошо, так и должно быть. Вы научились всему, что мы могли преподать вам на данный момент. Теперь вы должны нести ваши знания в мир, применять их, чтобы они созрели и стали мудростью.

– Не только по этой причине мы хотим уйти. Есть еще одна, более насущная. Как вы сами сказали, приближается кризис. Мы хотим бороться с ним.

– Каким образом вы предполагаете бороться с теми силами, которые вызовут кризис?

– Ну... Как мы понимаем, для того чтобы люди стали свободными и могли развиваться как люди, а не как животные, нам необходимо отменить все, что сделали Молодые Люди. Молодые Люди не позволили никому, кроме избранных одиночек, распоряжаться древними знаниями. Чтобы человечество снова стало свободным, сильным и независимым, надо вернуть ему старинные знания и старинные способности".[246]

 

Июль 2010


Приложение

Нагорная проповедь

 

 

От Матфея, глава 5

 

1 Увидев народ, Он взошел на гору; и, когда сел, приступили к Нему ученики Его.
2 И Он, отверзши уста Свои, учил их, говоря:
3 Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.
4 Блаженны плачущие, ибо они утешатся.
5 Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.
6 Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.
7 Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.
8 Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.
9 Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.
10 Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное.
11 Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.
12 Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас.
13 Вы - соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему негодна, как разве выбросить ее вон на попрание людям.
14 Вы - свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы.
15 И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.
16 Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.
17 Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить.
18 Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все.
19 Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном.
20 Ибо, говорю вам, если праведность ваша не превзойдет праведности книжников и фарисеев, то вы не войдете в Царство Небесное.
21 Вы слышали, что сказано древним: не убивай, кто же убьет, подлежит суду.
22 А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; кто же скажет брату своему: "рака ", подлежит синедриону; а кто скажет: "безумный ", подлежит геенне огненной.
23 Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя,
24 оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой.
25 Мирись с соперником твоим скорее, пока ты еще на пути с ним, чтобы соперник не отдал тебя судье, а судья не отдал бы тебя слуге, и не ввергли бы тебя в темницу;
26 истинно говорю тебе: ты не выйдешь оттуда, пока не отдашь до последнего кодранта.
27 Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй.
28 А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем.
29 Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну.
30 И если правая твоя рука соблазняет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну.
31 Сказано также, что если кто разведется с женою своею, пусть даст ей разводную.
32 А Я говорю вам: кто разводится с женою своею, кроме вины любодеяния, тот подает ей повод прелюбодействовать; и кто женится на разведенной, тот прелюбодействует.
33 Еще слышали вы, что сказано древним: не преступай клятвы, но исполняй пред Господом клятвы твои.
34 А Я говорю вам: не клянись вовсе: ни небом, потому что оно престол Божий;
35 ни землею, потому что она подножие ног Его; ни Иерусалимом, потому что он город великого Царя;
36 ни головою твоею не клянись, потому что не можешь ни одного волоса сделать белым или черным.
37 Но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого.
38 Вы слышали, что сказано: око за око и зуб за зуб.
39 А Я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую;
40 и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду;
41 и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два.
42 Просящему у тебя дай, и от хотящего занять у тебя не отвращайся.
43 Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего.
44 А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас,
45 да будете сынами Отца вашего Небесного, ибо Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных.
46 Ибо если вы будете любить любящих вас, какая вам награда? Не то же ли делают и мытари?
47 И если вы приветствуете только братьев ваших, что особенного делаете? Не так же ли поступают и язычники?
48 Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный.

 

 

От Матфея, глава 6

 

1 Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного.
2 Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою.
3 У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая,
4 чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
5 И, когда молишься, не будь, как лицемеры, которые любят в синагогах и на углах улиц, останавливаясь, молиться, чтобы показаться перед людьми. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
6 Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
7 А молясь, не говорите лишнего, как язычники, ибо они думают, что в многословии своем будут услышаны;
8 не уподобляйтесь им, ибо знает Отец ваш, в чем вы имеете нужду, прежде вашего прошения у Него.
9 Молитесь же так: Отче наш, сущий на небесах! да святится имя Твое;
10 да приидет Царствие Твое; да будет воля Твоя и на земле, как на небе;
11 хлеб наш насущный дай нам на сей день;
12 и прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим;
13 и не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого. Ибо Твое есть Царство и сила и слава во веки. Аминь.
14 Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный,
15 а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.
16 Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.
17 А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое,
18 чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.
19 Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,
20 но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,
21 ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.
22 Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то все тело твое будет светло;
23 если же око твое будет худо, то все тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма?
24 Никто не может служить двум господам: ибо или одного будет ненавидеть, а другого любить; или одному станет усердствовать, а о другом нерадеть. Не можете служить Богу и маммоне.
25 Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?
26 Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?
27 Да и кто из вас, заботясь, может прибавить себе росту хотя на один локоть?
28 И об одежде что заботитесь? Посмотрите на полевые лилии, как они растут: ни трудятся, ни прядут;
29 но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них;
30 если же траву полевую, которая сегодня есть, а завтра будет брошена в печь, Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры!
31 Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? или что пить? или во что одеться?
32 потому что всего этого ищут язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом.
33 Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам.
34 Итак не заботьтесь о завтрашнем дне, ибо завтрашний сам будет заботиться о своем: довольно для каждого дня своей заботы.

 

 

От Матфея, глава 7

 

1 Не судите, да не судимы будете,
2 ибо каким судом судите, таким будете судимы; и какою мерою мерите, такою и вам будут мерить.
3 И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь?
4 Или как скажешь брату твоему: "дай, я выну сучок из глаза твоего ", а вот, в твоем глазе бревно?
5 Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.
6 Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас.
7 Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам;
8 ибо вся